Кабальные сделки

Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить. Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье. Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок. Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути.

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян. Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело 19-КГ17-10). Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца. А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей. А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать. Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб. Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию. Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб. (в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной. Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год). Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций. Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК). Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы. Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного права национальной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно. Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой. Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения. Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего. Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков. «Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры». Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев. Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены

1. Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

2. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

3. Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

4. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 — 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Комментарий к статье 179 Гражданского Кодекса РФ

1. Правила настоящей статьи, как это следует из ее редакции, имеющие общий характер, относятся к сделкам как граждан, так и юридических лиц, притом совершаемым и лично, и через представителя.

2. Общей чертой названных в ст. 179 сделок является искажение действительной воли стороны, вступающей в сделку, что необходимо для признания сделки действительной. Поэтому, независимо от различных причин такого искажения воли, сделка должна быть признана недействительной, и ГК предусматривает единые последствия недействительности таких сделок.

3. Применительно к сделкам, совершенным под влиянием обмана, насилия и угрозы, не имеет значения, от кого исходили такие действия: от контрагента по сделке или от третьих лиц, действующих в его интересах или заинтересованных в совершении сделки.

4. Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в том числе к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки. Обманные действия могут совершаться в активной форме или же состоять в бездействии (умышленное умолчание о фактах, могущих воспрепятствовать совершению сделки).

5. Насилием является причинение участнику сделки физических или душевных страданий с целью понудить его к совершению сделки. Последние могут быть причинены также путем насилия в отношении лиц, близких участнику сделки. Насилие должно выражаться в незаконных, однако не обязательно уголовно наказуемых действиях, например, насилием может быть воздействие на волю контрагента посредством использования служебного положения.

6. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку. Как и насилие, угроза может быть направлена и против лиц, близких участнику сделки.

В отличие от насилия угроза, во-первых, состоит в совершении только психического, но не физического воздействия и, во-вторых, имеет место при наличии как неправомерных, так и правомерных действий (например, угроза лишить наследства или наложить арест на имущество), если они направлены на принуждение контрагента вступить в сделку. Основанием для признания сделки недействительной должна считаться не всякая угроза, а такая, которая значительна и носит реальный, а не предположительный характер.

7. Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место при наличии, во-первых, их умышленного сговора, во-вторых, возникновения вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. Не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от совершения сделки или она была совершена с целью нанесения ущерба представляемому.

Небрежность представителя при совершении сделки и заключение ее на неблагоприятных условиях не служат основанием для ее оспаривания; последствия этого падают на представляемого, который может требовать возмещения убытков от представителя. Специальные правила установлены для случаев совершения представителем действий, выходящих за рамки полученного им полномочия (см. ст. 183 ГК и коммент. к ней).

8. Стечение тяжелых обстоятельств (кабальность сделки) само по себе не является основанием недействительности сделки. Для этого необходимы два условия: а) заключение сделки под влиянием таких обстоятельств на крайне, а не просто невыгодных условиях, б) наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Не требуется, чтобы эта другая сторона совершала активные действия с тем, чтобы воспользоваться тяжелыми обстоятельствами контрагента; само заключение сделки будет, как правило, достаточным. Например, продажа имущества по явно заниженной цене беженцами или погорельцами, произведенная по их инициативе, является основанием для применения правил ст. 179 о кабальной сделке.

9. В отношении сделок юридических лиц, прежде всего коммерческих, применение правил ст. 179 о кабальных сделках в условиях неустойчивости современного рынка чревато практическими трудностями. При неблагоприятной конъюнктуре рынка предприниматели могут идти на заключение сделок на явно невыгодных для себя условиях, опасаясь дальнейшего ухудшения экономической обстановки. Такие сделки не могут признаваться кабальными. Равным образом не должны признаваться кабальными сделки, совершенные предпринимателями с явными коммерческими просчетами, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется на их риск (п. 1 ст. 2 ГК и коммент. к ней).

10. Сделки рассматриваемой группы являются оспоримыми, и суд вправе признать их полностью или частично действительными (ст. 180 ГК). Это возможно при частичном исполнении сделки и необратимости произведенного исполнения, а также в интересах потерпевшего. Учитывая неправомерный характер рассматриваемых сделок, основания для их сохранения в силе по общему правилу будут отсутствовать.

11. Предусматриваемые в п. 2 последствия недействительности рассматриваемых сделок именуются односторонней реституцией и носят конфискационный характер для контрагента потерпевшей стороны. Помимо того, это лицо обязано возместить потерпевшему причиненный реальный ущерб, который должен быть доказан (ст. 15 ГК и коммент. к ней). Для применения правил ст. 1103 ГК о неосновательном обогащении нет оснований (см. п. 5 коммент. к ст. 171 ГК).

Комментарий к ст. 179 ГК РФ

1. Комментируемая статья объединяет четыре состава недействительных сделок, общей чертой которых является дефект внутренней воли совершивших их лиц, поскольку они действуют под влиянием таких внешних факторов, которые исключают свободное формирование их воли на совершение сделки. Сближает эти сделки и то, что дефект воли одного из участников сделки возникает под воздействием другой стороны или, по крайней мере, используется ею в своих интересах.

Правила ст. 179 распространяются на сделки как граждан, так и юридических лиц. Известной спецификой в этом плане обладают лишь правила о кабальных сделках, применение которых к сделкам с разным субъектным составом, в частности с участием предпринимателей, имеет определенные особенности.

Указанные обстоятельства предопределили отнесение всех рассматриваемых сделок к числу оспоримых, а также применение к ним одинаковых правовых последствий их недействительности.

Наконец, моментом, объединяющим рассматриваемые сделки, является также то, что нередко действия одного из участников сделки одновременно образуют состав административного правонарушения или даже уголовного преступления. В частности, УК наряду с традиционными составами преступлений, предусматривающими уголовную ответственность за побои (ст. 116 УК), истязание (ст. 117 УК), угрозу убийством (ст. 119 УК), причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), мошенничество (ст. 159 УК) и др., установил специальную ответственность за «принуждение к совершению сделки или отказ от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких» (ст. 179 УК).

Статья 179 сравнительно редко применяется на практике, хотя подпадающие по ее действие сделки совершаются достаточно часто. Это объясняется как трудностями в доказывании оснований признания данных сделок недействительными, так и тем, что права потерпевших нередко восстанавливаются в рамках уголовного судопроизводства, что является для них более простым и выгодным.

Наряду с общими моментами каждый из составов рассматриваемых сделок обладает определенной спецификой.

2. Под обманом понимается намеренное введение в заблуждение участника сделки его контрагентом или иным лицом, непосредственно заинтересованным в данной сделке. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки. Если сделка совершена под влиянием обмана, допущенного посторонним лицом (например, лицом, желающим просто причинить вред одному из ее участников), для применения последствий, предусмотренных ст. 179, нет оснований и такая сделка может быть квалифицирована по ст. 178 ГК.

Обман может касаться не только элементов самой сделки, но и затрагивать обстоятельства, находящиеся за ее пределами, в частности относиться к мотиву сделки. Важно лишь, чтобы обман касался таких существенных моментов, под влиянием которых сторона пошла на заключение сделки, которая бы никогда не состоялась, если бы лицо имело истинное представление о действительности.

Сам обман может выражаться как в активных действиях недобросовестного участника (сообщение им контрагенту ложных сведений, представление подложных документов и т. п.), так и в воздержании от действий, которые он должен был совершить (умышленное умолчание об обстоятельствах, имеющих существенное значение, и т. п.).

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки. При этом подлежит установлению умысел лица, совершившего обман (п. 99 постановления ВС № 25).

Вместе с тем от обмана, влекущего признание сделки недействительной, следует отличать такие смежные с ним случаи, как неисполнение или ненадлежащее исполнение возникшего из сделки обязательства. Так, продавец, осведомленный о дефектах отчуждаемого им имущества, но не сообщивший о них покупателю, будет отвечать за ненадлежащее исполнение договора купли-продажи (ст. 475–476 ГК). Напротив, если будет доказано, что продавец продал вещь, скрыв то, что она является краденой или подлежит уничтожению, сделка по требованию покупателя может быть признана недействительной как заключенная под влиянием обмана.

Не могут считаться обманом в смысле ст. 179 и такие действия контрагента, как его отказ от обещаний, не облеченных в требуемую законом форму (например, отказ продавца от устного обещания заменить не подошедшую покупателю вещь при отсутствии указаний на это в договоре купли-продажи), от обещаний, не имеющих юридической силы (например, отказ от обещания жениться) и от обещаний совершить противоправные действия (например, отказ от обещания оказать незаконное содействие в решении интересующего контрагента вопроса).

3. Насилием по смыслу комментируемой статьи считается физическое воздействие как на самого участника сделки, так и на его родных и близких с целью заставить его совершить сделку. Насилие может выражаться в нанесении побоев, истязании, причинении телесных повреждений, насильственном удержании и т. п. Объектом насильственных действий может быть не только личность (физическая неприкосновенность) участника сделки или его близких, но и принадлежащее им имущество (повреждение автомашины, поджог дома и т. п.).

Лицом, совершающим указанные насильственные действия, может оказаться не только сторона в сделке или лицо, имеющее в ней непосредственную заинтересованность, но и любое лицо, действующее по их поручению или даже по собственной инициативе, но в их интересах. Например, насильственные действия по отношению к должнику, которого силой заставили подписать заведомо невыгодную для него сделку в целях погашения существующего долга, подпадают под действие ст. 179 независимо от того, кем они совершены. Важно лишь, чтобы сам контрагент был осведомлен о подобных действиях и воспользовался в своих интересах беспомощным состоянием своего контрагента.

4. В отличие от насилия угроза представляет собой неправомерное психическое воздействие на сторону в сделке с целью понудить ее к совершению сделки под страхом применения насилия, причинения душевных страданий, распространения порочащих сведений и т. п. Для того чтобы угроза опорочила сделку, она должна отвечать следующим признакам.

Во-первых, угроза должна быть существенной, т. е. состоять в возможности причинения зла достаточно значимым ценностям (жизни, здоровью, личной и деловой репутации и т. п.). Оценка существенности угрозы во многом зависит от личных качеств потерпевшего, его привязанностей, ценностных ориентиров и т. п.

Во-вторых, требуется, чтобы угроза была реальной, т. е. способной к осуществлению в действительности. Реальность угрозы определяется как степенью вероятности ее осуществления (которая, в свою очередь, зависит от личности угрожающего, имеющихся у него возможностей и т. п.), так и самой возможностью ее реализации (так, едва ли современного человека способны испугать угроза заколдовать или напустить порчу).

В-третьих, угроза может исходить не только от стороны в сделке или выгодоприобретателя, но и от любого лица. Необходимо лишь доказать, что сторона в сделке знала о том, что воля контрагента сформировалась не свободно, а под влиянием данной угрозы.

В-четвертых, как правило, не имеет значения, касается ли угроза правомерных или противоправных действий. Например, угроза сообщить в полицию о совершенном контрагентом преступлении точно так же порочит сделку, как и угроза совершить в отношении него преступные действия. В обоих случаях воля лица на сделку формируется под воздействием внешних факторов и не отражает истинной воли этого лица.

Исключение, однако, образует случай, когда правомерные действия, которые контрагент угрожает совершить, привели бы к такому же результату, что и сделка, совершенная под влиянием угрозы. Так, угроза обратиться в суд с требованием о замене вещи, в которой обнаружились существенные недостатки, никак не порочит сделку по замене данной вещи, совершенную продавцом под воздействием этой угрозы.

5. Совершение сделки на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, как основание для признания сделки недействительной характеризуется следующими признаками. Прежде всего, сделка должна быть совершена на крайне невыгодных для нуждающейся стороны условиях. Это означает, что условия сделки должны быть не просто неблагоприятными для одной из ее сторон (что происходит весьма часто), а резко отличаться от обычных условий такого рода сделок. Иными словам, кабальность сделки должна быть очевидной и не нуждаться в особом доказывании.

Далее, потерпевший должен доказать, что был вынужден пойти на совершение кабальной для него сделки под влиянием стечения тяжелых для него обстоятельств. Такими обстоятельствами могут быть признаны, как правило, лишь чрезвычайные события (острая потребность в средствах для оплаты операции и приобретения лекарств, необходимость возмещения причиненного вреда и т. п.). Напротив, если невыгодная сделка совершена по легкомыслию, неопытности, под влиянием азарта и т. п., для признания ее недействительной по ст. 179 нет оснований.

Наконец, другая сторона в сделке должна быть осведомлена о тяжелом положении своего контрагента и сознательно использовать это обстоятельство в своих интересах. При этом не имеет значения, попал ли потерпевший в такое положение вследствие обстоятельств, зависящих от другого участника сделки, или это произошло совершенно независимо от него. Не играет роли и то, действует ли сторона в сделке активно (т. е. сама предлагает заключить кабальную сделку) или просто принимает предложение своего контрагента, который сам сформулировал кабальные условия договора. Юридически значимым является лишь само знание стороны о том, что сделка совершается другой стороной вынужденно, под воздействием стечения тяжелых обстоятельств.

Хотя в целом правила ст. 179 о кабальных сделках приложимы к любым гражданско-правовым сделкам, их применение к сделкам предпринимательского характера должно быть особенно взвешенным. При желании элемент кабальности может быть обнаружен почти в любой сделке, направленной на получение прибыли. Однако убытки, вызванные экономическими просчетами, и несостоявшиеся надежды «сорвать куш» не могут покрываться за счет других участников оборота с помощью ссылок на кабальность сделок. Поэтому в качестве кабальных могут признаваться лишь такие сделки с участием предпринимателей, которые действительно совершены под влиянием обстоятельств, относящихся или по крайней мере близких к обстоятельствам непреодолимой силы.

6. Требование о признании сделки недействительной на основании ст. 179 может быть заявлено лишь самим потерпевшим, а если это невозможно (например, в случае его смерти или признания его недееспособным) — его законным представителем или другими заинтересованными лицами (например, наследниками).

Однако, исходя из обстоятельств дела (необратимость последствий исполнения сделки, интересы самого потерпевшего и т. п.), суд может признать сделку действительной полностью или частично (ст. 180 ГК).

7. В качестве общего последствия недействительности сделок рассматриваемой группы ст. 179 в своей новой редакции предусматривает двухстороннюю реституцию. Хотя данное решение соответствует общей тенденции к сокращению в гражданском праве числа конфискационных санкций, оно представляется неоправданным, поскольку устраняет важный сдерживающий фактор для недобросовестных участников гражданского оборота. В итоге таким фактором остается лишь угроза присуждения к возмещению убытков, причиненных потерпевшему, которые, во-первых, нуждаются в доказывании, и, во-вторых, возникают далеко не всегда.

Помимо этого в п. 4 ст. 179 указывается на то, что риск случайной гибели предмета сделки (по-видимому, в период его нахождения у другой стороны сделки) несет другая сторона сделки.

В целом юридико-техническое качество новой редакции комментируемой ст. является крайне низким.

Судебная практика по ст. 179 ГК РФ

Позиции высших судов по статье 179 Гражданского кодекса.

Верховный Суд Российской Федерации

  1. Определение от 30 сентября 2019 г. по делу № А41-52108/2018
  2. Определение от 19 августа 2019 г. по делу № А32-42735/2016
  3. Определение от 12 августа 2019 г. по делу № А50-12236/2018
  4. Определение от 2 августа 2019 г. по делу № А40-34529/2018
  5. Определение от 2 августа 2019 г. по делу № А08-6549/2018
  6. Определение от 17 июля 2019 г. по делу № А02-913/2018
  7. Определение от 1 июля 2019 г. по делу № А45-8473/2017
  8. Определение от 17 июня 2019 г. по делу № А76-10485/2017
  9. Определение от 28 мая 2019 г. по делу № А40-52448/2018
  10. Определение от 14 мая 2019 г. по делу № А44-2189/2018

Находясь в тяжелой жизненной ситуации, люди иногда не видят выхода из катастрофического положения, и любое избавление кажется им спасением.

При таких обстоятельствах легко согласиться на сделку с явно невыгодными условиями. Заключенные в подобном положении сделки закон трактует как кабальные. Они относятся к недействительным с позиции закона.

Что такое кабальная сделка?

Часто в обиходе кабальными называют сделки, к таковым не относящиеся: кредитные договоры, займы с процентами и другие, по которым нужно выплачивать проценты за пользование деньгами или товаром.

Кабальной признается сделка, которую одна из сторон заключает на крайне невыгодных для себя условиях

Такое возможно при стечении сложных обстоятельств у одного из участника договора, которыми воспользовался второй участник.

Кабальная сделка ГК РФ определяется как оспоримая, следовательно, в суде ее можно аннулировать. Однако для аннулирования потерпевшей стороне придется доказать суду два факта. Прежде всего необходимо предоставить подтверждения, что условия действительно были очевидно невыгодными для одной стороны. Помимо этого потерпевшему нужно предоставить веские доказательства, что на момент заключения договора с его стороны имели место тяжелые жизненные обстоятельства, которыми воспользовалась в своих интересах вторая сторона.

Следует заметить, что судом не будет признана кабальной сделка, совершенная под воздействием азарта, по легкомыслию, недостаточной информированности, при неграмотности, неопытности, в результате произошедшего спора на имущество или деньги и ряд других аналогичных по духу. Однако некоторые из них можно оспорить по другим статьям, если удастся доказать наличие мошенничества или введения в заблуждение.

Сбор доказательств и представление их в суде необходимо доверить опытному юристу. Самостоятельно защищать себя в таком сложном деле чревато возникновением сложностей и проигрышем, так как эта тема является дискуссионной даже в среде профессионалов в гражданском праве.

Нормы восстановления нарушенных имущественных прав лиц, утративших за бесценок свое имущество, большей частью регулируются положениями ст. 179 ГК РФ.

Признаки кабальной сделки

Действующее законодательство называет четкие признаки:

  • сделка должна быть совершена потерпевшим лицом;
  • она должна быть заключена на крайне невыгодных для одного участника условиях;
  • у одной из сторон были тяжелые обстоятельства, вынуждающие пойти на подобные действия;
  • вторая сторона знала о патовой ситуации потерпевшего и намеренно ее использовала для получения своей выгоды, обогащения.

Обратите внимание!

Речь идет не об одном тяжелом обстоятельстве, а о стечении, то есть подразумевается, что их несколько, а условия в совершенной сделке не просто невыгодные, а крайне невыгодные.

Крайность здесь рассматривается как наступление последствий, которые очевидно создадут для гражданина еще более тяжелые обстоятельства, чем те, в которых он находился до ее заключения.

Только при наличии всей совокупности указанных признаков суд может признать сделку недействительной на основании ее кабальности. Самостоятельно каждый из признаков не будет являться основанием для аннулирования договора.

Что в законе понимается под тяжелыми обстоятельствами?

Кабальная сделка совершается за короткий период. Столь ограниченный временной промежуток в совокупности с тяжелой жизненной ситуацией создает непосильное давление на человека. Зачастую вследствие ограниченности времени один из участников не может найти другое лицо для заключения договора на более выгодных для себя условиях.

Закон не содержит перечень обстоятельств, которые следует считать тяжелыми. Суд вправе сам решать, что к ним отнести. Обычно ими признаются:

  • арест имущества;
  • неплатежеспособность;
  • долги;
  • тяжелая болезнь и пр.

Что значит «невыгодность» с позиции закона?

Участники кабальных договоров нередко оправдываются тем, что оказывали потерпевшим необходимую им на тот момент помощь, при этом стороны понимали суть и условия сделки. При определении «невыгодности» суд применяет денежный эквивалент. Наряду с прочими обстоятельствами по нему также квалифицируется кабальная сделка.

Обратите внимание!

В ряде судебных процессов причиной для признания договора кабальным послужила существенная разница между ценой имущества по соглашению и его рыночной стоимостью.

В отличие от сделок, совершенных под чужим влиянием, то есть в условиях введения в заблуждение, насилия, обмана и т. д., кабальный договор заключается и выполняется потерпевшей стороной осознанно. То есть лицо, находящееся в тяжелой жизненной ситуации, осознает, к каким последствиям приведут его действия, и дает согласие на крайне невыгодные условия, однако оно вынуждено на них пойти в силу сложившихся обстоятельств.

Именно факт доброй воли в действиях пострадавшего делает достаточно сложным судебный процесс. Поэтому непосредственное участие юриста на стороне истца является обязательным в рассмотрении таких дел.

Кто составляет группу риска для кабальных сделок?

На невыгодные условия чаще всего соглашаются люди, у которых в жизни случается внезапное несчастье или череда горестных событий. Зачастую кабальные договоры подписывают пожилые люди, желая спасти близкого человека. Срочная операция или покупка дорогостоящих медикаментов заставляют людей отдавать свои квартиры и дома за суммы в несколько раз меньше рыночных только потому, что деньги им нужны прямо сейчас.

Обратите внимание!

Жертвами нередко становятся вынужденные переселенцы и беженцы, которые соглашаются на любые, даже крайне невыгодные для себя условия.

Как ни странно, но и в среде бизнесменов нередко заключают такие договоры, например, когда предпринимателю грозит банкротство. Бизнесмен, чтобы не потерять все, вынужденно принимает кабальные для себя условия конкурентов, отдавая им за бесценок свои активы.

Кабальная сделка: оспоримая или ничтожная

В соответствии с ГК РФ, если сделка признается недействительной в судебном порядке, она является оспоримой. Если же ГК РФ указывает на недействительность договора без судебного разбирательства, то он считается ничтожным. Следовательно, кабальное соглашение относится к оспоримым. Сделка, признанная судом недействительной, не влечет за собой каких-либо юридических последствий.

В результате признания договора кабальным и недействительным наступает двухсторонняя реституция. Это означает, что каждый из участников обязан возвратить другой стороне все полученное ранее, а если какие-то из вещей вернуть невозможно — возместить их стоимость, если иные последствия не предусмотрены законом или судом.
Обратиться в суд с иском может только потерпевшая сторона. Для этого истцу нужно тщательно подготовиться, так как заключенная сделка должна соответствовать целому ряду признаков, которые характеризуют ее как кабальную.

Доказать стечение тяжелых обстоятельств потерпевшей стороны на момент заключения договора поможет квалифицированный юрист. Однако только этот факт не является основанием для признания недействительности соглашения. Следует подготовить доказательства наличия всех необходимых признаков кабальности.

Чтобы суд принял решение в пользу истца, даже при наличии полной доказательной базы по делу не должен быть пропущен срок исковой давности

Например, в Определении Верховного Суда РФ от 11.02.2014 г. № 18-КГ13-155 суд вынес решение об отказе в иске на основании пропуска истцом срока исковой давности.

Кабальная сделка: срок исковой давности

В любом гражданском деле важно учитывать период исковой давности на предъявление требований о защите нарушенных прав. В общем случае для гражданских правоотношений время для предъявления иска в суд составляет три года, что часто вводит в заблуждение граждан, распространяющих эти три года на любые сделки и договоры.

К кабальным соглашениям законом применяется другой период исковой давности. Так как они являются оспоримыми, срок давности составляет всего 1 год. Это следует учитывать перед тем, как подавать иск в суд.
Таким образом, если со дня заключения сделки, которую истец трактует как кабальную, а значит, оспоримую, истечет 1 год и 1 день к моменту подачи судебного иска, то по ходатайству ответчика суд обязан будет вынести решение об отказе в удовлетворении исковых требований истца в полном объеме на основании пропуска периода давности.

Часто потерпевшая сторона не может правильно определить момент начала течения этого срока. Помощь юриста в этом деле будет обязательной. По общему правилу течение периода исковой давности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания договора кабальным и недействительным.

Обратите внимание!

Даже если пропуск срока давности по сделке очевиден, при наличии уважительных и достаточных причин суд может восстановить его.

Основаниями для восстановления, согласно действующему законодательству, могут послужить следующие обстоятельства:

  • тяжелая болезнь истца;
  • служба истца в рядах Вооруженных сил России;
  • наличие чрезвычайного события, определяемого судом как форс-мажор, например землетрясение, эпидемия, наводнение.

В этих и некоторых других случаях течение срока исковой давности может приостанавливаться и даже прерываться. Объяснить эти и другие моменты вам сможет юрист при ознакомлении с делом, он же сможет оценить перспективы для положительного решения по данному вопросу.

Обратившись к нам, вы можете рассчитывать на грамотное оформление всех документов и сбор доказательств по делу.

Мы гарантируем составление юридически правильного и обоснованного иска

Все действия сопровождающий специалист будет осуществлять на основании нотариальной доверенности, что сэкономит ваше время и деньги.

В этой статье мы расскажем о том, какие бывают основания недействительности сделок, пороки и их виды.

Статья 153 Гражданского кодекса представляет собой дефиницию, т.е. содержит в себе определение понятия сделки. Согласно указанной норме

сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Основываясь на этом определении, выделим элементы, имеющиеся у каждой сделки. Так, каждая сделка имеет содержание и форму. Стороны договора выступают субъектами. В качестве четвертого элемента следует назвать волю – т.е. желание субъекта на заключение сделки.

Сделка может считаться недействительной в случае порочности какого-либо из ее элементов, при этом, последствия недействительности сделки поставлены в зависимость от того, какой элемент имеет порок.

Порок присутствует в содержании сделки

Содержание сделки считается порочным, если содержащиеся в сделке положения не соответствуют требованиям законодательства.

К сделкам, недействительным из-за порока в содержании относятся:

  1. Сделки, совершённые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. Последствиями такой сделки, в зависимости от наличия умысла у обеих или только у одной из сторон, являются, соответственно, недопущение реституции или односторонняя реституция.

  1. Мнимые (фиктивные) сделки — сделки, совершённые для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, но создающие только их видимость (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества). Такие сделки ничтожны, а последствиями признания их ничтожности являются двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке.

  2. Притворные сделки — сделки с намерением создать правовые последствия, но прикрывающие своей формой другие сделки, которые были совершены реально. Такая сделка сама по себе ничтожна, а к прикрываемой ей сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учётом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

Действительна или недействительна сделка, которая прикрывалась, зависит от того, соответствует ли она существующим правовым нормам. Если противоречий закону в сделке не содержится, то она считается законной, а к отношениям, порождаемым ей, применяются правила, регулирующие этот род договоров. В противном случае сделка, которую старались прикрыть, признается недействительной.

Порок субъекта — физического лица

Гражданским кодексом определен кругу лиц, заключение договора с которыми влечет его недействительность в силу порока в субъектном составе.

И так, порок в субъекте имеют сделки, совершаемые с участием:

-Недееспособных;

-Ограниченно дееспособных;

-Частично дееспособных: малолетних в возрасте 6 — 13 лет и несовершеннолетних в возрасте 14 — 17 лет.

Договор, где в качестве стороны выступает недееспособное лицо или малолетний в возрасте от 6 до 13 лет, может быть признан действительным тогда, когда его заключение порождает выгоду вышеуказанных лиц. Признание действительном такого соглашения производится при предъявлении соответствующего требования со стороны опекуна, и если будет установлено, что опекун в аналогичных обстоятельствах не отказался бы от заключения договора.

Также, не относятся к недействительным договоры, совершенные лицами в возрасте от 6 до 13 лет, если законом установлена возможность их заключения самостоятельно, без согласия родителей либо опекуна.

Договор считается недействительным, если он совершен лицом с ограниченной дееспособностью или несовершеннолетним в возрасте от 14 до 17 лет, если его заключение требовало наличия согласия родителей (опекунов), однако, но согласие не давалось.

Исключение, также, составляют сделки, которые вышеуказанные лица вправе заключать по собственной воле.

Признание недействительным соглашения, имеющего порок в субъекте, влечет ответственность дееспособной стороны. Так, дееспособное лицо, совершившее такую сделку, знало, что противоположная сторона недееспособна или ограничена в дееспособности, то наряду с обязанностью вернуть полученное в процессе ее исполнения, несет обязанность по возмещению реального ущерба, который понесла противоположная сторона из-за признания сделки недействительной.

Порок субъекта – юридического лица

К соглашениям, имеющим порок в субъекте, если этот субъект является юридическим лицом, следует отнести:

-Сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности;

-Сделки, совершённые без соответствующей лицензии;

-Сделки, совершенные органами юридического лица с превышением их полномочий;

-Сделки, совершенные неуполномоченным лицом.

Вышеперечисленные сделки признаются в суде недействительными не всегда, а только если противоположная сторона осознавала или могла осознавать, что заключение сделки незаконно.

Выступить с требованием об установлении недействительности вышеуказанных сделок могут выступать:

— сами юридические лица;

— учредители юридических лиц;

— органы исполнительной власти (налоговая инспекция, прокуратура, антимонопольная служба).

Порок в волеизъявлении

Одним из оснований недействительности сделок выступают и пороки в воле, их виды:

— сделка, совершенная в отсутствие воли;

— сделка, на совершение которой воля была сформирована в обстоятельствах, не дающих лицу сформировать достоверную информацию по заключаемой сделке.

К первой группе следует отнести договоры, заключенные под угрозой либо применением насильственных действий, а также заключенные лицом, которое было не в состоянии осознавать значение своих действий.

Договор, заключенной против воли одной из сторон влечет признание его не действительным, а также, помимо реституции, уголовную ответственность другой стороны.

Важно! Сделки, совершаемые гражданами, неспособными понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими, отличаются от сделок недееспособных граждан тем, что совершаются дееспособными лицами, однако вследствие заболевания, опьянения либо иного состояния психики эти лица не могут понимать, какую сделку они совершают.

Ко второй группе относятся договоры, совершенные в результате действия обмана или введения в заблуждение, и кабальные сделки.

Под обманом понимается умышленное введение в заблуждение стороны по сделке контрагентом либо выгодоприобретателем, если знание обманутой стороной истинных условий сделки не привело бы к ее заключению.

Заблуждение, в отличие от обмана, возникает не по вине контрагента, а по собственной неосмотрительности, самоуверенности, недоговоренности; оно также должно отвечать критериям существенности.

Кабальные сделки — сделки, совершенные вследствие стечения тяжелых обстоятельств и на крайне невыгодных условиях. В отличие от обмана, обстоятельства, влияющие на формирование воли, возникают независимо от другого участника сделки, однако он осознает их наличие и пользуется этим для заключения выгодной для себя, но крайне невыгодной для контрагента сделки. Сам потерпевший от такой сделки, как правило, осознает ее кабальный характер, но волею обстоятельств, в силу крайней нужды, он вынужден совершить эту сделку. Невыгодность проявляется в несоразмерности уплачиваемой цены и реальной стоимости сделки.

Сделки, имеющие порок формы

Как следует из ч.1 ст.158 Гражданского кодекса, по форме сделки подразделяются на устные и требующие письменного, а в некоторых случаях, нотариального оформления.

Обычно, в устно свершаются небольшие сделки в быту (обмен, дарение, покупка продуктов), проблемы признания недействительности которых не возникает.

А вот по поводу соглашений, требующих письменной формы, следует сказать вот что:

Не все договоры, заключение которых обязательно должно быть оформлено письменно, при несоблюдении формы признаются недействительными. Недействительность как следствие несоблюдения простой письменной формы сделки происходит только, когда об этом сказано в соглашении сторон, а также в предусмотренных законом случаях.

Если в законе или соглашении сторон существует установленная обязательность нотариального удостоверения сделки, то в случае невыполнения этого условия, сделка признается ничтожной.

Однако, из этого правила есть исключение.

Так, в соответствии с ч.1 ст. 165 ГК

если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд по требованию исполнившей сделку стороны вправе признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется.

Сделки, требующие обязательной государственной регистрации, порождают правовые отношения только с момента таковой. Соответственно, до момента регистрации указанные сделки не являются действительными.

Таким образом, мы определили, какие бывают основания недействительности сделок — пороки и их виды. Так, по видам порочности принято различать:

1.Сделки с пороками содержания.

2.Сделки с пороками субъекта.

3.Сделки с пороками воли.

4.Сделки с пороками формы.

Как было сказано выше, не все виды вышеуказанных сделок в обязательном порядке признаются недействительными. Все зависит от требований, установленных законом или договором, относительно элемента сделки (формы, содержания, наличия воли, дееспособности субъекта).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *