Недействительные сделки должника при банкротстве

Содержание

Кредиторам мало что достается по результатам банкротства контрагента. По статистике 2019 года, залоговые кредиторы получили 17,3%, незалоговые кредиторы третьей очереди – 1,8%, все кредиторы третьей очереди – 3,4%. В 65% случаев по итогам процедур кредиторы не получили совсем ничего.

Одна из причин такой статистики – должники зачастую выводят имущество из конкурсной массы. Нет денег – нет расчетов по долгам. Конкурсные управляющие пытаются возвращать выведенное имущество и доказывать в суде недействительность подобных соглашений. Но особенно трудно сделать это, когда продажу (например, недвижимости) замаскировали под цепочку якобы самостоятельных сделок. Более того, не всегда удается вернуть имущество в конкурсную массу, даже если удалось добиться признания сделки недействительной.

«Подобные соглашения оптимально оспаривать в рамках банкротного дела. Зачастую признать сделки недействительными вне процедуры банкротства просто невозможно из-за отсутствия каких-либо документов. Необходимо учитывать, что в рамках банкротного дела обычно есть большая доказательственная база, а также повышенная процессуальная активность суда», – говорит Михаил Степкин, старший юрист Надмитов, Иванов и партнеры Надмитов, Иванов и партнеры Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Международные судебные разбирательства × .

Простая сложная виндикация

«Если у арбитражного управляющего отсутствуют доказательства того, что цепочка сделок по отчуждению имущества должника являлась единой сделкой, то необходимо предъявить виндикационное требование к конечному приобретателю», – советует Дмитрий Базаров, партнер BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании × .

Виндикация – это способ вернуть имущество из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК о виндикации). Как раз та ситуация, когда имущество должника перешло в руки третьих лиц незаконным способом. Подобный иск подают, когда аффилированность между участниками сделки внешне отсутствует или ее трудно доказать. Также имущество не всегда продается быстро, что затрудняет задачу доказать связь между сторонами соглашений.

По словам Георгия Мурзакаева, консультанта O2 Consulting O2 Consulting Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность группа Налоговое консультирование группа ТМТ группа Управление частным капиталом группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × , такой подход был подтвержден еще в 2010 году Постановлением Пленума ВАС РФ № 63 и до сих пор применяется Верховным судом.

Практика Банкротства и пандемия: памятка для арбитражных управляющих

Суть такого метода – доказать, что кредиторам причинен вред из-за совершения сделки. А также доказать, что контрагенты должника действовали недобросовестно. Так произошло в одном из дел, которое дошло до ВС. Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд, чтобы признать цепочку сделок по продаже недвижимости незаконной, потому что она причиняет имущественный вред. Здания переходили от одного лица к другому в кратчайшие сроки. А конечный покупатель приобрел объекты в разы ниже рыночной стоимости и не усомнился в «чистоте» соглашения. ВС усмотрел в таких действиях недобросовестность, признал сделку купли-продажи недвижимости недействительной и истребовал имущество из незаконного владения конечного приобретателя (определение 308-ЭС15-6280). В итоге у арбитражного управляющего оказалось два судебных акта: о взыскании денег с первого покупателя и об истребовании имущества у последнего, поясняет Светлана Бородкина, старший юрист банкротной практики ССП-Консалт ССП-Консалт Региональный рейтинг группа Трудовое и миграционное право группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство Профайл компании × . Согласно позиции ВС, исполнение одного из судебных актов погасит второй судебный акт, чтобы не было двойного взыскания.

Однако все не так просто. «Этот путь долгий и затратный», – объясняет Павел Новиков, старший юрист Baker McKenzie. Эксперт уверен, что подобный способ предполагает сначала признание недействительной сделки в рамках дела о банкротстве, а потом только предъявление иска о виндикации к конечному приобретателю вне рамок дела о банкротстве. Но Мурзакаев уточняет, что подобная проблема возникает в конкретной ситуации: «Например, если конечный приобретатель – это физическое лицо и к тому же не ИП. Тогда иск к нему будет подаваться в суд общей юрисдикции». В остальных же случаях разделять иск о признании сделки недействительной и виндикации не нужно, говорит Мурзакаев.

А еще Бородкина рекомендует не забывать ходатайствовать об обеспечительных мерах. Например, аресте. По мнению юриста, это позволит сохранить имущество на время разбирательства.

Мнимые сделки

Виктория Велюга, юрист фирмы Интеллектуальный капитал Интеллектуальный капитал Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Интеллектуальная собственность × , говорит: «Можно сказать, что виндикация занимает лидирующее положение в способах наполнения имущественной массы. При этом соглашаться, что такое положение дел лучшее, не хочется. Ведь при нем не всегда будет достигнута главная цель – пополнение конкурсной массы. Если первый покупатель оказался «пустышкой», то вырисовывается долгая дорога последующих виндикационных исков».

Следует всегда использовать правовую конструкцию, которая максимально приближена к фактическим отношениям. Если имущество выбыло из конкурсной массы на основании цепочки сделок, а конечный собственник фактически или юридически связан с должником или его контролирующими лицами, то такие сделки следует квалифицировать как одну транзакцию.

Денис Быканов, партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании ×

«Правовую позицию, которая позволяет оспаривать цепочку сделок как единую, сформировал ВС еще в 2017 году в определении от 31 июля 2017 года по делу № 305-ЭС15-11230. Суд прямо указал, что цепочкой последовательных сделок с разными лицами может прикрываться сделка, которая направлена на прямое отчуждение имущества первым продавцом последнему покупателю. Такая сделка будет притворной», – пояснил Роман Речкин, старший партнёр INTELLECT INTELLECT Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность группа ТМТ 16 место По количеству юристов 26 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 40 место По выручке Профайл компании × .

Наталья Васильева, партнер АБ Бартолиус Бартолиус Федеральный рейтинг группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Уголовное право группа Коммерческая недвижимость/Строительство 3 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 8 место По выручке 32-33 место По количеству юристов × , убеждена в том, что признать ряд соглашений недействительным как одно мнимое и в результате вернуть имущество – это самый эффективный способ. «Однако данный способ является и самым сложным с точки зрения процедуры доказывания. Основная трудность – обосновать, что все сделки объединены единой целью, представляют из себя цепочку взаимосвязанных сделок», – поясняет юрист.

Эксперты единогласно советуют исследовать и подтверждать убедительными доказательствами связь:

  • между физическими и юридическими лицами. Например, это корпоративное участие, коммерческое сотрудничество, трудовая деятельность;
  • между физическими лицами. Родство, приятельские отношения и так далее.

Также необходимо искать общность в действиях лиц. Доказывать, что они имели согласованный характер и единый центр принятия решений. Следует обратить внимание на скорость совершения сделок и их стоимость.

При признании сделки недействительной из-за мнимости не нужно будет подавать несколько исков, как бывает в виндикации, чтобы вернуть имущество. Такой подход отражен в постановлении Арбитражного суда Московского округа по делу № А40-91624/2015 от 9 ноября 2017. Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с целью признать ряд сделок мнимым. Он ссылался на то, что стороны сделки – аффилированные лица, а у всей цепочки одна цель – вывести имущество из конкурсной массы. Первая и апелляционная инстанции не согласились рассматривать иск в таком ключе и отправили управляющего подавать отдельное исковое к конечному приобретателю имущества. Но кассация с таким выводом не согласилась и встала на сторону истца.

«Нередко бывает, что на этапе предъявления иска арбитражный управляющий не располагает данными о связи между должником и конечным приобретателем имущества. А уже в судебном процессе может открыться аффилированность сторон. Тогда арбитражный суд, как разъяснял ВС, обязан признать цепочку договоров одной многоступенчатой сделкой», – приводит аргументы в пользу такого способа Быканов.

Также юрист делится примером из своей практики: «Из конкурсной массы вывели недвижимость по цепочке из шести сделок, но аффилированность всех участников операции установить не удалось. А некоторые компании из цепочки контрагентов спешно ликвидировали. Мы сразу квалифицировали сделки как объединенные единым умыслом. Об этом свидетельствовало произвольное ценообразование и скорость совершения сделок, нетипичная для подобных договоров купли-продажи. Иск в конечном итоге удовлетворили».

Акцент на противоправности

Еще один вариант признать цепочку сделок недействительной и вернуть выведенное имущество обратно в конкурсную массу – доказать ничтожность сделки по мотиву ее заведомо противоправной цели. Способы и методы доказывания аналогичны тем, которые применяются в мнимых сделках. Важно доказать единый умысел на все операции, а также то, что единственная цель сделок – причинить вред кредиторам.

Артём Денисов, управляющий партнёр юридической компании «Генезис», рассказывает о двух таких делах (о признании недействительными сделок на сумму более 70 млрд руб., дела № А40-12385/2018 и № А40-14824/2018). Промсвязьбанк, проходивший санацию, решил оспорить сделки по выводу активов, которые были совершены до его банкротства: продажу ценных бумаг и денежные переводы. По мнению банка, ответчики – аффилированные с ним компании и физлица – нарушили закон и причинили вред кредиторам.

Истец указывал на то, что все операции имели одну направленность – вывод активов компании за один день до введения временной администрации и причинение вреда кредиторам. Банк также акцентировал внимание суда на неравноценности встречного исполнения, так как акции выкупались по цене меньше рубля за штуку, что в разы ниже их реальной стоимости.

Суд пришел к выводу о том, что цепочка сделок является ничтожной, поскольку преследует заведомо противоправную цель (ст. 169 ГК). Аналогичная позиция у ВС в определении от 23 августа 2018 года в схожем деле (№ 301-ЭС17-7613).

  • Банкротство

Внеконкурсное оспаривание сделок – это признание недействительными сделок, совершенных должником по исполнительному производству, вне рамок процедур банкротства. Почему приходится оспаривать сделки вне процедур банкротства.

Во-первых, долг гражданина может составлять менее, чем 500 000 рублей, что недостаточно для возбуждения процедуры банкротства.

Во-вторых, если есть долг, например, по неустойкам, то для признания должника, гражданина или организации, несостоятельным неустойки не учитываются.

В-третьих, существуют и иные причины, когда возникает неотложная необходимость в оспаривании сделок должника, не обращаясь в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным.

В ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» есть целая глава об оспаривании сделок должника, где подробно описаны основания для признания их недействительными. В отсутствии же процедур банкротства нормативным основанием для признания сделок должника недействительными являются ст. 10 ГК РФ о злоупотреблении правом и ст. 168 ГК РФ, а также ст. 170 ГК РФ о мнимых сделках.

Одной из причин того, что взыскатели обращаются с такими исками, является то, что не всегда истец, предъявляя иск о взыскании денежных средств, знает о наличии у ответчика того или иного имущества, что лишает его возможности ходатайствовать о принятии судом обеспечительных мер. Ответчик же, догадываясь о том, что решение будет не в его пользу пытается «спрятать» имущество от взыскания. Как правило, о таком распоряжении имуществом со стороны должника взыскатель узнает лишь от судебных приставов.

Перейдем к обзору судебной практики по данной категории дел.

В п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» даны следующие разъяснения относительно сделок по сокрытию имущества от взыскания:

Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника.

В то же время для этой категории ничтожных сделок определения точной цели не требуется. Установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной.

Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся.

Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (статьи 65, 168, 170 АПК РФ).

Из данной правовой позиции следует, что суд не вправе уклонится от анализа сделки с учетом конкретных обстоятельств, свидетельствующих, что у должника был мотив для сокрытия имущества и ссылка на то, что так как сделка была исполнена и правовые последствия наступили не может служить основанием для отказа в иске.

Какие обстоятельства могут свидетельствовать о мнимости сделки?

В Определении Верховного Суда РФ от 05.06.2012 по делу N 11-КГ12-3 таковым было признано то, что должник продолжал пользоваться отчужденным в пользу родственников имуществом:

… судом установлено, что Кучинский В.И., имея задолженность перед Быстровым В.И., начиная с мая 2007 г., передавал третьим лицам — своим ближайшим родственникам, принадлежащее ему имущество. 11 августа 2007 г. между Кучинским В.И. и его сыном — Кучинским М.В. был заключен договор дарения жилого дома с земельным участком в отношении недвижимого имущества — земельного участка и расположенного на нем одноэтажного жилого дома с мансардой и надворными постройками, общей площадью 96,1 кв. м, находящихся в Республике р-н, . 9 августа 2007 г. между ними заключен договор дарения жилого помещения — гаража, площадью 21,70 кв. м, расположенного по адресу: Республика .

В соответствии с пунктом 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. Договор дарения (в данном случае реальный договор) считается заключенный с момента непосредственной передачи дарителем вещи во владение, пользование и распоряжение одаряемого.

Между тем, как установлено судом, Кучинский В.И. (даритель) на протяжении более двух лет после отчуждения данного дома с расположенном на нем земельным участком продолжал пользоваться подаренным им имуществом как своей собственностью и проживать в доме. Кучинский В.И. зарегистрирован по адресу: с июля 2009 г., что свидетельствует о заключении указанных сделок без намерения произвести реальную передачу имущества. Кучинский В.И. состоит в браке с Кучинской В.С., совместно с которой период брака приобрел имущественные права — долю в уставном капитале ООО «Регион-К», созданном 21 октября 2001 г., с размером 100% уставного капитала, номинальной стоимостью руб. Указанная доля принадлежала Кучинской В.С. до 14 августа 2007 г., когда была отчуждена по договору дарения ее с Кучинским В.И. дочери — Баймуллиной К.В., однако Кучинская В.С. сохранила за собой должность единоличного исполнительного органа этого общества, в чьем фактическом ведении находится финансово-хозяйственная деятельность.

Имущественные права в отношении уставного капитала ООО «Регион-К» на момент их отчуждения являлись в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации совместной собственностью супругов Кучинских, на которую могло быть обращено взыскание по исполнительному листу, выданному на основании решения суда. Согласно пункту 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

11 мая 2007 г. между Кучинским В.И. и Баймуллиной К.В. заключен договор купли-продажи, по условиям которого истица приобрела встроенные помещения N 66 первого этажа производственного корпуса здания N 209, общей площадью 282,1 кв. м, находящиеся по адресу: Республика . Баймуллина К.В. являясь индивидуальным предпринимателем сдает в аренду ООО «Регион-К» по договору аренды от 1 декабря 2009 г. переданные ей отцом — Кучинским В.И. по договору купли-продажи встроенные помещения N 66 первого этажа производственного корпуса здания N 209, общей площадью 282,1 кв. м, находящиеся по адресу: г. Вышеуказанное недвижимое имущество находится в пользовании ООО «Регион-К» как до совершения сделки купли-продажи от 11 мая 2007 г., так и после.

Данные обстоятельства указывают на отсутствие реальных намерений Баймуллиной К.В. приобрести имущественные права участника ООО «Регион-К» и указанные выше помещения.

Есть ли шанс взыскателю защитить свои права в судах общей юрисдикции?

Большинство решений все же обнадеживают, так как в целом, когда имеются соответствующие основания сделки признаются недействительными.

Но начну все же с негатива.

Изучая судебную практику Санкт-Петербургского городского суда обнаружил определение, которое на мой взгляд, не соответствует вышеназванным разъяснениям.

В Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 11.01.2017 N 33-523/2017 по делу N 2-1085/2016 судебная коллегия пришла к совершенно неправовым выводам.

Так, по мнению судей взыскатель не является заинтересованным лицом по оспариванию договора дарения родственникам имущества, так как отсутствовал запрет на отчуждение данного имущества. Между тем, как следует из дела, никому не было известно о наличии наследственного имущества. Должник был должен истцу более 10 000 000 рублей и, получив в наследство квартиру, тут же подарил её дочери и супруге.

На мой взгляд, здесь чистое злоупотребление правом: должник получил свидетельство о праве на наследство и в от же день подарил имущество родственникам, но по мнению тройки судей Санкт-Петербургского городского суда, так как все было надлежащим образом зарегистрировано, то в иске надо отказать.

Грустно читать такие решения, которые трудно назвать правовыми.

Когда суды отказывают в иске о признании недействительной сделки должника?

Если отчуждение имущества состоялось до предъявления иска о взыскании денежных средств с будущего должника.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.10.2016 N 33-21329/2016 по делу N 2-1029/2016:

Принимая решение об отказе в иске, суд первой инстанции исходил из того, что отчуждение транспортных средств произошло в соответствии с действующим законодательством, с соблюдением формы и содержания сделок, объекты на момент сделок в споре и под арестом не состояли. Отчуждение мотоцикла УРАЛ М-62, 1963 года выпуска и мотороллера Тула Т200, 1959 года выпуска произошло до возбуждения гражданского дела в районном суде.

Кроме того, в данном деле было важно и то, что имущество было продано не родственникам, а посторонним лицам, которые получили это имущество и пользовались им, т.е. признаков ст. 170 ГК РФ не усматривалось.

Если покупателем является не аффилированное лицо, которое приобретает имущество, исполняет договор и не доказано, что покупатель знал о намерении ответчика скрыть имущество от взыскания, то здесь также нет оснований для признания сделки недействительной.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 22.08.2016 N 33-14703/2016 по делу N 2-149/2016:

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что спорный договор купли-продажи не содержит признаков мнимой сделки, поскольку воля сторон была направлена на переход права собственности на спорное имущество от М.И. к Б.А. и Р., сделка по форме и содержанию соответствует закону, исполнена сторонами, переход права собственности на доли в праве собственности на объект недвижимости зарегистрирован надлежащим образом в регистрирующем органе, тогда как истцом не представлено доказательств совершения обеими сторонами спорной сделки лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия.

Судом учтено, что покупатели были заинтересованы в приобретении спорного объекта недвижимости у М.И., являясь сособственниками объекта. Кроме того, между сособственниками в 2011 году имелся судебный спор в отношении выдела в натуре доли в недвижимом имуществе, что также свидетельствует о заинтересованности покупателей в приобретении спорного объекта недвижимости у М.И. Судом правомерно учтено, что наличие у покупателя Б.А. информации о существовании уголовно дела, по которому М.И. являлся подозреваемым, не может являться основанием к выводу о мнимости совершенной сделки, признания договора недействительным.

Также суды отказывают в исках, когда у ответчика есть иное имущество, на которое можно обратить взыскание, чтобы удовлетворить требования взыскателя. В таком случае действительно можно признать, что у взыскателя отсутствует интерес для признания сделки, в которой он не участвовал, недействительной.

При отсутствии же иного имущества интерес у взыскателя имеется.

Апелляционное определение Московского областного суда от 23.01.2017 по делу N 33-551/2017:

Кроме того, указывая на то, что истец по делу не является стороной оспариваемой сделки, как на обстоятельство, препятствующие удовлетворению заявленных исковых требований, судом не было учтено, что исходя из системного толкования пункта 1 статьи 1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации иск лица, не являющегося стороной по сделке, о признании недействительной ничтожной сделки и применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Принимая во внимание, что иного имущества у должника А.С. для удовлетворения требований взыскателя по исполнительному производству не установлено, судебная коллегия находит обоснованными доводы апелляционной жалобы истца о наличии права на оспаривание сделки даренияи об отмене обжалуемого решения в данной части с вынесением нового решения об удовлетворении иска в данной части.

Когда же суды удовлетворяют иски взыскателей?

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30.08.2016 N 33-16748/2016 по делу N 2-177/2016:

В силу ч. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Материалами дела подтверждается, что Б.А. достоверно знал о наличии денежного обязательства в крупном размере, поскольку вступившим в законную силу 10.06.2014 с него в пользу истца была взыскана сумма в размере 1 886 949,05 рубля Б.А. было лично получено постановление о возбуждении в отношении него исполнительного производства по взысканию задолженности в указанном размере. Через несколько дней — <дата> Б.А. заключил оспариваемый истцом договор дарения квартиры со своей женой — Б.О.В. Доводы стороны ответчика о дарении квартиры жене в связи с рождением второго ребенка ничем не подтверждены.

Частью 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации установлено, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Данному конституционному положению корреспондирует п. 3 ст. 1 ГК РФ, согласно которому при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В соответствии с п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. В п. 1 ст. 10 ГК РФ закреплена недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В силу п. 2 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

По смыслу приведенных выше законоположений, добросовестность при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей предполагает поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующее ей. При этом установление злоупотребления правом одной из сторон влечет принятие мер, обеспечивающих защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны. Злоупотребление правом при совершении сделки является нарушением запрета, установленного в ст. ГК РФ, в связи с чем такая сделка должна быть признана недействительной в соответствии со ст. 10 и п. 2 ст. 168 ГК РФ.

Из материалов дела усматривается, что обязанность по погашению задолженности у Б.А. возникла на основании договора от купли-продажи от <дата>, полностью оплата должна была быть произведена не позднее <дата>, однако каких-либо мер по погашению задолженности, в том числе после вступления в законную силу решения суда о взыскании задолженности, ответчик не предпринимал. От погашения задолженности ответчик уклоняется. Уклонение от исполнения обязанности по оплате долга подтверждается также приговором Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 31.03.2016 о привлечении Б.А. к ответственности по ст. 177 УК РФ, вступившим в законную силу 15.04.2016.

Оценивая действия ответчиков на предмет добросовестности с учетом вышеуказанных положений, судебная коллегия приходит к выводу о том, что Б.А., зная о необходимости возврата долга, не мог не осознавать, что его действия, направленные на отчуждение принадлежащей ему квартиры путем совершения договора дарения приведут к невозможности удовлетворения требований кредитора из стоимости указанного имущества.

Таким образом, заключение договора дарения от 04.08.2014 является злоупотреблением правом, поскольку было направлено на исключение возможности обращения взыскания на имущество должника.

В данном случае имущество было подарено супруге. Если применять здесь аналогию закона ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», то очевидно, что при безвозмездно сделке в отношении супруга следует исходить из презумпции того, что сделка направлена во вред кредиторам и вторая сторона знала об этом.

Замечательное определение, которое является полной противоположность вышецитированного неправового определения того же суда.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 29.06.2016 N 33-12595/2016 по делу N 2-1749/2015:

… из материалов дела следует, что П.Н. имеет задолженность перед истцом более рублей, никаких действий по досудебному урегулированию спора либо исполнению решения суда не предпринимала. На момент вынесения решения суда П.Н. имела ликвидное имущество в виде спорной доли квартиры, на которое можно было обратить взыскание, однако распорядилась им, заключив договор дарения.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу, что ответчик П.Н., заведомо зная о своей обязанности вернуть заимодавцу долг, и при отсутствии у нее как должника средств для исполнения финансового обязательства и при наличии неисполненного обязательства на значительную сумму, произвела отчуждение, принадлежащего ей имущества, а потому указанная сделка, в силу ст. ст. 167, 168, 170 ГК РФ, была совершена без намерения создать соответствующие юридические последствия и преследовала своей целью сокрытие имущества от обращения на него взыскания.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда, поскольку все фактические обстоятельства дела указывают на мнимость сделки.

Таким образом, договор дарения, направленный на отчуждение имущества должника, как правило, может быть признан недействительным.

Одним из признаков мнимости сделки должника является использование имущества должником после его продажи.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.09.2016 N Ф07-7828/2016 по делу N А05-11847/2015:

В данном случае Предприятие продало имущество Обществу и на следующий день после продажи заключило договоры аренды этого же имущества. Это само по себе подтверждает намерение Предприятия сохранить контроль над имуществом в условиях наличия в отношении него исполнительного производства.

Выводы судов о наличии у Предприятия выгоды ошибочны. В результате продажи Предприятие лишилось имущества и, более того, получив это же имущество в аренду, понесло расходы по арендной плате. То обстоятельство, что расчеты произведены в результате зачета встречных требований, не означает получение выгоды.

Апелляционное определение Челябинского областного суда от 21.12.2016 по делу N 11-18706/2016 (ответчик после продажи продолжал пользоваться проданным автомобилем):

Каких-либо доказательств, бесспорно подтверждающих реальное исполнение сделки купли-продажи от 04.03.2015 г., ответчики не представили, а истец представил доказательства фактического владения названным автомобилем Н.О.

Установленные по делу фактические обстоятельства в их совокупности: заключение договора купли-продажи автомобиля *** между лицами, являющимися родственниками, зарегистрированными по одному месту жительства, что ответчиками не оспаривается; использование автомобиля Н.О., неисполнение ответчиком обязанности по оплате денежных средств перед истцом, свидетельствуют о мнимости сделки купли-продажи и наличии в действиях Н.О. и Р.З. признаков злоупотребления правом. В данном случае сделка купли-продажи является ничтожной по указанным обстоятельствам.

Сделка была совершена с намерением не производить реальные действия по выплате ущерба Б.Т.

В данном случае истцам следует искать доказательства использования ответчиками отчужденного имущества.

Таким образом, практика внеконкурсного оспаривания сделок по отчуждению имущества должниками в общем-то сложилась. Если должник подарил или продал имущество родственникам, а иного имущества для обращения взыскания у него не имеется, то имеются реальные шансы оспорить такие сделки и обратить взыскание на отчужденное имущество.

Возможность признания сделок в процессе банкротства юридического лица недействительными направлена, в первую очередь, на защиту интересов кредиторов. Для этого закон наделил уполномоченные инстанции правом изъять те активы, которые были выведены в нарушение гражданско-правовых норм. Порядок признания сделок недействительными регулируется положениями ст. 61.2 127-ФЗ.

Дорогие читатели! Для решения именно Вашей проблемы — звоните на горячую линию 8 (800) 350-34-85 или задайте вопрос на сайте. Это бесплатно.

Ст. 61.2 посвящена оспариванию сделок юридического лица в ходе процедуры признания его финансовой несостоятельности.

Под оспариванием сделок юридического лица подразумевается аннулирование договорных условий и его правовых последствий.

Рассматриваемая статья состоит из двух пунктов. В п. 1 указаны объективные критерии для оспаривания сделки юрлица. Это неравноценность встречного исполнения.

Тогда как п. 2 ст. 61.2 содержит субъективный критерий – намерение должника причинить вред кредиторам в части невозможности получения ими удовлетворения требований за счет имущества, принадлежащего должнику. С полным текстом указанной статьи можно ознакомиться .

Сделки обжалуются непосредственно в ходе процесса о банкротстве юрлица. Обычно такие ходатайства рассматриваются арбитражным судом, в котором рассматривались дела о признании несостоятельности. Также заявитель, который не имеет статуса управляющего, вправе подать иск в мировой суд.

При этом копии заявления об оспаривании сделок должны быть переданы в пользу всех потенциальных участников процесса. Сделки должника в ходе банкротства могут быть оспорены управляющим, уполномоченным органом, кредитором и контрагентом по заключенному договору.

Кредиторы наделены правом самостоятельного оспаривания сделок должника, включения данного вопроса в повестку дня кредиторского собрания и отправки предложения управляющему по передаче иска в суд.

Правовыми последствиями обжалования сделки является:

  1. Договорные обязательства утрачивают свое правовое значение.
  2. Активы, переданные в рамках оспоренного контракта, изымаются и перенаправляются в конкурсную массу.

В процессе признания банкротства юридического лица обжалуются договоренности, которые прямо влияют на права и обязанности компаний:

  1. Изменения окладов и премиальных.
  2. Списание имеющихся обязательств.
  3. Списание налогов и сборов.

В особом порядке обжалуются договоренности, которые были заключены не должником, а иными лицами за его счет: в частности, зачет задолженности займодателем, изъятие активов, перечисление выручки от продажи юридического лица.

Гражданско-правовые сделки, результатом которых стал переход активов юрлица к третьим лицам, также могут быть обжалованы. В этом случае участником процедуры обжалования становится новый собственник.

Процесс обжалования договоренностей в процессе несостоятельности юридических лиц обладает собственными особенностями. В данном случае стоит учитывать не только положения ст. 61.2 127-ФЗ, но и Постановление Президиума ВАС РФ от 2009 года №32, Постановление Пленума ВАС РФ №63 от 2010 года.

Таким образом, в процессе признания юридического лица несостоятельным все совершенные им сделки подлежат оспариванию на общих и особых основаниях.

Признание судом сделки, совершенной должником, недействительной

Оспариваемые операции юрлица можно разделить на несколько групп:

  1. Подозрительные сделки.
  2. Договоренности с предпочтением. Основными признаками наличия договоренностей с предпочтением является то, что по их результатам одному из кредиторов было оказано больше предпочтений или удовлетворены претензии одного партнера в ущерб интересов других контрагентов. Например, долг перед определенной компанией был погашен в обход очередности.
  3. Недействительные.

Первые две разновидности гражданско-правовых сделок можно обжаловать по спецоснованиям, а третью – только на общих основаниях. В некоторых случаях управляющий в деле о банкротстве оспаривает сделку сразу по нескольким основаниям, чтобы суд наверняка принял его позицию и посчитал достаточной доказательную базу.

Признаку подозрительности соответствует множество договоров юридического лица. Основным критерием для отнесения сделки к подозрительной является подписание договоренностей с неравноценными встречными условиями. То, что встречное исполнение было неравноценным, определяется методом оценки обоснованности цены по договору. Именно по этому критерию можно оспорить сделку на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ.

Подобная неравноценность может определяться по схожим операциям, которые совершаются другими лицами на аналогичных условиях. В частности, речь идет о договорах, подписанных на нерыночных условиях по заниженной цене.

В случае если продажа имущества потенциально несостоятельной компании осуществлялась по регулируемым тарифам, то при определении обязательства неравноценным нужно учитывать действующие тарифы.

Такие неравноценные договоренности оспариваются в случае их заключения в течение года до начала банкротства или после начала процедуры.

Стоит отметить, что в 127-ФЗ приведены только специальные основания для признания сделок недействительными. Тогда как сделки также допускается оспорить с опорой на гражданско-правовое законодательство. К общим основаниям для оспаривания сделок по Гражданскому кодексу можно отнести:

  1. Если условия контракта нарушили положения закона.
  2. Операция противоречит нравственным основам.
  3. Договор является мнимым.
  4. Он подписан с недееспособным и малолетним лицом.
  5. Условия госконтракта вступают в противоречие с действительными интересами юрлица (обычно это извлечение прибыли).
  6. Сделка подписана под воздействием угроз, обмана или насилия.

Для того чтобы сделка была признана недействительной по нормам п. 1 ст. 61.2, не требуется ее исполнения обеими сторонами или одной из сторон сделки, так как неравноценность встречного исполнения может быть установлена на основе учета условий сделки.

Сделка должна быть заключена на существенно в худшую для должника сторону условиях и отличаться от цены, при которой им были совершены аналогичные сделки. При этом сопоставлять условия оспариваемого договора по рекомендациям ВАС следует не только с прочими сделками, подписанными должником, но и теми, которые были подписаны с прочими участниками оборота.

Также на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ можно оспорить сделки с формально равноценным исполнением, но только если должник на момент ее подписания понимал, что у его контрагента отсутствуют ресурсы для исполнения обязательств.

Стоит учитывать, что на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ не допускается оспаривание сделок, которые не предполагают встречное исполнение. Это например, договоры дарения, поручительства или залога. При их оспаривании нужно сделать упор на п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ или на общие основания по Гражданскому кодексу.

Признание судом сделки, совершенной должником в целях причинения вреда правам кредиторов, недействительной

По п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ могут быть оспорены сделки, направленные на причинение имущественного вреда кредиторам.

Недействительные сделки при признании банкротства юрлица определяются по трем основным критериям:

  1. Такие сделки нанесли ущерб имущественным интересам кредиторов.
  2. Должник ставил цели нанесения имущественного вреда кредиторам.
  3. Контрагент знал о недобросовестных намерениях должника.

Согласно п. 5 Постановления Пленума ВАС от 2010 года №63, суд может признать сделку недействительной только при одновременном соблюдении трех указанных условий.

В данном случае важное значение придается доказательной базе. Лицо, которое оспаривает данную сделку, должно доказать, что в результате нанесенного ущерба существенно уменьшилась стоимость активов юрлица, а его задолженность перед кредиторами увеличилась. В результате такое положение привело к формированию предпосылок для банкротства юрлица.

Договоренности, которые не допускается обжаловать в ходе процедуры банкротства, разделяются на две разновидности:

  1. Те, которые находятся под законодательным запретом для обжалования. В частности, это договоры, заключенные в результате торгов; стандартные соглашения по передаче активов или приему обязательств на сумму, которая не превышает 1% от стоимости активов; договоры, по результатам которых компания получила адекватное встречное исполнение.
  2. Операции с истекшим сроком давности для оспаривания. В отношении п. 1, 2 ст. 61.2 предусмотрены разные сроки исковой давности. Если сделку можно одновременно оспорить по нескольким основаниям, то применяется больший срок давности в течение 3 лет.

В каких ситуациях предполагается цель причинения вреда имущественным правам кредиторов

Потенциального банкрота могут обвинить в том, что он имел намерения причинения имущественного вреда кредиторам при соблюдении одного из следующих условий, которые перечислены в п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ:

  1. По результатам выполнения договорных условий компания приобрела признаки неплатежеспособности, и это стало одной из причин инициации процедуры признания ее финансово несостоятельной.
  2. На момент подписания договора компания уже имела финансовые затруднения, сложности при взаиморасчетах с кредиторами и была на грани банкротства.
  3. Сделка была безвозмездной и не предполагала оплату в пользу должника.
  4. Сделка заключена для выгоды заинтересованного лица.
  5. Она была заключена для выплаты доли одному из участников компании.
  6. Если стоимость передаваемого имущества в рамках сделки превысила 20% от совокупной оценки активов юрлица.
  7. Если в процессе операции должником было изменено место регистрации, скрыты активы, искажена отчетность, была допущена халатность из-за уничтожения бухгалтерских документов.
  8. Если фактически компания-должник продолжила распоряжаться имуществом (влиять на его местонахождение, передавать его в аренду или залог и пр.), которое перешло к другому собственнику незаконно.

Тогда как контрагента должника по совершаемой сделке могут обвинить в неблагонадежных намерениях при условии, что он выступает заинтересованным лицом (например, учредители обеих компаний имеют родственные связи или являются единым лицом) или обладал сведениями о сложном финансовом положении юрлица или сведениями о нарушении им интересов займодателей. Такая информация могла быть у контрагента из открытых источников: ведь все сведения о введении в отношении юрлица отдельных этапов банкротства (процедуры наблюдения, конкурсного производства и пр.) размещаются в открытом доступе.

Сделки, которые привели к причинению имущественного вреда должнику и его кредиторам, имеют более продолжительный период для оспаривания. Он составляет 3 года до начала процедуры банкротства или 3 года после.

Таким образом, статья 61.2 127-ФЗ предусматривает основания для признания договоров, подписанных компанией в стадии банкротства, недействительными. По результатам оспаривания таких сделок отчужденное в их рамках имущество должника подлежит возврату в конкурсную массу и может быть направлено на погашение обязательств перед кредиторами. В рамках ст. 61.2 127-ФЗ допускается оспаривание договоров, которые заключены на крайне невыгодных условиях для должника, существенно отличающихся от рыночных. Также по ним можно признать недействительными сделки, которые ухудшают имущественное положение банкрота и ущемляют права кредиторов. Подозрительные сделки на антирыночных условиях по п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ можно оспорить в течение года после их подписания, тогда как причиняющие вред кредиторам по п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ в течение 3 лет после их подписания. При оспаривании сделок суд проверяет наличие оснований для этого по п. 1, 2 ст. 61.2 127-ФЗ.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Светлана Асадова Эксперт в сфере права и финансов Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»

У собственников компании, которой грозит банкротство, часто возникает соблазн вывести её активы. Очевидно, что в интересах кредиторов не допустить этого вывода, поскольку чем меньше конкурсная масса, тем меньше требований кредиторов будет удовлетворено. У ФНС при банкротстве компании свои интересны — получить налоги. Поэтому налоговая заинтересована в том, чтобы оспорить сделки должника, по которым уменьшается конкурсная масса.

Правом оспаривать сделки компании-должника на стадии банкротства обладают (статья 61.9 закона «О банкротстве»):

  • внешний управляющий по своей инициативе или по решению кредиторов;
  • конкурсный управляющий также по своей инициативе или по решению кредиторов;
  • кредитор, если долг перед ним больше 10% от общей суммы долгов компании;
  • уполномоченные органы, и ФНС в их числе, также если долг перед ними больше 10% от общей суммы долгов фирмы.

В пределах какого срока должны быть совершены сделки, чтобы их можно было признать недействительными

1. Если по сделке компания-должник получила намного меньшую сумму денег, чем она могла бы получить, исходя из рыночных условий (неравноценное встречное исполнение обязательств), то такая сделка считается подозрительной. Её можно оспорить, если она заключена в пределах 1 года до принятия судом иска о банкротстве либо после принятия этого заявления (пункт 1 статьи 61.2 закона «О банкротстве»).

2. Если сделка:

  • совершалась с целью причинить вред кредиторам;
  • этот вред действительно был причинён;
  • другая сторона сделки знала, что есть цель причинить вред кредиторам;

то суд может признать эту сделку недействительной, если она совершена в пределах 3-х лет до подачи иска о банкротстве или после подачи этого иска (пункт 1 статьи 61.2 закона «О банкротстве»).

Если с помощью сделки должник оказал предпочтение одному из кредиторов, то эту сделку можно оспорить при условии, что она совершена в пределах 1 месяца до подачи заявления о банкротстве или после подачи. Если же есть основания считать, что кредитор знал о неплатежеспособности должника, то пределы срока увеличиваются до 6-ти месяцев (статья 61.3 закона «О банкротстве»).

При этом «по умолчанию» считается, что кредитор знал о неплатежеспособности должника. То есть кредитору придётся самому доказывать обратное.

Кроме того, могут быть оспорены сделки, совершённые должником в период процедуры наблюдения, если они совершены без согласия временного управляющего, как того требует статья 64 закона «О банкротстве».

Основания оспаривания сделок. Примеры оспоренных сделок

Самое распространённое основание оспаривания сделок – занижение стоимости продаваемого имущества.

Пример 1. Спор о 4-х квартирах

В городе Анадырь обанкротилось ООО «Темп». Конкурсный управляющий обнаружил, что должник продал 4 квартиры за смехотворные суммы — от 150 000 до 350 000 рублей. Управляющий обратился в суд, чтобы эти сделки признали недействительными, и суд его поддержал, т.к. установил, что рыночная цена квартир намного выше (от 1 500 000 рублей до 3 500 000 рублей), а значит, имеет место неравноценное встречное исполнение обязательств.

Собственник квартир оспаривал это решение, но безуспешно (постановление АС Дальневосточного округа от 17.08.15 № Ф03-2883/2015, оставлено в силе определением ВС РФ от 09.11.15 №303-ЭС14-8747).

Пример 2. Спор об объекте незавершённого строительства

В 2014 году ООО «Торговый дом «Глори» продал недостроенное здание за 6 500 000 рублей и вскоре подал заявление о банкротстве, впоследствии был признан банкротом. Был назначен временный управляющий, впоследствии — конкурсный. Его не насторожила сделка, ведь ООО «Глори» получила все деньги. Только вот есть нюанс: в самом конце 2014 года новый собственник недостроя перепродал здание более чем за 111 000 000 рублей.

Кредитор «Глори» (муниципальное учреждение) подал жалобу на бездействия управляющего. Аргументы были следующие: хороший управляющий назначил бы экспертизу, которая выявила бы реальную стоимость недвижимости, но этого не произошло. Раз так, то управляющего нужно отстранить от банкротства, что и сделал АС Республики Татарстан в определении от 23.07.2015 года, с чем согласился ВС РФ в определении от 12.09.16 №306-ЭС16-4837.

Практика показывает, что до последних изменений в действующем налоговом законодательстве, налоговый орган активно инициировал банкротные дела, чтобы конкурсные управляющие оспорили сделки за последние 3 года, а имущество вернулось в конкурсную массу. Цель этих действий очевидна – имущество будет распродано на торгах, а деньги пойдут на уплату налоговой задолженности.

В большинстве судебных дел требования конкурсных управляющих удовлетворяются.

Так, по банкротному делу № А40-119907/11-70-393 «Б», которое было инициировано конкурсным управляющим, назначенным налоговым органом, Арбитражным судом г. Москвы рассмотрены 10 заявлений к должнику (ЗАО «Инжспецстройтелеком») о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок.

Лишь 2 сделки из этих 10-ти были признаны судом законными. Юристы нашей адвокатской коллеги представляли интересы клиента как раз по этим 2-м сделкам. Остальные 8 сделок были признаны недействительными.

Краткие выводы

Если стоимость проданного имущества существенно ниже рыночной, то суд с огромной долей вероятности признает сделку недействительной и применит последствия недействительности сделки. Ещё одно основание признания сделки недействительной – заключение сделки в период наблюдения без согласия временного управляющего.

Налоговая прикладывает большие усилия, чтобы вернуть имущество в конкурсную массу с целью взыскать налоговую задолженность.

Дело ЗАО «Инжспецстройтелеком» говорит о том, что при должном опыте и квалификации юристов, представляющих компанию, можно достойно противостоять требованиям налоговых органов и отстаивать интересы налогоплательщиков.

Указанное дело, как и другие дела, которые вела компания «Налоговые адвокаты», явно свидетельствует, что у бизнеса, который обращается за помощью в нашу компанию, есть хорошие шансы победить в суде и защитить свои интересы. Однако будем помнить, что каждый случай индивидуален.

Вы можете извлечь пользу из деятельности нашей компании, даже не обращаясь к нам. Подписывайтесь на рассылку, и вы сэкономите время и силы, потому что не надо будет искать свежую информацию о налогах — вы будете получать новости на почту.

О развитии законодательства и судебной практики при оспаривании сделок, а также при взыскании налоговой задолженности с директоров и учредителей, а также иных взаимозависимых лиц мы расскажем в наших следующих статьях. Вы точно их не пропустите, если подпишитесь на новости.

Признание юридического лица банкротом влечет за собой наступление различных последствий как для самого должника и руководящего состава организации, так и для простых работников. Согласно ГК РФ, несостоятельным может быть признано любое коммерческое предприятие. Фирма считается банкротом только на основании вынесенного арбитражным судом решения. Процедура проводится в соответствии с ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Последствия несостоятельности предприятия для должника

Признание предприятия несостоятельным имеет для самого должника правовые последствия. Избежать их не получится. Но при грамотном подходе ими возможно управлять с выгодой. Не всегда процедура банкротства предполагает ликвидацию юридического лица. В первую очередь предпринимаются меры по восстановлению платежеспособности организации. Выделяют несколько этапов банкротства:

  • процедура наблюдения;
  • финансовое оздоровление;
  • внешнее управление;
  • конкурсное производство;
  • мировое соглашение.

Если арбитражный суд признал юридическое лицо банкротом, наступают следующие последствия:

  1. Директор и остальные руководящие органы отстраняются от управления фирмой, на их место назначается арбитражный управляющий. Он занимается реализацией оставшихся активов должника и погашением его задолженности перед кредиторами.
  2. На просроченные задолженности банкрота перестают начисляться пени, штрафы, проценты по кредитам, суммы неустоек.
  3. Закрываются производства по исполнительным листам о взыскании денежных средств с должника.
  4. Если на имущество должника были наложены аресты, в последствии банкротства юридического лица все ограничения снимаются.
  5. Информация об имущественном положении банкрота перестает быть коммерческой тайной и находится в свободном доступе.
  6. Списывается сумма задолженности по налоговым платежам.
  7. Данные об организации исключаются из Единого государственного реестра юридических лиц.

При этом, учредители и руководители предприятия-банкрота в последствии не лишаются права заниматься коммерческой деятельностью в дальнейшем. Признав свою организацию банкротом, они по сути освобождаются от убыточного бизнеса и получают перспективу открыть новое, прибыльное дело.

Банкротство юридических лиц для директора предприятия

Когда решение о признании юридического лица банкротом принято, возникает вопрос — какую ответственность несет директор предприятия. Руководитель является наемным работником должника и не отвечает свои личным имуществом по его долгам. Если директор осуществлял свою деятельность в рамках закона и в интересах юридического лица, финансовых последствий при признании предприятия несостоятельным для него не наступит. В этом случае ликвидация организации в следствие банкротства грозит руководителю лишь потерей рабочего места. Может возникнуть и другая ситуация, когда директор в результате своих действий либо бездействия виновен в наступлении банкротства юридического лица.

Директор несет субсидиарную ответственность в следующих случаях:

  1. в результате его деятельности был нанесен имущественный вред кредиторам;
  2. ведение, составление и хранение бухгалтерских и других отчетных документов осуществлялось с нарушениями норм российского законодательства;
  3. отсутствие обращения либо несвоевременное обращение в судебные органы с заявлением о признании должника несостоятельным.

Субсидиарная ответственность предполагает, что директор будет обязан покрыть долги перед кредиторами за счет своего личного имущества. Помимо субсидиарной, руководитель предприятия может быть привлечен к административной ответственности. На директора налагаются штрафы и переменяются другие меры административного воздействия если установлено, что он инициировал фиктивное банкротство либо скрывал имущество предприятия. В случае установления факта причастности руководителя к преднамеренному банкротству юридического лица, он может быть привлечен к уголовной ответственности.

Директор несет ответственность в последствии несостоятельности юридического лица только по решению суда. Для признания руководителя виновным в наступлении банкротства необходимо обратиться с заявлением в судебные органы и предоставить доказательства. Подать заявление о привлечении к ответственности директора могут:

  • кредиторы;
  • учредители;
  • конкурсный управляющий;
  • работники предприятия.

После завершения конкурсного производства привлечь руководителя к ответственности нельзя.

Последствия несостоятельности организации для работников

Процесс банкротства юридического лица проходит в несколько этапов. Последним из них является конкурсное производство. На этом этапе предполагается полная ликвидация предприятия, а значит и увольнение всего штата сотрудников. Все остальные стадии банкротства не затрагивают работников, они сохраняют свои рабочие места и привычные условия труда.

Если ситуация не позволяет восстановить платежеспособность юридического лица и назначено конкурсное производство, последствия увольнения работников не избежать. При любых исходах деятельности организации права сотрудников защищает Трудовой Кодекс РФ. Вопросами увольнения персонала в период банкротства организации занимается назначенный конкурсный управляющий. Процедура должна быть проведена в соответствии с требованиями ТК РФ. В противном случае, сотрудники имеют право обращаться в суд для восстановления своих прав. Согласно ст. 129 ФЗ » О несостоятельности (банкротстве)» работники, подлежащие увольнению должны быть оповещены в течение 1 месяца со дня введения конкурсного производства. Каждый сотрудник при ознакомлении с документом, уведомляющим о сокращении, ставит свою роспись. Конкурсный управляющий должен соблюсти некоторые особенности процедуры увольнения:

  1. работники должны быть уведомлены о расторжении трудовых договоров не позднее 2 месяцев до даты увольнения (ст. 180 ТК России);
  2. необходимо известить службы занятости о предстоящем закрытии организации и массовом сокращении персонала;
  3. в приказе об увольнении и в трудовой книжке должна быть указана причина «Ликвидация предприятия».

При сокращении работников в следствие банкротства юридического лица производится расчет и выплата следующих сумм:

  • заработная плата на дату увольнения;
  • отпускные за неиспользованный отпуск;
  • выходное пособие в размере двух месячных окладов.

Важно Все финансовые расчеты с работником, а также выдача документов (приказа и трудовой книжки) должны проводиться в день увольнения.

Негативные последствия банкротства юридического лица

Процесс признания юридического лица несостоятельным может затянуться на длительный период и иметь негативные последствия.

  • Сокращения рабочего персонала

При банкротстве организации происходит вынужденное массовое сокращение штата работников. Это ведет к увеличению уровня безработицы. В свою очередь отсутствие работы приводит к снижению уровня жизни, уменьшению потребительской способности граждан. Эта ситуация усугубляет упадок спроса на товары и ухудшение экономической ситуации в целом.

  • Потеря части вложений кредиторами

У организации-банкрота остаются неудовлетворенные обязательства. При ликвидации юридического лица в последствии эти суммы просто списываются. Кредиторы теряют часть своих средств, что может повлиять на их финансовый результат. Бывает, что несостоятельность крупного градообразующего предприятия может вызвать банкротство более мелких фирм-партнеров. Это снижает экономическую активность во всем регионе.

  • Задолженность перед бюджетом

У обанкротившейся фирмы могут остаться невыплаченные долги по налогам и другим бюджетным платежам. Их списание означает, что государство не получит часть средств, которые направляются на обслуживание социальной сферы.

  • Риск потери имущества самим должником

Все оставшиеся после процедуры банкротства юридического лица активы идут на погашение задолженности юридического лица. Законом установлены очереди кредиторов и определена их последовательность в требовании погашения долга. Если средств фирмы не достаточно, по решению суда для расчета с партнерами могут привлекаться личные средства учредителей либо руководителей организации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *