Два директора в ООО

В 2012 году началась масштабная реформа гражданского законодательства. Так, в ГК РФ уже внесены поправки, касающиеся сроков исковой давности, оборота ценных бумаг, нематериальных благ и их защиты, сделок, выдачи доверенности, порядка регистрации юридических лиц и др.

С обзором изменений в ГК РФ, принятых за 2013 год, можно ознакомиться в нашем материале: «Реформа гражданского законодательства».

С 1 сентября текущего года вступит в силу еще один документ, принятый в рамках этой реформы, – Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (далее – Закон).

Предусмотренные им поправки касаются юридических лиц, причем как общих положений о них, так и деятельности организаций различных видов организационно-правовых форм, и самих организационно-правовых форм.

    МНЕНИЕ

    Алексей Долгов, адвокат юридической компании «Хренов и партнеры»:

    «Предстоящие изменения давно обсуждались, и их ждали. В ГК РФ получили закрепление многие подходы, ранее сформированные в судебной практике. С практической точки зрения важны новый порядок оформления решений общих собраний участников (акционеров): регистратором, нотариусом или иным способом в зависимости от вида юридического лица, возможность регистрации общества с «типовым» уставом, принцип достоверности ЕГРЮЛ и другие».

Рассмотрим, каких именно положений кодекса коснулись эти изменения.

Создание и государственная регистрация юридических лиц

Закон предусматривает внесение целого ряда изменений в § 1 гл. 4 ГК РФ, в котором закреплены общие положения о юридических лицах. Так, прямо устанавливается, что юридическое лицо обязательно должно быть зарегистрировано в едином государственном реестре юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ), причем уточнено, что именно с момента такой регистрации возникает его правоспособность. Тем самым подтверждается существующий порядок ее возникновения: в действующей редакции кодекса установлено, что она возникает с момента создания организации, а созданным юрлицо считается со дня внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ (п. 8 ст. 51 ГК РФ). Также определяется, какие сведения должно содержать в себе решение учредителей или единоличного учредителя о его учреждении (пп. «а» п. 2 ст. 1 Закона).
При этом перечень учредительных документов, на основании которых действуют юридические лица, сокращается. Если раньше организация могла иметь либо устав, либо учредительный договор, либо оба этих документа, а некоторые некоммерческие организации и вовсе – общее положение об организациях данного вида, то теперь на основании учредительного договора будут действовать только хозяйственные товарищества, а все остальные организации – на основании устава. Стоит отметить, что Закон предусматривает возможность использования типовых уставов, в которых не нужно будет указывать подробную информацию. В этом случае она будет содержаться только в ЕГРЮЛ (п. 6 ст. 1 Закона). Предполагается, что это поможет упростить регистрацию юрлиц. Имеются в виду сведения о наименовании организации, месте ее нахождения, порядке управления ее деятельностью, а также другие сведения, предусмотренные законодательством для юридических лиц соответствующих организационно-правовой формы и вида. В уставах некоммерческих организаций и унитарных предприятий указываются также предмет и цели их деятельности.
Кроме того, Законом предусмотрено, что выступать от имени юридического лица смогут сразу несколько лиц (это нужно будет указать в уставе. Пункт 1 ст. 53 ГК РФ дополняется соответствующим абз. 3. Таким образом, допускается наличие у организации нескольких директоров, действующих совместно или независимо друг от друга. Помимо этого, для последних установлена ответственность – по требованию юридического лица, его учредителей (участников) они будут обязаны возместить убытки, причиненные организации по их вине (п. 8 ст. 1 Закона). Аналогичная ответственность закреплена для членов коллегиальных органов юрлица, за исключением тех, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков. Также за убытки, причиненные по его вине, ответит и лицо, определяющее действия организации (это тоже новое понятие в ГК РФ). Определения последнего в Законе не содержится, однако указывается, что одной из форм определения действий организации является возможность такого лица давать указания директору и членам коллегиальных органов юрлица. Отметим, что организация не вправе ограничивать такую ответственность указанных лиц или полностью освобождать их от нее, поскольку соглашение об этом, согласно Закону, признается ничтожным.

    МНЕНИЕ

    Фото: gazprom.ru

    Витаутас Бакшинскас, начальник Управления правовых экспертиз и нормативной работы Юридического департамента ОАО «Газпром»:

    «Возможность назначения двух директоров организации, так называемый принцип «двух ключей», – это очень важное изменение в законодательстве. Оно во многом заимствовано из зарубежной практики. Это правило означает, что у компании может быть несколько «голов», так скажем, уставом компании может быть определено, что не один исполнительный орган, не один генеральный директор, а несколько лиц могут действовать от имени компании. Причем связка этих лиц тоже может разниться: в каких-то случаях обязательно необходимо согласие двух лиц на принятие каких-то решений, а в каких-то случаях каждый в пределах своей компетенции будет представлять юридическое лицо . Эта конструкция достаточно новая для нас, как она будет работать, покажет время, но большинство специалистов с удовлетворением отмечают ее возникновение в нашем праве, поскольку она добавляет дополнительные возможности по управлению компанией, особенно для партнерских или крупных компаний».

    МНЕНИЕ

    Алексей Долгов, адвокат юридической компании «Хренов и партнеры»:

    «Возможность назначить нескольких директоров – это дополнительная опция для участников (акционеров), с помощью которой можно обеспечить дополнительный контроль за действием исполнительного органа (принцип «двух ключей»: действия совершаются только одновременно двумя директорами), либо для удобства работы общества расширить количество лиц, имеющих право действовать без доверенности».

Дополнен ГК РФ интересными положениями о наименовании, месте нахождения и адресе юридического лица (п. 9 ст. 1 Закона). Отметим, что ранее в кодексе не было упоминания о последнем – в действующей ст. 54 ГК РФ закреплено, что в учредительных документах организации указываются ее наименование и место нахождения, которое определяется местом его государственной регистрации. В Законе же уточняется, что место нахождения юрлица определяется местом его госрегистрации на территории РФ путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования). При этом в ЕГРЮЛ необходимо будет указать не место нахождения, а именно адрес организации. Можно предположить, что такое нововведение направлено на борьбу с фиктивными адресами юрлиц, поскольку установлено, что организации будут нести риск последствий за неполучение юридически значимых сообщений, доставленных по указанному в ЕГРЮЛ адресу. Такие сообщения считаются доставленными вне зависимости от того, находится на самом деле организация по данному адресу или нет.
Также в ст. 54 ГК РФ будет указано, что официальное наименование Российская Федерация или Россия, а также производные от него могут включаться в наименования юрлиц только в случаях, предусмотренных законом, указами Президента РФ или актами Правительства Российской Федерации, либо (как в действующей практике) по разрешению, выданному по правилам, установленным правительством. В настоящее время это возможно, например, если юридическое лицо имеет филиалы или представительства на территории более чем половины субъектов РФ, занимает доминирующее положение на рынке определенного товара или является крупнейшим налогоплательщиком. Возможность и порядок использования в наименованиях организаций официальных наименований субъекта РФ могут быть установлены самим регионом.
Интересно, что теперь в ЕГРЮЛ необходимо будет указывать сведения о представительствах и филиалах. Ранее они указывались только в учредительных документах.
Отметим, что своеобразным образом упоминается в Законе понятие аффилированности. В новой ст. 53.2 ГК РФ будет указано, что в случаях, если кодекс или другой закон ставит наступление правовых последствий в зависимость от наличия между лицами отношений связанности (аффилированности), наличие или отсутствие таких отношений определяется в соответствии с законом (п. 8 ст. 1 Закона). В первоначальной редакции законопроекта, на основе которого был принят Закон, ст. 53.2 была более содержательной – она предусматривала, между какими лицами признается наличие аффилированности и в каких случаях суд может признать ее отсутствие между этими лицами.
Реорганизация юридических лиц

Очень важные изменения вносит Закон в порядок реорганизации юридических лиц (п. 12 ст. 1 Закона). Во-первых, предусматривается возможность сочетания нескольких форм реорганизации (п. 1 ст. 57 ГК РФ), например преобразования и присоединения и т. д. Во-вторых, допускается реорганизация с участием нескольких юрлиц, созданных в разных организационно-правовых формах (для примера: несколько ООО смогут единовременно присоединиться к АО). Однако она будет возможна, только если законодательство не запрещает преобразование организации одной организационно-правовой формы в организацию другой формы.
Создаваемое в результате реорганизации юридическое лицо сможет пройти государственную регистрацию не ранее истечения срока для обжалования решения о реорганизации. По общему правилу этот срок будет составлять три месяца с даты внесения записи о начале реорганизации в ЕГРЮЛ.

    ФОРМЫ ДОКУМЕНТОВ

    Заявление о государственной регистрации юридического лица при создании

    Заявление о государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации

    Уведомление о начале процедуры реорганизации

    Заявление о государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства

    С другими формами, образцами и бланками для государственной регистрации юридических лиц можно ознакомиться в разделе «Бланки».

Согласно Закону документом, содержащим положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая обязательства, оспариваемые сторонами, является передаточный акт. В действующей редакции ГК РФ, напомним, установлено два вида таких документов: передаточный акт, составляемый при слиянии, присоединении и преобразовании организаций, и разделительный баланс – при разделении и выделении (ст. 58 ГК РФ). Кроме того, в передаточном акте отныне нужно будет предусматривать порядок определения правопреемства в связи с изменениями, которые могут произойти после даты его составления (п. 14 ст. 1 Закона).
Также ГК РФ дополняется ст. 60.1, устанавливающей последствия признания решения о реорганизации юридического лица недействительным. Требовать признания решения недействительным смогут участники реорганизуемой организации и лица, которым такое право будет предоставлено законом. Данное требование, как мы уже указывали, может быть предъявлено в суд в течение трех месяцев после внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации, если иной срок не установлен законом. Однако в случае признания судом недействительным решения о реорганизации образованное в результате реорганизации юридическое лицо не будет ликвидировано, а совершенные им сделки не признаются недействительными. Если же такое решение признается недействительным до окончания реорганизации и часть создаваемых юридических лиц уже зарегистрированы, правопреемство наступает только в их отношении, остальные права и обязанности сохраняются за прежними организациями.
Ликвидация юридических лиц

Также Законом изменены положения о ликвидации юрлиц (п.п. 17-21 ст. 1 Закона). В частности, уточнено, кто может обращаться с исками о ликвидации в суд и по каким основаниям. Также скорректирован порядок проведения ликвидации организации. Так, установлено, что учредители (участники) юрлица, принявшие решение о ликвидации, должны сообщить об этом в ФНС России (поскольку именно она ведет ЕГРЮЛ) в течение трех рабочих дней. Такой же срок предусмотрен ст. 20 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», тогда как в действующей редакции ст. 62 ГК РФ говорится о незамедлительном сообщении.

Устанавливается также обязанность учредителей (участников) юрлица совершить за счет его имущества действия по ликвидации независимо от оснований, по которым она происходит. При недостаточности имущества организации ее учредители (участники) должны совершить указанные действия солидарно за свой счет. Если ликвидационная комиссия установит недостаточность имущества юрилица для удовлетворения всех требований кредиторов, дальнейшая его ликвидация должна осуществляться исключительно в порядке, установленном законодательством о несостоятельности (банкротстве. В этом случае ликвидационная комиссия должна уведомить всех известных ей кредиторов о возбуждении дела о банкротстве. В случае если в течение пяти лет после ликвидации организации, в том числе путем признания ее банкротом, у нее обнаружится какое-либо имущество, заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения этого имущества среди лиц, имеющих на это право (кредиторов).
Также в ГК РФ появляется статья, посвященная прекращению недействующего юридического лица, – ст. 64.2. В ней говорится о том, что считается фактически прекратившим свою деятельность и подлежит исключению из ЕГРЮЛ организация, которая в течение 12 месяцев до исключения из него не представляло документы налоговой отчетности и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету. Аналогичное определение, напомним, содержится в ст. 21.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ.

Корпоративные и унитарные юридические лица

Помимо всего прочего, Закон предусматривает разделение всех юридических лиц на два вида: корпоративные и унитарные (п. 23 ст. 1 Закона). Так, под корпорациями понимаются юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган. К таким организациям отнесены хозяйственные товарищества и общества, крестьянские (фермерские) хозяйства, хозяйственные партнерства, производственные и потребительские кооперативы, общественные организации, ассоциации, товарищества собственников недвижимости, казачьи общества, внесенные в государственный реестр казачьих обществ в РФ, а также общины коренных малочисленных народов РФ. Отметим, что до принятия Закона последних трех организационно-правовых форм в ГК РФ предусмотрено не было. Учредители унитарных юридических лиц не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства. К таким организациям относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, фонды, учреждения, автономные некоммерческие организации, религиозные организации, публично-правовые компании (последние – тоже новшество в кодексе).
Также § 1 гл. 4 ГК РФ дополнен общими положениями о правах и обязанностях участников корпорации (ст. 65.2 ГК РФ) и порядке управления в ней (ст. 65.3 ГК РФ). Определено, что высшим органом корпорации является общее собрание ее участников, а в некоммерческих корпорациях и производственных кооперативах, число участников которых превышает 100 человек, им может быть съезд, конференция или другой коллективный представительный орган. Также в корпорации образуется единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор, председатель и т. п.). При этом, как мы писали ранее, директоров или председателей у организации может быть несколько и действовать они могут независимо друг от друга. Помимо этого, в корпорации может быть образован коллегиальный орган управления, например наблюдательный совет. Основная его задача – контроль за деятельностью исполнительных органов корпорации. Причем лица, являющиеся единоличными исполнительными органами корпораций, и члены их коллегиальных исполнительных органов должны составлять не более одной четвертой состава коллегиальных органов управления корпораций и не могут являться их председателями.

    МНЕНИЕ

    Светлана Антонова, первый заместитель начальника Департамента по управлению имуществом и корпоративным отношениям ОАО «Газпром»:

    «На стадии доработки законопроекта профильным комитетом Госдумы было рассмотрено более двух тысяч поправок… Это новая веха в развитии корпоративного управления. Оценить однозначно новую классификацию: деление на унитарные и корпоративные юридические лица, публичные и непубличные – сейчас нельзя. Применительно к разным соответствующим классификациям предусмотрены разные правила регулирования. Пока мы понимаем, что с 1 сентября основная часть этих норм вступит в силу, будет испытана на практике.

    Но мы видим уже, что есть некоторые огрехи. Это повод для дальнейшего совершенствования, исправления ошибок – будем инициировать внесение поправок, в настоящее время мы уже работаем с профильными министерствами в этом направлении. Но в любом случае – это некий двигатель прогресса в гражданских правоотношениях, то есть преодолен некий застой, который образовался в связи с тем, что нормы гражданского права давно не менялись и не адаптировались к современным требованиям. Цель, которую ставил перед собой законодатель, состояла не только в упорядочивании отношений, но еще и в повышении инвестиционной привлекательности, улучшении инвестклимата. Вот эти цели, на мой взгляд, будут достигнуты».

***

В данном материале мы рассмотрели лишь ряд поправок, внесенных Законом в закрепленные в ГК РФ общие положения о юридических лицах. Не менее интересны изменения, касающиеся конкретных организационно-правовых форм, поскольку Закон расширяет перечень некоммерческих организаций (этот перечень, кстати, становится закрытым), предусматривает ликвидацию такой формы организаций, как общество с дополнительной ответственностью, исключает деление акционерных обществ на закрытые и открытые. С 1 сентября АО будут создаваться в виде публичных и непубличных обществ. Все эти изменения заслуживают более подробного рассмотрения, поэтому о них мы расскажем в нашем следующем материале.

19 ноября 2019#Ведение#Открытие

С 1 сентября 2020 года в Едином государственном реестре юридических лиц будет отражаться информация о характере полномочий руководителей компании, если их несколько. Поправки внесены законом № 377-ФЗ от 12 ноября 2019 года.

Изменения затронули статью 5 закона о регистрации ЮЛ и ИП № 129-ФЗ. В подпункте «л» пункта 1 пропишут следующее: когда полномочия действовать без доверенности от имени компании предоставлены нескольким лицам, в отношении каждого из них в ЕГРЮЛ должны быть указаны сведения о том, действуют ли они совместно или независимо друг от друга.

Новая норма давно ожидаема бизнесом, поскольку поможет исключить путаницу в полномочиях. Если в реестре будет прописано, что руководители могут действовать только совместно, то отсутствие подписи на договоре хотя бы одного из них сделает документ недействительным.

Информация о полномочиях руководителей будет четко изложена и доступна третьим лицам. Они смогут в любой момент узнать из ЕГРЮЛ не только о наличии в компании двух директоров, но и о том, вправе ли они действовать независимо друг от друга. Пока изменение не вступило в силу, в таких ситуациях приходится руководствоваться постановлением № 25 Пленума Верховного Суда РФ. В нем сказано, что, если в реестре нет данных о совместных полномочиях руководителей, следует исходить из того, что они независимы.

Для подготовки документов на регистрацию ООО вы можете воспользоваться бесплатным онлайн-сервисом непосредственно на нашем сайте. С его помощью вы сможете сформировать пакет документов, соответствующий всем требованиям по заполнению и законодательству РФ.

Кроме того, изменение даст больше возможностей эффективно распределять роли управленцев на предприятиях, где несколько директоров. Основные руководители могут поручить проведение небольших операций, например, исполнительному директору. Они выпишут на него доверенности, где пропишут лимиты сумм, в рамках которых он сможет действовать самостоятельно. Крупные же сделки будут совершаться при участии главных руководителей.

Российское законодательство уже достаточно давно предусматривает возможность одновременного функционирования в корпорациях нескольких единоличных исполнительных органов. Нельзя сказать, что бизнес охотно стал использовать появившуюся возможность, однако первые примеры уже есть. О том, какие существуют модели множественности руководителей и как организовать работу в компании с несколькими директорами, чтобы впоследствии не столкнуться с проблемами, читайте в материале.

Законодательство предусматривает образование в корпоративном юридическом лице единоличного исполнительного органа — директора, генерального директора, президента и т.п. (п. 4 ст. 32 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО, п. 1 ст. 69 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон об АО). При этом уставом корпорации может быть определено, что полномочия единоличного исполнительного органа предоставляются нескольким лицам, действующим совместно либо независимо друг от друга (абз. 3 п. 1 ст. 53 и п. 3 ст. 65.3 ГК РФ). В качестве таких руководителей может выступать как физическое лицо, так и юридическое. В частности, допустимо, если в корпорации полномочия единоличного исполнительного органа будут предоставлены юридическому лицу — управляющему (п. 1 ст. 42 Закона об ООО). Далее по тексту мы будем использовать термины «генеральный директор» или «руководитель» для обозначения единоличного исполнительного органа и с целью его отличия от иных должностей со схожим наименованием, но которые не наделены правом представлять юридическое лицо без доверенности.

Иными словами, закон допускает назначение (избрание) двух и более генеральных директоров в одной корпорации, сведения о которых подлежат включению в единый государственный реестр юридических лиц.

Сфера применения и решаемые задачи

Механизм множественности действует в России чуть более трех лет — соответствующие изменения в Гражданский кодекс вступили в силу с 1 сентября 2014 г. (внесены Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»). Однако широкого распространения этот механизм пока не получил. Возможно, в силу менталитета российского бизнеса, консерватизма и привычки к принципам единоначалия в деятельности компаний, а возможно, в силу несовершенства норм права, регулирующих данный институт. Надо отметить, что подобный сценарий нередко наблюдается и с другими когда-то новеллами системы корпоративного регулирования и управления. Достаточно вспомнить корпоративные договоры: несмотря на то, что их правовое регулирование еще оставляет множество вопросов и возможностей двоякого толкования, их использование бизнесом стало если не каждодневным, то привычным уж точно.

Можно выделить следующие случаи возможного использования механизма множественности единоличных исполнительных органов:

  • разделение полномочий и ответственности руководителей;

  • дополнительная защита сособственников бизнеса или его инвесторов от злоупотреблений по стороны руководителя;

  • временная «деликатная» интеграция приобретенного актива путем назначения вторым генеральным директором представителя нового ключевого акционера без отстранения ранее действовавшего;

  • достижение баланса компетенций при принятии решения руководителями с различными профессиональными навыками и знаниями;

  • решение проблемы замещения временного отсутствия руководителя;

  • создание некой «вертикали» исполнительной власти в компании, когда каждый следующий директор имеет полномочий больше, чем предыдущий.

Формально множественности нет, когда два и более директора действуют совместно. В этом случае единоличный исполнительный орган один (не множество), но он представлен в виде двух и более лиц, которые должны восприниматься как единое целое. Использование же термина «множественность» и для такого случая представляется просто более удобным для обозначения сути самого правового механизма.

Следует констатировать, что действующее законодательство содержит лишь крайне общие положения и устанавливает общие принципы множественности генеральных директоров. Отсутствие достаточной детализации вариантов распределения полномочий между генеральными директорами оставляет поле для альтернативных оценок и споров.

Модели множественности генеральных директоров

Что говорит о возможных моделях множественности закон?

Цитируем документ

Учредительным документом может быть предусмотрено, что полномочия выступать от имени юридического лица предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга.

Абзац 3 п. 1 ст. 53 ГК РФ

Уставом корпорации может быть предусмотрено предоставление полномочий единоличного исполнительного органа нескольким лицам, действующим совместно, или образование нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга.

Пункт 3 ст. 65.3 ГК РФ

Как представляется, исходя из такой законодательной формулировки, возможны следующие варианты практической реализации множественности генеральных директоров (см. схему).

Схема «Модели управления в корпорации со множественностью директоров»

Модель

Отличительная особенность

Совместное управление

  • Для принятия любого решения требуется согласие всех генеральных директоров.

  • Сделка считается заключенной (решение принятым) только после подписания всеми генеральными директорами

Равноправное независимое управление

  • У каждого генерального директора одинаковый объем полномочий. Каждый генеральный директор действует

  • самостоятельно и независимо от другого.

  • Для совершения сделки (решения) достаточно согласия любого из генеральных директоров

Раздельное управление

  • Каждый директор имеет индивидуальный объем полномочий дополнительно к законодательно определенному минимуму.

  • Для совершения сделки (решения) требуется воля не любого, а соответствующего генерального директора

Совместное управление

Консервативная и негибкая модель, что является ее плюсом и минусом одновременно. Суть данного варианта заключается в том, что для принятия любого решения требуется согласие всех генеральных директоров компании.

Сложно представить, что подобный элемент управления может быть удобен для активно действующих компаний, поскольку такие руководители вынуждены будут каждый раз согласовывать свои позиции по любому юридически значимому вопросу.

На практике модель совместного управления может быть использована в компаниях, созданных как хранилище определенных активов, а не для регулярных коммерческих операций, выступая в качестве дополнительного элемента защиты от несанкционированных действий только одного руководителя.

Вместе с тем возможная синергия компетенций разных генеральных директоров и, соответственно, усиление качества совместно принимаемого решения могут быть весьма актуальны для некоторых случаев. Например, в инновационных компаниях, когда позиция технического или научного директора не будет проигнорирована операционным менеджментом.

Минусом данного варианта может стать проблема даже ненамеренного отсутствия одного из генеральных директоров в нужный момент времени, в результате чего работа компании будет заблокирована.

Таким образом, в компании, решившей использовать данную модель множественности генеральных директоров, должен быть предварительно продуман механизм преодоления как немотивированного вето одного из генеральных директоров, так и физического отсутствия руководителя в течение длительного времени. Например, сокращенная по времени процедура созыва и проведения внеочередного общего собрания участников (акционеров) общества в целях замены генерального директора либо отказ от подобного механизма и возврат к варианту единоначалия (п. 4 ст. 36 Закона об ООО, подп. 5 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ).

Какие последствия возникают в случае совершения одним из генеральных директоров сделки без учета воли второго (или остальных, если генеральных директоров более двух)?

Скудность правового регулирования множественности руководителей уже отмечалась ранее. Помимо вышеуказанных норм Гражданского кодекса, некоторые разъяснения содержатся лишь в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 25).

Можно выделить следующие ключевые принципы, отмеченные в нем:

  • если в ЕГРЮЛ содержатся данные о нескольких лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, третьи лица вправе исходить из неограниченности полномочий каждого из них (абз. 4 п. 22 постановления Пленума ВС РФ № 25);

  • положения учредительного документа, определяющие условия осуществления полномочий лиц, выступающих от имени юридического лица, в том числе о совместном осуществлении отдельных полномочий, не могут влиять на права третьих лиц и служить основанием для признания сделки, совершенной с нарушением этих положений, недействительной, за исключением случая, когда будет доказано, что другая сторона сделки в момент совершения сделки знала или заведомо должна была знать об установленных учредительным документом ограничениях полномочий на ее совершение (абз. 5 п. 22 постановления Пленума ВС РФ № 25);

  • бремя доказывания того, что третье лицо знало или должно было знать о соответствующих ограничениях, возлагается на лиц, в интересах которых они установлены (абз. 6 п. 22 постановления Пленума ВС РФ № 25).

Получается, что для третьего лица любой генеральный директор, данные о котором включены в единый государственный реестр юридических лиц, является надлежащим представителем, имеющим право действовать от имени такого юридического лица без каких-либо ограничений. Порядок ведения ЕГРЮЛ в ныне действующей редакции позволяет юридическому лицу отразить в нем только данные о каждом лице, действующем без доверенности (ФИО и наименование должности для физического лица либо наименование — для управляющего), но не о распределении полномочий между генеральными директорами.

Таким образом, возможность совершения сделки генеральным директором юридического лица, полномочия которого были ограничены уставом, влечет для контрагента риск оспаривания сделки со стороны юридического лица либо риск негативных последствий такой сделки для самого юридического лица и его владельцев (например, несанкционированная продажа имущества).

Иными словами, сделка, совершенная генеральным директором без учета воли второго, не должна считаться совершенной юридическим лицом только в том случае, если доказано, что контрагент знал или должен был знать о необходимости получения согласия остальных директоров, то есть знал содержание устава юридического лица.

Пример из практики

В одном деле в уставе общества-ответчика содержалось положение о том, что любой документ, подписываемый исполнительным органом от имени этого общества, должен содержать подписи двух его генеральных директоров. Отсутствие подписи одного из генеральных директоров на документе влечет за собой недействительность данного документа. Сведения о двух директорах содержались также и в ЕГРЮЛ. Суд не признал акт сверки доказательством признания задолженности ответчика перед истцом по той причине, что он был подписан только одним из генеральных директоров ответчика.

Решение АС Московской области от 18.05.2018 по делу № А41-24352/18 (на момент подписания номера в печать информации об апелляционном обжаловании решения в электронной базе kad.arbitr.ru не содержалось)

Отметим, что теперь ранее, казалось бы, стандартная и зачастую «декоративная» фраза в договоре «директор, действующий на основании устава», обретает дополнительное значение и может служить косвенным доказательством осведомленности контрагента по сделке с положениями учредительного документа юридического лица.

Конечно, наличие такого положения в договоре не влечет автоматически презумпцию осведомленности и должно оцениваться судом с учетом иных доказательств и обстоятельств заключения договора (об этом отдельно указывается в абз. 8 п. 22 постановления Пленума ВС РФ № 25). Подобное положение в договоре, как и любое другое доказательство, не может иметь для суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. Тем не менее оно сужает перечень доводов контрагента о своем неведении. Позиция юридического лица, оспаривающего сделку, совершенную только одним из нескольких руководителей, может усилиться, если имеются иные обстоятельства, объективно побуждающие любого добросовестного контрагента убедиться в полномочиях представителя юридического лица, например, особое наименование должности совместных руководителей, которое будет звучать в общедоступной выписке из ЕГРЮЛ по данному юридическому лицу, — «содиректор».

Кроме того, у такого юридического лица (его владельцев) всегда остается инструмент ретроактивного влияния на доб­росовестность будущего поведения совместных директоров — право требования возмещения убытков, причинных юридическому лицу по вине руководителя (п. 1 ст. 53.1 ГК РФ).

Равноправное независимое управление

Суть данной модели заключается в наличии у каждого из генеральных директоров полного объема полномочий. Каждый из них действует самостоятельно и независимо друг от друга. Для совершения юридически значимого действия от имени юридического лица достаточно воли одного из руководителей.

Очевидные широкие возможности повысить оперативность принимаемых решений, расширить географию деятельности компании и количество деловых контрактов, свойственные данному варианту множественности руководителей, сопряжены с риском совершения генеральными директорами разнонаправленных (конкурирующих) сделок.

Например, один генеральный директор принял решение закупить топливо, второй наоборот — реализовать. Другой пример: один руководитель заключил агентский договор с ограничением для своего юридического лица работать на определенной территории либо с другой аналогичной контрагенту компанией. А в это же время второй руководитель заключает с третьей стороной договор, противоречащий запретам агентского договора.

Как представляется, поскольку каждый руководитель действовал в пределах имеющихся у него полномочий, то основания для оспаривания совершенных ими сделок отсутствуют. Каждая из них должна исполняться. Во втором примере первая компания получит право применить меры ответственности к юридическому лицу как нарушителю первого договора, в том числе потребовать от юридического лица прекратить нарушение (прекратить действовать на иной территории или с иным аналогичным лицом).

Негативные имущественные последствия такой разнонаправленности сделок будут нести владельцы юридического лица через уменьшение дохода компании (например, выплата юридическим лицом штрафов своим контрагентам за нарушение условий договоров).

Другое дело, если второй генеральный директор знал или должен был знать о действиях первого генерального директора и что планируемая им сделка войдет в противоречие с условиями или возможными последствиями первой совершенной сделки.

Как мы полагаем, в этом случае оснований для оспаривания сделок также нет. Вместе с тем убытки юридического лица могут быть взысканы со второго генерального директора за его недобросовестные или неразумные действия (п. 1 ст. 53.1 ГК РФ). Иными словами, в компании с такой моделью управления должна быть проработана система информирования и обмена определенной информацией между всеми руководителями.

Раздельное управление

При раздельном управлении каждый генеральный директор имеет свой индивидуальный объем полномочий наряду с тем одинаковым минимумом, который определен законом и которого руководитель не может быть лишен (минимальный неотчуждаемый набор полномочий).

Так, к примеру, по сути к исключительной компетенции единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью отнесено (п. 3 ст. 40 Закона об ООО):

  • осуществление действий от имени юридического лица без доверенности, представление интересов, совершение сделок;

  • выдача доверенностей на право представительства от имени общества;

  • издание приказов о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применении мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий.

Как представляется, никакой руководитель не может быть лишен данных полномочий, поскольку они прямо закреплены за ним законом. Впрочем, все-таки косвенно и частично разделить полномочия между генеральными директорами можно и в этом случае, например, предусмотрев в уставе необходимость получения предварительного согласия на совершение тем или иным генеральным директором определенных сделок у совета директоров или общего собрания (все возмездные сделки с ценой свыше определенной суммы) (п. 3.1, 4 ст. 40 Закона об ООО).

Вместе с тем недостаточность нормативного регулирования института множественности руководителей позволяет предположить, что возможен и иной вариант, когда указанный минимальный неотчуждаемый набор полномочий может быть разделен между директорами, действующими независимо друг от друга.

Как и в предыдущих случаях, для оценки последствий совершения одним независимым генеральным директором сделки с «заходом» на компетенцию другого генерального директора либо совершения сделки из «серой зоны», то есть за пределами полномочий как первого, так и второго руководителя, необходимо установить степень осведомленности контрагента о положениях устава юридического лица. Такая сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона знала или должна была знать об этих ограничениях (п. 1 ст. 174 ГК РФ).

Чтобы избежать или хотя бы свести к минимуму путаницу в ролях и полномочиях руководителей в представлении как сотрудников юридического лица, так и его контрагентов, разграничить их полномочия позволит особое наименование должностей, например: директор нефтесервисного дивизиона, директор по безопасности, руководитель внутрикорпоративных операций и т.п. Закон не содержит перечня наименований руководителей для обществ с ограниченной ответственностью.

Практическая реализация

Для внедрения нескольких генеральных директоров в компании следует как минимум:

  • принять соответствующее решение и внести изменения в устав и внутренние документы юридического лица, максимально четко и недвусмысленно изложив полномочия генеральных директоров и принципы их взаимодействия между собой и с другими органами юридического лица. Затем внести соответствующие сведения в ЕГРЮЛ;

  • адаптировать внутренние процедуры и документы компании, а также контракты (трудовые договоры) с генеральными директорами с детальным описанием компетенций каждого. Предусмотреть правила уведомления и обмена информацией между руководителями;

  • предусмотреть механизм и условия возврата к предыдущей модели управления с единственным генеральным директором (случаи, порядок действий, проект изменений в устав и иные условия фиксируются корпоративным договором владельцев бизнеса);

  • возможно (при согласии всех собственников непубличного общества) ограничение имущественной ответственности конкретного или всех руководителей за некоторые нарушения, приведшие к убыткам компании (неразумные действия) (п. 5 ст. 53.1 ГК РФ).

Принять к сведению

В отличие от обществ с ограниченной ответственностью, где закон не содержит ограничений на наименование единоличного исполнительного органа (генеральный директор, президент, любые другие — п. 1 ст. 40 Закона об ООО), законодательство об акционерных обществах приводит закрытый перечень — директор, генеральный директор (п. 1 ст. 69 Закона об АО). На практике же, как представляется, можно использовать любое наименование, поскольку не предусмотрены ни санкции за нарушение, ни действенный механизм запрета использования такого наименования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *