Исковая давность прерывается

Прерывание срока исковой давности

В продолжение темы «Исковая давность» мы разберем, по каким правилам исчисляется срок этой самой исковой давности.

Данная публикация является дополнительной информацией и преследует своей целью дать общее представление об исчислении срока, влияющего на реализацию конституционного права на судебную защиту.

В каких случаях срок исковой давности приостанавливается, а в каких прерывается? В чем отличие?

Ситуации, определяющие приостановление срока исковой давности, установлены статьей 202 ГК РФ.

Срок приостанавливается когда:

  1. Иск не мог быть предъявлен по причине наличия обстоятельства непреодолимой силы — обстоятельства, являющегося чрезвычайным и непредотвратимым при существующих условиях;
  2. Любая из сторон находится в составе находящихся на военном положении Вооруженных Сил;
  3. Правительством РФ на основании закона установлен мораторий (отсрочка на исполнение обязательств);
  4. Действие подлежащего применению закона или иного нормативного акта приостановлено в соответствующем порядке;
  5. Между сторонами имеется заключенное в соответствии с Федеральным законом «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» соглашение о проведении процедуры медиации.

Существует еще одно основание для приостановления срока давности, но мы не будем на нем останавливаться, т. к. оно возможно в рамках отношений, возникающих при осуществлении торгового мореплавания и не затрагивающих интересы простых граждан.

Обратите внимание!

Необходимо усвоить одно процессуальное правило, согласно которому приостановление срока исковой давности возможно только при определенном условии!

Таким условием является ситуация, когда пять вышеуказанных обстоятельств для приостановления срока давности возникли или продолжают существовать в течение последних шести месяцев до даты окончания срока давности.

В случае, если для требования законом установлен специальный срок обращения в суд, длительность которого не превышает шесть месяцев (например, по иску о восстановлении на работе или взыскании заработной платы), такие обстоятельства должны иметь место в течение этого специального срока исковой давности.

Прекращение таких обстоятельств означает продолжение течения срока.

В случае, когда основанием для приостановления срока давности является заключение соглашение о проведении процедуры медиации, течение срока приостановления с момент заключения такого соглашения до момента прекращения процедуры.

Течение срока исковой давности прерывается в случае:

  1. Предъявления иска в установленном законом порядке;
  2. Совершения обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании иска.

Данный перечень является исчерпывающим.

Первое основание для прерывания срока

У лица, не сведущего в области права, формулировка «приостанавливается предъявлением иска» может вызывать неоднозначное понимание, в силу чего возникнет вполне обоснованный вопрос: Что же понимать под предъявлением иска?

Для ответа на него необходимо различать два важных процессуальных момента — подача иска и его предъявление.

Провести четкую границу между этими двумя понятиями нам помогут актуальные по настоящее время разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенные в Постановлении от 12.11.2001 и 15.11.2001 №№ 15 и 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации».

Воспользовавшись ими, первому понятию — «предъявление иска» — можно дать следующее определение.

Под предъявлением иска следует понимать оплаченную государственной пошлиной (если это предусмотрено законом) подачу в суд с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела искового заявления необходимой формы и содержания, а также с соблюдением иных предусмотренных процессуальным законодательством требований, следствием нарушения которых является отказ в принятии или возврат заявления истцу.

Второе основание для прерывания срока

Действующее законодательство не содержит какого-либо перечня действий, совершение которых обязанным лицом свидетельствует о признании им иска, а соответственно, может являться основанием для прерывания срока исковой давности.

Сделать это законодателю было бы достаточно проблематично по причине того, что в большей степени каждая спорная ситуация является индивидуальной.

Не смотря на это, можно выделить некие критерии и ориентиры, которые Пленумы Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ определили в пунктах 17-23 вышеуказанного Постановления.

Для наглядности приведу перечень некоторых действий, которые по мнению высших судебных инстанций могут свидетельствовать о признании долга.

Исходя из конкретных обстоятельств, в целях перерыва течения срока исковой давности к действиям, свидетельствующим о признании долга, могут быть отнесены следующие обстоятельства:

  1. Признание претензии;
  2. Частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и (или) сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований;
  3. Уплата процентов по основному долгу;
  4. Изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа);
  5. Акцепт инкассового поручения.

Мы не зря выделили формулировку «исходя из конкретных обстоятельств», которая должна акцентировать Ваше внимание на том, что перечисленные обстоятельства являются ориентирующими, а последнее слово, как всегда, остается за судом.

Вопрос о перерыве срока исковой давности рассматривается судом при рассмотрении заявления стороны в споре (как правило ответчика) о пропуске этого срока. Данный вопрос должен быть разрешен судом вне зависимости от его постановки участниками судебного разбирательства. Обязательным условием рассмотрения является наличие в материалах дела доказательств, достоверно подтверждающих факты, послужившие основанием для прерывания процесса течения срока.

Ознакомившись с вышеприведенными разъяснениями относительно ситуаций, когда срок исковой давности приостанавливается, а когда прерывается, у Вас, наверное, возник закономерный вопрос: В чем же основное отличие приостановления срока от его прерывания?

Ответ достаточно прост — в их последствии. Также как и в случае с исчислением процессуальных сроков, действует общее правило исчисления: после перерыва срока, его течение начинается заново, чего нет в случае с приостановлением. Формулировка «заново» означает, что время до перерыва не засчитывается в новый срок.

Как видите, все не так уж и сложно!

Аналитика Публикации

Возможность судебной защиты окажется под угрозой, если в суде неисправный должник вдруг откажется от обещаний по оплате долга и заявит о применении исковой давности. Специально для охраны интересов истца в подобных случаях законодатель предусмотрел институт перерыва исковой давности (ст. 203 ГК РФ). Однако механизм регламентирован плохо: закон не содержит примеров или критериев поведения, которое подтверждало бы признание долга. Практика показывает, что по этой причине кредитору зачастую сложно определить, какие действия обязанного лица действительно прерывают давностный срок, а какие лишь создают иллюзию.

Из-за недостаточной детализации норм о перерыве срока исковой давности может пострадать и добросовестный должник. Даже если обязанное лицо не планировало признавать долг, его опрометчивое поведение в отношениях с кредитором может с легкостью получить ошибочную интерпретацию со стороны суда и привести к неоправданному прерыванию давностного срока. Это фактически откроет дорогу для тех притязаний, о которых кредитор вовремя не позаботился.

Только активные действия должника указывают на признание долга

Перечень действий, подтверждающих признание долга, сформулировал Пленум ВС РФ в п. 20 постановления от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 43).

К таким действиям относятся:

— признание претензии;

— изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа);

— акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом.

Безусловно, приведенный перечень примерный и не исчерпывает многообразия действий, которые могут свидетельствовать о признании долга на практике, например:

Факт выдачи расписки или гарантийного письма, в которых должник обязался погасить задолженность, в качестве доказательства того, что долг был признан (определение ВС РФ от 07.04.2015 № 18-КГ15-3, постановление ФАС Уральского округа от 21.01.2014 по делу № А76-189/2013).

Новация долга в заемное обязательство, либо зачет встречных однородных требований (постановления Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 № 5286/09, АС Уральского округа от 14.08.2014 по делу № А60-39962/2013).

Как правило, подобные казусы возможны при недействительности соответствующих соглашений, то есть когда первоначальное обязательство должника не считается прекращенным (ст. 167 ГК РФ). Суд констатирует юридические последствия не самих сделок, а факта их заключения. Из этого факта, в отсутствие пороков воли и субъективного состава, несомненно следует, что должник признал первоначальное обязательство.

Попытки должника согласовать с кредитором график погашения задолженности, переписка сторон о намерении заключить мировое соглашение или даже проект индивидуального правового акта (постановления АС Северо-Западного округа от 03.12.2014 по делу № А66-10301/2013, ФАС Поволжского округа от 21.08.2007 по делу № А12-800/06-С32, от 22.10.2007 по делу № А40-2162/05-43-25).

Однако нетрудно заметить, что в любой ситуации речь идет исключительно об активном поведении должника. Дело в том, что в контексте Гражданского кодекса только действия обязанного лица могут свидетельствовать о признании долга

Цитата: «Течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга» (ст. 203 ГК РФ).

Правоприменитель неоднократно замечал, что расширительное толкование указанной нормы недопустимо: молчание (бездействие) должника не прерывает давностный срок ни при каких условиях. Поэтому не доказывает признание долга то обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном списании денежных средств (п. 23 постановления Пленума ВС РФ № 43). Или, например, по аналогичным мотивам исковая давность не прерывается на том лишь основании, что должник не отреагировал на претензию кредитора или не ответил на полученный от кредитора акт сверки расчетов (постановления АС Уральского округа от 31.05.2017 по делу № А60-29845/2016, 9 ААС от 14.04.2017 по делу № А40-125750/16).

В то же время и активное поведение должника не всегда свидетельствуют о признании долга. В каждом конкретном случае с учетом определенных критериев суду предстоит выяснить, породило ли поведение должника разумное предположение о признании долга, и обоснованно ли кредитор воздерживался от принудительной защиты права.

Ссылаться на факт признания долга можно при наличии следующих критериев

Дабы не пропустить исковую давность из-за ложного предположения о перерыве, надо понимать, каким ключевым условиям соответствует поведение должника, подтверждающее признание долга по смыслу ст. 203 ГК РФ. С учетом принципа состязательности именно истец должен доказать, что состоялся перерыв исковой давности (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Однако информация будет полезной и для должника, желающего минимизировать риски оттянутого на долгий период судебного спора. Поскольку вопрос носит скорее прикладной характер, рассмотрим требования к поведению должника через призму судебной практики.

1. Действия по признанию долга исходят от уполномоченного лица. Действия представителя должника, свидетельствующие о признании долга, прерывают исковую давность только при условии, что это лицо обладало соответствующими полномочиями (п. 22 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Правило универсальное и распространяется вне зависимости от конкретных видов подтверждающих действий. При это

м в разъяснениях Пленум ВС РФ делает отсылку к норме о представительстве (ст. 182 ГК РФ), в силу которой полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель.

Подписание акта сверки главным бухгалтером — едва ли не самый распространенный случай, когда в опровержение доводов о перерыве давностного срока ответчик указывает на отсутствие полномочий у представителя, подтвердившего признание долга. Проблема в том, что судебная практика по вопросам юридической силы таких актов сверки не отличается единством подходов.

Большинство судов придерживаются позиции, согласно которой в силу ст. ст. 53 и 182 ГК РФ главный бухгалтер организации-должника не вправе решать юридически значимые вопросы вроде подтверждения факта признания долга без соответствующей доверенности.

Так, по мнению одних судов, наличие на актах сверки оттисков печати организации не свидетельствует о признании долга обязанным лицом (постановления АС Дальневосточного округа от 09.03.2016 по делу № А37-998/2015, АС Западно-Сибирского округа от 23.03.2017 по делу № А81-5919/2015, АС Северо-Кавказского округа от 11.04.2017 по делу № А22-2728/2016).

Вместе с тем другие суды полагают, будто бы оттиск печати на акте сверки означает, что полномочия работника явствуют из обстановки (постановления АС Западно-Сибирского округа от 15.08.2016 по делу № А27-13820/2015, АС Северо-Западного округа от 22.12.2016 по делу № А56-84165/2015, АС Дальневосточного округа от 08.02.2017 по делу № А51-4411/2016).

В такой ситуации наиболее безопасный вариант для кредитора — запрашивать акты сверки расчетов за подписью руководителя организации. Кроме того, если руководитель организации одобрит подписанный работником акт сверки расчетов, такой акт также можно использовать как доказательство признания долга (п. 1 Обзора судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности, утвержденный постановлением Президиума АС Северо-Кавказского округа от 11.12.2015, постановление АС Уральского округа от 20.04.2017 по делу № А34-6545/2016).

2. Волеизъявление должника ясно выраженно. Исковую давность прерывает только такое поведение, из которого с очевидностью следует признание факта задолженности. Например, ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Причем суды часто встают на сторону должника и применяют исковую давность, если доказательства признания долга неоднозначны.

Так, суд рассмотрел дело по иску продавца о взыскании задолженности за поставленный товар и пришел к выводу, что акт сверки не подтверждает признание долга покупателем. Из акта следовало, что истец поставил ответчику товар на определенную сумму, но в счет оплаты товара получил только часть этой суммы. Данный документ также отражал сведения о других операциях сторон, и получилось так, что в итоговой строке акта стороны установили наличие задолженности не у ответчика, а у истца. В такой ситуации суд указал, что формально акт сверки не содержит фраз и выражений о том, что ответчик признает долг, из акта не следует, что стороны зафиксировали его задолженность (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.06.2011 по делу № А31-6102/2010).

3. Действия должника соотносятся с конкретным обязательством. Кредитор может ссылаться на признание долга, если действия должника подтверждают не только признание факта задолженности, но также соотносятся с конкретным обязательством, из которого вытекает признаваемая задолженность. Для этого должны быть зафиксированы такие сведения, как сумма, основание и период возникновения задолженности по конкретному обязательству (постановления АС Московского округа от 28.09.2016 по делу № А40-184790/2015, ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.06.2014 по делу № А58-5226/2013).

Впрочем, иногда поведение должника свидетельствует о признании конкретного долга и без строгой детализации. Так, если в акте сверки задолженности отражена совокупная задолженность ответчика по разным правоотношениям и спорные обязательства не конкретизированы, но между сторонами отсутствуют иные обязательства, суд признает такой акт основанием для перерыва исковой давности (постановление АС Северо-Кавказского округа от 27.10.2016 по делу № А32-35328/2015).

4. Признание долга подтверждается именно в отношении кредитора. Действия, подтверждающие признание долга должны быть адресованы кредитору. И хотя буквальная формулировка ст. 203 ГК РФ не ограничивает круг адресатов подобным образом, подход все же распространен в судебной практике. Как правило, суды не воспринимают как доказательство признания долга действия должника в отношении третьих лиц.

Полагаем, что позиция судов базируется на оценке цели волеизъявления обязанного лица. Давностный срок прерывается только тогда, когда такая цель состоит в том, чтобы проинформировать о признании долга непосредственно кредитора. Если же последний узнает о соответствующих обстоятельствах помимо или против воли обязанного лица, последствия в виде перерыва наступать не должны.

Карточка судебного дела

Например, в одном из судебных дел арендодатель требовал взыскать арендные платежи с некогда банкротившегося арендатора. Иск был подан почти через два года после того, как дело о банкротстве арендатора завершилось утверждением мирового соглашения. Истец возражал против доводов о пропуске исковой давности, основываясь на документе из дела о банкротстве — заключении о возможности восстановления платежеспособности должника. Это заключение конкурсный управляющий предоставил в банкротное дело накануне рассмотрения ходатайства об утверждении мирового соглашения. Документ содержал сведения обо всех долгах ответчика, в том числе перед истцом. Поэтому истец предположил, что исковая давность прервалась действием, свидетельствующим о признании долга. Несмотря на то, что в деле о банкротстве истец участвовал как один из кредиторов, суд такие доказательства отклонил. Свое решение он мотивировал тем, что заключение адресовано не истцу, оно подготовлено не для признания долга непосредственно перед ним (решение АС Пермского края от 02.10.2015 по делу № А50-12978/2015; вышестоящие суды оставили в силе указанное решение, однако перефразировали мотивы суда первой инстанции).

Для примера также приведем ситуацию, когда какие-либо сведения о задолженности обязанное лицо сообщает в рамках допроса по уголовному делу. ВС РФ отметил, что такое поведение не может рассматриваться как совершение действий, свидетельствующих о признании долга. Сообщение должника в приведенном случае не является юридическим поступком гражданско-правового характера, совершенным обязанным лицом в отношении кредитора (определение ВС РФ от 25.02.2014 № 18-КГ13-165). Очевидно, что при допросе должник не преследовал цель уведомить о признании долга именно кредитора.

5. Признание долга подтверждается по добровольной инициативе должника. В основе волеизъявления обязанного лица лежит самостоятельное решение подтвердить признание долга. Если должник не может выбрать конкретный вариант поведения и исполняет публичную обязанность, вряд ли в такой ситуации суд квалифицирует его поведение как доказательство признания долга по смыслу ст. 203 ГК РФ.

Поэтому, например, не прерывает исковую давность акт сверки расчетов, который налоговый орган в обязательном порядке составляет по запросу налогоплательщика, чтобы выявить и устранить расхождения между данными о состоянии расчетов с бюджетом (постановление АС Западно-Сибирского округа от 18.11.2016 по делу № А67-8393/2015).

Другой важный вывод из судебной практики — не прерывают давностный срок действия должника во исполнение предписаний по ведению бухгалтерской отчетности (постановления ФАС Московского округа от 26.03.2009 по делу № А40-32412/08-138-283, ФАС Северо-Кавказского округа от 17.02.2010 по делу № А53-10356/2009). Помимо того, что таким поведением должник лишь исполняет публичную обязанность, его действия также не адресованы кредитору.

Признание долга подтверждается только в пределах исковой давности

Перерыв исковой давности имеет место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Объяснение простое: нельзя прервать несуществующий срок. В то же время течение исковой давности начнется заново, если по истечении первоначального срока для судебной защиты должник или иное обязанное лицо признает долг в письменной форме (п. 2 ст. 206 ГК РФ).

Частичное признание долга не прерывает срок исковой давности

Признание части долга, в том числе путем уплаты такой части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником. С точки зрения правоприменителя подобные действия обязанного лица не прерывают исковую давность как в случае с единым долгом, так и при обязательствах, предусматривающих исполнение по частям или в виде периодических платежей (абз. 3, 4 п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 43).

Закономерно, что похожий подход суды применяют в отношении дополнительных требований кредитора (неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами и др.) и требований по возмещению убытков — перерыв исковой давности по этим требованиям не наступает, если обязанное лицо признает только основной долг (абз. 2 п. 25 Постановления Пленума ВС РФ № 43).

Из практических соображений целесообразно обратиться и к прежним совместным разъяснениям высших судов. Раньше они разграничивали последствия частичной уплаты долга в зависимости от основания долга.

Частичная уплата свидетельствовала о признании долга, если последний имел под собой только одно основание, а не складывался из различных оснований (п. 20 постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 № 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»). К примеру, если должник оплачивал долг хоть и частично, но с указанием на договор в целом, платеж нельзя было назвать периодическим и это означало, что исковая давность прерывалась по всем обязательствам, вытекающим из указанного договора.

Не затрагивая дискуссию о справедливости новых разъяснений, обратим внимание на проблемы, которые спровоцировало изменение подхода к квалификации частичного признания.

Карточка судебного дела

Так, займодавец обратился в суд с иском к заемщику о взыскании суммы займа. Истец полагал, что исковая давность прервалась частичным возвратом суммы займа, тогда как в момент такого возврата действовали совместные разъяснения высших судов. Основываясь на том, что прежнее толкование утратило силу, суд первой инстанции отказал в иске по мотиву пропуска исковой давности. Ведь выходит, что с учетом действующих разъяснений поведение ответчика не свидетельствует о признании долга. Но суд не учел, что новая интерпретация очевидно ухудшает положение истца и не имеет обратной силы без специального указания. Ошибку нижестоящих судов исправил только кассационный суд. Он указал, что толкование ст. 203 ГК РФ, которое предложил Пленум ВС РФ, не применяется к отношениям сторон, поскольку ответчик возвратил часть займа, когда действовало иное толкование (постановление АС Дальневосточного округа от 24.06.2016 по делу № А04-7847/2015).

Если должник неоднократно признавал долг, субъективный срок исковой давности начинает течь заново

Действия, свидетельствующие о признании долга, на практике могут совершаться неоднократно и в разное время (постановления ФАС Поволжского округа от 21.08.2007 по делу № А12-800/06-С32, 15 ААС от 21.03.2017 по делу № А53-21460/2016, 12 ААС от 11.11.2015 по делу № А57-11249/2015). При этом каждый перерыв исковой давности предполагает, что срок для принудительной защиты права начинается заново и в него не засчитывается предшествующий перерыву период.

Чтобы ответить на вопрос о том, как долго действия должника могут прерывать давностный срок, требуется определить соотношение института перерыва и правил о максимальном сроке исковой давности.

Срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства (абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ). Однако Пленум ВС РФ разъяснил, что истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения десятилетнего срока обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 43).

На наш взгляд, с учетом приведенного разъяснения механизм перерыва исковой давности работает следующим образом. Например, право заинтересованной стороны было нарушено и потек десятилетний срок давности для его судебной защиты (объективная давность). Однако за год до истечения максимального срока давности истец узнал о нарушении своего права и о надлежащем ответчике. Тогда же, в пределах этого последнего года, должник подтвердил признание долга. В таком случае правило о максимальном сроке не применяется. Прежде всего потому, что это не соответствует его предназначению — сам должник показал, что нет никакой неопределенности, он видит заинтересованность кредитора и осознает вероятность грядущего судебного спора. Следовательно, после признания исковая давность (субъективная) возобновляется на полный срок.

Перерыв течения срока исковой давности

Энциклопедия МИП » Гражданское право » Сделки и сроки » Перерыв течения срока исковой давности

Перерыв давности для подачи иска и защиты собственных законных прав возможен при условии веских на то причин.

Гражданское законодательство предусматривает временное приостановление или перерыв для срока подачи искового заявления исключительно в том случае, если возникают серьезные законные основания. Перечень таких ситуаций регламентируется нормативными актами, однако отличается завершенностью, так как не позволяет включать новые пункты для расширения списка.

Понятие перерыва течения срока исковой давности

Понятие перерыва срока исковой давности исключает какое-либо приостановление данного периода. Перерыв давности для подачи иска и защиты собственных законных прав возможен при условии наличия веского основания.

Данное понятие предусматривает прекращение течения срока давности при наличии оснований, а после завершения всех обстоятельств соответствующий срок начинается вновь.

Период, который прошел до момента наступления обстоятельства, ставшего поводом для прерывания срока исковой давности, принято не зачислять в весь срок, данный для составления и подачи искового заявления. Данными характеристиками перерыв периода отличается от приостановления. Также законом предусматриваются специфические основания, которые применимы для прекращения перерыва срока исковой давности.

Основания для перерыва срока исковой давности

К перечню ключевых оснований, которые выступают основополагающими для прерывания срока исковой давности, относится официальное признание наличия долга должником. Помимо подобной ситуации, предъявление судебного иска от имени заявителя также выступает основанием для дальнейшего прерывания срока давности в качестве защиты своих прав и свобод.

В случае подачи искового заявления судебные органы применяют общие правила прерывания срока давности при наличии следующих условий:

  • Отсутствие ходатайства от имени заинтересованной стороны;
  • Наличие доказательств, которые полностью подтверждают основания для перерыва срока для подачи искового заявления.

В соответствии с гражданским законодательством установленный перечень оснований, которые являются поводом для прерывания судом давности для подачи искового заявления, является исчерпывающим. Нормативными актами запрещается внесение каких-либо изменений или дополнений в таковой, даже при условии разработки изменений на основании усмотрения сторон и принятия совместных решений.

Признание долга как основание перерыва срока исковой давности

Перерыв течения срока исковой давности предусматривает признание долга в качестве серьезного основания для применения данной процедуры. Такой порядок применяется для всех отношений, не зависимо от граждан, которые были причастны: физические или юридические лица. Признание долга может осуществляться различными способами, к которым относятся следующие действия:

  • Официальное признание претензии в отношении долга;
  • Акцепт инкассового поручения;
  • Выплата процентной суммы в отношении долга констатирует признание задолженности;
  • Частичная выплата должником долга или при наличии согласия иным лицом задолженности и штрафных сумм;
  • Частичное признание заявленной претензии о факте выплаты основного долга;
  • Внесение уполномоченным лицом изменений в договор, в соответствии с которыми устанавливается признание должником наличия долга;
  • Просьба должника о внесении пункта с прошением об отсрочке или признание должником наличия долга.

Признание долга должником – серьезное основание, которое является поводом для перерыва срока исковой давности. Данный период возможно восстановить на полный срок с момента, когда должник исполнил долг по частям, в форме частичных платежей или же если лицо совершило такие действия, которые свидетельствуют о частичном признании долга. Однако данные действия не являются основаниями для прерывания срока давности для подачи искового заявления в отношении иных частей или платежей.

Все действия должника в отношении признанного долга должны быть обязательно совершены до момента истечения срока давности.

Приостановление срока исковой давности не исключает истечение данного периода. В таком случае признание долга не констатирует прерывания срока.

Рад всех приветствовать на своем блоге. С вами Альберт Садыков и сегодя я хотел бы закончить тему исковой давности. Тем более, что у читателей появились вопросы по поводу ее исчисления.

Напомню, что в своей прошлой статье я рассказывал о нормах об исковой давности, закрепленных в главе 12 ГК РФ. Но, как водится, в процессе применения этих норм возникает множество самых разных вопросов. Ответы на них дает обычно судебная практика. В первую очередь Постановления Пленума ВС РФ.

Ранее разъяснения по исковой давности содержались в совместном Постановлении Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Но оно не учитывало изменений, внесенных в главу 12 ГК РФ Федеральным законом от 07.05.2013 г. № 100-ФЗ.

И 29 сентября 2015 года опубликовано новое Постановление Пленума ВС РФ № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Рассмотрим самые интересные положения этого Постановления и узнаем, что сказал Верховный Суд РФ о сроках исковой давности.

Начало течения срока исковой давности

В первую очередь, в пункте 1, Пленум ВС РФ обращает внимание, что срок исковой давности (далее — СИД) начинает течь с момента:

  1. когда лицо узнало или должно было узнать о факте нарушения своего права;
  2. это лицо узнало, кто является надлежащим ответчиком по делу.

Причем необходимо одновременное наличие этих двух обстоятельств, а не одного из них.

В пункте 2 устанавливается правило определения момента начала течения СИД в отношении физических лиц, не обладающих полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособностью. Это малолетние дети и недееспособные граждане.

В случае нарушения их прав срок исковой давности, начинается со дня, когда об обстоятельствах, указанных в п. 1 ст. 200 ГК РФ, узнал или должен был узнать любой из их законных представителей, в том числе орган опеки и попечительства.

Подход очень разумный, предоставляющий право на защиту нарушенного права тому, за кем закон закрепляет возможность самостоятельно выступать в суде.

Но не исключена ситуация, когда тот же законный представитель исполнял возложенные на него полномочия явно ненадлежащим образом. В этом случае пропущенный СИД может быть восстановлен:

  • по заявлению самого представляемого;
  • по заявлению другого уполномоченного органа в интересах представляемого.

Если право лица, не обладающего полной дееспособностью, было нарушено самим законным представителем, то СИД для предъявления требования такому нарушению, исчисляется с момента:

  • когда о нарушении стало известно другим законным представителем, действующим добросовестно (например, вторым родителем);
  • когда представляемому стало известно либо должно было стать известно о нарушении его прав и он стал способен осуществлять защиту нарушенного права в суде, то есть с момента возникновения или восстановления полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособности.

Что касается юридических лиц, то СИД, в соответствии с пунктом 3 Постановления № 43, исчисляется с момента, когда о нарушении его права и о том, кто является надлежащим ответчиком узнал единоличный исполнительный орган. Не забываем, что он может состоять из нескольких лиц.

С публично-правовыми образованиями проблема исковой давности разрешена следующим образом. От их имени выступают уполномоченные органы. Соответственно, как указал Пленум ВС РФ, исковая давность исчисляется со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении права публично-правового образования.

Общие критерии определения момента, когда уполномоченный орган не знал, но должен был узнать о нарушении своего права, Пленум не определяет. Хотя такой подход применялся ранее коллегией по экономическим спорам ВС РФ (Определение ВС РФ от 14.07.2015 по делу N 305-ЭС14-8858, А40-161453/2012). Вместо этого перечисляются наиболее распространенные обстоятельства, свидетельствующих о нарушении прав и интересов публично-правового образования:

  • передача имущества другому лицу;
  • совершение действий, свидетельствующих об использовании другим лицом спорного имущества.

Пункт 8 Постановления № 43 конкретизирует применение предельного «объективного» 10-летнего срока исковой давности. Этот срок начинает исчисляться со дня нарушения права независимо от того:

  • знало в этот момент лицо, чье право нарушено, о таком нарушении или же нет;
  • знало оно о том, кто является надлежащим ответчиком или же нет.

Этот 10-летний срок применяется только по заявлению стороны спора. До этого момента суд рассматривает дело в обычном порядке.

Также отмечается, что истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения 10-летнего срока имело место обращение в суд в установленном порядке или обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга. О том, какие именно действия об этом свидетельствуют речь пойдет ниже.

Важный момент — 10-летний срок не распространяется на требования, на которые не распространяется исковая давность в силу закона (например, ст. 208 ГК РФ).

Порядок применения исковой давности

Начинается этот раздел с положения о том, что исковая давность подлежит применения только по заявлению стороны спора, несущей бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении СИД. Как правило, таковой является ответчик.

Если о применении исковой давности заявит ненадлежащее лицо, то правового значения оно не имеет и дело будет рассматриваться дальше в установленном процессуальным законодательством порядке. Заявление третьего лица о применении исковой давности по общему правилу не влечет его применения.

Исключением, согласно пункту 10 Постановления № 43, является ситуация, когда при удовлетворении иска к ответчику, последний может предъявить регрессный иск или требование о возмещении убытков уже к третьему лицу.

Поскольку главой 12 ГК РФ каких-либо особых требований к форме заявления о применении исковой давности не содержится, то оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме на любой стадии рассмотрения дела до вынесения решения. В апелляционной инстанции возможно сделать соответствующее заявление, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в первой инстанции (ч. 5 ст. 330 ГПК РФ, ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ).

Доказать обстоятельства, свидетельствующие о прерывании или приостановлении срока исковой давности, должен истец.

Восстановление СИД возможно только в исключительных случаях и только в отношении физического лица по обстоятельствам, связанным с его личностью. Срок, пропущенный юридическим лицом, а также ИП по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, восстановлению не подлежит (п. 12).

Следует обратить внимание на условия приостановления СИД при рассмотрении дела в суде (п. 14). Даже если суд впоследствии применит иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец, или истцом будет изменен способ защиты права, на момент приостановления течения срока исковой давности это не влияет. Он перестает течь с момента обращения в суд.

С увеличением исковых требований ситуация интересная. По общему правилу, как указывает Пленум ВС РФ, увеличение требований на определение момента, с которого исковая давность перестает течь, также не влияет. Если только увеличение требований не связано с задолженностью за иные периоды.

Касается это случаев, когда обязательство предусматривает периоды оплаты, периодические платежи, проценты.

Например, первоначально истец заявил требование о взыскании задолженности по одному периоду поставки. Пока дело дошло до основного судебного заседания у покупателя возникла просрочка по оплате за следующий период поставки и истец (поставщик) увеличивает исковые требования. В этом случае СИД по измененным требованиям перестает течь с даты заявления именно этих требований, а не первоначальных.

Добрались, наконец, до пункта 20 Постановления № 43. Он раскрывает содержание ст. 203 ГК РФ о действиях, свидетельствующих о признании долга. Их конкретизация необходима для определения обстоятельств, влекущих прерывание СИД. Такими действиями являются:

  • признание претензии;
  • изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа);
  • акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом.

Ответ на претензию не обязательно может содержать признание долга. Поэтому, если о таком признании в нем прямо не говорится, то СИД не прерывается.

Признание части долга, в том числе путем частичной уплаты, по общему правилу не свидетельствует о признании долга в целом.

Эта позиция противоположна той, которая была высказана в утратившем силу Постановлении № 15/18. Сейчас Пленум ВС РФ исходит из того, что исковая давность при частичной уплате долга не прерывается.

Последнее указывало на то, что о признании долга свидетельствует признание частичная уплата долга.

Пример

По договору поставки покупатель получил товар на сумму 100 000 руб. Но требует соразмерного снижения цены до 60 000 руб. вследствие ненадлежащего качества товара. Поставщик такого требования не признает.
Исковая давность течет с момента, когда покупатель не произвел оплату. Спустя два месяца покупатель заплатил 60 000 руб. Спрашивается: прерывается ли срок исковой давности?

Если исходить из Постановления № 43, то — не прерывается. Пленум посчитал, что для этого необходимо явно выраженное признание долга в полном размере.

Когда должник частично оплатил задолженность и прямо указал, что признает долг в оставшейся части, то в этом случае право кредитора будет считаться нарушенным с момента неуплаты оставшейся части долга.

Иными словами, должник говорит: «Кредитор, вот тебе 60 000 руб., я знаю, что должен еще 40 000 руб., заплачу их тебе позже, у меня сейчас денег нет. Заплачу, когда появятся. А когда появятся — я не знаю».

Должник часть заплатил, признал, что должен кредитору еще, но платить пока не собирается в силу тех или иных причин. В этой ситуации должник нарушил право кредитора, когда отказался оплатить оставшуюся часть долга и срок прерывается.

Если должник не признал долг, но заплатил определенную сумму, полагая, например, что остальная часть суммы, предъявляемая к оплате является необоснованной, то с его точки зрения нарушения права кредитора нет.

Получается другая ситуация: «Кредитор, вот тебе 60 000 руб., а сверх того я тебе ничего не должен. На те 40 000 руб., о которых ты мне все твердишь, должна быть снижена цена товара ввиду его ненадлежащего качества».

Ситуация сложная. С одной стороны — часть заплатил, вроде бы срок можно прерывать. Но ведь в целом долг не признал и обосновал, почему не признал. Если прерывать срок, а впоследствии выяснится, что требование о снижении цены обосновано? Или наоборот, требование кредитора об уплате оставшихся 40 000 руб. необоснованно?

Мы помним — исковая давность течет с даты, когда кредитор узнал или должен был узнать о нарушении. Но при раскладе, когда по тем или иным причинам должник не оплачивает остальную часть долга и не оговаривает ее признание, наличие нарушения права кредитора в оставшейся части само по себе становится спорным и неочевидным.

В этой ситуации прерывать срок и исчислять его заново с момента, который не может быть однозначно определен в качестве момента нарушения, вряд ли правомерно.

Подробно вопрос разъяснил, надеюсь с этим все стало понятно. Идем дальше.

Если условия обязательства предусматривают его исполнение по частям или в виде периодических платежей, а должник признал лишь часть долга или долг по отдельному периодическому платежу, то по другим частям или платежам СИД не прерывается.

Один немаловажный момент — действия по признаю долга должны исходить от уполномоченного на это лица по правилам ст. 182 ГК РФ (п. 22).

Срок исковой давности по повременным платежам и процентам

В этом разделе речь идет об исчислении исковой давности по обязательствам и договорам, предполагающим исполнение по частям в виде повременных платежей (например, арендная плата) и процентов (например, по кредиту).

В соответствии с пунктом 24 Постановления № 43 исковая давность в отношении каждого просроченного платежа исчисляется отдельно.

Точно также отдельно исчисляется давность по требованию о взыскании неустойки или процентов по ст. 395 ГК РФ, начисляемым на каждый просроченный платеж.

Согласно пункту 25 Постановления № 43 признание основного долга не означает признания дополнительных требований в виде неустойки, процентов по 395 ГК РФ, возмещения убытков. Соответственно в отношении этих дополнительных требований СИД не прерывается, а продолжает течь далее.

Исковая давность по требованию об уплате процентов по ст. 317.1 ГК РФ исчисляется по аналогичным правилам.

Последний момент, в рамках Постановления № 43, который стоит рассмотреть, касается исчисления СИД в отношении главного и дополнительного требований.

Предъявление требования об уплате только основного долга не влияет на течение срока по дополнительным требованиям. При предъявлении иска только об уплате основного долга, срок исковой давности по неустойке продолжает течь.

Истек срок давности по основному требованию — истек срок и по дополнительному. Но возможно исключение.

Стороны по договору займа (кредита) могут установить, что проценты по нему уплачиваются после погашения основного долга. В этом случае СИД по требованию об уплате этих процентов исчисляется отдельно и от истечения срока по требованию об уплате основной суммы займа (кредита) не зависит.

«Снятие корпоративных покровов» и исковая давность

Мне в комментариях к предыдущей статье вопрос задали по поводу исчисления СИД в корпоративных отношениях. Конкретно при «снятии корпоративного покрова».

Пара слов об этой доктрине.

Появилась она впервые в англо-американской доктрине права. Континентальному праву, в частности, немецкому, она де-юре именно в таком виде неизвестна, но аналогичные ситуации встречаются.

Почему «снятие корпоративного покрова»?

Юридическое лицо — это фикция. Из этого исходит англо-американская система права. Это определенная юридическая конструкция, созданная для удобства. Реально юридического лица, как осязаемого, овеществленного лица, не существует.

Выделение такой конструкции вызвано необходимостью объединить между собой не лиц, а капитал для достижения общих экономических целей. Классическим положением, которое содержится и в ГК РФ, является ограничение пределов ответственности между корпорацией и участниками. Учредители (участники) юридического лица не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителей (участников).

Такая конструкция и есть «корпоративный покров». Зачем его снимать?

Хотя корпорация юридически отделена от своих владельцев, последние могут пользоваться этим в достижении противоправных целей и неоправданной выгоды. Юридическое лицо, вместо того, чтобы быть инструментом способствующим достижению общих экономических целей участников, становится прикрытием для совершения противоправных действий.

В этом случае самостоятельность корпорации должна быть проигнорирована и по сделкам, юридически совершенным самой корпорацией, отвечает лично виновный участник.

В российской практике распространены случаи, когда корпорация терпит убытки из-за неправомерных действий директора. В этом случае юридическое лицо может взыскать эти убытки с директора.

Иск об этом может быть предъявлен самим юридическим лицом или участниками юридического лица.

Когда иск подается участником юридического лица, учитывается, что он в силу п. 3 ст. 53 ГК РФ и ст. 225.8 АПК РФ действует в интересах юридического лица. Срок исковой давности течет с момента, участник узнал или должен был узнать о совершении директором действий (бездействия) повлекшего для юридического лица убытки.

Но тут возникает другая проблема — как определить момент, когда участник должен был узнать или узнал о нарушении?

Зацепиться здесь можно лишь за ежегодные общие собрания. На общем собрании директор отчитывается о проделанной работе. В таком случае именно принятие отчета или истечение срока на ознакомление с ним и является моментом отсчета для исковой давности. Сходная логика выражена в Определении ВАС РФ от 27.06.2013 № ВАС-6286/13 по делу № А40-17159/12-13-154 (правда, в нем рассматривается не вопрос взыскания убытков с директора, а вопрос признания недействительной крупной сделки).

Иск может быть подан также участником, который на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших убытки для корпорации, таковым не являлся. Об этом сказано в пункте 10 Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лиц». Там же указывается, что течение СИД начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица (например, продавец доли или акций).

В этом же пункте разъясняется вопрос начала течения срока исковой давности при подаче иска самими юридическим лицом:

«В случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором».

Несмотря на очевидность решения проблемы, некоторые считали, что моментом, когда о нарушении со стороны директора узнала корпорация, является момент, когда об этом узнал сам недобросовестный директор.

Идея отдает некоторой бредовостью, но исходит, по-видимому, из прямого отождествления директора с юридическим лицом. Здесь уже упираемся в проблему: директор — это орган или представитель юридического лица?

Тем не менее исковая давность должна начинать течь с момента, когда о нарушении узнает корпорация в лице нового директора или узнали участники, имевшие реальную возможность сместить директора.

Это все, что следует сказать об исковой давности на сегодняшний день. Тема интересная, постоянно возникают новые вопросы. Поэтому, скорее всего, статья будет периодически обновляться. Например, в рамках того же «снятия корпоративного покрова» не мешало бы рассмотреть вопрос определения начала течения исковой давности при предъявлении требований кредиторов к руководителю должника в рамках процедуры банкротства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *