Дробление бизнеса

Сергей Пивоварчик

Управляющий партнер Consul Group

специально для ГАРАНТ.РУ

Дробление бизнеса – тема не новая, так как огромное количество организационных структур используют любую возможность минимизации налоговых отчислений, иногда прибегая к созданию схем, не имеющих ничего общего с реальностью. Кто-то действует более изощренно, но все же недостаточно, чтобы быть незамеченным: с расширением практики пресечения случаев получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды налоговыми органами наработан бесценный опыт формирования доказательственной базы по направлениям определения действительной деловой цели тех или иных бизнес-решений. Именно вопрос направленности действий налогоплательщика при создании разрозненной корпоративной структуры становится ключевым в делах об искусственном дроблении бизнеса. И в случае если, отвечая на этот вопрос при анализе конкретного примера, налоговый орган приходит к выводу о том, что такая схема избрана лишь в целях снижения объема обязательств перед бюджетом, действия налогоплательщика квалифицируются как недобросовестные.

В 2019 году, по мнению многих, ФНС России, настроив работу по выявлению разрывов по НДС, переключила внимание на выявление потенциальных нарушений при применении способов «оптимизации налогов» за счет предусмотренных законом специальных режимов налогообложения. Самыми популярными выступают ЕНВД и УСН, которые нередко применялись в результате искусственного дробления бизнеса. Так это или нет, мы сможем объективно оценить не раньше 2020 года. Сейчас же мы можем только подводить итоги – какие сценарии выявляет ФНС России, а также анализировать действия налогоплательщиков, которые суд не признал действиями по искусственному дроблению бизнеса для целей минимизации налоговых отчислений.

Для повышения эффективности работы инспекторов налоговая служба обобщает и систематизирует подходы по выявлению формального дробления бизнеса, основанные на судебной практике. Так, например, в письме ФНС России от 11 августа 2017 г. № СА-4-7/15895@ выделены 17 ключевых признаков, которые помогают инспекторам обнаружить формальное деление бизнеса. Между тем этот перечень критериев не является исчерпывающим. Не будем акцентировать внимание на этих давно известных примерах, а обратимся к новым факторам, сформированным в результате развития проблемы искусственного дробления бизнеса в судебной практике, которые могут свидетельствовать о высоком налоговом риске при формальном дроблении бизнеса. К их числу можно отнести выявленную налоговым органом совокупность следующих обстоятельств:

  • дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные режимы налогообложения, в рамках которых специальный режим освобождает от исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
  • применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников группы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении совместной хозяйственной деятельности;
  • налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
  • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
  • создание участниками схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;
  • несение расходов участниками группы друг за друга;
  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т. п.);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в Интернете, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т. п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т. п.;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
  • единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;
  • представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;
  • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;
  • данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Конституционный Суд Российской Федерации отмечал, что Налоговый кодекс допускает возможность выбрать тот или иной метод учетной политики (применение налоговых льгот или отказ от них, применение специальных режимов и т. п.), однако учетная политика не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями (Определение Конституционного Суда РФ от 4 июля 2017 г. № 1440-О). Данный посыл призван дополнительно акцентировать внимание на важности принципа деловой цели: если то или иное бизнес-решение не направлено на достижение самостоятельной бизнес-цели, а принимается лишь для снижения объема налогов, то такое решение признается неправомерным.

Перед тем как рассмотреть некоторые судебные дела по дроблению бизнеса, хотелось бы отметить одну позитивную новость. Окончательно сформировалась практика расчета суммы НДС. Так, ранее налоговый орган при выявлении факта неуплаты НДС в бюджет расчет суммы недоимки нередко производил путем расчета НДС дополнительно к доходам, отказывая в признании факта включения величины НДС в цену сделки, что приводило к увеличению суммы недоимки. Однако Верховный Суд Российской Федерации в своем Определении от 30 сентября 2019 г. № 307-ЭС19-8085 по делу № А05-13684/2017 высказал следующую позицию: «Выводы суда о правомерности определения налоговой базы по НДС с применением ставки 18% в дополнение к доходам предпринимателя от реализации, вместо выделения налога из полученной выручки с применением расчетной ставки 18/118, и правильности определения размера недоимки по НДС в оспариваемом решении инспекции не могут быть признаны обоснованными».

Одной из основных ошибок налогоплательщиков при построении структуры через дробление бизнеса является «взаимозависимость налогоплательщиков». Стоит отметить, что взаимозависимость налогоплательщиков сама по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды. Однако если будет установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими и иными объективными причинами, имеет признаки не самостоятельного ведения предпринимательской деятельности, осуществление одним из участников «схемы» формальной экономической деятельности исключительно в целях обеспечить занижения доходов и получения необоснованной налоговой выгоды, то налоговый орган будет оценивать поведение и действия группы налогоплательщиков как единой бизнес-структуры. В таком случае вероятность наступления неблагоприятных для налогоплательщика соответствующих правовых и экономических последствий, включающих в себя отказ в применении льгот и преференций, предусмотренных специальными налоговыми режимами, крайне высока.

Так, в одном деле ИП против межрайонной инспекции ФНС России (дело № А05-13684/2017) налоговым органом было установлено занижение налогоплательщиком налоговой базы путем искусственного включения в цепочку хозяйственных операций и создания фиктивного документооборота с формально обособленными, но фактически подконтрольными ей хозяйствующими субъектами. Указанные действия, по мнению инспекции, были направлены исключительно на перевод части своих доходов (выручки) третьим лицам путем формальной передачи автозаправочной станции в аренду во избежание превышения предельного размера доходов, установленного для применения УСН.

В результате объединения доходов от деятельности группы аффилированных лиц (трех ИП) налоговым органом установлено превышение предельного размера доходов, допускаемого п. 4 ст. 346.13 НК РФ, уже в III квартале 2013 года, что привело к утрате предпринимателем с 1 июля 2013 г. права на применение УСН.

По результатам рассмотрения спора судом установлено, что фактически деятельность предпринимателя и его взаимозависимых лиц является деятельностью единого хозяйствующего субъекта, общий доход от которой превысил предельно допустимый размер для применения УСН, в связи с чем налогоплательщику было доначислено 4 591 762,93 руб. по НДС, 1 031 152 руб. по НДФЛ, а также 1 150 596,59 руб. пени и 642 174,40 руб. штрафа.

В другом примере (дело № А53-16343/2018) налогоплательщику удалось отстоять свою позицию и доказать экономическую обоснованность использовавшейся корпоративной структуры бизнес-модели в суде. Предметом спора стало решение о доначислении ООО 33 млн руб., в основу которого были положены выводы проверяющих о том, что директор ООО (отец) и ИП (дочь) являются аффилированными лицами, которые, распределяя расходы от реализации товаров, создали схему, прикрывающую фактическую деятельность одного субъекта – самого общества. В подтверждение заявленных доводов инспекция указывала на такие признаки формального дробления, как единые IP-адрес, бухгалтерская служба, контактный номер телефона; общие производственные ресурсы.

Суд не согласился с доводами налогового органа, указав на то, что общество и ИП занимались разными по характеру видами деятельности: общество – производством и оптовой поставкой мебели, а предприниматель – ее розничной продажей. При этом объемы поставки мебели обществом предпринимателю были подтверждены документально, а факты завышения цены продукции, которые могли бы указывать на недобросовестное поведение или намерение размыть налоговую базу, не нашли своего подтверждения в рамках проведенной проверки. При этом суд акцентировал внимание на том, что сам по себе факт открытия указанными лицами расчетных счетов в одном банке, родственные связи и применение ИП специального налогового режима (ЕНВД) не являются достаточными основаниями для признания операций между обществом и предпринимателем попыткой ухода от налогов.

Анализ судебной правоприменительной практики в 2019 году в целом свидетельствует о повышении внимания судов к деталям, характеризующим аспекты реальной экономической деятельности налогоплательщика, особенностям выстроенных бизнес-процессов. При этом оцениваются не только обстоятельства и условия, при которых сложилась та или иная корпоративная структура непосредственно у налогоплательщика, но и обычаи делового оборота, тенденции, складывающиеся в отрасли. Такой внимательный и детальный подход зачастую обеспечивает отмежевание процессов, построенных недобросовестными налогоплательщиками с единственной целью уклонения от уплаты налогов, от бизнес-структур, объективно требующих диверсификации направлений и их обособления. Однако нельзя не отметить, что такой подход, устанавливающий для налогоплательщика искусственные ограничения в вопросах выбора режима налогообложения из предоставленных законодателем вариантов, существенно сужает свободу действий налогоплательщика. Ввиду отсутствия прямых предписаний и запретов, закрепленных в нормативных правовых актах, с одной стороны, предоставляет неограниченную свободу усмотрения для органов государственной власти, а с другой стороны – исключает возможность защиты во внесудебном порядке в отсутствие установленных законом четко определенных, конкретных запретов и ограничений. Оценивать позитивно такой пробел в законодательстве, восполняемый пока исключительно на практике, сложно. Но в сложившихся условиях многочисленных злоупотреблений налогоплательщиками предоставленными им правами в массовом порядке, возможно, это единственный способ заставить бизнес-сообщество соблюдать правила игры. А достижение глобальной цели без локальных жертв дается не всегда. «Лес рубят – щепки летят».

Налоговое законодательство в нашей стране не всегда работает в пользу предпринимателей. Если для малого бизнеса существуют льготы, то средние и крупные компании вынуждены отчислять в ФНС огромные суммы. Чтобы облегчить налоговое бремя, большие организации часто делят на множество мелких, каждое из которых облагается налогом по упрощенной схеме. Проблема в том, что дробление бизнеса — рискованное дело. Налоговики могут счесть действия предпринимателя неправомерными и попытаться доказать это в суде. Мы расскажем о том, как провести оптимизацию бизнеса законным путем.

Дробление бизнеса: проблема законности

Дроблением бизнеса называют схему, при которой деятельность крупной компании разделяется между несколькими мелкими (ООО или ИП). Собственникам предприятия это позволяет на законных основаниях отказаться от непосильных налоговых выплат. Как известно, для субъектов малого бизнеса действуют льготные режимы налогообложения. Этим и пользуются владельцы крупных предприятий.

И тут сразу возникает вопрос: законна ли налоговая оптимизация бизнеса, осуществляемая таким способом? С одной стороны, очевидно, что собственник предприятия, прибегая к дроблению, пытается обойти положения НК РФ. С другой стороны, прямым нарушением это не является. В Налоговом кодексе нет указаний на то, что сам по себе факт разделения предпринимательской деятельности противоречит законодательным нормам. Более того, никто не может официально запретить бизнесменам получать налоговые выгоды. Но не все так просто.

Сотрудников ФНС, естественно, не устраивает такое положение дел. С их точки зрения, налогоплательщик, открывающий вместо крупной фирмы несколько мелких, является нарушителем. В ходе проверок налоговики часто стремятся выявить неправомерное получение льгот собственником компании и добиться дополнительных начислений. Иногда дело доходит до суда, а в самом крайнем случае правонарушителя могут привлечь к административной или даже уголовной ответственности.

Конечно, для этого придется доказать, что налоговые выгоды были получены предпринимателем необоснованно — другими словами, собственник бизнеса разделил деятельность компании формально, без объективной необходимости, лишь с целью обойти закон и сократить выплаты в бюджет. Чтобы суд принял решение в пользу ФНС, нужна совокупность факторов, свидетельствующих против владельца компании. Поэтому при грамотном планировании схема дробления бизнеса может стать эффективным и вполне легальным способом оптимизации расходов. Но риски все же присутствуют. О том, как их избежать, пойдет речь далее.

Каковы условия для оптимизации

Мы пришли к выводу: дробление организации правомерно лишь в том случае, если при этом соблюден ряд условий. Задача предпринимателя — убедить налоговую службу в том, что он действовал на законных основаниях в интересах бизнеса, а не с целью получения выгоды. Что для этого необходимо?

Реальная деятельность компаний, разумеется, подтвержденная документально. Каждая организация, входящая в схему дробления, должна иметь фактический адрес, материальные ресурсы для производства, штат сотрудников (включая главного бухгалтера), регулярно выплачивать им заработную плату не ниже прожиточного минимума, совершать экономически целесообразные сделки. Иначе говоря, необходимо подтвердить, что фирмы действительно работают, а не существуют лишь на бумаге.

Самостоятельная хозяйственная деятельность. Мало просто доказать факт реального существования компаний. Нужно убедить налоговиков (и при необходимости суд) в том, что все они работают на себя, а не являются частями одной большой организации. О самостоятельной деятельности свидетельствуют отдельное фактическое местоположение каждой фирмы, собственный штат персонала и руководитель, свой основной капитал.

В качестве иллюстрации к разговору о самостоятельной деятельности можно привести случай из судебной практики, который имел место в 2017 году. Налоговики пытались доказать, что многочисленные аптеки, работающие под общим брендом, представляют собой единую компанию, а к ней должна применяться соответствующая схема налогообложения. Но это им не удалось: суд принял решение в пользу налогоплательщиков. Отдельные юрлица смогли подтвердить свою самостоятельность: несмотря на общий бренд и состав акционеров, аптеки располагались по разным адресам, в каждой из них были свои сотрудники и собственное имущество.

Деловая цель дробления бизнеса. Здесь имеется в виду то, что новые ООО или ИП создаются в интересах предпринимательства, а не для ухода от налогов. Деловые цели могут быть разными. Например, один из возможных вариантов — обезопасить бизнес на случай некомпетентных или недобросовестных действий отдельных сотрудников. Если такое произойдет, ответственность будет нести не вся компания, а одна небольшая организация, в штате которой состоят нарушители (это называется диверсификацией рисков). Другая распространенная цель — сделать менеджмент более эффективным. Компанию разделяют на несколько юридических лиц, каждое из которых действует самостоятельно. Между ними существует конкуренция по экономическим показателям: у отстающих появляется стимул работать эффективнее. Очевидно, что во всех подобных случаях дробление компаний обосновано с предпринимательской точки зрения и претензий у налоговиков возникнуть не должно.

Совершение сделок по рыночным ценам. В сомнительных случаях налоговая инспекция при очередной проверке может заинтересоваться суммами сделок, заключаемых между компаниями. Если окажется, что они соответствуют рыночным условиям, это снимет подозрения.

Типичные ошибки: что привлечет внимание налоговых органов

При выявлении признаков искусственного дробления бизнеса представители налоговой службы сделают все возможное, чтобы взыскать недоимку. Основной компании придется заплатить НДС и налог с выручки по общей системе, причем независимо от размера платежей, внесенных за тот же период дочерними фирмами, а также немалый штраф. А если сумма недоимки окажется очень крупной, собственников предприятия могут привлечь к уголовной ответственности.

Чтобы избежать этих неприятностей, нужно знать о типичных ошибках, часто совершаемых при внедрении схем дробления бизнеса.

Начнем с того, что в Налоговом кодексе существует понятие взаимозависимости лиц. Проще говоря, это означает, что две или несколько организаций (а иногда и физлица) связаны между собой, влияют одна на другую, а значит, являются единым налогоплательщиком. Критерии определения взаимозависимости четки и прозрачны. При их наличии налоговикам не обязательно обращаться в суд, чтобы доказать неправомерность дробления. Итак, юридические и физические лица считаются взаимозависимыми в следующих случаях:

  • одно предприятие или гражданин имеет долю в уставном капитале другой организации, превышающую 25%;
  • две фирмы никак не связаны друг с другом, но третье лицо участвует в обеих компаниях более чем на 25%;
  • у организаций один и тот же руководитель или больше половины общего состава правления (совета директоров). При этом компании будут считаться взаимозависимыми даже при условии отсутствия долей в уставном капитале;
  • существует цепочка из нескольких предприятий, каждое из которых имеет как минимум половинную долю в уставном капитале следующей компании. Предположим, фирма А владеет 50% акций в фирме B, а та, в свою очередь, является держателем 50% акций фирмы С. Компании А и С считаются взаимозависимыми.

Но часто бывает так, что явных признаков взаимозависимости нет, тем не менее представители налоговых органов через суд доказывают формальность разделения, а следовательно, факт преднамеренного уклонения компании от уплаты налогов. Приведем типичные примеры рискованных схем дробления бизнеса для снижения налогообложения.

Разделение с целью сохранить упрощенный налоговый режим. Для каждой компании естественно стремиться к расширению деятельности и увеличению прибыли. Но у развития есть обратная сторона — суммы налоговых отчислений пропорциональны росту доходов. Когда выручка достигает 150 млн рублей, а количество сотрудников в штате переваливает за 100, компания перестает считаться субъектом малого бизнеса. По закону с этого момента к ней применяется общая система налогообложения.

Желая сохранить «упрощенку», руководители нередко прибегают к дроблению фирмы: открывают новые организации, которые занимаются тем же, чем и основная компания. Часто все они имеют одинаковое фактическое местоположение, пользуются общими материальными ресурсами (оборудованием, транспортом). Внимание налоговой службы обязательно привлечет факт одновременного перевода нескольких сотрудников из основной организации в дочерние фирмы, особенно если в ходе проверки выяснится, что их должности, обязанности и зарплата остались прежними. Тогда станет очевидно, что собственник решил формально уменьшить численность штата, чтобы оставить предприятие на «упрощенке».

Дробление с сохранением общего руководящего состава. Если при очередной проверке налоговая инспекция обнаружит, что у компаний одинаковые директора и/или учредители, это обязательно наведет на подозрения. Правда, закон не запрещает одному физическому лицу создавать несколько организаций, так что сам по себе этот факт не является признаком незаконного дробления бизнеса. Но если в разделении предприятия нельзя усмотреть разумную экономическую цель и притом против налогоплательщика свидетельствуют дополнительные обстоятельства, скорее всего, суд признает претензии налоговиков справедливыми.

Регистрация сотрудников в качестве ИП. Еще один распространенный метод оптимизации бизнеса, в реализации которого часто допускают ошибки. Фирма регистрирует своих действующих работников как индивидуальных предпринимателей и заключает с каждым из них не трудовой, а гражданско-правовой договор. При этом фактическую деятельность ведет основная компания, формально выступающая как заказчик. Она обеспечивает ИП продукцией для реализации, предоставляет им материально-технические средства (например, компьютеры, ПО), торговые площадки, безвозмездно оказывает бухгалтерские услуги и забирает выручку. В реализованной таким образом схеме налоговики сразу увидят признаки дробления бизнеса с целью уменьшения выплат в ФНС.

Все сказанное вовсе не означает, что у предпринимателей нет шансов выиграть спор с налоговой инспекцией по вопросам разделения компании. Любая из схем может стать хорошим способом оптимизации бизнеса, но только при условии грамотного исполнения.

Каждый спор по делу о законности налоговых доначислений при разделении бизнеса индивидуален. Успех налогоплательщика в суде зависит от двух факторов: правильной оптимизации, при которой будут исключены поводы для претензий, и грамотной юридической поддержки в ходе разбирательства. И в том, и в другом поможет консультационная помощь. Профессиональные услуги оптимизации бизнеса не бесплатны, но стоят они во много раз меньше той суммы, которую можно сэкономить с их помощью.

Консультационная помощь

Когда возникает необходимость в оптимизации налогообложения, лучше не рассчитывать на штатных юристов компании, а обратиться к экспертам, которые имеют большой опыт в подобных делах. Один из показательных примеров — «КСК групп».

«КСК групп» объединяет более 15 компаний, оказывающих услуги в области юридического, налогового, управленческого, финансового консалтинга. Благодаря такому партнерству клиенты могут рассчитывать на комплексный подход к решению любой задачи. Если необходима помощь в оптимизации схемы налогообложения и сопровождении сделок, эксперты «КСК групп» могут провести анализ документов компании с правовой и финансовой точек зрения, оценить все возможные юридические и экономические риски, разработать максимально выгодные и безопасные стратегии.

О том, что специалистам из «КСК групп» можно доверять, свидетельствуют 25-летний опыт работы компании и внушительное количество выполненных проектов — более 16 000. Профессионализм экспертов ежегодно подтверждается верхними строчками в ведущих национальных рейтингах. В 2018 году компания заняла 14-е место в перечне крупнейших аудиторских групп и первое место в номинации «Юридический консалтинг» по версии «Эксперт РА». В самом известном российском рейтинге юридических фирм «Право.ru-300» «КСК групп» вошла в III группу по «Налоговому консультированию», то есть была признана одной из лучших в этой отрасли.

От многих других консалтинговых компаний «КСК групп» отличает принципиально иной подход к работе с клиентами. Он заключается в оценке экономического эффекта, который будет достигнут в результате сотрудничества. Обращаясь к экспертам компании, клиент может заранее рассчитать пользу для бизнеса в конкретном материальном выражении.

P. S. «КСК групп» оказывает консультационную помощь по юридическим, налоговым, управленческим и другим вопросам бизнеса. Первичную консультацию экспертов можно получить бесплатно на сайте.

Разделение предприятия на несколько более мелких субъектов хозяйствования само по себе не противозаконно. Но если налоговая служба выявит, что целью дробления бизнеса было только облегчение налоговой нагрузки, то к собственникам такой фирмы может быть применено наказание.

Что такое дробление бизнеса

Возможность дробления бизнеса для ухода от налогов возникла в тот момент, когда в налоговом законодательстве были прописаны правила применения специальных облегченных режимов налогообложения для малого бизнеса (УСНО и ЕНВД). Владельцы крупных и средних предприятий быстро поняли, что данные новшества представляют для них лазейку в законодательстве и предприняли дробление бизнеса на более мелкие субъекты хозяйствования.

Искусственное разукрупнение бизнеса для использования режимов налогообложения, предназначенных для малого бизнеса, является одним из методов «черной» оптимизации расходов предприятия. Оно порождает существенные проблемы и для самих предпринимателей, ведь управлять несколькими разрозненными фирмами труднее, чем единой структурой.

Схема дробления

Чтобы понять, что происходит на практике, необходимо уяснить главный принцип разукрупнения бизнеса: большое предприятие разделяют на несколько мелких, с меньшими показателями дохода, в результате чего они подпадают под упрощенную систему налогообложения (УСН).

Например, представьте себе торговое предприятие, которое занимается продажей консервированных продуктов. В какой-то момент его владелец решает разделить компанию на несколько более мелких фирм, одна из которых будет реализовывать мясные консервы, другая – рыбные, а третья – овощные. Такая схема незаконна, поскольку для дробления не было весомых оснований, и основная его основная цель – уменьшение налоговой нагрузки.

Судебная практика

Законодательство не ограничивает количество фирм, зарегистрированных на одно и то же лицо. Деление бизнеса также является допустимой по закону операцией, но только если оно имеет экономический смысл.

Важно! Основное условие, которое требуется для признания дробления бизнеса правомерным, это присутствие деловой цели.

К оправданным законом целям дробления относятся следующие:

  1. Обеспечение стабильного спроса на товар за счет отсутствия в составе цены НДС.
  2. Развитие специализации каждого из предприятий путем выполнения перспективного плана, который имеется в наличии.
  3. Физическая удаленность новых компаний друг от друга.
  4. Разделение предприятий по специфике деятельности (торговая, производственная и т. д.).

Стоит отметить, что стремление к уменьшению сумм налоговых обязательств тоже расценивается судом как деловая цель. Но она должна быть второстепенной. Если же на первом месте стояло стремление сэкономить деньги за счет разницы налоговых обязательств, возникающих при общем и специальном режимах налогообложения, то суд может вынести решение о том, что налоговая выгода необоснованна, и владельцам придется нести ответственность за дробление бизнеса. Определение понятия «необоснованная налоговая выгода» можно найти в Постановлении №53 Пленума ВАС РФ.

Дополнительные особенности

Наличие экономического обоснования разукрупнения фирмы не означает, что у налоговой не будет к руководству компании никаких вопросов. Оказывается, что деловую цель можно скомпрометировать. Так бывает, когда дробление происходит в момент приближения показателей дохода к максимальному значению для УСН. Проще говоря, руководство предприятия, видя, что вскоре придется переходить на общий режим налогообложения, делит фирму на несколько более мелких компаний, чтобы обойти данную ситуацию.

В суде будет сложно доказать, что дробление в этот момент – чистое совпадение, и оно преследовало иную цель. И если убедить судью в этом не удастся, то вряд ли помогут какие-то другие аргументы.

Признаки незаконного дробления бизнеса

В 2017 г. ФНС совместно со Следственным комитетом России опубликовали письмо, где рассмотрены основные особенности дел, связанных с незаконным дроблением бизнеса. В документе отмечается, что привести точный список признаков, говорящих о применении формального разделения компании, невозможно, поскольку каждый раз необходимо рассматривать все обстоятельства, сопутствующие конкретному делу.

Вместе с тем, в данном обзоре указаны 17 признаков дробления бизнеса, которые говорят о применении руководством фирмы налоговых схем. Основные из них следующие:

  1. Специфика деятельности одинакова для всех новообразованных компаний. Виды деятельности могут и отличаться, но быть выстроенными в одну цепочку, например, производство продукции и ее продажа.
  2. У всех компаний одно и то же руководство, а в отношениях с государственными органами все хозяйствующие субъекты представлены одними и теми же лицами.
  3. У подконтрольных компаний нет собственных основных и оборотных средств.
  4. Показатели, от которых зависит право на применение упрощенной системы налогообложения, близки к граничным.
  5. Для одного из участников схемы единственным контрагентом (покупателем или поставщиком) является другой участник.
  6. Формально оформленные документы.

Если дробление предприятия было выполнено вопреки законодательству, то образовавшиеся компании будут иметь признаки единой структуры. В частности, помимо руководства, у них могут быть общими материальные запасы, персонал, финансовые ресурсы. Если разукрупнение бизнеса было проведено с целью сэкономить на налогах, то обычно все это остается общим. Во-первых, единой ресурсной базой проще управлять, а во-вторых, ее разделение ведет к увеличению затрат.

Проще всего для налоговиков выявить общие материальные ресурсы, поскольку они отражаются базе МТО. Нередки ситуации, когда для новообразованных компаний общим является все, от складских помещений до офиса и транспортных средств.

Еще один эффективный метод, который используют представители налоговой службы, — проанализировать кадровую политику предприятия. Классическая схема при махинациях с дроблением предприятия – когда одни и те же сотрудники работают сразу на несколько компаний по совместительству.

Если прочесть материалы, которые публикуют налоговая и ФНС о дроблении бизнеса, то станет ясно, что один из самых важных моментов при проверке – выявление махинаций с денежными средствами. Для незаконных схем характерны несколько моментов, связанных с финансами:

  • Денежные ресурсы находятся на счетах главной компании, остальные, подчиненные ей, денег не получают;
  • Счета всех фирм находятся в одной банковской организации, хотя это и менее значимый признак.

Незаметно со счета на счет деньги перебросить нельзя: эта операция отражается в банковских компьютерных системах, а потому представляет хорошую зацепку для налоговиков.

Централизованная система управления

Чтобы упростить для себя управление всеми зависимыми фирмами, руководство компаниями нередко оставляет одну централизованную систему управления для всех субъектов хозяйствования. Это сильно облегчает работу представителям налоговой: когда они обнаруживают признаки единого управления, это косвенно свидетельствует о применении налоговой схемы. К наиболее распространенным признакам общего управления относятся:

  • Общий телефонный номер и сайт.
  • Один юридический адрес.
  • Ведение налоговой отчетности разных фирм одним и тем же человеком на одном компьютере.
  • Единая политика ценообразования.

Аффилированность

С темой единого управления тесно связана аффилированность, то есть оформление предприятий на своих родственников, друзей, сотрудников. Это связано с тем, что привлечение в схему лиц со стороны чревато потерей части бизнеса.

Важно! Аффилированность рассматривается в суде как один из главных маркеров применения руководством фирмы налоговой схемы.

Чтобы избежать подозрений со стороны налоговой, предприниматели иногда обращаются к оформлению бизнеса на подставных лиц. Это еще больше усугубляет ситуацию: если суд докажет взаимосвязь между участниками, это еще не будет доказательством незаконного дробления предприятия. Если же выяснится, что руководитель одной из фирм лишь числится таковым, то это уже будет серьезным доводом для принятия решения не в пользу компании.

Компании, желая удержаться на упрощенке, нередко делят бизнес на части. Налоговики, в свою очередь, выявляют подобные случаи и доначисляют налоги. Тем не менее, есть удачные примеры дробления бизнеса в целях применения УСН. Проанализировал судебную практику по вопросу дробления бизнеса для БУХ.1С эксперт по налогообложению Игорь Кармазин.

Законодательство устанавливает несколько ограничений для применения УСН. Они оговорены в ст. 346.12 НК РФ. Первое – ограничение по доходам. Второе – ограничение по стоимости имущества, и третье — по количеству сотрудников. Если нарушить одно из них, в праве на применение упрощенки откажут и компания лишится целого ряда налоговых преимуществ и преференций.

В такой ситуации многие компании идут на хитрость и делят единое предприятие на несколько независимых компаний или ИП. Это помогает разделить доходы и персонал между несколькими формально независимыми лицами и сохранить право на применение спецрежима.

Шпаргалка по статье от редакции БУХ.1С для тех, у кого нет времени

1. Если суд установит, что при разделении бизнеса вновь созданные предприятия осуществляли реальную деятельность и самостоятельно платили налоги, в доначислении налогов по ОСНО, скорее всего, откажут.

2. Определяющим в спорах с налоговиками о дроблении бизнеса будет являться то, как распределены между организациями технологические процессы.

3. Лучше, когда бизнес-процессы не просто разделены между предприятиями, а предприятия осуществляют отличные друг от друга виды деятельности.

4. Наличие у группы предприятий единого руководства (генерального директора) также не лишит права на применение УСН и не повлечет доначисления налогов по ОСНО.

5. Масштабы дробления бизнеса для судей, как правило, значения не имеют. Единое предприятие может быть разделено на две самостоятельные единицы, а может и на несколько десятков.

В подобном дроблении бизнеса налоговики обычно видят попытку незаконного уклонения от уплаты налогов и механизм незаконной налоговой оптимизации. Во многих случаях такая позиция налоговиков оправдана. Дробление бизнеса зачастую происходит формально и только на бумаге, а на деле вновь созданные компании ничем не занимаются и не имеют никакой самостоятельности. Тогда фискалы находят головную фирму и все доходы списывают на нее. Одновременно с этим компанию лишают права на УСН и доначисляют всевозможные налоги, пени и штрафы.

Однако не во всех подобных случаях действия налоговиков можно считать законными. И арбитражная практика знает немало примеров, когда дробление бизнеса играло на руку налогоплательщикам и последним удавалось отстоять свое право на применение упрощенки в судебном порядке.

Если суд установит, что вновь созданные предприятия осуществляли реальную деятельность и самостоятельно платили налоги, в доначислении налогов по ОСНО, скорее всего, откажут. Например, подобная ситуация рассмотрена в Постановлении Арбитражного суда Западно‑Сибирского округа от 26.03.2015 № А46‑7351/2014. Налоговики установили, что бизнес был поделен исключительно в целях получения возможности применять УСН. Организации осуществляли один вид деятельности, находились по одному адресу, имели один кадровый состав, использовали для осуществления деятельности одно и то же имущество.

Тем не менее, судьи признали, что эти обстоятельства не лишают права на применение УСН и не свидетельствуют об уклонении от налогов. Суд пояснил, что взаимозависимость не свидетельствует о злоупотреблениях. Факт нахождения юрлиц по одному юридическому адресу не свидетельствует о наличии противоправных действий.

Законом не ограничено количество создаваемых юрлиц с одинаковым составом учредителей. Нет в законе и ограничений на количество предприятий, в которых одно и то же физическое лицо может занимать должность единоличного исполнительного органа.

Совпадение учредителя либо руководителя между взаимодействующими юридическими лицами также не лишает права на применение спецрежима. Гражданское законодательство допускает совместную деятельность хозяйствующих субъектов в целях получения прибыли от осуществления предпринимательской деятельности. При доказанности факта ведения бизнеса всеми участниками группы компаний и уплаты ими налогов по УСН, в праве на применение упрощенки не может быть отказано, заключил суд.

Определяющим в подобных спорах будет являться то, как распределены между участниками бизнеса технологические процессы. Если участники группы занимаются одним и тем же (например, купля-продажа продуктов питания), суд может прийти к выводу, что единственной целью дробления является сохранение права на УСН.

К такому выводу пришел, в частности, Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 31.05.2016 № А71-7208/2015. В спорном случае все предприятия осуществляли практически одно и то же и дублировали функции друг друга. Суд признал, что единственной целью дробления здесь явилось получение необоснованной налоговой выгоды в форме применения УСН.

Отсутствие специализированной деятельности или иной деловой активности организаций подтверждают направленность действий налогоплательщика на получение необоснованной выгоды.

Если же функции и виды деятельности предприятиями не дублируются, имеет место не дробление бизнеса по формальным критериям, а перераспределение ролей в производственном процессе. Это не запрещено законом.

На данное обстоятельство обратил внимание еще Президиум ВАС РФ в Постановлении от 09.04.2013 № 15570/12. ВАС указал, что само по себе учреждение налогоплательщиком нового хозяйствующего субъекта не говорит о формальном разделении бизнеса, целью которого является применение спецрежима.

Если налогоплательщик и вновь учрежденное лицо осуществляют самостоятельные виды деятельности, которые не являются частью единого производственного процесса, направленного на достижение общего экономического результата, основания для признания налоговой выгоды необоснованной отсутствуют.

Безопаснее, когда бизнес-процессы не просто разделены между предприятиями, а предприятия осуществляют отличные друг от друга виды деятельности. Например, когда одна фирма осуществляет производство мебели, а другая – реализацию ремонтных услуг. Или когда одна компания занимается закупкой сырья, а другая производством готовой продукции. В подобных случаях в праве на применение УСН с большой степенью вероятности не откажут.

Это подтвердил Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении от 06.04.2017 № А81-2951/2016. Суд установил, что руководитель бизнеса разделил предприятие на несколько независимых фирм. Они применяли УСН. При этом учредителем всех обществ являлось одно и то же лицо. На созданных фирмах работали сотрудники по совместительству. В бизнесе использовалось одно и то же имущество.

При этом суд также установил, что каждое общество осуществляло реальную самостоятельную деятельность и имело единоличный исполнительный орган. Договоры аренды ими заключались от собственного имени, каждое общество формировало свою клиентскую базу, несло расходы по обслуживанию недвижимого имущества, выплате заработной плате работникам.

Виды осуществляемой деятельности не совпадали и не дублировались. Полученные доходы юрлица включали в свою собственную налогооблагаемую базу УСН. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что у налоговиков отсутствовали основания для доначисления налогов по ОСНО и отказе в применении спецрежима.

Если будет установлено, что компании осуществляют самостоятельные виды бизнеса и платят налог по УСН, все прочие обстоятельства для разрешения спора не будут иметь никакого значения. Это признал Арбитражный суд Центрального округа в Постановлении от 15.07.2016 года № А54-7277/2014. Налоговики доначислили налоги по ОСНО, установив, что компания разделила бизнес между несколькими предпринимателями. По мнению налоговиков, дробление бизнеса позволяет участникам схемы пользоваться УСН и не уплачивать налог на прибыль, НДС и налог на имущество.

Из материалов дела следовало, что предприниматели на УСН находятся на одной с налогоплательщиком территории. Бухгалтерский учет, экономическое, кадровое и компьютерное обслуживание осуществляется с помощью одной и той же организации.

Суд указал, что такие обстоятельства не являются безусловным доказательством того, что реально вся деятельность осуществляется одним юридическим лицом и дробление ее на несколько хозяйствующих субъектов направлено исключительно на минимизацию налогов.

Совместная деятельность в данном случае направлена на обеспечение условий для экономически эффективного достижения ее результатов. Целесообразность, рациональность, эффективность финансово-хозяйственной деятельности вправе оценивать лишь налогоплательщик единолично. Факт взаимозависимости сам по себе также не может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды.

Наличие у группы предприятий единого руководства (генерального директора) также не лишит права на применение УСН и не повлечет доначисления налогов по ОСНО. Это признал Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 27.04.2016 № А76-3234/2013. Суд пояснил, что НК РФ не ограничивает право граждан за создание юридических лиц. Решения учредителей о создании юридических лиц и участии в них в качестве руководителей не будет являться нарушением закона. Не может рассматриваться как нарушение закона и создание юридических лиц, подпадающих под применение льготного режима налогообложения. Закон передает совершение этих действий на усмотрение участников гражданского оборота, предоставляя им право выбора в установленных рамках. Проявлением недобросовестности является создание юрлица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Признак подконтрольности предприятий с похожим наименованием одним и тем же физическим лицам также не свидетельствует о недобросовестности их действий. Спорные предприятия являются самостоятельными субъектами. Они самостоятельно исполняют обязательства в рамках уставной деятельности, ведут учет своих доходов и расходов, исчисляют налоги. Единое руководство и взаимозависимость юрлиц не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Масштабы дробления бизнеса для судей, как правило, значения не имеют. Единое предприятие может быть разделено на две самостоятельные единицы, а может и на несколько десятков. Причем это обстоятельство не обязательно повлечет применение санкций и доначисление налогов по ОСНО. Это подтвердил Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 21.04.2016 № А76-3339/2013.

Речь здесь шла о разделении бизнеса на 20 независимых структур. Само собой, налоговики пересчитали налоги по всем 20-ти предприятиям и «повесили» все выплаты на одно общество, которое было признано координирующим. От группы компаний потребовали внесения изменений в учредительные документы и отказали в применении УСН.

Суд признал действия налоговиков незаконными. Суд пояснил, что предприятие вправе самостоятельно определять экономическую стратегию ведения бизнеса. Оно по своему усмотрению может решать, как ему оптимизировать и снизить налоговое бремя. А наличие у группы юрлиц единого бренда, юридического адреса и состава участников не свидетельствует о попытке получить незаконную налоговую выгоду. Действия налогоплательщика преследовали вполне разумную хозяйственную цель — рост продаж оказываемых услуг. В этой связи дробление было признано законным.

*****

Таким образом, само по себе дробление бизнеса в целях применения упрощенки не свидетельствует о применении незаконной налоговой схемы. Чтобы доначислить налог по ОСНО налоговики должны доказать ряд моментов. Первое – попытка получения необоснованной налоговой выгоды за счет дробления доходов и персонала. Второе – отсутствие у созданных компаний и ИП всякой самостоятельности. Третье – осуществление созданными предприятиями только документарной деятельности без ведения бизнеса.

Если же компании имеют самостоятельность и сами ведут деятельность по извлечению прибыли, наличие деловой цели в дроблении бизнеса налицо. Плательщик сам выбирает, какая именно схема ведения дел наиболее для него прибыльна. Дробить бизнес закон не запрещает.

И при наличии наряду с налоговой целью (применение упрощенки) еще и сугубо деловой цели (извлечение большей прибыли), суд наверняка встанет на защиту прав и интересов налогоплательщика, а не инспекции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *