Момент оказания услуги

1. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

2. Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 779 ГК РФ

1. Комментируемая статья впервые формулирует легальное определение договора возмездного оказания услуг. Ранее действовавшее законодательство предусматривало лишь отдельные виды обязательств по оказанию услуг, такие как поручение, комиссия, транспортная экспедиция, однако общего понятия договора, охватывающего все виды услуг, в законодательстве закреплено не было. Кроме того, для регулирования многих договорных отношений приходилось применять нормы о договорах, направленных на регулирование сходных внешне, но в действительности имеющих иную юридическую природу отношений.

2. Учитывая новизну данного договора, а также незначительную на момент принятия части второй ГК РФ судебную практику, определение договора сформулировано в законе лишь самым общим образом, причем основной акцент сделан на раскрытии содержания понятия услуги. Под услугой в комментируемой статье понимается деятельность исполнителя, создающая определенный полезный эффект не в виде овеществленного результата, а в виде самой деятельности. Характерно, что действия исполнителя не сводятся к результату, который мог бы быть передан заказчику и который позволил бы зафиксировать исполнение обязанности со стороны исполнителя. Именно поэтому в договоре возмездного оказания услуг на исполнителе не лежит риск недостижения результата, в отличие от договора подряда, в котором основным критерием завершения работ выступает передача их результата заказчику.

3. В качестве основных признаков услуги можно назвать, во-первых, то, что результат ее полезного эффекта не может быть выражен в овеществленной форме, и во-вторых, то, что исполнитель не гарантирует достижение результата услуги. Результат деятельности исполнителя может выражаться в таких формах, как выздоровление больного, прохождение собеседования или сдача экзамена, выигрыш судебного процесса, предоставление консультации, получение эстетического удовлетворения от выставки, просмотра кинофильма и т.п.

Не следует путать предоставление исполнителем каких-либо вещных материалов (например, проектов документов, письменных заключений, рецептов и т.п.) в процессе оказания услуги с овеществленным результатом его деятельности. Между тем если заказчик формулирует требование к предмету договора исключительно в виде предоставления, например, письменного заключения аудитора, а деятельность аудитора, в свою очередь, исчерпывается предоставлением письменного заключения, то в данном случае природе складывающихся отношений более соответствует договор подряда.

4. Предметом договора возмездного оказания услуг являются именно собственные действия исполнителя, а не действия третьих лиц или государственных органов, с которыми услугодатель вступал в отношения по поручению заказчика. Так, не охватываются предметом договора возмездного оказания услуг решение суда по делу, которое услугодатель вел по поручению заказчика, либо действия должника по уплате долга заказчику, если услугодатель, например, оказывал услуги по составлению претензии. Именно на это обстоятельство обратил внимание Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном письме от 29 сентября 1999 г. N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» : не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Данное положение было поддержано Конституционным Судом РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 ГК РФ в связи с жалобами ООО «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» . Из названных судебных актов следует два вывода: во-первых, предмет договора возмездного оказания правовых услуг не охватывает решения суда; во-вторых, обязанность по оплате оказанных услуг не может быть поставлена в зависимость от того результата, который достигается действиями не собственно исполнителя, а третьих лиц, в том числе государственных органов.

———————————
Вестник ВАС РФ. 1999. N 11.

Собрание законодательства РФ. 2007. N 6. Ст. 828.

Рассмотренные дела получили известность как дела о запрете «гонорара успеха», т.е. запрете такого дополнительного вознаграждения, которое заказчик выплачивал своему услугодателю сверх суммы оговоренного вознаграждения за вынесение, например, судебного решения в его пользу. Действительно, допустимо ли принятие на себя адвокатом ответственности (в любой форме) за вынесение судом решения в пользу его клиента? Конечно, нет. Услугодатель может отвечать лишь за свои действия, охватываемые договором возмездного оказания услуг, что и подтвердили высшие судебные инстанции. Однако никто не вправе запретить удовлетворенному клиенту выплатить своему адвокату дополнительную премию сверх суммы вознаграждения. Юридическая природа подобной премии выйдет в таком случае за рамки договора возмездного оказания услуг. Если это сделано спонтанно после выигрыша дела, такие отношения следует квалифицировать как дарение. Если же обещание выплатить премию будет сделано заранее и явится неким дополнительным стимулом в работе адвоката, то эти отношения могут быть квалифицированы как натуральное обязательство, в силу чего будут действовать следующие ограничения: во-первых, «гонорар успеха» не подлежит взысканию в судебном порядке; во-вторых, выплаченная в качестве «гонорара успеха» сумма не может быть отнесена на судебные издержки и взыскана с проигравшей стороны, и в-третьих, клиент, выплативший «гонорар успеха», не вправе отнести данную сумму к себестоимости, а обязан выплатить ее из чистой прибыли. При данных условиях и в рамках действующего правового регулирования «гонорар успеха» может существовать.

Хотя вопрос о «гонораре успеха» рассматривался судебными инстанциями применительно к оказанию правовых услуг, высказанные позиции имеют общее значение и могут быть применимы и к медицинским, и к образовательным, и к любым иным видам услуг, охватываемых предметом договора возмездного оказания услуг.

5. Рассматриваемый договор является консенсуальным, взаимным и возмездным.

Возмездность договора прямо вытекает из его легального определения, т.е. если услуги оказываются безвозмездно, например в виде шефской помощи, то их оказание под действие комментируемой статьи не подпадает. Ряд авторов пытаются обосновать возможность применения положений гл. 39 ГК к отношениям по оказанию безвозмездных услуг и тем самым допустить принципиальную возможность конструирования обязательств по оказанию безвозмездных услуг . Не аргументируя в подробности данную позицию, ее авторы допускают традиционную ошибку, полагая, что имущественный характер услуги не зависит от встречного предоставления. Особенность услуги как товара заключается именно в том, что услуги всегда обладают потребительной стоимостью, но их меновая стоимость сама по себе отсутствует, поскольку они не имеют вещного субстрата, а выступают исключительно в виде деятельности услугодателя, которая, как и любой иной «живой труд», не обладает меновой стоимостью. Меновая стоимость услуги появляется лишь тогда, когда за ее оказание предполагается оплата. При отсутствии встречного предоставления (оплаты) услуга не обладает свойствами товара, следовательно, отношения по оказанию безвозмездных услуг не являются товарно-денежными и не охватываются предметом гражданского права .

См. подробнее: Кротов М.В. Обязательство по оказанию услуг в советском гражданском праве. Л., 1990.

6. На исполнителя возлагается обязанность совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность. Как правило, оказывая услугу по индивидуальному обращению заказчика, исполнитель совершает определенные действия, направленные на достижение полезного эффекта для конкретного заказчика. В то же время услуги телефонной связи, выставочных залов музеев осуществляются постоянно, преимущественно без обращения конкретного заказчика, который по своему желанию может воспользоваться такими услугами. Эти услуги выражаются в осуществлении определенной деятельности.

7. Основной обязанностью заказчика по договору возмездного оказания услуг является их оплата.

8. Комментируемая статья не содержит указаний на специальные требования к субъектному составу договора возмездного оказания услуг, а потому применению подлежат общие положения о субъектах обязательств.

9. Пункт 2 комментируемой статьи содержит примерный перечень услуг, которые могут быть предметом договора возмездного оказания услуг, причем перечислены виды услуг, не получивших нормативного закрепления в ГК РФ в виде предмета самостоятельных разновидностей договоров. Услуги, получившие в Кодексе самостоятельное законодательное закрепление, в этот перечень не вошли.

В перечень договоров, по которым оказываются эти виды услуг, включены не только договоры на оказание услуг в собственном смысле слова, но и те, в которых имеется выраженный овеществленный результат и которые изначально не охвачены понятием договора возмездного оказания услуг. Так, гл. 37 (подряд), 38 (выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ), 40 (перевозка), 44 (банковский вклад), 45 (банковский счет), 46 (расчеты), 47 (хранение) предусматривают такие договорные отношения, в которых овеществленный результат является конститутивным признаком договора. В то же время разновидностями договора возмездного оказания услуг действительно являются договоры, предусмотренные гл. 41 (транспортная экспедиция), 49 (поручение), 51 (комиссия), 53 (доверительное управление).

Из перечня договоров возмездного оказания услуг, охватываемых гл. 39, не исключена гл. 52 (агентирование), что объясняется, по-видимому, новизной этого договора и отсутствием на момент принятия части второй ГК РФ практики его применения.

10. Помимо ГК РФ значительная часть договоров по возмездному оказанию услуг регламентирована специальными законодательными и иными правовыми актами: Федеральными законами «О почтовой связи», «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», Законом РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Кроме того, приняты многочисленные правила оказания услуг, утвержденные постановлениями Правительства РФ, а также иными нормативными актами.

Комментарии и мнения

Письмо Минфина России от 13.12.2019 № 03-03-06/1/97645 вновь затрагивает тему о дате оказания услуги.

В силу п. 5 ст. 38 НК РФ под услугой для целей налогообложения понимается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности. Под реализацией услуг, согласно п. 1 ст. 39 НК РФ, понимается, в частности, возмездное или безвозмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

По общему правилу ст. 271 НК РФ, в целях налогового учёта доходы признаются в том периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления средств в их оплату — то есть методом начисления. Для доходов от реализации, как правило, датой получения дохода признаётся дата реализации товаров, работ, услуг, имущественных прав, определяемой в соответствии с п. 1 ст. 39 НК РФ, независимо от фактического поступления средств в их оплату.

Таким образом, для целей исчисления налоговой базы по налогу на прибыль датой возникновения дохода от реализации (предоставления) услуги является факт оказания услуги. Следовательно, выручка от реализации услуг подлежит признанию при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль на дату оказания услуг.

Отлично! «Масло масляное». Ну и что же это всё-таки за дата? Если посмотреть на колебания минфиновской мысли, то можно прийти к выводу, что между собой борются два варианта.

Первый: доход от реализации услуг нужно отражать на дату их фактического оказания. Так было указано в письмах Минфина России от 27.05.2015 № 03-03-06/1/30408 и от 17.02.2017 № 03-03-06/1/9283.

Второй: доходы от реализации, полученные по договору об оказании услуг, следует учитывать для целей налогообложения прибыли в том периоде, в котором документально подтверждён факт оказания услуг — письма Минфина России от 16.12.2015 № 03-07-11/73742 и от 02.03.2016 № 03-03-06/1/11868.

Особняком стоит письмо Минфина России от 29.12.2018 № 03-03-06/1/96514. Здесь чиновники написали, что бухгалтерское законодательство позволяет формировать первичный учётный документ после отчётной даты, но непосредственно после окончания предоставления услуг. Это можно трактовать так: пока не составлен первичный документ, всё равно определить дату фактического оказания услуги нельзя.

Придётся вспомнить и Определение ВАС РФ от 08.12.2010 № ВАС-15640/10 по делу № А50П-1723/2009. Суд решил, что для определения момента учёта операций по реализации услуг и признания дохода от их оказания правовое значение имеет дата фактического оказания этих услуг, определяемая исходя из момента исполнения обществом перед заказчиком принятых на себя обязательств, а не момент подписания акта. Акт в последующем лишь фиксирует информацию об уже оказанных услугах.

Как поступить налогоплательщику, оказывающему услуги заказчикам? Мы рекомендуем минимально сократить срок между окончанием оказания услуги и составлением первичного документа об её оказании. В этом случае учёт услуги будет своевременно произведён в том отчётном (налоговом) периоде, на который пришлась дата окончания исполнения этой услуги.

Доказать в арбитражном суде можно, что услуги были оказаны, если договором предусмотрен акт оказанных услуг, но нет обязанности составлять данный акт

Уважаемые коллеги и просто читатели!

Предлагаю вашему вниманию статью, посвященную анализу решения арбитражного суда, которым был удовлетворен в полном объеме иск о взыскании задолженности по договору возмездного оказания услуг.

На мой взгляд, подобные споры по взысканию задолженности по договору возмездного оказания услуг не являются сложными, если был грамотно составлен договор возмездного оказания услуг и надлежащим образом исполнялся сторонами.

Поскольку в суде я представлял интересы исполнителя по договору, то в этой статье акцент буду делать на исполнителе как стороне по договору возмездного оказания услуг.

Исходя из сложившейся деловой практики, в договоре возмездного оказания услуг (далее – договор) стороны, как правило, предусматривают условие об обязательном составлении акта приемки оказанных услуг и его подписании сторонами после оказания услуг при отсутствии возражений со стороны заказчика. В такой бесконфликтной ситуации, при наличии подписанного обеими сторонами акта приемки оказанных услуг, факт оказания услуг налицо, он очевиден, и при отказе заказчика оплатить оказанные услуги исполнитель может смело обращаться в суд с иском о взыскании задолженности по договору, не опасаясь, что иск не будет удовлетворен (по крайне мере в подавляющем большинстве случаев).

Если договором предусмотрено, что в том случае, если исполнитель направил заказчику акт приемки оказанных услуг, однако заказчик не подписал данный акт, однако при этом не представил обоснованных возражений в предусмотренный договором срок, то акт считается подписанным заказчиком, следовательно, услуги считаются оказанными.

Казалось бы, довольно просто обезопасить себя по договору, являясь исполнителем, если предусмотреть в договоре подробный порядок сдачи-приемки оказанных услуг. Однако на практике бывают ситуации, когда исполнитель подписывает договор без соответствующих условий, видимо, надеясь на добросовестность заказчика.

Подобная ситуация возникла у моего клиента (исполнителя), который подписал договор, в котором отсутствовал подробный порядок сдачи-приемки оказанных услуг. В арбитражном суде пришлось приводить совокупность доказательств, большинство из которых были косвенными, а не прямыми. Основное прямое доказательство для подобной категории дел – это акт приемки оказанных услуг, подписанный обеими сторонами.

Итак, приступим к анализу приводимой мною ситуации.

В решении арбитражного суда Курганской области от 14.03.2016г. (резолютивная часть) по делу № А34-6100/2015 отмечено следующее: «Согласно пункту 2.3.2 договоров заказчик вправе предъявлять обоснованные возражения при подписании акта приемки оказанных услуг.

В соответствии с пунктом 2.4.3 договоров заказчик обязуется принять и оплатить услуги, определенные договором.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Таким образом, из системного толкования указанных выше пунктов договоров следует, что стороны согласовали, что договор считается исполненным со стороны исполнителя (услуги считаются оказанными), если заказчик (ответчик) не предъявил обоснованных возражений при подписании актов приемки оказанных услуг, услуги считаются оказанными в соответствии с договором и подлежат оплате. При этом обязательность составления Актов оказанных услуг сторонами не оговорена.

Акты оказанных услуг за спорный период между сторонами не подписаны, при этом Государственное унитарное предприятие Курганской области «Вторпереработка» мотивированных замечаний о ненадлежащем оказании ООО «Альянс-Аудит» услуг не предъявило. С требованиями о расторжении договоров ответчик к истцу не обращался».

Следует отметить, что надлежащих доказательств выставления заказчику акта сдачи-приемки аудиторских услуг для подписания истцом не было представлено, поскольку у исполнителя они отсутствовали (заказным письмом акт не высылался, а был передан лично руководителю ответчика, при этом расписки в получении не было).

На мой взгляд, весомый вклад при доказывании факта оказания услуг внесли показания свидетеля, что для арбитражного процесса редкость. При этом следует отметить, что свидетель являлся работником ответчика (заказчика).

В решении арбитражного суда Курганской области от 14.03.2016г. (резолютивная часть) по делу № А34-6100/2015 отмечено следующее: «Косаревой Л.Н. даны свидетельские показания о том, что работниками истца (Тютяевой С.И., Константиновым О.И.) в спорный период оказывалось консультирование по вопросам бухгалтерского, налогового учета; ранее заключались договоры на аналогичных условиях; документ –состав подлежащего приватизации имущественного комплекса подписан ею, составлялся на основании первичных бухгалтерских документов, в том числе по спорным договорам; иных отношений, кроме указанных договоров, между истцом и ответчиком не имелось.

Ответчиком достоверность свидетельских показаний Косаревой Л.Н. при рассмотрении настоящего дела не оспорена.

В силу положений части 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

Свидетелем является лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела (пункт 1 статьи 56 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Свидетельские показания — это сообщения о фактах, которые были лично восприняты свидетелем или стали известны ему от других лиц.

Таким образом, показания свидетелей являются одним из доказательств по делу, и оцениваются судом наряду с другими доказательствами по своему внутреннему убеждению.

В соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Оценив показания свидетеля Косаревой Л.Н. по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает их надлежащими доказательствами по делу. Данный свидетель подтвердил факт оказания истцом услуг по договорам в спорный период».

Из аналогичной имеющейся арбитражной практики можно привести решение Арбитражного суда Калининградской области от 26.03.2014г. по делу № А21-10802/2013, в котором суд пришел к выводу о доказанности выполнения работ на основании одностороннего акта по форме КС-2, не подписанного заказчиком, и показаний бывшего работника заказчика, подтвердившего, что работы выполнялись и акт передавался на подписание директору заказчика, но последний необоснованно отказался его подписывать.

Также в решении арбитражного суда Курганской области от 14.03.2016г. (резолютивная часть) по делу № А34-6100/2015 отмечено следующее: «Как уже указывалось, со стороны заказчика (ответчика) каких-либо претензий относительно качества и своевременности оказания услуг в спорный период не поступало, в материалах дела не имеется.

Кроме того, факт наличия задолженности ответчика перед истцом подтверждается сведениями, указанными в составе подлежащего приватизации имущественного комплекса, подписанным директором предприятия Жигулиным А.В., скрепленным печатью организации (т.1л.д.16-22).

Определением суда от 19.02.2016 суд предлагал ответчику обеспечить явку представителя в судебное заседание; раскрыть А34-6100/2015 дебиторскую задолженность перед истцом, отраженную в составе имущества подлежащего приватизации (раздел 14, пункт 14.3.2 – счет 60, строка 2) с приложением подтверждающих документов.

Определение суда ответчиком не исполнено, запрашиваемые документы не представлены.

В соответствии с частью 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности представленные истцом доказательства (акт сдачи-приемки аудиторских услуг от 14.05.2013, счет №137 от 30.04.2012, счет №147 от 16.05.2013, состав имущества подлежащего приватизации), свидетельские показания, суд пришел к выводу о том, что договоры №Т137 от 11.01.2012, №Т147 от 12.12.2012 сторонами фактически исполнялись, суд признает доказанным факт оказания истцом спорных услуг. В связи с чем, доводы ответчика, изложенные в отзыве, подлежат отклонению, как противоречащие материалам дела.

При изложенных обстоятельствах суд приходит к выводу, что обоснованны и подлежат удовлетворению требования истца о взыскании с ответчика задолженности по договору от 11.01.2012 №Т137 в размере 40 000 руб., по договору от 12.12.2012 №Т147 в размере 40 000 руб.».

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующий вывод: во избежание возможных проблем в будущем исполнителю по договору возмездного оказания услуг (или подрядчику по договору подряда) необходимо внимательно подойти к заключению договора, изучив все его условия, особенно касающиеся порядка сдачи-приемки оказанных услуг (выполненных работ, если заключен договор подряда).

На практике бывают ситуации, когда контрагенты сотрудничают годами и доверяют друг другу, но наступает момент, когда возникает конфликт, и заказчик отказывается платить (это может быть связано со многими факторами, к примеру, смена руководства, решение о ликвидации или банкротстве, или, как актуально в наше время, экономический кризис).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *