Электронная форма

Давайте разбираться, есть ли разница для инспекторов между электронным документом и электронным образом документа.

Как ни странно, но иногда происходит путаница в таких понятиях как «электронный документ» и «электронный образ» документа. Поэтому давайте более подробно остановиться на данном вопросе, возможно эта статья поможет кому-то избежать проблем при проверке.

Рассмотрим несколько ситуаций, с которыми столкнулись организации.

Ситуация 1. Между контрагентами заключено Соглашение об электронном документообороте

При этом одна из сторон (Поставщик) передает по каналам связи Покупателю документ, подписанный электронной цифровой подписью, в тексте которого стоит подпись должностного лица, сделанная от руки. У Покупателя возникают сомнения, а насколько такой документ соответствует понятию электронного документа? Могут ли у него при проверке возникнуть проблемы с подтверждением расходов, заявленных при определении налоговой базы по налогу на прибыль?

Откровенно говоря, сами налоговики пока не все понимают в ЭДО. Бухгалтеры тоже путаются. Давайте разбираться вместе. Мы подготовили тренинг «Электронная первичка: доверять, проверять, использовать». Это не просто семинар, это тренинг с глубоким погружением, взрывом сознания и счастливым концом. Интересный формат. Тренинг пройдет 20 февраля в Москве.

Сначала давайте разберемся, что же такое электронный документ, а для этого обратимся к нормам Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее Закон № 149-ФЗ).

Электронный документ — это документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах (п. 11.1 ст. 2 Закона № 149-ФЗ).

При этом по мнению налоговиков, электронный документооборот — это последовательность транзакций по обмену документами между его участниками, обеспечивающую некоторый регламентированный процесс по обмену документами.

Статья 6 Федерального закона № 63-ФЗ «Об электронной подписи» (далее Закон № 63-ФЗ) определяет условия, при выполнении которых электронные документы, подписанные электронной подписью, признаются равнозначными документам на бумажном носителе, подписанным собственноручной подписью. В частности согласно п. 1 ст. 6 Закона № 63-ФЗ электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью, признается документ, подписанный квалифицированной электронной подписью. Другими словами, электронный документ, подписанный должным образом — это оригинал документа, т.е. он всегда является первым экземпляром, это если проводить аналогию с бумажными документами.

Согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 100 «Об утверждении Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций)», сканирование документа — это получение его электронного образа. Тогда как при электронном документообороте в электронном виде создаются не электронные копии бумажных документов (электронные образы), а именно оригиналы электронных документов.

Исходя из условий рассматриваемого вопроса между контрагентами заключено Соглашение об электронном документообороте. При этом одна из сторон (Поставщик) передает по каналам связи документ, подписанный электронной цифровой подписью, в тексте которого проставлена подпись должностного лица. Другими словами у Покупателя в наличии остается «скан» документа, его копия или электронный образ, заверенный цифровой подписью.

А достаточно ли будет этого для подтверждения расходов при исчислении налога на прибыль? Давайте разберемся.

Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 НК РФ). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом, как указывают налоговики, копии документов (электронные образы) не являются оправдательными документами для целей налогового учета расходов. Так в Письме УФНС по г. Москве от 25.01.2008 № 20-12/05968 контролеры отмечают в частности, что сканированные либо сделанные иным способом копии первичных документов не являются оправдательными документами, достаточными для признания расходов в целях налогообложения прибыли. Для целей налогового учета расходов организации необходимо иметь только оригиналы документов.

Учитывая вышеизложенное сканирование документа — это получение его электронного образа.

Тогда как при электронном документообороте в электронном виде создаются не электронные копии бумажных документов (электронные образы), а именно оригиналы электронных документов. Поэтому документ, подписанный электронной цифровой подписью, в тексте которого проставлена подпись должностного лица, не соответствует понятию электронного документа. При проверке у получающей стороны могут возникнуть проблемы с подтверждением расходов, поскольку сканированные копии первичных документов не являются оправдательными документами, достаточными для признания таковых в целях налогообложения прибыли. Для целей налогового учета расходов организации необходимо иметь только оригиналы документов.

Тренинг ведет Лапина О.Г. — к.э.н., советник государственной гражданской службы РФ II класса, автор книги-бестселлера «Годовой отчет: сдаем в срок и без ошибок с учетом практики налоговых проверок». Она обещает три ступени обучения на мероприятии:

1) понимание того, что такое электронная первичка;

2) знание нюансов передачи электронных документов в налоговую;

3) приобретение навыков чтения форматов и практическое ознакомление с возможностями использования скрытых (неявных) полезностей форматов, утвержденных ФНС России.

Записывайтесь.

Ситуация 2: Оптовый поставщик, отпустив товар и подписав оригиналы отгрузочных документов, потом получает их назад от покупателя с его подписями

Поскольку подписанные покупателем оригиналы предоставляются по почте, то это происходит с некоторой задержкой. Иногда документы не возвращаются, при этом покупатель всегда в адрес поставщика направляет подписанные первичные документы в виде скан-образов. Может ли электронный скан-образ документа заменить его оригинал, подтверждающий отгрузку и оформленный на бумаге?

Как всегда обратимся к нормам законодательства. Прежде всего следует напомнить, что каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок.

Кроме того первичный учетный документ должен быть составлен при совершении факта хозяйственной жизни, а если это не представляется возможным — непосредственно после его окончания.

Действия юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей должны совершаться в простой письменной форме (ст. 153 и ст. 161 ГК РФ).

При этом подлинником документа является первый или единичный его экземпляр, что следует из пункта 3.1 Национального стандарта Российской Федерации «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» (ГОСТ Р 7.0.8-2013, утвержден приказом Росстандарта от 17.10.2013 N 1185-ст).

Поэтому, в случае оформления документа на бумажном носителе с собственноручными подписями лиц, ответственных за оформление операции, такой экземпляр и является подлинником.

Замена подлинника документа его электронным скан-образом действующим законодательством не предусмотрена (Письмо ФНС России от 17.05.2016 N АС-4-15/8657@).

Поэтому электронный скан-образ документа не может заменить его оригинал, оформленный на бумаге. Однако, справедливости ради следует отметить, что для Поставщика отсутствие оригинала документа на поставку скорее всего не повлечет серьезных негативных последствий, если сделка по отгрузке товаров будет своевременно и в полном объеме отражена в учете.

Автор статьи — Елена Пшеничная, эксперт по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения ООО «ИК Ю-Софт»

В современном мире информация является ценнейшим ресурсом, сопоставимым разве что со временем. Информация выполняет множество задач в жизни общества, обеспечивая коммуникационное взаимодействие всех его составляющих, фиксируя, сохраняя и передавая полученные и накопленные знания. И все же ключевую роль информация играет именно в управлении.

Управленческая информация фиксируется в документах. Документ, как носитель информации, является информационным ресурсом, управление которым возложено на специалистов-документоведов, призванных организовать технологический процесс документирования и работу с документами, в том числе и с использованием современных информационных технологий.

На современном этапе уже ни у кого не вызывает сомнений необходимость внедрения новых информационных технологий в процессы управления и прежде всего в сферу документационного обеспечения управления (ДОУ), как в одну из важнейших составляющих этих процессов. Говоря о внедрении новых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в сферу ДОУ, как правило, подразумевается проектирование и внедрение автоматизированной системы документационного обеспечения управления (АС ДОУ) с множеством вариантов встроенных и прилагаемых модулей.

Но что стоит за этими информационными технологиями, в том числе системами АС ДОУ? Мало кто из специалистов-документоведов понимает это в полном объеме. В то же время, совершенно очевидно, что без базовых, основополагающих знаний в сфере информационных технологий (ИТ) ни один документовед уже обойтись не может.

В последнем национальном стандарте, регулирующем процессы управления документами ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007 четко прописана ответственность «управляющих документацией», т. е. специалистов в области документационного обеспечения управления, за проектирование, внедрение и использование автоматизированной системы ДОУ. Это говорит о том, что документоведы уже не могут быть сторонними наблюдателями при проектировании и внедрении АС ДОУ и только потом ее пользователями. Они должны уже на начальном этапе ее проектирования принимать активное участие в процессе и устанавливать основные требования к функциональной составляющей этой системы.

В соответствии с требованиями к квалификации, документовед принимает участие в постановке задач, проектировании, эксплуатации и совершенствовании (в части информационного обеспечения) автоматизированных информационных систем и систем управления. Также принимает участие в разработке новейших информационных технологий, проектировании и актуализации баз и банков данных. Изучает и обобщает передовой отечественный и зарубежный опыт в области ДОУ.

Изучение компьютерных информационных технологий в управленческой деятельности становится важной задачей общепрофессиональной подготовки по специальности «Документоведение и документационное обеспечение управления». Современный специалист должен хорошо ориентироваться в многообразии программных средств и представлять себе уровень вариантности программно-технологических решений для реализации задач ДОУ.

Отсюда можно сделать вывод о необходимости расширения кругозора документоведов в сфере применения информационных технологий в ДОУ и их особенностей.

Важнейшей проблемой, возникающей при внедрении ИТ в деятельности любой, особенно государственной, организации является проблема сохранности электронных документов и доступ к ней по истечении значительного периода времени. Еще одна из проблем возникает при обмене электронными документами в управлении, особенно на межведомственном уровне. На современном этапе эти проблемы, отчасти, помогут решить открытые форматы электронных документов.

В стране активно обсуждается и разрабатывается вопрос внедрения электронного документооборота на уровне правительства (например, программы «Электронная Россия», «Электронная Москва», концепции формирования электронного правительства, внедрения электронных администра­тивных регламентов, объединения го­сударственных информационных ре­сурсов). Решение вопросов, поставленных в этих документах не возможно без учета форматов электронных документов (ЭД).

Важными документами, задающими основные направления развития информационных технологий в Российской Федерации, являются Доктрина информационной безопасностии Стратегия развития информационного общества. Особое внимание уделено Программам и Концепциям, ввиду того, что именно в них заложена методология внедрения современных ИТ в России, в том числе в сферу ДОУ. Среди них особый интерес представляют Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002−2010 гг.)», Концепция формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 г., Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 г.и др.

Концепция развития национальной системы стандартизациипредставляет собой систему взглядов на проблемы развития национальной системы стандартизации в Российской Федерации до 2010 г. и содержит обоснованные цели, задачи и направления развития.

Рассмотрению этого вопроса мы намерены посвятить цикл статей, в которых будут описаны основные форматы электронных документов, становление и развитие свободного программного обеспечения, специфика открытых форматов электронных документов, практика применения их в России и за рубежом.

Формат электронного документа – это, более точно, формат файла, в котором содержится текстовая и/или аудиовизуальная информация в закодированном виде. «Закодированный» не следует путать с понятием «зашифрованный». Шифрование относится к средствам скрытия информации, а кодирование – лишь преобразование информации из одной формы в другую.

Если проанализировать современные словари компьютерных технологий, то понятие «формат» многообразно и сложно. Для пользователя достаточно знать, что формат электронного документа – это некая определенная логика или алгоритм, следуя которым информация из машиночитаемой преобразуется в понятную для человека и наоборот. Форматы могут иметь разные виды, от простых и ограниченных по возможностям до сложных и способных нести множество функций, включая возможности создания верстки, сжатия и шифрования.

В области компьютерных технологий под термином «формат» понимается структура информационного объекта. Например, форматом файла называют способ организации элементов информации (битов, байтов) в файле, а формат электронного документа определяет способ расположения и представления данных в электронном документе.

Перечислим кратко форматы электронных документов, используемые в ДОУ.

Текстовые форматы используются для создания текстов документов и чаще всего создаются при помощи текстовых процессоров.
Например:

.DOC – популярный формат электронного документа, предназначен для просмотра и изменения (редактирования) текста документа. Формат крайне удобен при одновременной работе над документом нескольких исполнителей.
.PDF – формат отображения документа в идентичном виде на любой операционной системе и в любом приложении. Популярен при составлении документов, презентационных материалов, рекламных буклетов и т. п. Ввиду того, что формат предназначен для просмотра документа и не позволяет вносить в него несанкционированно (либо незаметно) изменения, его использование в ДОУ крайне удобно. Следует отметить, что все стандарты международной организации по стандартизации (ИСО) присылаются в Ростехрегулирование именно в формате PDF.

.RTF – предназначен для просмотра документов и их редактирования в различных версиях программных продуктов. Например, версиях Word for Windows. В ДОУ формат активно используется благодаря тому, что позволяет преобразовывать файлы без потери структуры и содержательной части документа и работать с ними в одной операционной системе, но в различных ее временных версиях.
Графические форматы хранят изображение (например, фотографию, рисунок) и делятся на два основных типа: векторные форматы, которые хранят изображение как набор геометрических фигур (DXF, EPS, CGM), и растровые форматы, которые хранят изображение как набор точек-пикселей (BMP, TIFF, GIF). Сохраненное изображение можно добавить к тексту документа и использовать его при оформлении презентации.

Форматы баз данных создаются при помощи систем управления базами данных (СУБД). Они состоят из полей и таблиц, содержащих отдельные элементы информации. Про­грамма позволяет устанавливать связи между разрозненными элементами. Например, база данных о сотрудниках может содержать поля с фамилиями сотрудников, адресами и сведениями о выполняемой работе.

Файлы в формате электронных таблиц хранят в ячейках числа и взаимосвязи между этими числами. Так, одна ячейка может содержать формулу, которая суммирует данные двух других ячеек. Как и файлы баз данных, файлы электронных таблиц обычно имеют формат той программы, при помощи которой созданы. Этот формат удобен при учете рабочего времени и т. п.

Видео- и аудиоформаты содержат движущиеся изображения (цифровое видео, анимацию) и звуковые данные, которые чаше всего создаются и просматриваются при помощи соответствующих программ и хранятся в однопрограммном формате. Наиболее используемыми из них являются форматы QuickTime и MPEG. В ДОУ с их помощью можно протоколировать заседания, совещания и т.д.

Более подробно остановимся на форматах разметки, которые содержат встроенные инструкции по отображению и понятности содержания файла.

Определять язык разметки текстов электронных документов можно на метаязыке SGML (Standard Generalized Markup Language). Изначально он был разработан для совместного использования машиночитаемых документов в больших правительственных и аэрокосмических проектах. Он широко использовался в печатной и издательской сфере, но его сложность затруднила его широкое распространения для повседневного использования.

SGML был утвержден Международной организацией по стандартизации ISO в качестве международного стандарта ISO 8879:1986 «Information processing – Text and office systems – Standard Generalized Markup Language (SGML)» и используется в государственных органах многих стран мира.

От языка разметки текстов документов SGML произошли новые, более совершенные языки разметки HTML и XML.

HTML (Hypertext Markup Language – «язык разметки гипертекста») – это приложение SGML. Он используется для отображения почти всей информации в сети. Соответствует международному стандарту ISO 8879:1986 и является стандартным языком разметки документов во Всемирной паутине (www).

XML (Extensible Markup Language) – подмножество языка SGML. Получил популярность при управлении информацией и обмене ею, как относительно простой язык разметки текстов документов. XML – текстовый формат, предназначенный для хранения структурированных данных (взамен существующих файлов баз данных), для обмена информацией между программами, а также для создания на его основе более специализированных языков разметки, иногда называемых словарями.

Формат XML принят органами стандартизации интернет-сообщества в лице консорциума World Wide Web (W3C), который разрабатывает и внедряет технологические стандарты для Всемирной паутины и организации UDDI (Universal Description, Discovery and Integration), развивающей стандарт Универсального описания, обнаружения и интеграции, предназначенного для определения, регистрации и обнаружения Web-служб, предлагаемых компаниями. Это спецификация, устанавливающаяся требования к распределенному информационному регистру Web-службы.

По назначению форматы электронных документов можно условно разделить на:
– форматы для просмотра документа;
– форматы для просмотра и изменения документа;
– форматы для изменения документа.

По возможности переноса форматы электронных документов бывают:
– переносимые межплатформенно;
– переносимые межпрограммно;
– специализированные.

Как правило, четкой границы между этими категориями не бывает. Форматы, переносимые между различными платформами, могут быть и переносимыми межпрограммно. Специализированные форматы применяются в узких задачах и используются, как правило, только приложениями одной фирмы и чаще всего являются закрытыми.

По доступности форматы могут быть открытыми и закрытыми. Закрытые форматы всегда являются собственностью конкретной организации, которая использует их как для того чтобы гарантировать потребителю качество продукта, так и для защиты от заимствования технологии конкурентами.

Открытый формат – общедоступная спецификация хранения цифровых данных, свободная от лицензионных ограничений при использовании. В частности, должна быть возможность включать поддержку открытых форматов как в свободное (открытое), так и в проприетарное (собственническое, несвободное) ПО, распространяемое по лицензиям, характерным для каждого из этих типов. Главная цель открытых форматов – гарантировать возможность доступа к данным в течение долгого времени без оглядки на лицензионные права и технические спецификации. Открытый формат электронного документа защищает потребителя не только при смене версий программы, но и дает возможность читать документы в условиях недоступности программы, при помощи которой был создан электронный документ.

Чем примечателен формат XML? Расширяемый язык разметки Extensible Markup Language содержит в себе не только данные, но и «несет информа­цию, описывающую эти данные. Он применим к любому компьютерному приложению и позволяет передавать большие объемы информации без необходимости трудоемкого преобразования структур данных».

В настоящее время производители программного обеспечения оперативно переключились на использование XML в своей продукции и, таким образом, реализуют идею стандартизации форматов документов на основе XML, по сути открытого формата электронных документов.

Продолжение в следующем номере.

ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007. Управление документами. Общие требования.

Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих. М.: Минтруд РФ, 2002.

Документоведение и документационное обеспечение управления. Специальность 350800: Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования и примерные программы дисциплин федерального компонента (циклы общепрофессиональных дисциплин и дисциплин специальности) / Отв. ред. В.В. Минаев. М.: РГГУ, 2001. С. 11.

Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002−2010 гг.)»: утверждена постановлением Правительства РФ от 28 января 2002 г. № 65 (с изменениями от 15 августа 2006 г.) // СЗ РФ. 2002. № 5. Ст. 531.

Закон г. Москвы «О Городской целевой программе «Электронная Москва» от 09 июля 2003 г. № 47 // Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2003. № 44.

Концепция формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года: одобрена Распоряжением Правительства РФ от 6 мая 2008 г. № 632-р // СЗ РФ. 2008. № 20. Ст. 2372.

Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006–2008 годах: Одобрена Распоряжением Правительства РФ от 25 октября 2005 г. № 1789-р (с изменениями от 9 февраля 2008 г.) // СЗ РФ. 2005. № 46. Ст. 4720.

Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 г.: одобрена Распоряжением Правительства РФ от 27 сентября 2004 г. № 1244-р // СЗ РФ. 2004. № 40. Ст. 3981.

Доктрина информационной безопасности Российской Федерации // Рос. газ. 2000. 28 сентября.

Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации (Утверждена Президентом РФ В. Путиным 7 февраля 2008 г. № Пр-212) // Рос. газ. 2008. 16 февраля.

Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002−2010 гг.)»: утверждена постановлением Правительства РФ от 28 января 2002 г. № 65 (с изменениями от 15 августа 2006 г.) // СЗ РФ. 2002. № 5. Ст. 531.

Концепция формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года: одобрена Распоряжением Правительства РФ от 6 мая 2008 г. № 632-р // СЗ РФ. 2008. № 20. Ст. 2372.

Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 г.: одобрена Распоряжением Правительства РФ от 27 сентября 2004 г. № 1244-р // СЗ РФ. 2004. № 40. Ст. 3981.

Концепция развития национальной системы стандартизации: одобрена Распоряжением Правительства РФ от 28 февраля 2006 г. № 266-р // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 10. Ст. 1129.

Воройский Ф.С. Информатика. Введение в современные информационные и телекоммуникационные технологии в терминах и фактах: Новый систематизированный толковый словарь-справочник / Ф.С. Воройский. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Физматлит, 2003. 755 с.

Ларин М.В. Электронные документы в управлении: Науч.-метод. пособие. М.: ВНИИДАД, 2008. С. 91.

Просматривая газеты, открывая новостные страницы в Интернете, все чаще наталкиваешься на слово, от которого мороз по коже — «война». Обсуждается прошлая «война» России и Грузии, нынешняя «война» России и Украины, будущая «война» России и Турции, гипотетическая «война» России и стран Балтии (по следам скандального фильма ВВС), вероятность большой войны Запада с Россией.

Как могло случиться, что возникновение войны стало для современной России опасной реальностью? Ухудшение международных позиций страны однозначно связано с распадом Союза ССР — событием, которое ещё называют крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века. Поэтому публикации, в которых анализируются причины и механизм распада, а точнее — развала сверхдержавы, имеют не только академическую ценность. Это — фактически передовой фронт сегодняшней политики российского государства.

В этой связи от внимания общественности вряд ли ускользнет выход весьма примечательного двухтомника «Распад СССР: документы и факты (1986−1992 гг.)», первая часть которого «Нормативные акты. Официальные сообщения» увидела свет ещё в конце 2009 года, а вторая — «Архивные документы и материалы» появилась в продаже в начале 2016 года. Издание вышло «под общей редакцией» одного из самых активных участников разрушения СССР в период 1990—1991 гг. Сергея Шахрая, что само по себе достаточно красноречиво характеризует его направленность.

Определяя «место в строю» этой новой крупной документальной публикации, ее авторы подчеркивают: «На сегодняшний день историография «перестройки» и дезинтеграции СССР исчисляется, пожалуй, не одной тысячей отечественных и зарубежных публикаций. Но ключевой вопрос остается прежним: был ли распад СССР случайностью, не имеющей под собой объективных оснований, либо грядущая катастрофа была закономерна и неизбежна в сложившихся на тот момент исторических условиях? Несмотря на то, что диаметрально противоположные ответы на этот вопрос были сформулированы четверть века назад, «доказательная база» для каждого из вердиктов по-прежнему требует новых документальных доказательств».

На это ненавязчивое, высказанное как бы вскользь замечание стоит обратить особое внимание. Как будет показано далее, авторы действительно направили все силы и энергию не на установление истинных причин распада СССР, а на укрепление «доказательной базы» лишь одной версии происшедшего. Все, что противоречило этой версии, отброшено, обрезано — одним словом, осталось за рамками «документального исследования».

Небольшая, но красноречивая деталь: финансовую поддержку данному издательскому проекту оказал Фонд Егора Гайдара. Явно не случайное единение душ. Как-то в интервью журналу «Forbes» Петр Авен, нынешний председатель совета директоров Банковской группы «Альфа-банк» и бывший министр в гайдаровском правительстве, сделал ценное признание: «У нас, команды Гайдара, весной 1991-го начало складываться впечатление, что в рамках СССР экономические реформы невозможны. В сентябре на конференции в Альпбахе, в Австрии, мы окончательно решили, что Союз не сохранится». Автор прав — существование Советского Союза действительно было мощным политическим и правовым препятствием, которое мешало осуществить и шоковую терапию по Гайдару, и приватизацию по Чубайсу. Как не порадоваться тому, что это препятствие удалось своевременно снести!

Совсем не удивительно, что первый том сборника начинается с извлечений «из документов образования СССР и последующего конституционного оформления права союзной республики на выход из состава Союза ССР». Наличие конституционного положения «о праве свободного выхода» («долго дремавшая мина замедленного действия») возводится в ранг одной из ключевых причин распада страны.

Но из истории хорошо известно, что закрепление «права на выход» было всего лишь одним из компромиссов, позволивших создать на обломках Российской империи Союз ССР. Отметим, что и действующая Конституция России «прошита» немалым количеством компромиссов. Однако данная статья советских конституций на практике никогда не применялась. Она всегда была сугубо «политической» статьей и может считаться «миной» лишь в том смысле, что для ее приведения в рабочее состояние потребовалась активная подрывная деятельность антисоюзных сил. Усиленное же педалирование составителями сборника именно статьи Конституции СССР о «праве на выход» призвано замаскировать иные, более веские причины распада СССР и скрыть подлинную роль виновников развала.

Таким же лукавством является их стремление представить РСФСР в качестве некой «безвинной жертвы» зловредного союзного Центра, которая, мол, всего лишь сопротивлялась многочисленным попыткам партийно-бюрократического аппарата ослабить Россию и ее всенародно избранного президента. Кстати, в этом деле в свое время немало преуспел сам «общий редактор» сборника. Нелишне будет напомнить, что именно С. Шахрай выступил со своеобразным манифестом антисоюзных сил 2 июля 1991 г., когда дал «Российской газете» свое скандальное интервью под названием «Союзный договор. Что несет он народам России?». Но почему-то достойного места в двухтомнике для этого важного документального свидетельства не нашлось…

Не нашлось места в этом поистине огромном массиве разношерстных нормативных актов, официальных сообщений, архивных документов и материалов (всего 1942 стр.!) и другим значимым свидетельствам. Поэтому мы дополним картину несколькими фрагментами из правовых актов, которые позволяют яснее понять, в чьих руках была тогда инициатива, и кто на самом деле выступал «нападающей стороной».

«На территории Российской Федерации право собственности на землю, ее недра, воды, леса, другие природные богатства, основные производственные фонды, иные имущество и фонды регулируется законами РСФСР и автономных республик…» (Закон РСФСР «О собственности на территории РСФСР», 13 июля 1990 года).

«Признать недействительными заключенные после принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР без согласования с РСФСР внешнеэкономические и союзно-республиканские соглашения и сделки по продаже алмазов, золота, платины, драгоценных камней, серебра, нефти, угля, газа, урана, редкоземельных, цветных и черных металлов, лесоматериалов, пушнины, зерна и других стратегических ресурсов и товаров…

Установить, что РСФСР не несет обязательств по кредитам, а также соглашениям и сделкам по указанным в статье 1 ресурсам и товарам, заключенным без согласия соответствующих органов РСФСР…

Совету Министров РСФСР… официально оповестить иностранные представительства и организации о данном Постановлении». (Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 августа 1990 года).

«Нормы законодательных и иных актов Союза ССР применяются на территории РСФСР, если они не противоречат Декларации о государственном суверенитете РСФСР, другим законодательным актам РСФСР…» (Закон РСФСР от 10 октября 1990 года).

Акты органов СССР, изданные до принятия настоящего Закона, действуют на территории РСФСР, если они не приостановлены Верховным Советом РСФСР или Советом Министров РСФСР…

(Статья 5). Решения действующих на территории РСФСР государственных органов, органов общественных, политических, кооперативных, иных организаций и предприятий, должностных лиц, а также договоры и иные сделки, принятые или совершенные на основании актов органов СССР, не ратифицированных, не подтвержденных или приостановленных в соответствии с настоящим Законом являются недействительными…

В случаях совершения действий, предусмотренных статьей 5 настоящего Закона, граждане, должностные лица, государственные органы, органы общественных, политических, кооперативных, иных организаций и предприятий несут ответственность в соответствии с законодательством РСФСР… (Закон РСФСР от 24 октября 1990 года).

Разумеется, М.Горбачев, другие руководители СССР пытались как-то отвечать, принимали в ответ свои решения. Но их активность не шла ни в какое сравнение с бешеным напором тогдашнего российского руководства.

Весьма своеобразно оценивается в двухтомнике и роль Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года. Его составители представляют дело так, будто ключевое значение для принятия этого документа имело осознание Съездом народных депутатов РСФСР «опасности фактического распада РСФСР». Но это утверждение не выдерживает критики.

Если бы это действительно было правдой, тема распада РСФСР звучала бы в большинстве документов и едва ли не в каждом выступлении депутатов. Но посмотрите стенограммы заседаний съезда: ничего подобного в них нет! Миф о том, что Российская Федерация, якобы, стояла на грани фактического распада, понадобился «корректировщикам» истории исключительно для того, чтобы «перевести стрелки» ответственности на других, представить дело так, будто бы Советский Союз развалили «в порядке необходимой обороны» от агрессивных действий самого союзного Центра.

При этом абсолютно игнорируется тот факт, что «каркать» о развале СССР отдельные, популярные в то время личности начали задолго до первого Съезда народных депутатов РСФСР, еще в ходе ранней горбачевской «перестройки»: «СССР не является ни страной, ни государством… СССР как страна не имеет будущего» (Ю.Афанасьев); «Советский Союз — последняя империя, которую охватил всемирный процесс деколонизации…» (Г.Старовойтова); «Связь, насквозь проникнутая историческим насилием, была обречена» (М.Гефтер); «Как политик и публицист я еще совсем недавно поддерживал каждую акцию, которая подрывала имперскую власть. Поэтому мы поддерживали все, что расшатывало ее» (А.Нуйкин).

Авторы сборника особо подчеркивают, и это верно, что вопреки расхожему мнению, в Декларации о суверенитете нет ни слова о выходе РСФСР из состава СССР. Но столь же верно и то, что декларация использовалась в качестве «универсального аргумента», позволяющего противникам Союза ССР с порога отвергнуть любое, пусть даже самое компромиссное предложение, исходящее от центральных властей.

Далее. Утверждается, опять же вопреки некоему распространенному мнению, что ГКЧП был не основной причиной, а последней каплей, перевесившей чашу весов в пользу распада СССР. Это отчасти верно — ГКЧП действительно не был, да и не мог быть основной причиной распада, поскольку он, по сути своей, был фарсом, которым всего лишь ловко воспользовались более решительные и удачливые «победители».

Вся разница между «доавгустовским» и «послеавгустовским» этапами развала СССР заключается в том, что на первом этапе (23 апреля — 18 августа 1991 г.), под разговоры о необходимости обновить и сохранить Союз, происходило тихое, скрытое от широкой публики размывание политических, экономических и правовых основ союзного государства, в то время как на очевидном для всех втором этапе (21 августа — 8 декабря 1991 г.) шел прямой и грубый демонтаж союзной государственности, закончившийся преступным Беловежским соглашением.

Немалое внимание составители сборника уделяют особой роли Украины в распаде СССР — во втором томе ей и Крыму (видимо, по конъюнктурным причинам, поскольку том явно готовили уже после судьбоносных событий весны 2014 г.) посвящен большой, 100-страничный раздел. Это и не удивительно, поскольку Украина для российских развальщиков Союза всегда выступала своего рода «спасательным кругом».

Москва. 18 октября в Георгиевском зале Кремля руководители восьми суверенных республик подписали договор об экономическом сотрудничестве. На снимке: договор подписывает Президент России Борис Ельцин (Фото: Юрия Лизунова и Александра Чумичева / ТАСС)

За этот «круг» они обеими руками ухватились, когда решили окончательно «добить» ослабевший Союз после того, как 1 декабря 1991 года на Украине состоялся референдум о независимости, проинтерпретированный украинскими политиками как решение о выходе из СССР. Это действительно был важный этап в той разрушительной работе, которую в течение многих месяцев вели «суверенизаторы» по всей стране, и которая неизменно получала одобрение со стороны государственного руководства РСФСР.

Однако, как мы полагаем, не существовало прямой связи между результатами украинского референдума и необходимостью спешно объявлять о прекращении существования СССР. И не понятно, почему воля украинцев (кстати, проголосовавших девятью месяцами ранее за сохранение Союза ССР) в данном случае оказалась «весомее» воли россиян, белорусов, казахов? Не потому ли, что российское руководство нуждалось в предлоге, чтобы обойти волеизъявление собственных граждан, а также проигнорировать одно из ключевых положений собственной Декларации о государственном суверенитете РСФСР? Четкого ответа на этот важнейший вопрос нам авторы «документального исследования» не дают.

На самом деле ситуация была далеко не такой безысходной, как это сегодня пытаются представить С. Шахрай со товарищи. Существовало несколько вполне реальных вариантов дальнейшего существования Союза ССР, в том числе после законного отстранения от власти явно не справляющегося руководства страны. Но для их реализации требовалась твердая политическая воля, готовность идти на жесткие, непопулярные меры ради спасения Отечества.

Это относится и к «демократическому» руководству РСФСР, которое несло свою долю политической и моральной ответственности за единство страны: твердое «нет» со стороны России означало бы конец опасных игрищ в суверенитеты и сохранение Союза ССР, хотя бы и в усеченном составе. Но это слово сказано не было. Напротив, российское руководство сделало все, чтобы подхлестнуть и ускорить процесс дезинтеграции.

А теперь читателям сборника упорно навязывают некую концепцию, согласно которой беловежские подписанты вовсе «не разрушали» Союза ССР, якобы, он «распался сам». Прекрасно понимая политический вес обвинения в развале СССР, даже Б.Ельцин не мог обойти эту тему в своем выступлении перед Верховным Советом РСФСР 12 декабря 1991 года, при т.н. ратификации Беловежского соглашения: «Я отвергаю обвинение в адрес подписавших в том, что они якобы самовольно ликвидировали СССР. Союз уже не способен играть позитивную роль по отношению к бывшим его членам».

Еще более откровенно данная позиция была сформулирована тем же С. Шахраем, который 10 декабря 1991 года, выступая перед российскими депутатами, заявил: «Факт провозглашения независимости, проведения референдума в ряде республик, факт международного правового признания ряда бывших членов Союза налицо. Юридически и фактически существование Союза не может быть доказано. Возникает вопрос: «Кто может юридически поставить этот диагноз, оформить этот факт?» Не распустить, я подчеркиваю, не разогнать, не ликвидировать, а подтвердить юридически факт, как врач — диагноз больному. Съезд народных депутатов СССР? Конституционно этот орган не существует по воле самого Съезда народных депутатов СССР. Есть только две альтернативы: военная кровавая диктатура сверху и гражданская война, либо политическая формула сохранения братского общежития на протяжении столетий народов этих государств. Украина подписала это соглашение о Содружестве, с четкими политическими формулировками, с четкими политическими и экономическими обязательствами. Уже за одно это надо устроить на улицах фейерверк, официально поздравить глав государств и призвать другие республики присоединиться к этому Содружеству, а не пытаться лечь бревном на этом пути и толкать к гражданской войне…».

Москва. 1992 год. Заместитель председателя правительства РФ по вопросам экономической политики Егор Гайдар (в центре) у Белого дома (Фото: Анатолия Морковкина /ТАСС)

Так и хочется спросить: откуда вы взялись, самозваные «врачи»? Кто позвал вас ставить «диагноз» Союзу ССР? И по каким признакам вы определили, что СССР «уже мертв»? Понимали ли вы, что ваш «диагноз» прямо противоречит решению народа, высказанному на референдуме 17 марта 1991 года? И не получится ли так, что несколько губернаторов, тоже собравшись в какой-нибудь «пуще» и хорошо приняв «на грудь», сочинят свое «беловежское соглашение», в котором поставят «диагноз» уже Российской Федерации? А почему, собственно, нет, если это так просто и один раз уже «проканало»?

Между прочим, «проканало» не в последнюю очередь потому, что имело мощную и всестороннюю политическую и пропагандистскую поддержку из-за рубежа. Именно по этой причине, как представляется, составители сборника так старались донести до читателя мнения и оценки «из-за бугра». Даже организовали «титаническую работу» переводчиков с англоязычными источниками, лишь бы читатель узнал, что думают о развале нашей страны, в частности, такие важные персоны и «друзья» России как, паталогический антикоммунист и антисоветчик З. Бжезинский, самозваный «биограф» М. Горбачева М.Голдман и тогдашний директор ЦРУ США. Зачем это было нужно? Неужели только для того, чтобы лишний раз удостовериться, что по части разрушения действовали предельно эффективно?

Отдельная «неудобная» тема — позиция национальной интеллигенции по вопросу о судьбе Союза ССР. Известно, что падение «стального обруча» коммунистической идеологии привело к тому, что различные идейные течения, зревшие в глубине, вырвались на поверхность общественной жизни. В средства массовой информации выплеснулся весь спектр идей и подходов — от необходимости совершенствования социализма, до немедленной ликвидации СССР. Часть из них мы уже процитировали выше.

А наши горе-исследователи представляют дело так, будто именно призывы к ликвидации СССР являли собой непосредственное выражение «надежд и чаяний народа». В число развальщиков Союза записан даже народный депутат СССР, выдающийся русский писатель В.Распутин, высказавший в сердцах фразу о том, что, мол, Россия никому ничем не обязана, может и сама выйти из СССР. Фразу, брошенную в пылу дискуссии с депутатами из других союзных республик, которая ни в коей мере не отражает и не исчерпывает глубину понимания проблемы и отношение Валентина Григорьевича к Союзу ССР.

Тем не менее, факт остается фактом: значительная часть национальной интеллигенции — в том числе, ее крупные, яркие фигуры — выступали за выход своих республик из состава СССР. Полагаем, что причины в каждом конкретном случае были индивидуальными: обычная интеллигентская фронда, стремление быть «в тренде», усталость от горбачевского пустословия, поверхностно-эмоциональное восприятие ситуации, непонимание и недооценка тяжелейших последствий, которые повлечет за собой развал общего государства. Жизнь с фигой в кармане привела к тому, что у некоторых интеллектуалов пальцы скрючило навсегда, не разогнуть.

Ну что ж, господа, СССР больше нет и практические результаты этого исторического события перед вами. Но бурных аплодисментов что-то не слышно. Большинство из прежних «властителей умов» замолкли и только наиболее совестливые, увидев жуткие последствия развала огромной страны, — тихо признали ошибочными свои тогдашние слова и оценки.

И ещё об одном. В документальном сборнике, посвященном распаду Союза ССР, ни в предисловии, ни в содержательной части никак не отражен тот факт, что незаконному упразднению Союза ССР уже дана официальная политико-правовая оценка со стороны представительного органа государственной власти — Государственной Думы Федерального Собрания РФ. Хотим напомнить, что в постановлении от 15 марта 1996 года № 157-II ГД «О юридической силе для Российской Федерации — России результатов референдума СССР 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении Союза ССР» Государственная Дума указала:

«1. Подтвердить для Российской Федерации — России юридическую силу результатов референдума СССР по вопросу о сохранении Союза ССР, состоявшегося на территории РСФСР 17 марта 1991 года.

  1. Отметить, что должностные лица РСФСР, подготовившие, подписавшие и ратифицировавшие решение о прекращении существования Союза ССР, грубо нарушили волеизъявление народов России о сохранении Союза ССР, выраженное на референдуме СССР 17 марта 1991 года, а также Декларацию о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, провозгласившую стремление народов России создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР.
  2. Подтвердить, что Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 гола, подписанное Президентом РСФСР Б.Н. Ельциным и государственным секретарем РСФСР Г. Э. Бурбулисом и не утвержденное Съездом народных депутатов РСФСР — высшим органом государственной власти РСФСР, не имело и не имеет юридической силы в части, относящейся к прекращению существования Союза ССР.».

Устраняя правовую основу для всех последующих действий, связанных с распадом СССР, Государственная Дума в другом документе — постановлении от 15 марта 1996 года № 156-II ГД «Об углублении интеграции народов, объединявшихся в Союз ССР, и отмене постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года «О денонсации Договора об образовании СССР» — констатировала следующее:

«Признать утратившим силу постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года «О денонсации Договора об образовании СССР» (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 51, ст.1799)».

Напомним также, что упомянутые постановления Государственной Думы едва не стали причиной ее разгона — соответствующее решение уже было принято Б. Ельциным, однако по разным причинам не реализовано, о чем недавно весьма ярко поведал бывший министр внутренних дел России, генерал армии А.Куликов (см.: журнал «Историк», № 3, март 2016 г.).

Зато сами организаторы развала СССР «оттянулись» по адресу ответственного думского большинства на славу. Ерничая и пытаясь высмеять депутатов, отдавших голоса за восстановление исторической справедливости, депутат С. Шахрай распространил в зале заседаний Государственной Думы следующий издевательский документ, который сохранился в личном архиве В. Исакова:

«Поправки к проекту постановления:

(…) 5. Признать утратившими силу государственные акты Российской Федерации, регламентирующие участие Российской Федерации в деятельности Совета Европы и Совета Безопасности ООН, как государства с неопределенным правовым статусом.

  1. Распустить Совет Глав государств СНГ, Совет Глав правительств СНГ и Межпарламентскую Ассамблею СНГ.
  2. В одностороннем порядке отказаться в пользу государств — бывших республик СССР от прав собственности на объекты недвижимости, расположенные за рубежами бывшего СССР.
  3. В целях содействия углублению и развитию братских связей народов и в интересах скорейшего разрешения Армяно-Азербайджанского, Грузино-Абхазского, Осетино-Ингушского, Чеченского и Таджико-Афганского региональных и международных конфликтов рекомендовать руководителям бывших республик СССР отказаться в одностороннем порядке от национальных вооруженных сил и сформировать на их основе Вооруженные Силы СССР.
  4. Приостановить деятельность Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и объявить выборы Народных депутатов СССР на территории РСФСР.
  5. Отменить выборы Президента Российской Федерации, назначенные на 12 июня 1996 г.
  6. Поручить Народным депутатам СССР от РСФСР, избранным в соответствие с п. 10 настоящего Постановления, внести в повестку дня очередного Съезда Народных депутатов СССР вопросы «О денонсации Договоров царского правительства по продаже Североамериканским штатам полуострова Аляска», «О денонсации Договоров царского правительства в отношении Польши», «О денонсации решений ВЦИК и СНК РСФСР в отношении Финляндии».

Напрасно вы будете искать этот и другие приведенные нами документы в сборнике, выпущенном под общей редакцией заместителя председателя Исторического общества, профессора С.Шахрая. Их там нет потому, что картина, которую он рисует — плоская и одностороння, нацелена на оправдание перед современниками и потомками деяния, прощения которому нет и быть не может.

Впрочем, перелистывая страницы массивного двухтомника, можно кое-где наткнуться и на сдержанное сожаление, и даже всхлипы по поводу тяжких последствий распада СССР, особенно для «простых людей». Но не верьте этим фальшивым эмоциям! Это запоздалые крокодиловы слезы.

Об авторах

Исаков Владимир Борисович — народный депутат РСФСР, Председатель Совета Республики Верховного Совета РСФСР, член Конституционной комиссии Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.

Станкевич Зигмунд Антонович — сотрудник Аппарата Президента СССР (1990−1991), участник подготовки проекта нового Союзного договора, доктор юридических наук, действительный государственный советник РФ 3-го класса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *