Использование нелицензионного

Виталий Комлев, заместитель генерального директора ООО «Ключ-консалтинг»

Журнал «Директор по безопасности»

И к этому следует добавить множество и разнообразие компьютерных программ, необходимых для организации работы различных специалистов, создания локальных сетей, формирования интегральных банков данных и обеспечения работы серверов, IT-коммуникации, их защиты и обеспечения безопасности. Суммы получаются весьма впечатляющими.

Вот и идут руководители организаций и технические специалисты на использование отдельных нелицензионных программ, не задумываясь иногда о том, что подобная экономия имеет ярко выраженную обратную сторону. И дело не только в том, что «пиратское ПО» не гарантирует надежной и бесперебойной работы, данные программы не позволяют рассчитывать на своевременное обновление и техническую поддержку, установка нелегальных копий подвергает риску заражения компьютера вирусами, вследствие чего можно вообще потерять важную информацию.

Серьезные затраты может повлечь за собой и возможный отказ поставщиков компьютерной техники выполнять гарантийные ремонтные работы, ссылаясь на установку нелицензионного ПО. Со всем этим при определенных условиях еще можно справиться, имея в организации соответствующих специалистов. Более значительным минусом в этой ситуации является то, что, согласно п. 1 ст. 1225 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), программные продукты признаются интеллектуальной собственностью, которая подлежит охране, а п. 1 ст. 1259 ГК РФ установлено, что они охраняются как литературные произведения. У автора (разработчика) компьютерной программы (лица, творческим трудом которого она создана) возникает на нее наряду с личными неимущественными правами (неотчуждаемыми и непередаваемыми) исключительное право. В соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК РФ, правообладатель вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

Следовательно, за нарушение авторских и смежных прав, выразившихся в использовании нелицензионного ПО, организация, должностные лица и пользователи могут быть привлечены к серьезной гражданско-правовой, административной и даже уголовной ответственности.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав, выразившееся в использовании нелицензионного ПО, предусматривается ст. 146 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ). Уголовная ответственность, по ч. 2 ст. 146 УК РФ, наступает в случае, если стоимость используемого нелицензионного ПО характеризуется как крупный ущерб, причиненный правообладателю, и превышает 50 тыс. руб. В данном случае противоправное деяние наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 мес, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 ч, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

В случае, если общая стоимость используемого нелицензионного ПО превышает 250 тыс. руб., размер ущерба, причиненного правообладателю, оценивается как особо крупный. В этом случае совершенное деяние, в соответствии с ч. 3 ст. 146 УК РФ, наказывается лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового.

По этой же части – ч. 3 ст. 146 УК РФ – наказывается нарушение авторских и смежных прав, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно лицом с использованием своего служебного положения.

При практическом применении ст. 146 УК РФ, как правило, применяется методика подсчета ущерба, причиненного авторам и правообладателям незаконными действиями по контрафакции и распространению ПО, объявленная письмом Генеральной прокуратуры РФ от 30 марта 2001 г. № 36-15-01 «О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурорского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере». Названная методика предусматривает определение ущерба при нарушении авторских прав с применением таких инструментов, как исчисление различных видов ущербов, включая моральный, ущерб деловой репутации, упущенная выгода от нарушения авторских прав и др. По существу, данная методика определения ущерба предусматривает возможность учета при определении его размера практически всех существующих на сегодня возможных видов материального и нематериального вреда.

По общему правилу, к уголовной ответственности по ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ за незаконное использование объектов авторского права в организации привлекаются лица, которые принимают соответствующее управленческое решение. Как правило, это руководители организации, реже лица, возглавляющие отдельные подразделения. Такое решение может принять и фактический руководитель организации. Иные лица (системные администраторы, фактические пользователи контрафактного ПО) могут привлекаться за незаконное использование ПО в организации как соучастники в случаях, когда они вносят определенный вклад в принятие решения об использовании контрафактных экземпляров объектов авторского права.

Отдельно следует сказать о случаях, когда в организации незаконно используется ПО без принятия на то какого-либо управленческого решения. Например, в том случае, если системный администратор самовольно установил контрафактное ПО на компьютеры организации. В этом случае руководитель организации может избежать уголовной ответственности. За незаконное использование объектов авторского права будет отвечать лицо, фактически принявшее решение об использовании нелицензионного ПО. В приведенном примере это системный администратор организации.

В соответствии с существующим в российском уголовном законодательстве разделением преступления, связанные с нарушением авторских и смежных прав, относятся к преступлениям против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19 УК РФ).

Заслуживает внимания, на мой взгляд, и то обстоятельство, что, в соответствии с п. 5 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ), уголовные дела по поводу незаконного использования объектов авторского права считаются уголовными делами публичного обвинения. Это означает, что, руководствуясь нормами п. 3 ст. 21 УПК РФ, руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего (в нашем случае – обладателя авторского права). Говоря простым языком, прекратить уголовное преследование не удастся даже в том случае, если, например, представитель фирмы Microsoft Corporation заявит о том, что он не имеет претензий и не настаивает на привлечении виновного к ответственности (как это было, например, в ходе процесса над учителем сельской школы в Пермском крае).

Об активности применения данных мер ответственности свидетельствует тот факт, что, по данным осуществляющей компьютерный аудит компании Softline, в 2009 г. в России было выявлено около 7 тыс. преступлений, ответственность за которые предусматривается по ст. 146 УК РФ (некоторым успокаивающим моментом может служить то, что штрафом и условным сроком заканчивается 80 % всех дел, дошедших до суда; в том же самом 2009 г. было вынесено лишь шесть приговоров с реальным сроком наказания).

Административная ответственность

За нарушение авторских и смежных прав при общей стоимости используемых контрафактных программ менее 50 тыс. руб. виновное лицо привлекается к административной ответственности по ст. 7.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). За данное правонарушение законодательно предусматриваются следующие виды наказания:

• для граждан: административный штраф в размере от 1,5 до 2 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения;

• для должностных лиц: административный штраф в размере от 10 до 20 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения;

• для юридических лиц: административный штраф в размере от 30 до 40 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения.

Прошу обратить внимание на то, что санкции за рассматриваемое правонарушение предусматривают конфискацию как нелицензионного ПО, так и «материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения» (ст. 7.12 КоАП РФ). Говоря другими словами, даже при незначительной стоимости выявленного контрафактного ПО виновное лицо может лишиться своего имущества – компьютера, являющегося орудием совершения административного правонарушения.

Говоря об административной ответственности за использование нелицензионного ПО, следует принимать во внимание и предусмотренную ст. 2.1 и 2.10 КоАП РФ возможность одновременного привлечения к ответственности как юридическое лицо, так и иное виновное лицо организации. А это означает, что в случае, если факт использования нелицензионного ПО подтвердится, к административной ответственности по ст. 7.12 КоАП РФ могут быть привлечены не только организация и ее руководитель, но и конкретный работник, в трудовые обязанности которого (по трудовому договору или должностной инструкции) входит обеспечение соблюдения в организации требований по работе с ПО. Например, таковым может быть системный администратор, ответственный за использование в работе организации лицензионного ПО, который в нарушение своих трудовых обязанностей не принял меры по недопущению установки или своевременного удаления незаконно используемого ПО.

Дополнительные вопросы, связанные с привлечением к административной и уголовной ответственности

Вышеприведенные положения наглядно свидетельствуют, что вид ответственности за использование нелицензионного ПО непосредственно зависит от стоимости контрафактных программ. Стоимость используемого контрафактного ПО определяется экспертом в ходе специального исследования – экспертизы. При определении общей стоимости используемого «пиратского» ПО соответствующий привлеченный специалист обязан будет исходить из стоимости лицензионного ПО, реализуемого в розницу. При этом, как свидетельствует практика, за основу в расчетах берется самая высокая цена, существующая на рынке. Следовательно, весьма сложно сказать заранее, какое количество программ должно быть установлено на компьютере, чтобы санкции ограничились административным наказанием. Окончательный вердикт эксперта зависит от конкретного ПО, поскольку стоимость некоторого специализированного ПО уже может грозить уголовным разбирательством, а распространенные пользовательские программы, которые стоят гораздо меньше, даже в своей совокупности могут уложиться и в административные рамки.

Нарушения, связанные с использованием контрафактного ПО, можно разделить на две группы.

В первом случае нарушения связаны с использованием полного нелицензионного софта. В данном случае у пользователя нет ни одного законно приобретенного экземпляра той или иной программы.

Во втором случае пользователь в процессе своей деятельности выходит за пределы договорных условий (условий лицензионного соглашения) по использованию ПО. Второй вариант создает видимость легального и официального использования ПО, дает возможность получать обновления используемого ПО и пользоваться технической поддержкой разработчика ПО. Нарушения в данном случае выявляются лишь при проведении контрольных мероприятий или на основании данных объективного технического контроля (например, в последнее время основными разработчиками лицензионного ПО широко применяется метод сравнения правообладателем данных лицензионного соглашения с данными служб технической поддержки разработчика, отслеживающих объем использованного пользователем пакета обновления).

Общее между ними то, что как в первом, так и во втором случаях эксперты будут исходить из стоимости незаконно используемого ПО.

И, говоря о дополнительных условиях привлечения виновных к ответственности, считаю необходимым подчеркнуть, что федеральное законодательство не позволяет привлекать за одно и то же деяние, связанное с нарушением авторских прав, одновременно и к административной, и к уголовной ответственности. Однако привлечение правонарушителя к административной или к уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав не исключает возможности одновременного его привлечения к гражданско-правовой ответственности. Более того, возможность привлечения правонарушителя к гражданско-правовой ответственности не исключается и в случае принятия в отношении лица решения, связанного с отказом от привлечения его к уголовной или административной ответственности (что, в частности, нашло отражение в п. 5 письма ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»).



-ítI qu

-Ctí

%

^MMpUJAMfh cfáutWgMMjoSu/t

Фтёетотёетисмь cmofKM SfioceuMCrtojH, драэкрам&юин, nfiaée

В статье рассматриваются общие правила об ответственности по лицензионному договору и специальные правила об ответственности по сублицензионному договору. Сравнивая сублицензионный договор и договор субконцессии, автор приходит к выводу об унификации правил об ответственности в указанных договорах.

Субдоговор, исключительные права, ответственность, коммерческая субконцессия, сублицензионный договор.

собенность защиты прав участников субдоговоров в сфере оборота исклю-Ш 1 чительных прав обусловлена природой как субдоговоров, так и основных ■ я я договоров в рассматриваемой сфере. Стороны сублицензионного договора Ш \ Ш приобретают право использования результата (результатов) интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации и могут в дальнейшем рассчитывать на защиту своих прав в рамках договорных обязательств. С точки зрения теории и практики применения законодательных норм, регулирующих отношения в сфере оборота интеллектуальной собственности, основным вопросом является проблема определения гражданско-правовой ответственности за нарушения, допущенные сторонами соответствующего договора в рассматриваемой сфере.

Специальных требований к ответственности сторон друг перед другом по сублицензионному договору не предусмотрено, что позволяет говорить в соответствии с п. 5 ст. 1238 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) о возможности применения общих положений об ответственности сторон лицензионного договора.

Часть четвертая ГК РФ не содержит самостоятельной системы норм, посвященных ответственности за нарушение договорных обязательств в сфере интеллектуальной собственности, а учитывает лишь отдельные разрозненные случаи и особенности применения мер ответственности за подобные нарушения .

Относительно вопроса об ответственности за нарушение условий лицензионного договора укажем, что нормы части четвертой ГК РФ ограничиваются лишь указанием на то, что к лицензионным договорам применяются общие положения об обязательствах (ст. 307-419 ГК РФ) и о договоре (ст. 420-453 ГК РФ), поскольку иное не установлено правилами раздела VII ГК РФ и не вытекает из содержания или характера исключительного права (п. 2 ст. 1233 ГК РФ).

Применение общих положений об обязательствах включает в себя распространение в отношении лицензионного договора общих положений гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств, В отличие от внедоговорной ответственности, данная ответственность возникает в случае нарушения сторонами согласованных условий договора. Следует отметить, что договорная ответственность может устанавливаться и за правонарушения, прямо не обеспеченные санкциями в действующем законодательстве, а также изменять в сторону увеличения или уменьшения размер ответственности, если он предусмотрен законом .

Действующие нормы гражданского законодательства, регулирующие отношения сторон по лицензионному договору, определяют возможность привлечения к ответственности лицензиата только в случае нарушения лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства (гл. 70 ГК РФ) либо объектов смежных прав (гл. 71 ГК РФ). В соответствии с п. 4 ст. 1237 ГК РФ в этом случае лицензиар в одностороннем

порядке может отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора.

Нарушение лицензиатом обязанности по уплате вознаграждения может быть выражено как в неуплате вознаграждения в полном объеме, так и в части, а также в случае просрочки уплаты такого вознаграждения, что подтверждается судебной практикой. Совместное постановление Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» в п. 16 указывает, что согласно п. 4 ст. 1237 ГК РФ при нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства либо объектов смежных прав лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора. При этом указанное право на односторонний отказ от лицензионного договора и на возмещение причиненных его расторжением убытков не зависит от продолжительности допущенной просрочки. Такой односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора с учетом положений п. 3 ст. 450 ГК РФ считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о нем.

Специальный порядок защиты прав лицензиара на вознаграждение предусмотрен лишь в случае нарушения авторских и смежных прав. В то же время такое право на защиту не предоставлено лицензиару в случаях передачи прав на использование иных объектов интеллектуальной собственности. При отсутствии специальных мер защиты применительно к остальным случаям следует руководствоваться общими правилами о возмещении убытков и возможности расторжения договора только в случае существенного нарушения другой стороной его условий .

Следует согласиться с мнением В.А. Шуваева, что часть четвертая Гражданского кодекса РФ, устанавливая право лицензиара на получение вознаграждения (если договором не предусмотрено иное), не устанавливает при этом мер ответственности за нарушение прав лицензиара на получение вознаграждения, кроме рассмотренного выше случая, предусмотренного п. 4 ст. 1237 ГК РФ. Указанную норму данный автор признает исключением из общего правила применения мер гражданско-правовой ответственности при нарушении условий договора, предусмотренного гл. 25 ГК РФ .

Нарушением условий лицензионного договора также следует признать использование лицензиатом предоставленного права за пределами территории, на которой допускается использование такого результата или такого средства индивидуализации, если такая территория определена условиями лицензионного договора. В данном случае речь будет идти о нарушении согласованного сторонами условия, что может послужить основанием для возникновения ответственности за нарушение договорного обязательства и применения общих положений о ненадлежащем исполнении обязательств, предусмотренных гл. 25 ГК РФ.

Также основанием для возникновения ответственности за нарушение лицензионного договора будет неисполнение требования п. 2 ст. 1237 ГК РФ о необходимости в течение срока действия лицензионного договора лицензиару воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах.

В данном случае должны также применяться общие положения об ответственности за нарушение гражданско-правовых обязательств. К таковым следует отнести, например, возмещение убытков, причиненных лицензиату действиями лицензиара, которые препятствуют нормальному осуществлению лицензиатом предоставленного ему права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Таким образом, меры ответственности за нарушение лицензионного договора связаны как с нарушениями договора со стороны лицензиата, поскольку именно на нем лежит основной объем обязанностей по лицензионному договору, так и с нарушениями со стороны лицензиара.

Помимо традиционных мер ответственности за нарушение условий договорного обязательства о пределах, сроках, территории использования результата интеллектуальной дея-

тельности или средства индивидуализации и ст. 1237 ГК РФ предусматривает возможность применения к лицензиату мер внедоговорной ответственности, т.е. ответственности за нарушение исключительного права .

В соответствии с п. 3 ст. 1237 ГК РФ использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, установленную ГК РФ, другими законами или договором.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

¿недоговорная ответственность возникает в случае причинения вреда, который не связан с неисполнением или ненадлежащим исполнением сторонами условий принятого на себя обязательства.

Проблема внедоговорной ответственности сторон лицензионного договора находится за пределами договорного регулирования. Это означает, что следует говорить о применении отдельных способов защиты интеллектуальных прав, а не об ответственности сторон за нарушение договорных условий.

Способы защиты интеллектуальных прав предусмотрены ст. 1250-1252 ГК РФ, Данные способы, как правильно указывает O.A. Рузакова, применимы «при нарушении абсолютных прав обладателя исключительного права, а не относительных, возникающих на основании договоров о распоряжении исключительными правами. При этом к внедоговорным нарушениям относятся и те, которые совершены контрагентом по договору, использующим права на охраняемый объект за пределами, предоставленными ему договором (например, при выпуске тиража произведения за пределами установленного договором, использования за пределами срока, территории, способов, указанных в договоре и т.п.)» .

Таким образом, использование лицензиатом результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет внедоговорную ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллекгуальной деятельности или на средство индивидуализации.

Однако в соответствии с положениями п. 3 ст. 1237 ГК РФ сторонами непосредственно в лицензионном договоре могут быть предусмотрены дополнительные меры ответственности. В указанном ранее постановлении Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного Суда РФ в п. 15 дается разъяснение данному правилу. Так, в случае использования лицензиатом результата интеллекгуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, если за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной ч. 4 ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

С необходимостью приходим к выводу, что судебная практика исходит из возможности одновременного применения мер как договорной, так и внедоговорной ответственности.

Принимая во внимание указанные особенности ответственности сторон по лицензионному договору, следует указать, что они в полной мере распространяются на ответственность сторон по соответствующему субдоговору. Данное правило является общим для субдоговоров в сфере оборота исключительных прав.

Ответственность сторон сублицензионного договора перед лицензиаром, в свою очередь, будет строиться по иным принципам, нежели ответственность в рамках договора коммерческой субконцессии. В соответствии с п. 4 ст. 1238 ГК РФ ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата будет нести лицензиат, если лицензионным договором не предусмотрено иное. Данное правило практически аналогично установленному в ст. 403 ГК РФ об ответственности должника за действия третьих лиц.

Несмотря на то, что лицензиар не является стороной сублицензионного договора, действия сублицензиата, нарушающего условия использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, всегда будут затрагивать принадлежащее лицен-

зиару исключительное право.

Законодатель не устанавливает правила об ответственности сублицензиата перед лицензиаром с возможностью в субсидиарном порядке привлечения к ответственности лицензиата, как это определено в субконцессионных отношениях. По нашему мнению, это является не вполне оправданным.

Если исходить из смысла субсидиарной ответственности в рамках субконцессионных отношениях, то возложение на вторичного правообладателя обязанности нести субсидиарную ответственность за вред, причиненный вторичным пользователем основному правообладателю, обосновывается, в соответствии с правильным выводом И.И. Панченко, тем, что он осуществляет подбор кандидатуры субпользователя для заключения договора коммерческой субконцессии и обязан определенным образом отвечать за его действия .

В сублицензионных отношениях также лицензиат осуществляет подбор кандидатуры сублицензиата, предоставляет право использования полностью или частично результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Лицензиат, таким образом, вступает в новые договорные отношения, а не привлекает третьих лиц к исполнению основного обязательства. Именно это предполагает возможность привлечения сублицензиата к ответственности за свои действия перед лицензиаром.

В подтверждение выдвинутого тезиса необходимо сказать следующее. По договору коммерческой субконцессии и сублицензионному договору их предметом будут выступать действия по предоставлению права использования комплекса исключительных прав или части этого комплекса и право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Объектом же будут являться комплекс исключительных прав или часть этого комплекса, а также результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. В связи с одинаковой правовой природой предмета и объекта исследуемых субдоговоров они объединены в группу субдоговоров в сфере оборота исключительных прав.

Законодатель в п. 4 ст. 1027 ГК РФ предусмотрел возможность применения к договору коммерческой концессии (а значит и к договору коммерческой субконцессии) правил раздела VII ГК РФ о лицензионном договоре, если это не противоречит положениям гл. 54 ГК РФ и существу договора коммерческой концессии.

На основании изложенного считаем целесообразным правило о субсидиарной ответственности должника по основному договору за действия субдолжника по соответствующему субдоговору закрепить в качестве общего правила и для сублицензионного договора путем внесения в п. 4 ст. 1238 ГК РФ соответствующего изменения. Предлагаем п. 4 ст. 1238 ГК РФ изложить в следующей редакции: «4. Лицензиат несет субсидиарную ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата, если лицензионным договором не предусмотрено иное».

Данная норма будет диспозитивной и предполагает возможность определения иных правил об ответственности лицензиата за действия сублицензиата. Так что стороны вправе будут самостоятельно договариваться о правилах ответственности перед лицензиаром.

Самостоятельность сублицензионного договора не представляет возможности сублицензиату предъявлять претензии к лицензиару. Законодательством также не предусмотрена возможность привлечения ни к субсидиарной, ни к солидарной ответственности лицензиара по предъявляемым к сублицензиату требованиям о несоответствии качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых) сублицензиатом, как это установлено для субконцессионных отношений. Данное правило, на наш взгляд, является закономерным и обосновывается тем, что сублицензионный договор в отличие от договора коммерческой субконцессии не носит предпринимательского характера, т.е. сублицензионные отношения не направлены на использование предоставленных прав в предпринимательской деятельности.

Литература

См.: Там же. -С. 136-137.

См.: Зыков Е.В. Гражданско-правовая защита права интеллектуальной собственности: Дис…. канд. юрид. наук. — М., 2008.-С. 126.

См.: Шуваев В.А. Указ. соч. — С. 144-145.

См.: Панченко И.И. Договор коммерческой субконцессии: Дис…. канд. юрцд. наук. — Коломна, 2010.-С. 154.

Использование нелицензионного компьютерного программного обеспечения (ПО) – серьезное нарушение принятых нормативных актов. За него предусмотрена ответственность как для коммерческих, так и для некоммерческих образований. В зависимости от степени проступка, может накладываться различный вид ответственности.

Административная ответственность

Согласно Кодексу о правонарушениях административного характера, административная ответственность накладывается за эти действия с ПО:

  • Реализация нелицензионного ПО.
  • Сдача в прокат.
  • Прочие формы неправомерного использования.

Ответственность предполагается и в том случае, если на ПО указаны неверные сведения о производителе, месте изготовления, владельце авторства. Все перечисленные правонарушения ведут к наложению штрафа на фирму. Кроме того, нелицензионное ПО конфискуется на основании статьи 7.12 Кодекса об административных проступках №195 от 30.12.01 года. Рассмотрим размеры штрафов:

  • 1 500-2 000 рублей для ФЛ, эксплуатирующих ПО в качестве частного лица.
  • 10 000-20 000 рублей в отношении должностных лиц.
  • 30 000-40 000 рублей для ЮЛ.

Под должностными лицами подразумевается генеральный директор, системные администраторы и другие сотрудники. Интересна судебная практика по наложению штрафов. В частности, есть решение Ульяновского суда от 13.03.2007 года. В рамках этого дела суд постановил, что недостаточно установить факт использования нелицензионного ПО. Нужно также предоставить доказательство того, что эксплуатировалось обеспечение с целью извлечения выгоды.

Нужно принимать во внимание, что конфискация ПО предполагает значительные риски. В частности, из компании могут быть изъяты компьютеры. Соответствующее решение было принято одним из областных судов. Обосновано оно тем, что под воспроизведением ПО понимается его запись в ПК. Поэтому к расходам на выплату административных штрафов нужно добавить убыток от приостановки деятельности. Однако, как правило, само оборудование не конфискуется. ПО просто удаляется из памяти ПК.

Гражданско-правовая ответственность

Под гражданско-правовой ответственностью понимается ответственность перед лицом, владеющим авторскими правами на ПО. Предусмотрены следующие формы наказания, обозначенные в статье 1301 ГК РФ:

  • Возмещение убытков. В рассматриваемом случае правообладатель должен предоставить в суд размер убытков с документами, обосновывающими его.
  • Оплата компенсации, размер которой определяет сам судебный орган. Размер компенсации в данном случае может составлять от 10 000 до 50 000 рублей. Альтернативный вариант – компенсация в размере двойной стоимости ПО. Стоимость обеспечения будет такой же, что и при легальном использовании ПО.

Выбор формы ответственности (из приведенных вариантов) осуществляется самим правообладателем. Последнему нужно или доказать размер ущерба, или выбрать вариант с компенсацией. Она выплачивается даже в том случае, если никакого ущерба не было.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность налагается на основании части 2 статьи 146 УК РФ. В этой статье установлено наказание за неправомерное применение предметов авторского права. К предмету права относится в том числе программное обеспечение. Уголовная ответственность актуальна только для граждан, а не для ЮЛ. Однако это не значит, что использование ПО на предприятии не будет уголовным преступлением. Просто наказание будет применено к конкретному сотруднику. Рассмотрим варианты уголовной ответственности:

  • Штраф в объеме до 200 000 руб.
  • Штраф в объеме зарплаты или прочего дохода за 18 или меньше месяцев.
  • Обязательный труд протяженностью до 480 часов.
  • Исправительный или принудительный труд продолжительностью до 2 лет.
  • Тюремное заключение до 2 лет.

Уголовная ответственность, на основании положений статьи 146 УК РФ, наступает только при нарушении в крупном размере. Правонарушение признается особо крупным в том случае, если стоимость ПО составляет более 100 000 рублей.

ВАЖНО! Уголовная ответственность накладывается только в том случае, если в действиях лица имелся умысел. То есть эксплуатация обеспечения предполагает получение прибыли. Предварительно в компанию направляется предупреждение о том, что применение ПО без лицензии незаконно. Если лицо игнорирует предписание, оно привлекается к ответственности.

Использование нелицензированного ПО крайне редко влечет за собой лишение свободы. Обычно на виновное лицо накладывается штраф. Если правонарушение совершено в крупном размере, лицо приговаривается к условному лишению свободы.

Установление факта неправомерного применения нелицензированного ПО

Контролем деятельности компании занимается Министерство по борьбе с экономическими преступлениями. Основанием для проверки фирмы являются свидетельства того, что фирма занимается незаконной деятельностью. К примеру, это может быть жалоба от правообладателя или агентства по защите авторских прав, распространителя ПО.

Кто именно будет нести ответственность за нелегальное использование ПО

Ответственность за нелегальное применение ПО несет в большинстве случаев руководитель фирмы. Связано это с тем, что именно он одобряет введение нелицензированного ПО на предприятии. Однако ответственность может накладываться и на других лиц, которые пользовались обеспечением умышленно и извлекали из этого выгоду.

Иногда руководитель не может признаваться виновным.

Актуально это в том случае, если он не принимает решение об использовании обеспечения. К примеру, в компании работает системный администратор, который следит за состоянием и содержанием компьютеров.

Именно системный администратор скачивает нелицензионное ПО. В рассматриваемом случае ответственность будет нести системный администратор. Степень наказания будет зависеть от того, сам ли системный администратор принимал решение о скачивании софта или же он действовал под давлением руководства. Однако ответственность не будет отменена в любом случае. Связано это с тем, что системный администратор мог отказаться от скачивания софта или удалить его.

К СВЕДЕНИЮ! Не избегут ответственности и обычные сотрудники компании без соответствующих полномочий. К примеру, обычный специалист несет ответственность тогда, когда он знал о незаконности использования ПО, но не предпринял действий по его удалению.

Судебная практика свидетельствует о том, что ответственность накладывается обычно на генерального директора. Объясняется это тем, что именно это лицо в компании выделяет средства на приобретение обеспечения. Реже наказывается системный администратор. Ответственность на него накладывается на основании того, что этот специалист отвечает за состояние компьютерной системы. Использование нелицензионного ПО обозначает, что системный администратор не выполняет свои обязательства в полной мере.

Каков риск привлечения к ответственности

Строже всего контролируются крупные компании, имеющие множество контрагентов. Следовательно, именно они несут наибольший риск привлечения к ответственности. Малые фирмы проверяются менее строго. Субъекты малого бизнеса довольно часто используют ПО без лицензии, однако не все эти организации привлекаются к ответственности.

Существует много определений занятию «программирование”. Можно называть его как угодно, но, как и любая деятельность человека, программирование – это труд, и результат этого труда – готовая программа (программное обеспечение). Как происходит распространение программного обеспечения (ПО)?

Наряду с платными, существуют и бесплатные программы, называемые freeware или свободно распространяемое ПО (программное обеспечение).

Freeware (от англ. free — «бесплатный» и от англ. software — «программное обеспечение») — программное обеспечение, в лицензионное соглашение которого не входят выплаты создателю ПО.

Обычно в прилагающейся лицензии указывается, что вы можете делать с программой абсолютно все, кроме изменения кода программы. Кроме freeware, существует свободное программное обеспечение, которое можно не только использовать, но и изменять код программы и т.п.

Freeware может быть предоставлено пользователям без исходных текстов программ, с запретом на коммерческое использование и могут быть другие ограничения.

Однако не все разработчики ПО столь щедры. Многие из них продают свои продукты, находя способы заставить Вас оплатить программу после ее установки. Существует несколько видов платного ПО, различающиеся только способами оплаты.

1) Shareware (условно-бесплатные) программы. Такое программное обеспечение распространяется бесплатно или по цене носителя (компакт-диска, дискеты и т.п). После установки shareware программа работает в течении определенного срока, называемого trial period, который обычно составляет от 10 до 30 суток с момента установки.

По истечении этого срока события могут развиваться следующими путями:

a. Cамый жесткий сценарий – программа просто не запустится, выдав вам напоминание о необходимости купить её (это действие обычно называется «регистрацией программного обеспечения”)

b. Программа перейдет в демонстрационный режим – например, ограничит обрабатываемые файлы по объему, запретит доступ к некоторым функциям (как правило, к базовым, ради которых Вы её и устанавливали)

c. Продолжит работу по-прежнему, периодически выводя просьбу зарегистрироваться.

После оплаты программы Вы получите ключ к ней – аппаратный (дискета, компакт-диск, «заглушку” на USB или COM порт) или программный (чаще всего в виде пары «Имя пользователя – Пароль”). После этого программа поблагодарит Вас за регистрацию и продолжит работу в нормальном режиме.

2) Adware (от англ. Ad, Advertisement — реклама и Software — программное обеспечение) — программное обеспечение, содержащее рекламу. Распространение программного обеспечения Adware происходит бесплатно. Прибыль разработчиков обеспечивается принудительным показом рекламы в запущенном приложении.

В силу того, что рекламные материалы передаются для показа через глобальную сеть, большинство Adware программ предназначены для работы с ней. Классическим примером Adware приложения служит клиент ICQ («аська»).

3) В категорию freeware входят также donateware программы. Официально распространение программного обеспечения donateware бесплатно. Но оно содержат данные о платежных реквизитах авторов и призыв пожертвовать «кто сколько может”. Donateware произошло от англ. donation — «пожертвование» и software — «программное обеспечение», по-другому еще называют, «Donationware.

В цивилизованном мире распространение программного обеспечения основано на использовании shareware (условно-бесплатных) программ с их последующей покупкой. В этом случае Вы приобретаете, кроме самой программы со всеми ее возможностями без ограничений, право на техническую поддержку программ, скидки на их обновленные версии.

С уважением и верой в пользу компьютерной грамотности, Надежда

P.S. Рекомендую также прочитать:

Самый богатый ботаник в мире

Леди Ада Лавлейс и первая компьютерная программа

Топ-6 катастроф, произошедших «по вине» программного обеспечения

Без мифов и легенд о выборе профессии программиста: часть 1

Хочу стать программистом: часть 2

Получайте актуальные статьи по компьютерной грамотности прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 3.000 подписчиков

.

Важно: необходимо подтвердить свою подписку! В своей почте откройте письмо для активации и кликните по указанной там ссылке. Если письма нет, проверьте папку Спам.

Надежда Широбокова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *