ГК обстоятельства непреодолимой силы

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Комментарий к статье 401 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи сформулировано правило, согласно которому гражданско-правовая ответственность наступает при наличии вины, за исключением случаев, когда законом или договором предусмотрено иное. В этом субъективном условии ответственности находит свое выражение психическое отношение лица к совершенному им противоправному поведению и наступившим в результате этого последствиям.

В гражданском праве отсутствует определение форм вины. Это связано с тем, что вина не является мерой ответственности: для компенсации убытков участником гражданского оборота не имеет значения субъективное отношение лица к своему противоправному поведению. Для применения гражданско-правовой ответственности к правонарушителю достаточно, как правило, любой формы вины с его стороны. Форма вины принимается во внимание только в случаях, прямо указанных в законе или договоре. Так, при определении ответственности сторон по договору хранения во внимание принимается только умысел или грубая неосторожность поклажедателя (ст. 901 ГК).

Гражданское законодательство различает две формы вины: умысел и неосторожность. При вине в форме умысла нарушитель действует намеренно независимо от того, желает он или не желает наступления неблагоприятных последствий таких действий. Неосторожности свойственно несоблюдение требований внимательности к осмотрительности, которые предъявляются к осуществляемому виду деятельности и их субъекту. Неосторожность, в свою очередь, подразделяется на простую и грубую, однако законодательство не содержит их определения. В юридической литературе предложены критерии их разграничения. Так, лицо, действующее с простой неосторожностью, соблюдает минимальные, но не все необходимые требования, а лицо, действующее с грубой неосторожностью, не считается с минимальными требованиями осмотрительности и внимательности. Правило об ответственности при наличии вины носит диспозитивный характер, и поэтому соглашением между сторонами можно предусмотреть ограничение и даже устранение ответственности: например, предусмотреть в договоре исчерпывающий перечень обстоятельств, освобождающих должника от ответственности за нарушение обязательства по вине сторон. Но в любом случае заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства признается ничтожным.

2. Гражданское законодательство не содержит описания виновного поведения, а, напротив, указывает, в каких случаях лицо признается невиновным. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости к осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Таким образом, невиновность, а соответственно, и вина рассматриваются как принятие или непринятие всех необходимых мер для надлежащего исполнения обязательства, однако это не означает, что законодатель установил объективное понимание вины. Как верно отмечает В.А. Белов, «арбитражная практика видит в обстоятельствах, описанных в абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК, те внешние (объективные) признаки, по наличию которых представляется возможность судить о внутреннем (волевом) субъективном психическом отношении должника к нарушению обязательства. Все те действия, которые требуются от должника характером обязательства и условиями оборота, являются актами проявления вовне воли к надлежащему исполнению обязательства. Напротив, предполагаемое (согласно п. 2 ст. 401 ГК) отсутствие таких действий свидетельствует о ненадлежащем субъективном психическом отношении должника-нарушителя к своему нарушению, т.е. о его вине» (см.: Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, части первой / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2008. С. 1007).

3. В гражданском праве, в отличие от уголовного права, действует презумпция вины правонарушителя. Правонарушитель предполагается виновным, если не докажет отсутствие своей вины. Распределение бремени доказывания между истцом (кредитором) и ответчиком (должником) происходит следующим образом: кредитор должен доказать наличие у него убытков, а также причинную связь между действиями должника и наступившим вредом; должник, в свою очередь, должен доказать отсутствие в своих действиях противоправности и вины. Из этого правила есть исключения. Так, в транспортных уставах и кодексах содержатся указания на обстоятельства, опровергающие предположение вины должника, при наличии которых презумпция вины в нарушении обязательства, установленная в ст. 401 ГК, не применяется, и вина должна быть доказана заинтересованным лицом — кредитором.

4. Отсутствие вины правонарушителя по общему правилу освобождает его от гражданско-правовой ответственности. Вместе с тем гражданское законодательство допускает наступление ответственности и при отсутствии вины правонарушителя, но только в случаях, прямо предусмотренных законом или соглашением сторон.

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. Ответственность индивидуальных предпринимателей, коммерческих организаций как профессиональных участников коммерческого оборота, осуществляющих деятельность на началах риска, носит повышенный характер, они отвечают и за невиновное (случайное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Однако следует отметить, что повышенная ответственность предпринимателей возможна только при осуществлении ими предпринимательской деятельности. В иных случаях на них распространяются общие положения о гражданско-правовой ответственности.

Правило о безвиновной ответственности предпринимателя носит диспозитивный характер и может быть изменено законом или договором. Например, ст. 796 ГК устанавливает, что перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Случаи ответственности независимо от вины причинителя вреда предусмотрены и в деликтных обязательствах.

5. Ответственность должника за неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательства или за причинение вреда исключается при наличии действия непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств) (от лат. vis maior — внешнее действие высшей силы против воли человека, непредвиденное событие).

Непреодолимая сила определяется в законодательстве как «чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство». Несмотря на наличие легального определения, установление того, относится ли конкретное обстоятельство к непреодолимой силе или нет, является достаточно сложным.

В самом определении непреодолимой силы содержатся характеризующие ее признаки. Непреодолимая сила — это, во-первых, чрезвычайное, исключительное обстоятельство, которое выпадает из ряда обычных явлений; во-вторых, непредотвратимое при данных конкретных обстоятельствах. Традиционно практика относит к непреодолимой силе явления стихийного характера: землетрясение, сильные снегопады, цунами и т.д. К форс-мажорным обстоятельствам могут относиться также определенные явления общественной жизни: военные действия, эпидемии, забастовки, а также различные запретительные меры государственных органов: объявление карантина, запрещение перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и т.д. (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 901 — 902).

Для освобождения должника от ответственности он должен доказать наличие как самой непреодолимой силы, так и причинной связи между нарушением обязательства и непреодолимой силой.

Непреодолимой силой не могут являться, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых средств (п. 3 ст. 401 ГК).

В ряде исключительных случаев для повышения охраны прав граждан, а также учитывая особую опасность осуществляемой деятельности, законодатель устанавливает обязанность возместить вред, являющийся результатом действия непреодолимой силы. Обязанность изготовителя (исполнителя) возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов, наступает независимо от того, позволял ли существующий уровень научно-технологических знаний выявить их вредоносные свойства или нет.

Другой комментарий к статье 401 ГК РФ

1. ГК сохраняет вину в качестве общего условия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. При этом понятие вины дается через определение невиновности. Лицо признается невиновным, если оно при необходимой степени заботливости и осмотрительности приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Гражданско-правовая ответственность наступает по общим правилам при наличии вины и в форме умысла, и в форме неосторожности, причем неосторожности как грубой, так и легкой.

2. Кодекс сохранил также презумпцию виновности должника, нарушившего обязательства. Лицо, потерпевшее от правонарушения, не обязано доказывать вину нарушителя. Напротив, лицо, нарушившее обязательство, предполагается виновным и бремя доказывания отсутствия вины возлагается на него.

Следует, однако, иметь в виду, что правило о вине как условии ответственности является диспозитивным. Законом или договором может быть предусмотрено, что ответственность лица, нарушившего обязательство, наступает независимо от его вины.

3. Наиболее распространенное отступление от принципа виновной ответственности предусмотрено п. 3 ст. 401, в соответствии с которым лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает перед потерпевшими лицами независимо от своей вины. Такая норма вполне оправданна, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется с целью извлечения прибыли, и естественно, что риск негативных последствий такой деятельности должен брать на себя предприниматель. Именно поэтому не исключается ответственность предпринимателя, когда неисполнение им обязанностей связано, например, с отсутствием на рынке нужных для этого товаров или отсутствием у должника-предпринимателя необходимых денежных средств.

По делу N 3671/96 установлено, что коммерческий банк, принявший на себя функции уполномоченного депозитария и платежного агента по обслуживанию казначейских обязательств Минфина России, не обеспечил необходимых мер, препятствующих исполнению поддельного поручения на перевод казначейских обязательств. Такая неосмотрительность позволила перевести указанные ценные бумаги помимо воли их держателя, в связи с чем на банк и была возложена ответственность (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.02.97 — Вестник ВАС РФ, 1997, N 6, с. 90, 91).

В деле N 5134/02 выявлено, что депозитарий, принявший на себя функции держателя реестра ОАО «Газпром», не принял должных мер, препятствующих исполнению поддельных передаточных распоряжений. Это позволило списать значительное количество акций указанного акционерного общества с лицевого счета истца помимо его воли, что послужило основанием для возложения ответственности на депозитарий (Постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2002 — Вестник ВАС РФ, 2003, N 3, с. 70 — 72).

В сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким форс-мажорным обстоятельствам относятся, например, стихийные явления, такие, как землетрясение, наводнение, а также обстоятельства общественной жизни: военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки и т.д. К форс-мажору относятся запретительные меры государственных органов: объявление карантина, запрещение перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и т.д.

4. Правила о безвиновной ответственности предпринимателя являются диспозитивными. Стороны своим соглашением могут вводить вину в качестве условия ответственности предпринимателя. Кроме того, и законом во многих случаях ответственность предпринимательских структур обусловлена наличием вины. Например, ст. 538 ГК устанавливает, что производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство по договору контрактации либо исполнивший его ненадлежащим образом, отвечает только при наличии его вины. Если, например, причиной невыполнения обязательства явилась засушливая погода, производитель сельскохозяйственной продукции освобождается от ответственности за невыполнение договора контрактации. Исполнитель по договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ по правилам ст. 777 ГК отвечает перед заказчиком за нарушение договора лишь постольку, поскольку он не доказал, что нарушение произошло не по его вине. В соответствии со ст. 796 ГК перевозчик несет ответственность за несохранность груза и багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Здравствуйте Юлия!

При разрешения подобных споров необходимо изучить сам договор поставки. В частности интерес представляет пункт, посвященный наступлению фор-мажорных обстоятельств, условия наступления ответственности сторон.

Я считаю что аварию можно рассматривать как форс мажорное обстоятельства.

Согласно п. 1, 3. ст. 401 ГК РФ.

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.
Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Но также могут возникнуть вопросы о том имела ли произошедшая авария таки масштабы, которые не позволяли выполнить обязательства по договору.

При разрешении вопроса необходимо будет ознакомиться с тем, что послужило причиной аварии. Если она наступила по вине организации, например в связи с нарушением техники безопасности, то она будет признана виновной. Отсутствие вины необходимо будет доказывать стороне, нарушившей обязательства.

Односторонний отказ от исполнения договора возможен при наличии существенных нарушений одной из сторон. Существенным нарушением следует считать нарушения которые влекут для стороны такой ущерб, при котором она в лишается в значительной степени того, на что рассчитывала при заключении договора.

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

Зимнева

Светлана Викторовна

Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права и процесса Института государства и права Тюменского государственного университета.

e-mail: swk1@yandex.ru

Svetlana V. Zimneva

e-mail: swk1@yandex.ru УДК 347.1

Признак «чрезвычайности» непреодолимой силы в судебной практике

The Characteristics of Urgency of Force Majeure in Juridical Practice

В статье рассмотрена непреодолимая сила как обстоятельство, исключающее ответственность лица. В частности, исследуется такой обязательный признак непреодолимой силы, как чрезвычайность. Проведен анализ судебной практики по делам об установлении обстоятельств, которые суды считают непреодолимой силой.

Ключевые слова и словосочетания: непреодолимая сила, чрезвычайность, непредотвратимость, судебная практика, ответственность, вина.

Несмотря на то, что в нормах права дано определение непреодолимой силы, решение вопроса о ее наличии на практике представляет значительные трудности.

В п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) непреодолимая сила определяется как «чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство», освобождающее должника от ответственности.

Следовательно, характеризуя обстоятельства непреодолимой силы, можно выделить в данном явлении два основополагающих признака: чрезвычайность и непредотвратимость.

Рассмотрим такой признак непреодолимой силы, как чрезвычайность. Прежде всего, нужно отметить, что само понятие «чрезвычайность» в отношении обстоятельств непреодолимой силы является несколько неоднозначным . Подтверждением тому является наличие различных позиций судов в судебной практике.

Так, в деле № А40-25926/2011-13-230 в результате пожара, произошедшего 28.12.2010 г., вследствие короткого замыкания в отдельно стоящем на территории складского комплекса металлическом ангаре, имущество общей стоимостью 1 232 434 рубля 51 копейка, переданное на хранение ОАО «КИТ Финанс Инвестиционный банк» (поклажедатель) обществу с ограниченной ответственностью «Формула переезда» (хранитель), было полностью уничтожено.

В обоснование вывода о наличии обстоятельств непреодолимой силы суды первой и апелляционной инстанций указали на материалы следственных органов и письмо Управления по СВАО ГУ МЧС России по г. Москве из которых усматривается, что пожар возник внутри металлического ангара, пожару была присвоена четвертая степень, на его ликвидацию потребовалось более 13 часов, но несмотря на предпринятые меры:

привлечение нескольких отрядов ПСО и Центроспаса, двух вертолетов — прекратить дальнейшее распространение огня от места возгорания к складу, где общество хранило имущество банка, оказалось невозможным.С учетом этих обстоятельств и исходя из пункта 12.6 договора хранения, указанные судебные инстанции сослались на то, что невозможность прекращения распространения пожара является ничем иным, как обстоятельством непреодолимой силы, применили п. 1 ст. 901 и п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Позиция Президиума ВАС РФ по данному делу следующая: согласно п. 1 ст. 901 ГК РФ хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным ст. 401 ГК РФ.Профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал или не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.Таким образом, по общему правилу иное регулирование оснований ответственности возможно в силу закона или договора, при этом законом (п. 1 ст. 901 ГК РФ) введено специальное правовое регулирование оснований ответственности профессионального хранителя, которое не может быть изменено договором хранения.

В пункте 11.4 договора хранения основания ответственности хранителя аналогичны тем, которые установлены абзц. 2 п. 1 ст. 901 ГК РФ для профессионального хранителя, а пункт 12.6 договора хранения предусматривает освобождение сторон от ответственности за неисполнение обязательств, если оно явилось следствием обстоятельств форс-мажора, под которыми в пункте 12.1 договора хранения понимаются наводнения, природные бедствия, военные действия, бунты, гражданские войны, политические волнения и иные события, которые стороны не могли ни предвидеть, ни предотвратить, на которые не могут воздействовать.

Следовательно, в силу закона и договора хранения единственным основанием освобождения общества от ответственности за утрату переданного на хранение имущества могут являться обстоятельства непреодолимой силы, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов.

Президиум ВАС РФ указал, что юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии совокупности ее существенных характеристик: чрезвычайности и непредотвратимости. Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы «нормального», обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах.

Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость. Суд посчитал, что выводы нижестоящих судов основаны на невозможности прекращения распространения огня исходя из количества задействованных в тушении пожара сил. Между тем при названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому согласно п. 1 ч. 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Требование истца к ответчику о взыскании 1 232 434 рублей 51 копейки убытков, причиненных утратой имущества, переданного на хранение по договору на оказание услуг по ответственному хранению подлежит удовлетворению. Таким образом, иск был удовлетворен, поскольку чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта; ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость.

В другом споре ОАО «ТАИФ-НК» (истец, поставщик) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу с ООО «Октан-Ресурс» (ответчик, покупатель) о взыскании убытков в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по договору поставки от 30.12.2008 N 4-ТНК-1539/08 в размере 575 436 руб. Ответчик в нарушение условий договора поставки допустил сверхнормативный простой вагоно-цистерн на станции назначения, в результате чего истец был вынужден заплатить штрафы третьим лицам.

Решением суда первой инстанции от 28.03.2014, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 11.07.2014 и постановлением суда кассационной инстанции от 07.10.2014 г., в

Правовые аспекты государственного управления

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

удовлетворении исковых требований было отказано.

Разрешая спор, суды этих инстанций отметили, что простой образовался из-за занятости подъездных путей и значительного скопления на путях необщего пользования груженых и порожних цистерн, что является непредотвратимым для ООО «Октан-Ресурс» обстоятельством. При этом ООО «Октан-Ресурс» сделал все от него зависящее, чтобы не допустить простой вагонов, проявил должную степень заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.

В свою очередь Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ посчитала, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии совокупности ее существенных характеристик: чрезвычайности и непредотвратимости.

Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы «нормального», обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах.

Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость.

В этой связи занятость подъездных путей и значительное скопление на путях необщего пользования груженых и порожних цистерн не могут рассматриваться в качестве непреодолимой силы, поскольку указанные обстоятельства не обладают ни признаком чрезвычайности, ни признаком непредотвратимости.

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Судебная коллегия пришла к выводу, что занятость подъездных путей и скопление груженых цистерн на путях необщего пользования свидетельствует о нарушении обязанностей со стороны контрагентов должника, что не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее ответственность ООО «Октан-Ресурс». Покупатель, взяв на себя обязательства своевременно отправить порожние вагоно-цистерны, должен был наладить со своими контрагентами договорные отношения таким образом, чтобы стимулировать их к своевременному освобождению железнодорожных путей для отправки порожних вагоно-цистерн, то есть нарушение условий договора поставки вызвано не объективными, а субъективными факторами.

Ввиду указанного выше, а также того, что лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, несут ответственность независимо от наличия или отсутствия вины, суды при рассмотрении настоящего дела не могли отказать истцу в удовлетворении заявленных требований .

Таким образом, сдебной коллегией был вынесен новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме, так как занятость железнодорожных путей не может рассматриваться в качестве непреодолимой силы, поскольку указанные обстоятельства не обладают ни признаком чрезвычайности, ни признаком непредотвратимости.

Еще в одном деле N А50-21608/2010 о взыскании с ООО «ЭКС КАРГОТРАНССЕРВИС» 1 142 079 рублей 82 копеек убытков (составляющих стоимость груза, утраченного при перевозке в результате возгорания транспортного средства), перевозимого по договору перевозки, суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, отказывая в удовлетворении исковых требований общества ООО «ЮНИКС». Руководствуясь положениями ст. 401 и 796 ГК РФ, суды пришли к выводам о том, что ООО «ЭКС КАРГОТРАНССЕРВИС» (ответчик, перевозчик) предпринял все меры для осуществления перевозки на технически исправном транспортом средстве, а утрата груза, произошедшая вследствие пожара, является чрезвычайной и непредотвратимой, вызвана событием, избежать которого перевозчик не мог и последствия которого не могли быть им предупреждены.

В свою очередь коллегия судей ВАС РФ пришла к выводу, что в материалах данного дела не представлено каких-либо доказательств, которые свидетельствовали бы о том, что перевозчик не мог преодолеть последствия утраты груза, действуя разумно.

Так, в соответствии с судебной практикой к обстоятельствам force major относятся лишь обстоятельства, которые обладают в совокупности признаками чрезвычайности и объективной непредотвратимости . Пункт 1 статьи 796 ГК РФ, также как и общая норма пункта 3 статьи 401 ГК РФ об освобождении от ответственности в силу force major, предусматривает объективные (а не субъективные) критерии, принимаемые судом во внимание при исследовании вопроса об освобождении перевозчика от ответственности.

При таких обстоятельствах суд сделал вывод, что возгорание транспортного средства, возникшее при перевозке груза, не может относиться к обстоятельствам непреодолимой силы, поскольку не отвечает признакам чрезвычайности и объективной непредотвратимости, невозможности устранения последствий.

Коллегия судей ВАС РФ приняла во внимание, что подобные ситуации возникают нередко при перевозке грузов автомобильным транспортом, возгорание транспортного средства относится к обычным рискам предпринимательской деятельности, которые профессиональный перевозчик должен был разумно предвидеть и мог бы избежать, застраховав свою гражданско-правовую ответственность .

Учитывая изложенное, коллегия судей дело о взыскании убытков, возникших в результате ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке груза, передала для пересмотра в порядке надзора судебных актов, так как установлено, что экспедитор возместил клиенту стоимость утраченного груза в добровольном порядке, поэтому он вправе требовать от перевозчика возмещения убытков, причиненных утратой груза в связи с возгоранием транспортного средства. Приведенные примеры показывают, что при таких обстоятельствах суды понимают под чрезвычайностью — исключительность, выход за пределы нормального, обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, то, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах. Не любой жизненный факт может быть квалифицирован как непреодолимая сила, так как обязательным признаком последней является ее чрезвычайный характер. От случая непреодолимая сила отличается тем, что в основе ее — объективная, а не субъективная непредотвратимость. В судебной практике к обстоятельствам непреодолимой силы преимущественно относятся разного рода стихийные бедствия , при условии, что они носят чрезвычайный характер и не могли быть предотвращены должником при принятии им всех возможных мер. Если по обстоятельствам дела должник мог предотвратить нарушение лежащего на нем обязательства, тогда должник несет ответственность в соответствии с законом или договором.

Библиографический список:

6. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.12.2010 по делу N А82-1970/2010 . — Документ опубликован не был. — Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения 12.08.2015); постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.09.2010 по делу N А82-660/2010 . — Документ опубликован не был. — Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения 12.08.2015).

7. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 25.01.2011 по делу N А68-2258/10-210А . — Документ опубликован не был. — Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения 12.08.2015); постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 21.04.2011 по делу N А57-9656/2010) . — Документ опубликован не был. — Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения 12.08.2015).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *