Эксперт в арбитражном процессе

В современном арбитражном процессе, построенном на принципах состязательности и процессуального равноправия сторон, большое значение приобретают проблемы доказывания и доказательств. В свою очередь, заключение эксперта как одно из средств доказывания используется весьма широко в связи с расширением технических и методологических возможностей экспертизы. Но для получения «доброкачественного» заключения, отвечающего требованиям допустимости, достоверности и полноты, исследование должно проводить лицо, обладающее специальными познаниями и соответствующей квалификацией, – эксперт. Именно поэтому фигуре эксперта, его статусу и профессиональным качествам придается особое значение.

Мария ЧЕРНОВА

Эксперт эксперту — рознь?

Вопросы правового положения эксперта регулируются нормами АПК, Федеральным законом от 31.05.2001г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 05.02.2007), а также Постановлением Пленума ВАС от 20.12.2006 № 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе». Такое двоякое правовое регулирование объясняется закрепленной процессуальным законом возможностью проведения исследования как экспертом государственного судебно-экспертного учреждения, так и иным лицом, обладающим специальными знаниями (он может быть работником негосударственного экспертного учреждения или частнопрактикующим экспертом).

📌 Реклама Отключить

Например, ч. 1 ст. 55 АПК признает экспертом в арбитражном суде лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения. Статья 12 Закона № 73-ФЗ содержит определение государственного судебного эксперта: «Им является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей». Очевидно, что приведенные понятия не тождественны и области их применения различны. В связи с этим возникает вопрос о правом статусе государственного эксперта и иного (стороннего, независимого) эксперта.

Нормы АПК РФ, посвященные назначению и проведению судебной экспертизы, регулируют процессуальные правоотношения, в которые вступает эксперт, принимая соответствующее поручение суда. При этом не имеет значения, является ли эксперт государственным, работником негосударственной экспертной организации или ведет частную практику.

📌 Реклама Отключить

В отличие от АПК РФ сфера действия Закона № 73-ФЗ ограничена ситуацией, когда суд поручает проведение исследования государственному эксперту (работнику государственного судебно-экспертного учреждения). В этом случае процессуальные отношения эксперта с судом на начальном этапе опосредованы. Указанный в определении суда эксперт принимает поручение на производство экспертного исследования исключительно от руководителя соответствующего учреждения (ст. 14, 16 Закона № 73-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями); ч. 1 ст. 83 АПК РФ).

Определяя статус государственного эксперта в ст. 16, 17, Закон № 73-ФЗ подчеркивает, что эксперт также имеет права и несет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством. То есть государственный эксперт, привлеченный для производства экспертизы по арбитражному делу, в своей деятельности в рамках процесса попадает под действие норм АПК РФ и Закона № 73-ФЗ. Однако необходимо подчеркнуть, что рассматриваемый Закон, частично регламентируя процессуальный статус государственного эксперта (положения ст. 16, 17 Закона, по сути, дублируют нормы, содержащиеся в ст. 55 АПК РФ), имеет главной задачей определение правовой основы, принципы организации и деятельности государственных судебно-экспертных учреждений.

📌 Реклама Отключить

Таким образом, круг прав и обязанностей эксперта в арбитражном процессе в целом един для государственных судебных экспертов и иных лиц, обладающих специальными знаниями и привлеченных арбитражным судом для дачи заключения.

Компетентен, независим, беспристрастен

Наряду с правами и обязанностями государственного эксперта Закон № 73-ФЗ в одноименной ст. 4 определяет принципы государственной судебно-экспертной деятельности. Среди них названы следующие принципы: независимости, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Как отмечалось выше, действие этого Закона распространяется лишь на государственных экспертов (сотрудников государственных судебно-экспертных учреждений). С другой стороны, анализ положений АПК позволяет установить, что несоблюдение принципов независимости и беспристрастности служит основанием для отвода эксперта (ст. 21, 23 АПК). Кроме того, последними разъяснениями Пленума ВАС (п. 2—3 Постановления Пленума ВАС от 20.12.2006 № 66) установлен паритет процедуры назначения и проведения экспертизы с привлечением государственных и иных экспертов. В связи с этим видится рациональным применение указанных Законом № 73-ФЗ принципов к деятельности иных лиц, привлеченных в качестве экспертов.

📌 Реклама Отключить

Теория на основе принципов государственной экспертной деятельности выделяет ряд требований, которые предъявляются к лицу, привлекаемому в качестве эксперта:

—компетентность, то есть владение специальными знаниями (иметь соответствующее образование и опыт работы);

—независимость: не находиться (в настоящее время или ранее) в служебной или иной зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела; в родстве или свойстве с кем-либо из заинтересованных лиц;

— беспристрастность: отсутствие личной (прямой или косвенной) заинтересованности в исходе дела, а также иных обстоятельств, ставящих под сомнение объективность эксперта.

Как отмечалось выше, несоответствие одному из этих требований служит основанием для отвода эксперта, поэтому суд, рассматривая вопрос о назначении экспертизы, обязан проверить наличие таких оснований. Порядок проверки четко не регламентирован, однако существует практика представления в суд сведений о кандидатуре эксперта. Лица, участвующие в деле, реализуя свое право предлагать кандидатуры экспертов (ч. 3 ст. 82 АПК), вместе с ходатайством представляют в суд сведения об образовании, специализации и стаже работы указанных ими лиц. Если же представленных данных оказалось недостаточно, пробел может быть восполнен в порядке направления запроса в экспертное учреждение о возможности проведения исследования, его стоимости, сроках и личности эксперта. Такая процедура вменена в обязанности суда указанным Постановлением Пленума ВАС (п. 4).

📌 Реклама Отключить

В отличие от требований компетентности проверка эксперта на предмет его независимости и беспристрастности представляет большую сложность для суда. В этом случае лица, участвующие в деле, должны самостоятельно отслеживать наличие таких обстоятельств и указывать на них суду. Практика по этому вопросу очень богата.

В частности, при рассмотрении Арбитражным судом г. Москвы дела № А40-31995/05-27-132 по заявлению к ФГУ «Палата по патентным спорам» (ФГУ «ППС Роспатента»), Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) о признании недействительным решения ППС, отводы экспертам были заявлены три раза. Во всех случаях основанием к отводу эксперта было предположение о том, что он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя (п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК РФ). Например, эксперт Д. (как следует из письма-согласия) в 80-е годы являлся сотрудником ВНИИ, подведомственного в те годы Роспатенту (ответчику по делу). Суд отклонил ходатайство в связи с давностью приведенного факта и отсутствием к настоящему времени оснований к отводу, предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК. Заявитель указал, что эксперт В. (по информации сайта Интернет) консультирует организации, входящие наряду с третьим лицом по этому делу в состав другого юридического лица (не привлеченного в процесс), в чем видится прямая зависимость В. от указанного третьего лица. Ходатайство было отклонено за недоказанностью наличия какого-либо рода зависимости. Также было заявлено, что эксперт З. работает в штате организации, генеральным директором которой (по данным с сайта экспертной организации) в настоящее время является один из членов научно-технического совета Роспатента – соответчика по делу. Суд удовлетворил отвод, заявленный З. ввиду наличия прямой служебной зависимости и вероятности оказания на него давления со стороны ответчика.

📌 Реклама Отключить

Приведенный пример ясно показывает, насколько разноплановыми и неоднозначными могут быть обстоятельства, обуславливающие зависимость эксперта от лиц, участвующих в деле. Суд просто не в состоянии отслеживать указанные связи в силу целого ряда причин (недостаток информации о кандидатурах экспертов, незнание соподчиненности экспертных организаций с участниками процесса и т.п.). Главную роль здесь должны играть заинтересованные лица, реализуя возложенное на них бремя доказывания в условиях равноправия сторон в состязательном процессе.

Важная составляющая статуса — ответственность

Права и обязанности эксперта, составляющие его процессуальный статус, урегулированы ст. 55 АПК РФ и ст. 16—17 Закона №73-ФЗ. Их положения в целом совпадают, хотя имеются некоторые различия в формулировках.

📌 Реклама Отключить

К примеру, отказ от дачи заключения по причине непригодности или недостаточности представленных материалов или выхода поставленных вопросов за пределы специальных знаний эксперта ч. 4 ст. 55 АПК РФ называет правом эксперта, а абз. 3 ст. 16 Закона — его обязанностью (он должен составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить его в адрес суда).

Последнее видится наиболее уместным в свете того, что эксперт — особый участник процесса, который несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения, о чем он предупреждается арбитражным судом и дает подписку (ч. 5 ст. 55 АПК РФ). Хочется подчеркнуть, что ответственность — важнейшая составляющая правового положения эксперта.

Несоблюдение судом порядка назначения экспертизы (в том числе отсутствие документального подтверждения предупреждения эксперта об ответственности — подписки, записи в протоколе и т.п.) делает заключение эксперта недопустимым доказательством, а вынесенный на его основе судебный акт — необоснованным, что влечет его отмену. Например, Постановлением ФАС МО от 11.04.2006 № КГ-А41/2671-06-П дело передано на новое рассмотрение, так как судом не исследованы доводы истца об отсутствии в заключении эксперта сведений о том, что экспертное учреждение имеет лицензию на проведение экспертизы, а также записи о том, что эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

📌 Реклама Отключить

В заключение хотелось бы отметить, что фигура эксперта играет значительную роль в том, насколько достоверным и полным будет привнесенное им доказательство, а также на оценку его судом. Именно поэтому законодатель стремится наиболее полно урегулировать вопросы процессуального статуса эксперта в арбитражном судопроизводстве.

Независимая экспертиза — эффективный инструмент разрешения конфликтов между участниками строительства

Рынок строительства в России растет из года в год. Соответственно растет и количество правоотношений, складывающих между участниками этого рынка. В эти правоотношения вовлечены как производители так и потребители (организации и граждане), строительные компании, органы власти, иностранные поставщики и т.п. Рост числа правоотношений ведет и к росту количества споров, возникающих между участниками. Особенно много таких споров возникло в последнее время из-за глобального экономического кризиса.

Предмет таких споров бывает совершено разными, но большая их часть возникает по поводу качества, объема и стоимости выполненных строительно-монтажных работ.

Потери компаний от проигрышей в таких спорах могут исчисляться весьма крупными суммами, в связи с чем необходимо иметь соответствующий инструмент, который позволял бы в соответствии с действующим законодательством эффективно решать такие споры.

Как известно споры решаются в суде. И именно суд принимает решение по существу возникшего спора. Однако, как известно, для принятия такого решения суд должен опираться на соответствующие доказательства, предоставление которых как раз является обязанностью сторон. Основные факты, которые требуется доказать – это как раз качество (или отсутствие такого), объем и стоимость выполненных работ. Предоставляемые сторонами спора материалы, как правило, носят прямо противоположный характер. При этом суд не обладает специальными познаниями (согласно закону) и для разъяснения таких вопросов вынужден назначен судебную экспертизу, поручая ее проведение эксперту или экспертной организации. Заключение экспертизы фактически и определит результаты рассмотрения спора. Суду останется только придать им легитимность в соответствующем решении. И вот почему.

Основным юридическим фактом, влекущим возникновение всей системы процессуальных отношений по поводу экспертизы, является определение (постановление) уполномоченного на то органа (суда, следователя, нотариуса, судебного пристава и т.п.) о ее назначении. Такое определение может быть вынесено на основании ходатайства заинтересованного лица (стороны в исковом производстве, заявителя в особом производстве и при производстве досудебной экспертизы). В таком случае основанием для возникновения правоотношений будет служить ходатайство заявителя плюс определение судьи. Назначить экспертизу суд (следователь, судебный пристав и т.п.) может и по своей инициативе.

Главное при составлении ходатайства — это грамотное формулирование вопросов. От их точности зависит безусловность результатов работы эксперта и как следствие этого – справедливость решения спора по существу. Зачастую дела проигрываются именно на этой стадии.

Перед подачей ходатайства о назначении экспертизы рекомендуется получить письменное согласие экспертной организации на ее проведение т.к. в зависимости от количества и сложности вопросов, которые планируется отнести на экспертизу, будет зависит объем исследований и соответственно стоимость экспертизы. Так как экспертизы, проводимые на досудебной стадии в основном предназначены для формулирования и доказательства требований одной из сторон, а судебная экспертиза представляет собой процедуру установления истины, проводящуюся для органа, принимающего решение и фактически определяющая результат спора между сторонами то далее будет рассматриваться именно судебная экспертиза

Однако все принципы, которые будут в отношении судебной экспертизы рассмотрены в равной степени присущи и всем остальным видам процессуальных экспертиз.

На основании постановления о назначении экспертизы между органом ее назначившим и экспертом складываются процессуальные отношения по производству судебной экспертизы. Их содержание составят, с одной стороны, действия суда, с другой – действия эксперта. К таковым со стороны суда относятся:

· действия по определению и привлечению сведущего лица в качестве эксперта (или по определению экспертного учреждения);

· требование о проведении специального исследования и определение экспертных задач (опосредуются в определении о назначении экспертизы);

· истребования заключения эксперта, его оценка, определение доказательной силы (опосредуются обычно в судебном решении);

· вызов эксперта в судебное заседание для разъяснения заключения;

· допрос эксперта.

Эксперт, связанный правоотношениями с судом, тоже совершает действия в пределах своих процессуальных прав и обязанностей:

· знакомится с материалами дела;

· просит суд (при необходимости) о предоставлении дополнительных материалов;

· участвует в судебном разбирательстве;

· проявляет экспертную инициативу (если эксперт при производстве экспертизы установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение);

· дает объективное заключение по поставленным вопросам в установленной законом процессуальной форме. В определенных случаях эксперт может отказаться от дачи заключения (если предоставленные ему материалы недостаточны или если он не обладает необходимыми знаниями для выполнения возложенной на него обязанности по даче заключения).

Уяснение существа судебной экспертизы требует раскрытия понятий «специальные знания” и «специальное исследование”. Термин «специальные” означает, что в ходе экспертизы эксперт применяет свои профессиональные знания, т. е. такие, которые не являются общеизвестными, аккумулированными в повседневном опыте человека и которые относятся к предмету соответствующей отрасли знания.

Экспертизой является применение специальных знаний не в любой форме, а только в форме специального исследования. Исследование предполагает получение таких новых фактических данных, которые до этого суду не были известны и которые иным способом (например, показаниями свидетелей) установить нельзя.

Очень важная особенность, вызывающая трудности у многих адвокатов и юристов, состоит в следующем:

Действия, составляющие исследование (а именно: выбор специального метода и научных методик, применение их для изучения объекта исследования, получение и анализ промежуточных результатов, профессиональная оценка полученных результатов), процессуальным законом не регулируются и не могут регулироваться, поскольку сам процесс получения знания о фактах в ходе исследования – не предмет нормотворчества. Цель специального исследования заключается не в простой констатации установленных экспертом новых фактов объективной реальности, а в их профессиональной оценке.

Промежуточные факты, установленные в процессе исследования, сами по себе доказательного значения не имеют, ибо для того, чтобы сделать на их основе вывод, также нужны специальные познания. Так, суд не вправе, не согласившись с выводом эксперта, использовать в качестве доказательства промежуточный факт. Иное приведет к некомпетентной оценке такого факта, а суд невольно возьмет на себя часть функций эксперта, что порочно в принципе – закон не допускает смешения процессуальных функций.

С точки зрения процессуальных категорий именно профессиональная оценка эксперта есть те фактические данные, которые суд затем оценивает как доказательство. Это означает, что если в качестве эксперта в судебном процессе выступил не просто проектный институт, а отраслевая организация, профессионально занимающаяся именно судебной строительно–технической экспертизой, – ее выводы оспорить скорее всего не удастся.

Суд, как правило, в состоянии оценить лишь полноту заключения эксперта: проверить на все ли поставленные вопросы даны ответы, оценить соблюдение экспертом необходимых процессуальных требований, наличие у заключения всех требуемых реквизитов.

Орган, назначивший экспертизу, не в состоянии оценить ни научную обоснованность выводов эксперта, ни правильность выбора и применения им методов исследования, ни соответствие этих методов современным достижениям соответствующей области знания, поскольку для такой оценки этот орган должен обладать теми же познаниями, что и эксперт. Более того, существующая форма экспертного заключения не позволяет оценить даже компетенцию эксперта, проводившего исследование, поскольку содержит указания лишь на характер образования и стаж работы эксперта. Но ни первое, ни второе еще не свидетельствуют о том, что он достаточно профессионально решил именно эту экспертную задачу: о компетентности эксперта в вопросах конкретного экспертного задания судить по этим данным достаточно обоснованно невозможно.

При рассмотрении некоторых категорий дел возникает необходимость определить, были ли нарушены стороной специальные правила, регламентирующие ту или иную сферу профессиональной деятельности.

Например, порядок согласования архитектурно-строительной части, определение соответствия СНиПам и т. п.. (По ГПК РСФСР 1923 г. допускалось совмещение судом экспертных функций. Так, ч. 2 ст. 152 указывала, что если в составе суда имеются лица, обладающие достаточными познаниями для разъяснения специального вопроса, суд может вынести решение и без назначения экспертов).

Возникают вопросы: может ли суд сам, без привлечения специальных знаний, решать данные вопросы? И можно ли ставить перед экспертом вопрос о нарушении подобного рода правил? Ведь речь идет о нормативных положениях, а поскольку правовые вопросы составляют исключительную компетенцию суда, то и вопрос о нарушении специальных правил должен решать суд – именно так полагают некоторые юристы.

Однако сложившаяся судебная практика склоняется к тому, что специальные, научно – технические правила хотя и имеют нормативную оболочку и правовое значение, но природа их от этого не меняется, они не превращаются в норму права, которая регулирует общественные отношения.

Экспертное исследование здесь необходимо постольку, поскольку требуется анализ и профессиональная оценка качества осуществляемой деятельности (деятельности, которая сама требует специальной подготовки). Задача эксперта – не констатация нарушения специального правила данным субъектом, но выявление объективных причин, повлекших дезорганизацию профессиональной деятельности.

Учитывая заключение эксперта, суд определяет, насколько правомерным или неправомерным было поведение причинителя вреда, следует ли считать его виновным. Экспертиза здесь необходима для профессионального анализа специальной деятельности, а заключение эксперта является важным доказательством, помогающим суду верно оценить поведение субъекта с юридической точки зрения и правильно разрешить дело по существу.

Согласно закону заключение экспертизы для суда необязательно и оно рассматривается судом на равнее с другими доказательствами. Но, если рассматривается спор в области строительства т.е. в области где сплошь и рядом нужны специальные познания, где фигурируют сложные расчеты и лабораторные исследования (это касается любых отраслей промышленности), какие другие доказательства суд должен признать как основные и положить в основу судебного решения. Ответ один – результаты экспертизы. Если экспертиза не удовлетворяет суд, то он назначит дополнительную, повторную, еще раз повторную, но в любом случае основой судебного решения станут результаты экспертизы.

Из всего вышесказанного следует, что, как уже выше было сказано, результат рассмотрения спора в области строительства в суде в большей части будет определяться именно результатами судебной экспертизы, а следовательно (фактически) экспертами ее проводящими. Не зря многие специалисты предлагают создать отраслевые суды.

В таком случае, принимая во внимание решающую доказательную силу экспертизы, участникам рынка целесообразно решать споры не входя в изнурительный судебный спор, а путем проведения досудебной экспертизы и на основании ее результатов. Процессуальный порядок проведения такой экспертизы также существует – постановление нотариуса или соглашение сторон. Также результаты экспертизы могут быть положены в основу специальной процедуры внесудебного урегулирования конфликтов – медиации (mediation), которая широко применяется на Западе, но в России делает только самые первые шаги.

Энциклопедия МИП » Арбитраж » Общие положения » Специалист в арбитражном процессе

Специалист выступает в качестве полноправного участника арбитражного процесса.

Специалист в арбитражном суде: понятие

Термин «специалист» неоднократно используется в Арбитражном процессуальном кодексе РФ. По большей части, в вышеназванном Кодексе применяется понятие «специалист», под которым подразумевается физическое лицо, обладающее специальными знаниями, выходящими за общеизвестные пределы. Такое лицо приглашается в зал судебного заседания в качестве специалиста, чтобы получить от него необходимые для рассмотрения дела разъяснения, консультации, а также для выяснения его профессионального мнения по существу рассматриваемого вопроса. Зачастую, специалист привлекается к судебному разбирательству с начала судопроизводства и заканчивает свою деятельность только при закрытии дела. Соответственно, под данным понятием подразумевается полноправный участник судебного разбирательства, который должен явиться в суд по вызову, может знакомиться со всеми материалами рассматриваемого дела, заявлять ходатайства о необходимости предоставления ему различных дополнительных материалов. Следовательно, руководствуясь данным понятием, можно сделать вывод, что специалист имеет определенные права и несет обязанности, которые он должен реализовывать не только в момент консультирования участников судопроизводства по возникшим у них вопросам, но и до этого.

Несмотря на внешнюю схожесть с экспертом, специалист имеет некоторые отличительные особенности, которые отражены в его правах и обязанностях.

Права и обязанности, которыми обладает специалист в арбитражном суде

В рамках арбитражного процессуального законодательства статусу специалиста уделяется особое внимание. Вышеупомянутый кодекс очерчивает права и обязанности, которыми может обладать этот субъект судопроизводства.

Специалист выступает в качестве полноправного участника арбитражного процесса.

Следовательно, как и любое другое лицо, он обладает определенным рядом прав и обязанностей. К примеру, в ходе судебного процесса и своего допроса специалист имеет право:

  • знакомиться с материалами дела;
  • принимать участие в судебном заседании;
  • заявить ходатайство о необходимости предоставления для него дополнительных материалов;
  • отказаться от дачи консультации по заданным ему вопросам, если они не входят в его компетенцию;
  • отказаться от дачи консультации по любым заданным ему вопросам, при отсутствии у него достаточного количества необходимых для достоверного ответа материалов.

Отдельно стоит отметить тот факт, что лицо может быть вызвано в зал судебного заседания в качестве специалиста только при наличии у суда достаточного количества материалов, по которым такой участник процесса сможет дать свое заключение. Но при этом специалист, как и любой другой участник процесса, должен выполнять возложенные на него обязанности:

  • явиться в суд в назначенное время;
  • соблюдать порядок в зале судебного заседания;
  • отвечать на все поставленные ему вопросы;
  • давать консультации в устной или письменной форме;
  • давать все необходимые показания.

Стоит отметить, что специалист остается полноправным участником арбитражного процесса и после окончания консультирования субъектов судопроизводства по всем имеющимся у них вопросам. Об этом свидетельствует наличие у него целого ряда прав, которые могут быть применены лишь после окончания процесса:

  • принять участие в последующих заседаниях по данному делу;
  • получить полагающееся вознаграждение за участие в судебном разбирательстве.

Законодательством также определено требование, согласно которому специалист даже по окончании судебного процесса должен выполнять возложенную на него обязанность: ни в коем случае не разглашает сведения, составляющие государственную, служебную или коммерческую тайны, при условии, что он узнал их при реализации своего статуса в качестве специалиста в арбитражном суде.

Отказ специалиста от явки в арбитражный суд

Несмотря на то, что у специалиста есть обязанность явиться в зал заседания в назначенное время, законодательство выделяет ряд уважительных причин, когда подобная явка необязательна, к примеру:

  • болезнь, из-за которой он не может явиться в суд;
  • тяжелая болезнь члена его семьи, при отсутствии реальной возможности поручить уход за ним кому-либо другому;
  • несвоевременное вручение акта;
  • стихийные бедствия;
  • прочие обстоятельства, из-за которых специалист не может исполнить свою обязанность.

Уведомление о наличии уважительной причины, по которой специалист не имеет реальной возможности явиться в суд в назначенное время, должно быть направлено в суд заранее, до начала судебного разбирательства.

Оно может быть составлено в устной или письменной форме.

Как правило, суд предпочитает получать подобные документы в письменном виде, чтобы прикрепить их к материалам дела. Оформив причину своей неявки в письменной форме, специалист будет иметь веское доказательство отсутствия нарушений требований законодательства.

Особенности участия специалиста в суде

Законодательством предусматривается особый порядок, в соответствии с которым должен быть осуществлен вызов специалиста. Для этого такому лицу высылается копия судебного акта, в котором содержится следующая информация:

  • наименование и адрес арбитражного судебного органа, в который данное лицо вызывается в качестве специалиста для допроса;
  • время и место проведения заседания;
  • полные фамилия, имя и отчество лица, вызываемого в суд для дачи заключения;
  • наименование дела, по которому от специалиста требуется получить консультацию. Здесь же должна быть указана информация, что данное лицо вызывается в суд именно в качестве специалиста;
  • указание на действия, которые вызываемый специалист должен совершить, а также перечисление имеющихся у него прав.

Готовый судебный акт должен быть направлен лицу, которое обладает теоретическими или практическими знаниями по существу рассматриваемого в ходе судебного процесса дела. Акт должен быть направлен заказным письмом с обязательной отметкой о его вручении. В отдельных случаях акт вручается лицу, вызываемому на допрос в качестве эксперта или специалиста, непосредственно в судебном органе, осуществляющем рассмотрение дела. В случаях, когда требуется незамедлительная помощь такого эксперта или специалиста, акт высылается ему при помощи телефонограммы или по электронной почте.

Формы участия специалиста в арбитражном суде

В ходе судебного разбирательства специалист осуществляет две функции:

  • дает консультации;
  • дает заключение.

В соответствии с требованиями законодательства специалист должен давать показания по любому вопросу, поставленному перед ним участником судопроизводства. Причем он не может принимать решения о том, будет ли данный ответ полезен для дальнейшего судебного разбирательства. Следовательно, специалист должен отвечать на поставленные перед ним вопросы вне зависимости от своего мнения насчет его относимости к производству. Специалист имеет право уклониться от дачи заключения, только если он был отведен судьей.

Заключение эксперта в любом судопроизводстве имеет важнейшее доказательственное значение. Заключение эксперта считается средством доказывания, как правило, заслуживающим особого доверия, и в случае возникновения сомнений многие судьи полагаются на показания эксперта, т.е. обычно ограничиваются допросом эксперта.

При проведении повторной экспертизы эксперт не правомочен оценивать первичное заключение, однако в случае расхождения результатов первичной и повторной экспертиз он должен объяснить суду причины такого расхождения. Таким образом, повторная экспертиза является не только способом получения нового доказательства, но и эффективным методом проверки обоснованности и достоверности заключения первичной экспертизы.

«Допрос эксперта» в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве содержится в соответствующих статьях закона и обладает тем же доказательственным значением, что и показания эксперта в уголовном судебном производстве. Его порядок регламентируется ст. 187 ГПК РФ и ч. 3 ст. 86 АПК РФ, в соответствии с которыми после оглашения заключения эксперта в судебном заседании эксперту могут быть заданы вопросы в целях разъяснения (пояснения) и дополнения заключения.

Допрос эксперта – это дополнительная возможность разъяснить сторонам отдельные положения исследований, понять и уточнить сделанные выводы. На практике экспертам при допросе в суде часто приходится обосновывать правомерность и целесообразность применения методик и технических средств, которые они использовали при исследовании; отстаивать правильность проведенных расчетов и т.п.

Отвечая на вопросы, эксперт имеет возможность выдвинуть дополнительные аргументы в обоснование сделанных им выводов, сослаться на справочную литературу; объяснить, почему в основу вывода положены те или иные признаки, какова достоверность полученных результатов, на чем основаны его расчеты и выводы. Это подтверждает и судебная практика.

Отвечая на вопросы сторон и суда, эксперт своими показаниями-разъяснениями и дополнениями должен способствовать правильному пониманию сторонами и судом его заключения, надлежащей его оценке.

В отличие от свидетелей эксперт не подлежит удалению из зала суда до его допроса (дачи показаний). Он должен присутствовать в зале с самого начала судебного разбирательства. Эксперт может участвовать в допросе участвующих в деле лиц и свидетелей, задавать вопросы, выяснение которых имеет отношение к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 55 АПК РФ).

При допросе эксперта судья может предложить ему прокомментировать свое заключение, после чего ему задают вопросы, относящиеся к предмету экспертизы. Эксперт в процессе – носитель специальных знаний и вызывается по конкретному делу. Поэтому ему могут быть заданы вопросы, относящиеся только к его специальности и данному им заключению (ч. 1 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 86 АПК РФ).

Общие положения криминалистической тактики проведения допроса вообще не допускают постановку наводящих вопросов. Конечно, это правило действует и в отношении допроса эксперта. Что касается постановки иных вопросов, то четких тактических рекомендаций (кроме предмета допроса) ни законодательство, ни теория не сформулировали.

В соответствии с ч. 1 ст. 187 ГПК РФ первыми задают вопросы лицо, по заявлению которого назначена экспертиза, его представитель, а затем задают вопросы другие лица, участвующие в деле, их представители. В случае если экспертиза назначена по инициативе суда, первым задает вопросы эксперту истец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса.

В арбитражном процессе подобная очередность вопросов эксперту и ответов на них законом не регламентируется. В части 3 ст. 86 АПК РФ закреплена только обязанность эксперта ответить на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле, и суда.

Экспертам часто ставятся вопросы относительно базового образования, специализации эксперта и формы его подготовки, стажа работы по специальности. Многие вопросы относятся к проведенному исследованию.

Как свидетельствует судебная практика, эксперту задают вопросы относительно:

— научных основ экспертизы, которую он представляет;

— научной обоснованности методик, использованных экспертом при производстве данной экспертизы;

— правильности выбора и применения методик;

— степени достоверности выводов.

В суде предметом обсуждения нередко бывают методики, избранные и примененные экспертом, условия и правильность их применения.

Эксперту могут быть заданы следующие вопросы:

1) является ли примененная им методика общепринятой, сертифицированной либо эксклюзивной, используемой в качестве авторской апробации; каков официальный статус методики;

2) имеются ли другие методики для решения данной задачи, и почему была выбрана именно эта;

3) были ли соблюдены условия применения данной методики; были ли достаточными данные условия для ее применения;

4) все ли исходные данные учел эксперт; если не все, то почему;

5) достаточно ли было признаков и их совокупности для того, чтобы сделать вывод?

Государственные эксперты, как правило, используют общепринятые сертифицированные методики и методы исследования, прошедшие апробацию и рекомендованные к внедрению в установленном порядке. Однако, если сведения об этом не вытекают из текста заключения, эксперту могут быть заданы вопросы относительно статуса примененной методики.

В судебной практике при проведении экспертных исследований иногда применяются авторские методики, не прошедшие процедуру сертификации и не рекомендованные к применению.

Одновременно эксперту может быть задан вопрос о том, нет ли других методик, позволяющих решать данную задачу, и почему эксперт избрал именно примененную в данном случае. Эксперт должен объяснить свой выбор.

Эксперту могут быть заданы вопросы относительно соответствия (адекватности) методики объекту с целью выяснения, точно ли объект подпадает под условия применения данной методики и, если не вполне точно, то существенно ли это несоответствие? Эксперт обязан такие тонкости объяснить.

Условиями применения методики могут быть не только свойства исследуемого объекта, но и другие исходные данные. Например, для применения некоторых методик обязательно определенное количество образцов или проб.

Одним из основных принципов судебно-экспертной деятельности являются всесторонность и полнота проводимых исследований. Поэтому эксперту могут быть заданы вопросы относительно того, все ли исходные данные использованы и учтены экспертом, а если не все, то почему. Эксперт должен объяснить, по какой причине он не учел те или иные обстоятельства, существенны ли они для его заключения или они не имели значения для принятия решения.

Эксперту может быть задан вопрос и относительно обоснованности его выводов: достаточно ли было признаков, их количества, совокупности для того, чтобы сделать выводы по предоставленным материалам. В любой методике экспертизы имеются свои критерии принятия решений. Поэтому эксперту могут быть заданы вопросы относительно того, какие критерии оценки результатов исследования предусмотрены в данной методике и какими руководствовался он, принимая решение.

Вопросы относительно обоснованности выводов обычно сводятся к оценке достаточности или недостаточности признаков для принятия определенного решения.

В каждой методике имеются свои критерии оценки необходимости и достаточности (значимости) полученной в результате проведения исследования информации для принятия определенных решений. Если эксперту заданы вопросы относительно такого рода критериев и того, как они были применены в данном случае, эксперт должен эти моменты разъяснить.

Вопрос о степени достоверности результатов конкретного исследования требует от эксперта ответа во всех случаях, независимо от того, проводилось ли исследование на качественно-описательном или количественном уровне. Если примененная экспертом методика имеет качественно-описательный характер, эксперт отвечает на вопрос, исходя из общих критериев формирования вывода по данному виду экспертизы и материалов конкретного дела, насколько они информативны для дачи заключения.

В случае если речь идет о количественной методике, она имеет количественные критерии принятия решений. Тогда эксперт должен пояснить, каким решающим правилом он руководствовался и какую степень надежности в числовом выражении имеет его вывод.

Кроме того, сторона может ходатайствовать о предоставлении экспертной методики на обозрение в судебном заседании. Это полезно делать для того, чтобы эксперт непосредственно показал не только примененную им методику, но и те решающие правила, которые легли в основу сделанного им вывода.

В судебной практике могут быть ситуации, когда в процесс вызываются несколько экспертов. Это имеет место в случае производства комиссионных, комплексных и повторных экспертиз. Все эксперты должны присутствовать в зале судебного заседания с самого начала судебного разбирательства и обязательно слушать показания своих коллег.

Допрашиваются все эксперты. Причем они могут задавать вопросы друг другу и участвовать в перекрестных, шахматных допросах.

Если выводы экспертов не совпадают, обязательно должны быть заданы вопросы относительно тех базовых моментов, которые были положены в основу выводов.

Необходимо выяснить:

— использовали ли они одну и ту же методику или разные, в чем их различие, почему каждым экспертом была избрана именно эта;

— какие признаки, их совпадения и различия были выявлены каждым экспертом и как была оценена их информативность, по каким критериям;

— достаточны ли были полученные в результате исследования данные для сделанных выводов.

В процессе допроса необходимо выяснить причину расхождений в выводах разных экспертов.

Каждому эксперту может быть предоставлена возможность прокомментировать заключение и показания своего коллеги. Это очень важно для соблюдения принципа состязательности в процессе. Если этого не сделано, дело не может быть успешно рассмотрено.

В гражданском и арбитражном процессе специалист выполняет технические и консультативные функции (ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, ст. ст. 55.1, 87.1 АПК РФ). В процессе рассмотрения дела заслушиваются его показания, разъяснения и консультации и ему могут быть заданы вопросы (ч. ч. 2 и 3
ст. 188 ГПК РФ, ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

Поскольку консультации специалиста имеют преимущественно справочный характер, ему могут быть заданы вопросы относительно источника сведений, на основе которых он дает консультацию, о их надежности и достоверности.

Порядок очередности вопросов специалисту и ответов на них такой же, как и при даче показаний экспертом (ч. 4 ст. 188 ГПК РФ, ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

Часто одна из сторон процесса прибегает к помощи специалиста с целью получения рецензии на заключение эксперта, которое оформляется, как правило, заключением специалиста, или проведения нового исследования, не имеющего процессуальной формы судебной экспертизы. Затем эти документы представляются суду. Хотя они не имеют доказательственного значения судебной экспертизы, суд может их учесть при оценке экспертного заключения.

В этом случае при допросе эксперта последнему может быть предложено прокомментировать заключение специалиста и ответить на возникшие в связи с этим вопросы. В рецензии обычно содержатся недостатки, замеченные рецензентом в заключении эксперта. Эксперт должен быть ознакомлен с рецензией заранее (до судебного заседания) и готов ответить на все высказанные замечания.

Если в деле имеется несудебное экспертное исследование, оформленное актом экспертного исследования или заключением специалиста, эксперт также должен иметь возможность ознакомиться с ним и прокомментировать его.

В соответствии с ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, ч. 1 ст. 87.1 АПК РФ консультации специалист должен давать суду. Поэтому приглашение специалиста в судебное заседание должен осуществлять суд, а не сторона, которая может только ходатайствовать об этом. Процессуальных оснований для допроса эксперта специалистом нет, поэтому участие специалиста в допросе эксперта в гражданском (арбитражном) деле является процессуальным нарушением и не должно допускаться судом.

Правовой отдел УМВД России по Ярославской области.

В.В. ШАДРИН
В.В. Шадрин, доцент кафедры судебных экспертиз Саратовской государственной академии права.
В настоящее время судебный эксперт выступает в качестве самостоятельного, независимого субъекта процесса, обладающего специфическими процессуальными обязанностями и правами, отличающими его от иных субъектов. Независимое положение эксперта среди других субъектов процесса, содействующих осуществлению правосудия, обеспечивается его функцией предоставления доказательств в виде заключения и особой процессуальной формой реализации этой функции. Причем УПК РФ, ГПК РСФСР, КоАП РФ и АПК РФ не допускают смешения процессуальных функций между различными участниками процесса (например, эксперта и свидетеля).
Эксперт, не обладая заранее какой-либо доказательственной информацией, изыскивает ее сам, проводя с этой целью специальные экспертные действия, результаты которых оформляет в форме письменного заключения. Дача экспертом заключения по поставленным следствием (судом) вопросам — главная обязанность этого субъекта процесса при производстве экспертизы, установленная Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно — экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон о судебно — экспертной деятельности), УПК РФ, ГПК РСФСР, КоАП РФ и АПК РФ.
———————————
СЗ РФ. 2001. N 23.
Помимо этого, Закон о судебно — экспертной деятельности в ст. 16 закрепляет следующие обязанности эксперта:
— принять к производству порученную ему руководителем соответствующего государственного судебно — экспертного учреждения судебную экспертизу;
— провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела;
— составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если: поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта; объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении; современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы;
— не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;
— обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.
Эксперт исполняет и те обязанности, которые предусмотрены действующим процессуальным законодательством.
Указанная статья названного Закона устанавливает ограничения деятельности эксперта, который не вправе:
— принимать поручения о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственного судебно — экспертного учреждения;
— осуществлять судебно — экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта;
— вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела;
— самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы;
— сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших;
— уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.
В соответствии с ч. 4. ст. 57 УПК РФ эксперт также не вправе:
— без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;
— давать заведомо ложное заключение;
— разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.
В силу важности соблюдения законности при учете судом результатов экспертизы председательствующий судья в соответствии со ст. 269 УПК РФ обязан разъяснить эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем тот дает подписку, приобщаемую к протоколу судебного заседания.
Между тем в юридической литературе отмечено наличие и иных процессуальных обязанностей, производных от главной, многие из которых нашли отражение в УПК РФ и в Законе о судебно — экспертной деятельности. Однако отдельные положения доктрины пока нельзя отнести к процессуальным обязанностям эксперта, поскольку Закон не предусматривает их в таком качестве. Например, Закон не относит к процессуальным обязанностям проведение экспертом исследования в полном соответствии с возможностями применяемых им специальных знаний для обоснования своих выводов, хотя это требование и вытекает из характера судебной экспертизы как формы использования специальных знаний. Здесь можно говорить о реализации обязанности дать заключение по делу, к которому Закон (ст. 204 УПК РФ, ст. 77 ГПК РСФСР) предъявляет в том числе требование обоснованности выводов по поставленным перед экспертом вопросам. К порядку реализации обязанности эксперта дать заключение следовало бы отнести и требования о проведении исследования, даче подробного описания и выводов по этому исследованию, а также о даче обоснованных ответов на вопросы следователя и суда.
Соблюдение экспертом конституционных прав при производстве экспертизы — одна из важнейших его процессуальных обязанностей, что специально оговорено в ст. 5 Закона о судебно — экспертной деятельности. Согласно указанной статье государственная судебно — экспертная деятельность осуществляется при условии точного исполнения требований Конституции РФ и иных нормативных правовых актов, составляющих правовую основу этой деятельности. Нарушение закона при осуществлении судебно — экспертной деятельности недопустимо и влечет за собой ответственность, установленную российским законодательством.
Общую обязанность эксперта соблюдать права человека при производстве экспертизы необходимо конкретизировать в инструктивном материале, регламентирующем производство экспертизы. В частности, этому вопросу следовало бы уделить внимание в разрабатываемой ныне инструкции по проведению судебно — бухгалтерских экспертиз, которая должна заменить действующую, но уже устаревшую Инструкцию 1987 г.
Помимо этого, в п. 4 ч. 3 ст. 57 УПК РФ, регулирующей права эксперта, целесообразно предусмотреть правило, согласно которому он принимает все меры для сохранения материалов и объектов, переданных ему для исследования следователем (судом). По окончании экспертизы эксперт возвращает органу, назначившему экспертизу, все материалы, предметы, документы и иные объекты, если последние не были использованы в ходе исследования. Подобные положения содержатся в ведомственных актах, регулирующих проведение отдельных видов экспертиз, однако по своему характеру это правило является процессуальным, поэтому и реализовываться должно через процессуальные отношения эксперта со следователем, дознавателем или судом.
УПК РФ не содержит процессуальных норм, точно регламентирующих порядок вызова и допроса эксперта. На практике применяется тот же порядок, что и при вызове и допросе свидетелей, хотя это не совсем верно, поскольку допрос эксперта рассматривается как способ проверки и уточнения его заключения. В ходе допроса эксперт не вправе формулировать новые выводы по поставленным вопросам, не содержащиеся в заключении.
Большое значение в уголовно — процессуальной доктрине придается соблюдению экспертами своих профессиональных обязанностей. Их несоблюдение влечет применение к эксперту уголовно — правовых и процессуальных мер ответственности.
Основания уголовно — правовой ответственности устанавливаются УК РФ, ГПК РСФСР содержит лишь отсылочные нормы (ч. 2 ст. 62 и ч. 2 ст. 76). Указанные меры ответственности могут быть применены судом в уголовном процессе по делу, возбужденному против эксперта. Так, согласно ч. 5 ст. 57 УПК РФ он за дачу заведомо ложного заключения несет ответственность по ст. 307 УК РФ, а в силу ч. 6 той же статьи за разглашение данных предварительного расследования для него наступает ответственность в соответствии со ст. 310 УК РФ.
ГПК РСФСР в ст. 160 устанавливает последствия неявки эксперта в судебное заседание и меры его ответственности. Подобные процессуальные меры были предусмотрены и ст. 82 УПК РСФСР 1960 г., однако в УПК РФ 2001 г. они не установлены.
Согласно ч. 1 указанной статьи ГПК РСФСР при неявке вызванных в судебное заседание экспертов (независимо от причин) суд выслушивает мнение участвующих в деле лиц и заключение прокурора о возможности рассмотрения дела в отсутствие экспертов, затем принимает решение, оформляемое определением: либо продолжить судебное разбирательство, либо его отложить. Любое определение суда должно быть мотивированным, при этом суд может учесть мнение заинтересованных лиц и заключение прокурора.
Часть 2 той же статьи устанавливает, что если эксперт не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он подвергается штрафу в размере до 100 МРОТ, установленных законом, а при неявке по вторичному вызову — принудительному приводу.
В УПК РФ не указано на применение санкций административного или уголовного порядка за неявку эксперта по неуважительным причинам, и с точки зрения правил уголовного и гражданского процесса это правомерно, поскольку ответственность эксперта наступает при совершении им процессуального правонарушения (невыполнение требования суда) и при наличии вины (неуважительность причин неявки). Применяя данное правило, суд использует судебное усмотрение, устанавливая и оценивая причины неявки как уважительные или неуважительные.
Важным моментом осуществления экспертизы, определяемым УПК РФ, являются процессуальные права эксперта.
Согласно специальной ст. 17 Закона о судебно — экспертной деятельности эксперт вправе:
— ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно — экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;
— делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний; обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.
Часть 3 ст. 57 УПК РФ устанавливает, что эксперт может:
— знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;
— ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;
— участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;
— давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;
— приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;
— отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы его специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.
Если эксперт не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, он вправе пользоваться родным языком и услугами переводчика в соответствии с правилами УПК РФ.
Эксперт имеет право на вознаграждение за проведенное по поручению суда исследование, за исключением случаев, когда производство экспертизы является служебным заданием. Кроме того, ему возмещаются расходы, понесенные в связи с явкой в суд (по проезду и найму помещения, суточные).
В статье 39 Закона о судебно — экспертной деятельности установлено важное право экспертов безвозмездно получать от организаций через свои судебно — экспертные учреждения образцы, документацию и другие информационные материалы, необходимые для производства судебной экспертизы. Помимо этого, государственное судебно — экспертное учреждение вправе ходатайствовать перед судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором о получении по окончании производства по делу предметов и документов, являвшихся вещественными доказательствами, для использования в экспертной, научной и учебно — методической деятельности.
Часть 5 ст. 199 УПК РФ наделяет эксперта правом возвращать без исполнения постановление о назначении экспертизы, если представленных материалов недостаточно для ее производства либо он считает, что не обладает достаточными знаниями для выполнения своей экспертной функции.
Согласно ч. 2 ст. 200 УПК РФ в случае возникновения разногласий между экспертами, участвовавшими в производстве комиссионной судебной экспертизы, каждый из них имеет право дать отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие. К числу прав экспертов, реализуемых в ходе производства комиссионной или комплексной экспертизы, можно отнести их право совещаться между собой. Часть 2 ст. 201 дает право экспертам, участвовавшим в производстве комплексной судебной экспертизы, указать в заключении, какие исследования и в каком объеме провел каждый из них, какие факты установил и к каким выводам пришел. При этом каждый эксперт подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.
К правам эксперта в уголовном процессе юристы относят также право обжаловать прокурору действия следователя, связанные с назначением и проведением экспертизы . По закону эксперт имеет право отказаться от дачи заключения ввиду недостаточности представленных материалов (объектов исследования) и отсутствия у него необходимых для исследования специальных знаний. Наличие первого основания можно констатировать в том случае, если эксперт ходатайствовал перед следствием (судом) о предоставлении ему дополнительных материалов, поскольку имеющихся недостаточно для проведения полноценного исследования, что не позволяет ему дать исчерпывающие ответы на поставленные вопросы, но это ходатайство не было удовлетворено. К этому же основанию можно отнести и непригодность представленных материалов (например, для проведения бухгалтерской экспертизы представлен не оригинал документа, а некачественная ксерокопия).
———————————
См.: Тельнов П.Ф. Процессуальные вопросы судебной экспертизы. С. 8.
Второе основание возникает в случаях, когда поставленный вопрос:
не

ВСЕЛЕНИЕ К НАНИМАТЕЛЮ ПО ДОГОВОРУ СОЦИАЛЬНОГО НАЙМА ЖИЛЬЯ: СТАРОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В НОВЫХ УСЛОВИЯХ «

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *