Казакевич Петр Александрович минфин

Казакевич Петр Александрович — начальник отдела по управлению средствами Стабилизационного фонда Министерства финансов РФ. Родился в 1973 году. Окончил Институт кредита Финансовой академии при Правительстве РФ в 1996 году. С 1992 по 2005 год работал во Внешэкономбанке. С 1992 по 1995 год — в Департаменте кредитов и гарантий, Департаменте по обслуживанию внешнего долга и управлению активами бывшего СССР в должности старшего экономиста, с 1995 по 2005 год — в Департаменте валютно-финансовых операций, занимал должности ведущего эксперта, главного эксперта, трейдера 1-й категории, старшего трейдера, заместителя начальника отдела операций с корпоративными ценными бумагами. Отдел по управлению средствами Стабилизационного фонда Минфина России возглавляет с момента его создания в 2005 году.
Актуальные упоминания в СМИ
Вопрос: Уважаемый Петр! Скажите, пожалуйста, почему Правительство РФ (в лице Минфина и т.д.) размещает Стабфонд за границей? Ведь российские финансовые инструменты могут принести гораздо больше прибыли. (Andimo, Москва)
Ответ: Уважаемый Андимо, все дело в том, что средства Стабилизационного фонда являются стратегическим резервом государства, который необходим для обеспечения бюджетных обязательств правительства в неблагоприятных экономических ситуациях. Очевидно, что в случае резкого падения цен на нефть может произойти резкое сокращение доходов государства от ее реализации, что может неблагоприятно отразится и на курсе рубля к иностранной валюте. Таким образом, с экономической точки зрения, наиболее обосновано накапливать средства Стабилизационного фонда в иностранной валюте.
В текущих условиях использование средств Стабилизационного фонда внутри страны приведет к подрыву макроэкономической сбалансированности, ускорению роста внутреннего спроса, превышающего рост предложения, либо перераспределению средств фонда в пользу спекулятивного сегмента национального финансового рынка. Это усилит и без того нарастающее инфляционное давление и значительно повысит темпы укрепления рубля, а также усилит зависимость национального финансового рынка от мировой конъюнктуры цен на нефть.
Направление средств Стабилизационного фонда на приобретение ценных бумаг российских эмитентов является крайне опасным, поскольку масштабное изъятие в случае неблагоприятной конъюнктуры средств фонда из обращающихся на национальном фондовом рынке финансовых инструментов приведет к дестабилизации последнего. С другой стороны, возможные кризисные явления на российском рынке ценных бумаг могут вызвать падение стоимости активов Стабилизационного фонда, то есть могут подорвать его способность исполнять роль стратегического резерва государства.
Кроме того, внезапный финансовый шок вследствие резкого снижения мировых цен на нефть может привести к девальвации рубля, что резко увеличит стоимость обслуживания государственного внешнего долга. В этом случае, размещение средств Стабилизационного фонда в долговые инструменты в иностранной валюте фактически позволяет снизить валютный риск бюджета и уменьшить его зависимость от внешней макроэкономической конъюнктуры, что будет способствовать дальнейшему проведению сбалансированной бюджетной политики.
Вопрос: Как предполагается размещать средства Нефтегазового фонда, о создании которого недавно заявил министр финансов А.Л. Кудрин? Опять за границу? (Лариса, Москва)
Ответ: Действительно, совсем недавно Минфин России внес в правительство предложения о преобразовании Стабилизационного фонда РФ в Нефтегазовый фонд. В составе нового фонда предлагается выделить Резервный фонд и Фонд сбережений, которые будут различаться функциями, а, следовательно, и правилами управления.
Резервный фонд должен будет обеспечивать стабильность расходов федерального бюджета и полное выполнение взятых им обязательств в условиях падения мировых цен на нефть и газ. Фонд сбережений будет выполнять функцию сбережения части нефтегазовых доходов для будущих поколений и обеспечения устойчивости бюджетной системы в долгосрочном временном горизонте.
Исходя из целей Резервного фонда, управление его средствами должно осуществлять в соответствии с консервативной инвестиционной стратегией. Средства фонда предполагается размещать в высоколиквидные долговые обязательства иностранных государств. Таким образом, основные принципы инвестиционной стратегии Резервного фонда должны соответствовать действующему порядку управления средствами Стабилизационного фонда.
При управлении средствами Фонда сбережений возможно применять инвестиционную стратегию, позволяющую размещать средства на долгосрочной основе не только в высоколиквидные государственные ценные бумаги, но и в менее ликвидные, более доходные, но вместе с тем и более рискованные финансовые инструменты: акции, корпоративные облигации и производные финансовые инструменты.
Анализ наиболее успешного мирового опыта в области управления средствами суверенных резервных фондов показывает, что средства фондов инвестируются за границей в целях снижения зависимости бюджета от доходов от экспорта невозобновляемых природных ресурсов, сдерживания укрепления курса национальной валюты, снижения инфляционного давления, а также минимизации иных макроэкономических рисков.
При этом инвестирование средств фондов осуществляется только в финансовые инструменты тех стран, в которых существуют развитые национальные финансовые рынки, совершенное законодательство в сфере защиты прав инвесторов, биржевой торговли, регулирования выпуска и обращения ценных бумаг.
Направление же средств Стабилизационного фонда, а в дальнейшем Нефтегазового фонда на приобретение ценных бумаг российских эмитентов является крайне опасным, поскольку масштабное изъятие в случае неблагоприятной конъюнктуры средств фонда из инструментов национального фондового рынка приведет к дестабилизации последнего. С другой стороны, возможные кризисные явления на российском рынке ценных бумаг могут вызвать падение стоимости активов Стабилизационного фонда, то есть могут подорвать его способность исполнять роль стратегического резерва государства.
Вопрос: Будут ли проводиться какие-то социологические опросы, чтобы выявить наиболее предпочтительный вариант развития фонда среди экспертов и населения? Спасибо. (Надежда, Королев)
Ответ: Здесь, я думаю, стоит обратиться к законодательству. В соответствии с пунктом 6.3. Положения о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 329, «министерство в установленном порядке привлекает для проработки вопросов, отнесенных к сфере деятельности министерства, научные и иные организации, ученых и специалистов». Так, минувшей осенью Минфином России был организован ряд открытых конкурсов на выполнение научно-исследовательских работ с целью выявить наиболее предпочтительный вариант развития Стабилизационного фонда Российской Федерации, в том числе в части выделения в его составе фонда будущих поколений.
Кроме того, Министерством финансов России — своевременно и в полном объеме — осуществляется рассмотрение устных и письменных обращений граждан (в том числе и по вопросам, касающимся Стабилизационного фонда Российской Федерации), принятие по ним решений и направление ответов в установленный российским законодательством срок. Также учитываются мнения экспертов и результаты опросов, проводимых различными аналитическими агентствами и исследовательскими центрами.
Вопрос: Хоть убейте меня, Петр Александрович, все равно не понимаю, почему нельзя вкладывать наши нефтяные деньги в развитие нашей же инфраструктуры. Можно же привлекать к выполнению работ западных подрядчиков, отдавать им эти «лишние» деньги, и пусть они их вывозят отсюда к известной матери. Какой ущерб экономике может быть при вот таком раскладе? (Бадупа С.В., Москва)
Ответ: Уважаемый г-н Бадупа, мне хотелось бы еще раз вам напомнить, что направление средств Стабилизационного фонда на инвестиционные проекты внутри страны является нецелесообразным по целому ряду причин. Прежде всего, отдача от таких проектов не компенсирует негативного инфляционного эффекта, который даст их финансирование.
Кроме того, ситуация, при которой уровень государственных инвестиций фактически зависит от текущего размера малопрогнозируемых нефтяных доходов, является крайне опасной для бюджета страны. Следует понимать, что средства Стабилизационного фонда являются стратегическим резервом государства и в случае ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры правительство Российской Федерации должно использовать их для финансирования дефицита бюджета.
Основными задачами Стабилизационного фонда являются поддержание макроэкономической стабильности в государстве и сглаживание зависимости бюджетных расходов от внешнеэкономической конъюнктуры. Что же касается финансирования крупных инвестиционных проектов, в том числе в области создания и развития инфраструктуры, то в России за счет дополнительных нефтяных доходов создан Инвестиционный фонд, размер которого в бюджете на 2006 год определен на уровне 69,7 млрд. рублей.
Вопрос: Уважаемый Петр Александрович, может, хватит уже плодить фонды? Сначала стабилизационный, теперь к нему еще нефтяной придумали. Не многовато-то ли? (Артур, Москва)
Ответ: Речь идет не о создании фонда в дополнение к существующему Стабилизационному, а о преобразовании последнего в новый Нефтегазовый фонд. Если сейчас в Стабфонде накапливается только часть доходов от экспорта нефти, в новый фонд будут поступать все нефтегазовые доходы, включая налог на добычу полезных ископаемых на нефть и газ, вывозные пошлины на нефть, нефтепродукты и газ, а также налог на прибыль организаций в части доходов от реализации нефтегазовой продукции и дивиденды по акциям компаний нефтегазового комплекса, которые находятся в собственности государства. Часть средств Нефтегазового фонда будет направляться на покрытие ненефтегазового дефицита бюджета, а часть — размещаться в финансовые активы.
Вопрос: В последнее время сильно упал доллар. По мнению экспертов, падение доллара может продолжаться еще долгое время. Предпринимает ли Минфин в этой связи какие-то меры по диверсификации долларовых активов Стабфонда? (Сергей, Москва)
Ответ: Одной из главных задач управления средствами Стабилизационного фонда является минимизация рисков обесценения указанных средств как в российских рублях, так и по отношению к основным иностранным валютам. Утвержденная Минфином России нормативная валютная структура средств фонда (45 % — в долларах США, 45 % — в евро, 10 % — в фунтах стерлингов) обеспечивает минимизацию влияния высокой волатильности международных валютных рынков на финансовые результаты размещения его средств. Данное соотношение валют соответствует текущей тенденции снижении веса доллара США и увеличении веса других валют при формировании иностранными центральными банками своих валютных резервов. В то же время доллар также будет сохранять важную роль в мировой экономике, и его рано сбрасывать со счетов.
В настоящее время в целях повышения эффективности размещения средств Стабилизационного фонда Минфином России проводится анализ целесообразности дополнения перечня иностранных валют, в которые могут быть инвестированы средства Стабилизационного фонда.
Вопрос: Куда и на что идут доходы, получаемые от размещения средств Стабфонда за рубежом? Запускаются по второму кругу? (Елена, Москва)
Ответ: В соответствии с законодательством, доходы, полученные от размещения средств Стабфонда, являются источником формирования Стабфонда. Таким образом, указанные доходы в конце года перечисляются в федеральный бюджет с последующим зачислением в Стабфонд и реинвестируются (размещаются по второму, третьему и т.д. кругу).
Вопрос: Наши нефтяные компании часто критикуют за то, что в экспорте слишком мала доля продуктов нефтепереработки, в частности, бензина, дизельного топлива и т.п. Как, по вашему мнению, сказалось бы на Стабфонде изменение соотношения в экспорте сырой нефти и продуктов нефтепереработки, при котором доля сырой нефти значительно снизилась бы? (Сергей А., Москва)
Ответ: Согласно Бюджетному кодексу, дополнительные доходы федерального бюджета, подлежащие зачислению в Стабфонд, зависят от фактических поступлений в федеральный бюджет средств от экспортной пошлины на сырую нефть и налога на добычу полезных ископаемых в части нефти.
В этой связи, при увеличении доли продуктов нефтепереработки в экспорте при прочих равных условиях поступления от налога на добычу полезных ископаемых (нефть) в Стабфонд не изменятся. С другой стороны, из-за перераспределение в пользу экспорта продуктов нефтепереработки поступления от экспортной пошлины на сырую нефть в Стабфонд сократятся.
Вместе с тем, как уже говорилось, в начале декабря Минфин России направил в правительство предложения по формированию ненефтегазового бюджета, предусматривающие преобразование Стабфонда в нефтегазовый. Если сейчас в Стабфонде накапливается только часть доходов от экспорта нефти и налога на добычу полезных ископаемых в части нефти, то в нефтегазовый фонд будут поступать все нефтегазовые доходы федерального бюджета, включая налог на добычу полезных ископаемых на нефть и газ, вывозные пошлины на нефть, нефтепродукты и газ, а также налог на прибыль организаций в части доходов от реализации нефтегазовой продукции и дивиденды по акциям компаний нефтегазового комплекса, которые находятся в собственности государства.
Вопрос: Чем обусловлено значительное превышение прогнозируемой доходности от размещения средств Стабфонда? Если я не ошибаюсь, вложения делались в финансовые инструменты, не предполагающие высокой доходности, тем более такой, какая была озвучена не так давно. Или концепция поменялась? (Александр, Москва)
Ответ: Действительно, средняя долгосрочная доходность от вложений в высоконадежные, ликвидные облигации иностранных государств с наивысшим кредитным рейтингом, в которые размещаются в настоящее время средства Стабфонда, составляет около 3 — 4 % годовых. Значительное превышение фактической доходности от размещения средств Стабфонда, которая на 15 декабря текущего года составила около 11 % годовых в долларах США, над средней объясняется благоприятной конъюнктурой международного рынка долговых обязательств и ростом курса евро к доллару США. Получить выгоду от сложившейся рыночной конъюнктуры Минфину России позволила выбранная валютная структура — 45% — в долларах США, 45% — в евро, 10% — в фунтах стерлингов Соединенного королевства.
Вопрос: Можно ли сравнивать наш Стабфонд, например, с норвежским или казахским? Или мы опять пошли своим путем? Есть ли Стабфонды в развитых странах, в которых экспорт ресурсов не является основной статьей доходов? Спасибо. (Беркендлит Ангелина, Ступино)
Ответ: В действительности фонды подобные российскому Стабфонду существуют во многих странах. По некоторым оценкам, в мире существует около 35 таких фондов. Основные цели этих фондов в целом совпадают. Во-первых — это снижение зависимости бюджета и экономики в целом от поступлений от экспорта сырьевых товаров (Чили, Норвегия, Казахстан, Азербайджан, Аляска, канадская провинция Альберта и т.д.). Во вторых — обеспечение равномерного распределения доходов от использования невозобновляемых природных ресурсов во времени, т.е. их сбережение (Норвегия, Чили, Казахстан, Азербайджан, Аляска, канадская провинция Альберта, Австралия). И в третьих — снижение инфляционного давления на экономику страны (во всех фондах). Существование фондов способствует поддержке долгосрочной макроэкономической устойчивости стран, однако не полностью решает задачу рационального использования бюджетных средств. Для этого должна проводиться разумная и эффективная политика в области бюджетных расходов.
Различия между существующими фондами обычно находятся в деталях. Так, существует несколько распространенных способов формирования и использования фондов: способ «полного сбережения», способ «постоянного потребления» и правило «средней цены». Первый способ предполагает сбережение всех поступлений от невозобновляемых ресурсов с переводом части средств на покрытие дефицита «несырьевого» бюджета, то есть бюджета без учета поступлений от сырьевых товаров. Обычно этот перевод или трансферт эквивалентен доходу от управления средствами фонда. Средства фонда за исключением трансферта сберегаются и инвестируются в иностранные финансовые активы. Этот способ используется в Норвегии. Второй способ заключается в том, что ежегодно расходуется только постоянный доход от сырьевого сектора, то есть трансферт в бюджет из фонда остается постоянным по отношению к ВВП. Остальные средства сберегаются и инвестируются в иностранные ценные бумаги. Этот способ используется в Казахстане.
В России используется так называемая «цена отсечения» — 27 долл. США за баррель нефти сорта «Юралз», которая распределяет средства между текущим потреблением и сбережением. Поступления от нефти в части, не превышающей цену отсечения, направляются в бюджет, все что свыше — в Стабфонд. Подобная практика, так называемый способ «средней цены», существует в ряде подобных фондов, наиболее яркий пример — Медный стабилизационный фонд в Чили.
Следует отметить, что страны, использующие способ «средней цены» по истечении времени в виду затруднений, связанных с определением долгосрочной средней цены на сырье, и в целях повышения стабильности и прозрачности бюджета переходили либо на применение способа «постоянного потребления», либо способа «полного сбережения». Данные концепции основаны на формировании «несырьевого бюджета» (в российском случае «ненефтегазового бюджета»). Именно в целях рационализации и проведения сбалансированной бюджетной политики, а также в целях повышения прозрачности бюджетного процесса Минфин России выступил с инициативой по изменению правил формирования и использования Стабфонда.
На текущий момент практика стабилизационных фондов используется в некоторых штатах США, при этом, в фондах накаливается профицит бюджетов штатов. Что же касается стабфондов в других развитых странах, где экспорт ресурсов не является основной статьей доходов, то я информацией о существовании таковых не располагаю.
Вопрос: Зачем нужен Стабфонд России с ее сырьевой экономикой — понятно. А зачем он таким развитым странам, как Норвегия? Зачем они копят деньги, вместо того, чтобы их инвестировать в развитие экономики (у них-то она индустриальная) и таким образом обезопасить себя от падения нефтедоходов? (Екатерина, Москва)
Ответ: Все дело в том, что Норвегия, также как и другие страны, имеющие подобные фонды, не без оснований озабочены отрицательными экономическими последствиями, которые могут стать результатом использования внутри страны нефтяных доходов. И в этом случае не имеет значения, какая страна: индустриальная или сырьевая. Связанно это с таким феноменом, как «голландская болезнь». Этот феномен назван так из-за экономических событий произошедших в Нидерландах в конце 50-х — начале 60-х годов предыдущего столетия. В это время на территории, находящейся под юрисдикцией Нидерландов, были найдены и разработаны залежи природного газа. Данный ресурс поступал на экспорт, а доходы от экспорта использовались внутри страны. В результате очень сильно укрепился курс гульдена, что привело к снижению конкурентоспособности нидерландских товаров, повышению импорта и снижению экспорта, а также к процессам деиндустриализации нидерландской экономики. Кроме того, как свидетельствует опыт ряда латиноамериканских стран, числе которых Мексика и Венесуэла, подобные явления подчас сопровождаются повышением инфляционного давления внутри страны.
Страны, инвестирующие в национальную экономику сырьевые доходы, обычно начинают масштабные индустриальные проекты, открывают новые рабочие места, что сопровождается процессами огосударствления экономики и снижением эффективности использования бюджетных средств. В довершение всему, в момент резкого падения цен на сырьевые товары происходит существенное «свертывание» бюджетного финансирования указанных проектов. Проекты «застывают» и превращаются в долгострой. По такому пути уже прошел Советский Союз в 70-е — 80-е годы. Известно также, к каким последствиям в России привел шок нефтяных цен в 1998 году, бюджет которой был рассчитан на не вполне адекватную цену на нефть.
Вопрос: Я слышал, что во времена Сталина золотой запас СССР составлял 200 тысяч тонн в слитках. А использует ли золото в качестве сберегательного средства Стабфонд, если да, то сколько тонн золота сейчас в Стабфонде? (Ванин, Москва)
Ответ: Уважаемый господин Ванин, согласно действующему в России законодательству, средства Стабфонда могут быть размещены только в разрешенную иностранную валюту (доллары США, евро и фунты стерлингов) и долговые ценные бумаги США и 13 европейских государств с развитой экономикой.
В настоящее время средства Стабилизационного фонда размещаются на счетах Федерального казначейства в Центральном банке Российской Федерации в иностранной валюте. За пользование денежными средствами на указанных счетах Банк России ежегодно уплачивает проценты, эквивалентные доходу от прямого инвестирования денежных средств в долговые обязательства иностранных государств.
Вопрос: Не боитесь ли вы, что когда начнется избирательная компания, многие политики начнут призывать потратить средства Стабфонда на популистские проекты? (Григорий, Москва)
Ответ: Очень актуальный вопрос. Действительно, Стабфонд является чрезвычайно «горячей» темой, а выступления по поводу его использования подчас носят популистский, неконструктивный характер. Очевидно, что, учитывая текущую ситуацию в стране, непросто сохранять трезвость мышления при обсуждении судьбы столь огромной суммы средств, как Стабфонд. Полагаю, что дискуссии по этому поводу будут усиливаться и далее по мере приближения избирательной компании.
В то же время нельзя забывать, что Стабфонд является стратегическим резервом нашей страны, задача которого — обеспечение выполнения государством своих бюджетных обязательств в случае ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры. Исходя из этого, президент России Владимир Путин в своем бюджетном послании Федеральному Собранию «О бюджетной политике в 2007 году» однозначно отметил, что средства Стабфонда сверх базового объема — 500 млрд. рублей — должны направляться исключительно на досрочное погашение государственного долга.
Думаю, в действующее законодательство имеет смысл внести ряд изменений с целью в большей степени оградить процессы формирования, использования и управления средствами Стабфонда от политического давления. Из мирового опыта известно, что страны, создавшие подобные фонды, но не сумевшие оградить использование нефтяного богатства от политического давления, испытывали в результате глубочайшие экономические кризисы. В качестве примеров можно привести Венесуэлу и Нигерию. С другой стороны, страны, сумевшие сделать это, демонстрируют наиболее успешный опыт в области социально-экономического развития. В первую очередь, это касается Норвегии и Чили.
26 Декабрь 2006
СМИ.ru,

Док. 543078
Опублик.: 04.02.09
Число обращений: 8

  • Казакевич Петр Александрович
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *