Неформальная занятость

ТРУДОВОЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О неформальной занятости

Неформальную занятость можно определить как «любые виды трудовых отношений, основанные на устной договоренности». Не секрет, что некоторые работодатели в целях экономии и ухода от налоговых и других обязательных платежей, принимая работника, отказывают ему в оформлении трудовых отношений, то есть предлагают ему работать «вчерную». Да и некоторые работники предпочитают работать без официального оформления.

Почему люди переходят в неформальную занятость? Здесь существует несколько основных причин: низкая правовая культура населения, невозможность устроиться по договорной форме (большая конкуренция, маленькое предложение, нежелание работодателя выплачивать налоги); гибкий график работы; дополнительный доход; пример друзей, нежелание работать под надзором начальства или в коллективе; устройство на работу без высокого уровня образования, квалификации. Молодежь склонна к неформальной занятости, потому что здесь сказываются отсутствие образования, невозможность устроится без опыта работы, также сложность совмещать учебу и иную деятельность.

Работники неформального сектора, на первый взгляд, получают финансовое преимущество в виде того, что неуплаченные налоги остаются у них, но при этом сталкиваются с ущемлением своих социальных и трудовых прав.

Соглашаясь работать неформально, работник рискует:

— получать заниженную оплату труда
— не получить заработную плату в случае любого конфликта с работодателем
— не получить отпускные или вовсе не пойти в отпуск
— не получить оплату листка нетрудоспособности
— полностью лишиться социальных гарантий, предусмотренных трудовым договором
— получить отказ в расследовании несчастного случая на производстве
— не получить расчет при увольнении
— получить отказ в выдаче необходимого ему кредита
— получить отказ в выдаче визы

Кроме того, с его зарплаты не будут осуществляться пенсионные начисления. Неприятность этой ситуации человек почувствует более остро ближе к старости.

Работникам следует проявлять бдительность и осторожность при вступлении в трудовые отношения, финансовая сторона которых не так «прозрачна», как должна быть.

На уровне предприятия использование неформальной занятости представляется, на первый взгляд, выгодным, так как приводит к снижению издержек и росту прибыли. Однако в случае применения к предприятию санкций (штрафов, запретов на деятельность и прочее) эффект может оказаться и негативным. В каждом конкретном случае работодатель сам соизмеряет выгоду от использования неформалов с риском.

При неформальной занятости государство, а как следствие и общество, теряет часть налогов, которую могли бы платить работники и их работодатели при наличии официального оформления трудовых отношений. Это ведет, например, к недостаточному финансированию бюджетной сферы, ограничивает возможность повышения оплаты труда в бюджетной сфере.

О зарплате «в конверте»

«Серый» заработок с точки зрения закона считается нелегальным. А уж если человек всю зарплату получает исключительно в конверте (таких в России порядка 11%), то он и сам становится нелегальным работником. Соответственно трудовое законодательство перестает на него распространяться. А потому возможность получить, к примеру, отпускные у него стремится к нулю (в этом случае все зависит от доброй воли работодателя — а в суд не пойдешь: нелегал). Велик также риск лишиться социальных гарантий и пособий.

Да и что касается будущей пенсии — получающий зарплату в конверте работник, по подсчетам Роструда, сознательно сокращает ее в 2-3 раза. Ведь по существующим правилам основа для ее расчета — отчисления работодателя в ПФР с белой зарплаты, которые аккумулируются на вашем личном счете в Пенсионном фонде.

У получателей «серых» зарплат возникают дополнительные проблемы и в ситуации, когда работодатель задерживает зарплату. Обратиться в суд или в прокуратуру такому сотруднику проблематично: как доказать, сколько ему задолжала фирма? Впрочем, один способ, как объясняют в Роструде, есть. Если вам платят серую зарплату, старайтесь собирать расчетные листки, зарплатные ведомости, приказы и другие внутренние документы фирмы, так или иначе подтверждающие подлинный размер вашего заработка. В случае задержки выплат можно подать жалобу в Госинспекцию труда через сайт «онлайнинспекция.рф».

Соглашаясь на «серую» зарплату, люди обычно совсем не принимают в расчет такие вещи, как финансирование и строительство детских садов, школ, поликлиник, наличие в них квалифицированных сотрудников… Однако все это напрямую зависит от того, насколько хорошо собирает местный бюджет налоги. Если большая часть работающих в регионе людей получают «серую» зарплату, понятно, что они платят (если вообще платят) минимальный подоходный налог. А значит, их дети будут по несколько лет стоять в очереди в детсад, в школах будет не хватать педагогов и т.д. Дело в том, что основной получатель вашего подоходного налога — тот регион, где вы живете.

Реальному наказанию за «серые» зарплаты пока подвергаются только работодатели (хотя человек, соглашающийся на такой способ оплаты, становится соучастником налогового преступления) — от штрафа (ст. 122 Налогового кодекса, ст. 5.27 КоАП) до уголовной ответственности (ст. 199 УК РФ).

Последствия получения «серой» зарплаты

Всегда существует риск преследования со стороны налоговых органов. Однако наиболее существенные последствия — финансовые. Вот только некоторые из них:
— суммы серой зарплаты не будут участвовать в формировании накопительной части пенсии;
— возможность гражданина взять кредит будет ограничена его официальной заработной платой (либо банк потребует более высокий процент за «принятие во внимание» части зарплаты, полученной «в конверте»);
— при начислении выплат социального характера они будут производиться только на основании белой зарплаты.

Кодекс Российской Федерации

об административных правонарушениях

Статья 5.27. Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права

Гражданин

Должностное лицо

Предприниматель

Юридическое лицо

1. Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, если иное не предусмотрено частями 2 и 3 настоящей статьи и статьей 5.27.1Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

предупреждение или административный штраф 1000-5000 руб.

административный штраф 1000-5000 руб.

административный штраф 30000-50000 руб.

2. Фактическое допущение к работе лица, не уполномоченного на это работодателем, в случае, если работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (не заключает с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор)

административный штраф 3000-5000 руб.

административный штраф 10000-20000 руб.

3. Уклонение от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора либо заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем

административный штраф 10000-20000 руб.

административный штраф 5000-10000 руб.

административный штраф 50000-100000 руб.

4.Совершение административного правонару-шения, предусмотренного частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение

административный штраф 10000-20000 руб. или дисквалификация на срок от одного года до трех лет

административный штраф 10000-20000 руб.

административный штраф 50000-70000 руб.

5. Совершение административных правонару-шений, предусмотренных частью 2 или 3 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение

административный штраф

5000 руб.

дисквалификация на срок от одного года до трех лет

административный штраф 30000-40000 руб.

административный штраф 100000-200000 руб.

Неформальная (теневая) занятость и её последствия

Теневая занятость (или неформальная занятость), в России иногда также называемая «левой работой», — это вид занятости в неформальной экономике, когда факт установления трудовых отношений между работником и работодателем скрывается от официальных властей. Обычно эти отношения скрываются по инициативе работодателя или работника для того, чтобы не платить налоги или обойти тот или иной закон. В этом случае расчёт обычно производится наличными, зачастую работодателя не интересует прошлое работника и его документы.

Неформальную занятость можно определить как «любые виды трудовых отношений, основанные на устной договоренности». Не секрет, что некоторые работодатели в целях экономии и ухода от налоговых и других обязательных платежей, принимая работника, отказывают ему в оформлении трудовых отношений, то есть предлагают ему работать «вчерную». Да и многие работники предпочитают работать без официального оформления.

Почему люди переходят в неформальную занятость? Здесь существует несколько основных причин: низкая правовая культура населения, невозможность устроиться по договорной форме (большая конкуренция, маленькое предложение, нежелание работодателя выплачивать налоги); гибкий график работы; дополнительный доход; пример друзей, нежелание работать под надзором начальства или в коллективе; устройство на работу без высокого уровня образования, квалификации. Молодежь склонна к неформальной занятости, потому что здесь сказываются отсутствие образования, невозможность устроится без опыта работы, также сложность совмещать учебу и иную деятельность. Многие пожилые люди, не имея возможности трудоустройства, начинают заниматься сельским хозяйством на продажу, что увеличивает их благосостояние, но данную деятельность нельзя отнести к зарегистрированной занятости.

Работники неформального сектора, на первый взгляд, получают финансовое преимущество в виде того, что неуплаченные налоги остаются у них, но при этом сталкиваются с ущемлением своих социальных и трудовых прав.

Соглашаясь работать неформально, работник рискует:

  • получать заниженную оплату труда;
  • не получить заработную плату в случае любого конфликта с работодателем;
  • не получить отпускные или вовсе не пойти в отпуск;
  • не получить оплату листка нетрудоспособности;
  • полностью лишиться социальных гарантий, предусмотренных трудовым договором;
  • получить отказ в расследовании несчастного случая на производстве;
  • не получить расчет при увольнении;
  • получить отказ в выдаче необходимого ему кредита;
  • получить отказ в выдаче визы.

Кроме того, с его зарплаты не будут осуществляться пенсионные начисления. Неприятность этой ситуации человек почувствует более остро, ближе к старости.

Работникам следует проявлять бдительность и осторожность при вступлении в трудовые отношения, финансовая сторона которых не так «прозрачна», как должна быть.

При неформальной занятости государство, а как следствие и общество, теряет часть налогов, которую могли бы платить работники и их работодатели при наличии официального оформления трудовых отношений. Это ведет, например, к недостаточному финансированию бюджетной сферы, ограничивает возможность повышения оплаты труда в бюджетной сфере.

Существуют различные методы снижения неформальной занятости. Это и проверки контрольно-надзорных органов, и информационно-разъяснительная работа с работодателями и работниками, и привлечение социальных партнеров, а также заключение коллективных договоров в организациях.

Многие потенциальные работники могут просто не знать о расходах, с которыми они столкнутся, работая неофициально, включая отсутствие возможности получить оплату больничного листа или отпуск по уходу за ребенком. Данная информация необходима для всех категорий трудоспособного населения, но особенно для молодежи, у которых еще есть возможность изменить ситуацию.

Таким образом, «Неформальная занятость – это низкий официальный заработок, нарушение трудовых прав работников в области режима и условий труда, чрезвычайная сложность защиты этих прав. Это низкая пенсия в будущем и невозможность взять кредит в настоящем. Такие работники лишены возможности получать в полном объеме пособие по временной нетрудоспособности, безработице, по уходу за ребенком и выходные пособия в случае увольнения по сокращению штатов».

Администрацией Туруханского района постановлением от 18.11.2016 №1251 утвержден план мероприятий по снижению неформальной занятости на 2017 год, в рамках которого проводится работа, направленная на организацию и проведение разъяснительной компании для экономически активного населения и работодателей с целью формирования негативного отношения к неформальной занятости.

Согласно п.п. 4.1, 4.2 п. IV Плана администрация Туруханского района информирует:

За обнаружение нелегальной выплаты заработной платы предусмотрена ответственность в соответствии со статьей 122 Налогового кодекса РФ; административная ответственность согласно статье 15.11 КоАП РФ, в крайних случаях – уголовная ответственность, согласно Уголовному кодексу РФ.

Поводом для проверки может стать обращение гражданина или организации.

По вопросам нарушения трудовых прав (задолженность по выплате заработной платы, работа без заключения трудового договора, выплата заработной платы ниже минимальной, установленной Региональным соглашением «О минимальной заработной плате в Красноярском крае» и др.) в администрации Туруханского района действует телефон доверия: 8-39190-4-45-80, по которому можно сообщить о фактах выплаты заработной платы «в конверте», неформальной занятости. Также организованы следующие варианты приема сообщений: в форме личного присутствия через общий отдел администрации Туруханского района, через отделения почтовой связи, по электронной почте econ@turuhansk.ru.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ

Андрианов В.Д.

д.э.н., академик РАЕН, профессор МГУ

ТЕНЕВОЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ РОССИИ: ЗАНЯТОСТЬ И «СЕРЫЕ» ЗАРПЛАТЫ

Ключевые слова: теневая сфера экономики, «серая» экономика, теневая занятость, «белые» и «серые» зарплаты, коррупция, налоговый маневр, эффективность государственного управления.

Современная теневая экономика является ответом на попытки государства административными методами ограничить свободу рынка и частного предпринимательства.

Любое регулирование невозможно без ограничений, но избыточные ограничения, как правило, провоцирует предпринимателей на нарушение законодательных норм, особенно если это влияет на максимизацию их прибыли.

В 2017 г. международная Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA)1, подготовила исследование, посвященное оценке современного состояния и прогнозу развития глобальной теневой экономики до 2025 г.2

Теневую экономику эксперты ACCA определяют «как экономическую деятельность и полученный от нее доход, которые находятся за пределами системы государственного регулирования, налогообложения или административного надзора».

В представленном докладе Россия вошла в пятерку стран с наиболее высокой долей теневого сектора экономики, заняв четвертое место в рейтинге из 28 обследованных стран.

Стоимость объема теневого производства в России оценивалась в 33,6 трлн. руб., что составляло 39% от ВВП страны.

Ранее в специальном докладе под названием «Россия: нелегальные финансовые потоки и роль теневой экономики» эксперты американской исследовательской организации «Global Financial Integrity» (GFI)3 оценивали уровень теневой экономики в России в 2013 г. в 46% ВВП страны4.

Таким образом, показатель теневой экономики в России был одним из самых высоких в мире, он почти на 80% был выше, чем в среднем по миру.

В течение многих лет объем теневого сектора в России остается относительно стабильным. В периоды стагнации и кризисов он увеличивается, в периоды экономического роста предприниматели получают определенные стимулы для выхода из тени.

Наиболее высокая доля легальной ненаблюдаемой экономики в России приходилась на сельское хозяйство (подсобные хозяйства), строительство, операции с недвижимостью (черные риелторы и сдача жилья в наем), рынок автотранспортных средств и перевозок, рынок услуг служителей культа, шоу-бизнес и др.

К легальной серой зоне экономики относятся различные виды услуг «фрилансеров», в том числе образовательные услуги (репетиторство), услуги домохозяек, сиделок, медицинские и косметические услуги, услуги так называемых «целителей» и магов и др.

Среди нелегальных секторов теневой экономики наибольшее распространение в России получил рынок наркотических средств, финансовый рынок (кредиты и обналичивание денежных средств), рынок труда, рынок интимных услуг, рынок оружия, игорный бизнес, многочисленные мошеннические схемы отъема денег у населения и др.

1 Ассоциация дипломированных сертифицированных бухгалтеров, The Association of Chartered Certified Accountants (ACCA) -международная профессиональная ассоциация, объединяющая специалистов в области финансов, аудита и учета. Организации была образована в 1904 г. В настоящее время объединяет 188 тыс. членов в 178 странах мира.

3 Global Financial Integrity (GFI) — американская некоммерческая исследовательская организация, созданная в 2006 г. Штаб-квартира компании расположена в Вашингтоне, США. Основная цель организации анализ перемещения нелегальных денежных средств по всему миру. Ежегодно публикует доклады, посвященные незаконному вывозу капитала из развитых и развивающихся стран.

Для определения масштабов теневой экономики кроме показателя доли в ВВП в экономической науке используются показатели занятости (итальянский метод) в «серой» и «черной» зоне и показатели размера фонда «серой» оплаты труда в официальном и нелегальном теневом секторе экономики.

Теневая занятость в экономике России

В условиях нестабильной экономической ситуации в последнее десятилетие в России наблюдается тренд на расширение вовлеченности граждан в теневую занятость.

Наиболее ярко эта тенденция проявляется на рынке работников, занятых дополнительной или временной работой.

Поскольку неформальный сектор имеет тенденцию к расширению, соответственно объективно возникает повышенный спрос в этом секторе на рабочую силу.

По официальным данным Росстата количество занятых в теневой экономике увеличилось с 10,5 млн. человек в 2003 г. до 13,6 млн. человек в 2013 г.

За тот же период число работающих по найму возросло с 4,6 млн. человек до 7,7 млн. человек.

Доля занятых в неформальном секторе экономики за этот период возросла с 16 до 19% от общего количества занятого населения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 2016 г. Росстат оценивал количество занятых в неформальном секторе экономики России в 15,4 млн. человек, или 21,2% от общего количества занятых. Показатель удельного веса «серой» занятости оказался самым высоким за последние 11 лет.

Таблица 1

Динамика изменения количества занятых в теневом секторе экономики России

Годы млн. человек

2003 10.5

2011 13,0

2013 13,6

2014 14,2

2015 15,0

2016 15.4 2017* 15-16

* Предварительные данные. Источник: по данным Госкомстата.

Традиционно минимальная теневая занятость приходилась на северо-западные регионы страны и столицу. Наиболее высокие показатели занятых в теневой экономике были в национальных республиках.

Высокий процент теневой занятости отмечался в сельском хозяйстве (личные подсобные хозяйства), торговле, строительстве, операциях с недвижимостью, в образовании (репетиторство) и др.

Анализ социального статуса нелегальной рабочей силы показал, что в теневую экономику массово вовлекаются преимущественно представители малоимущих и маргинальных слоев населения, а также молодежь, безработные, рабочие-мигранты и т.п. По численности они составляют наиболее массовую прослойку занятых в теневом секторе экономики.

Следует отметить, что подсчет объема теневой экономики и теневой занятости — процесс весьма субъективный. Точную оценку этого показателя вывести весьма сложно, поскольку сам термин «теневая» подразумевает скрытность процессов.

Поэтому данные официальной статистики Росстата о неформальной занятости значительно отличаются от данных полученных путем социологических опросов, результатов специальных научных исследований и оценок независимых экспертов.

В частности, заместитель Председателя Правительства России по социальным вопросам Ольга Голодец сообщала, что по данным на август 2015 г. в теневой экономике страны было занято не менее 36% трудоспособного населения, или примерно 27 млн. человек.

Специалистами Центра социально-политического мониторинга Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) в 2017 г. было приведено специальное исследование под названием «Динамика теневой занятости работников».

В частности, эксперты пришли к выводу, падение доходов населения, недостаточность предложений официального трудоустройства с достойной оплатой труда вынуждает работников к поиску основного или дополнительного заработка в неформальной, теневой сфере.

Доля граждан, которые в течение последнего года в различной степени были вовлечены в теневой некриминальный рынок труда, составляла примерно 44,8% от общей численности занятого населения страны, которая в 2017 г. составляла 72 млн. человек).

Это более 33 млн. трудоспособных граждан России или почти каждый второй работник, которые в течение последнего года в той или иной степени были задействованы в неформальном секторе экономики1.

1 Динамика теневой занятости работников / Центр социально-политического мониторинга РАНХиГС. — М., 2017.

Именно такое количество занятых работает или подрабатывает и при этом не платит налоги в федеральный бюджет. Большинство из них трудятся в неформальном секторе длительное время на постоянной основе.

Такие данные о теневой занятости были получены экспертами в ходе социологического опроса 1600 работников в возрасте старше 18 лет1.

Следует отметить, что данные предыдущих опросов, выполненных по аналогичной методике, фиксировали следующие показатели доли вовлеченности работников в теневой рынок труда: в 2006 г.- 45,1%, в 2013 г.- 44,5%,

2016 г. — 40,3%.

Таким образом, можно констатировать, что за последние десять лет доля занятых в теневом секторе экономики России держится на достаточно высоком уровне, что свидетельствует о том, что органам государственного управления не удалось найти экономические стимулы для работающих граждан для их перехода в формальный «белый» сектор экономики.

Внедряемые меры административного регулирования, включая стимулирование безналичных расчетов, позволяют выявлять теневые сферы бизнеса и бороться с его функционированием. Однако административные и запретительные меры не стимулируют владельцев бизнеса выводить его из тени.

Некоторые меры законодательной и исполнительной власти, в частности принятие изменений в Гражданский кодекс об определении правового статуса самозанятых граждан или расширение безналичной формы расчета, не принесли ожидаемого результата и оказались малоэффективными.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Те административные меры, которые принимают сейчас власти в отношении легализации занятости, в том числе, добровольная регистрация самозанятых граждан, оказывающих услуги уборки помещений, репетиторства, присмотра за детьми и др. пока не привели к кардинальному изменению ситуации в этих секторах экономики.

По данным официальной статистики Федеральной налоговой службы, (ФНС), на 1 августа 2017 г. всего в России только 295 человек подали заявки на регистрацию в качестве самозанятых.

При этом профильные ведомства рапортуют об успехах в борьбе с неформальной занятостью. В частности, в

2017 г. Минтруд в очередной раз привел данные, по которым за два с половиной года был легализован труд более чем 5 млн. работников. При этом в ведомстве не уточнили, сколько одновременно за тот же временной период рабочих мест перетекло в теневой сектор.

Высокий уровень теневой занятости россиян связан прежде всего с низким уровнем жизни, а также отсутствием в обществе эффективных механизмов, обеспечивающих диалог между гражданами, предпринимателями законодательной и исполнительной властью.

Неформальная занятость и серые зарплаты в целом отвечают интересам как предпринимателей, так и граждан, выполняющих работу за определенное вознаграждение без официального оформления трудоустройства. Предприниматели освобождают себя от обязательных отчислений в пенсионные и социальные фонды, работники не платят подоходного и других видов налогов. В проигрыше остается государство, которое не получает налоги в федеральный бюджет, в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования и др.

В современной российской экономике сохраняются факторы, которые стимулируют переток трудящихся из белого сектора в серый. По данным социологических опросов, сложилась ситуация, когда наемный работник не видит четкой связи между его официальной зарплатой и размером будущей пенсии. При этом размеры пенсий по старости и «социальной» пенсии остаются на очень низком уровне, не покрывая даже официальный прожиточный уровень. В этом связи для многих работников выгоднее сейчас получить деньги в конверте, чем обеспечить себе накопления в виде страховых взносов на будущую пенсию.

Другой фактор, стимулирующий теневую занятость, связан с предпринимательской деятельностью. Мотивы ухода в тень у предпринимателей в большинстве случаев сугубо экономические, прежде всего это налоговое бремя, неадекватное сложившейся рыночной ситуации, несбалансированное трудовое законодательство, способствующее удорожанию и без того недешевой рабочей силы

Оказывает влияние на уход в тень предпринимателей сложная система разрешительно-запретительная деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, институциональные ограничения и масштабная коррупция. Отечественные предприниматели «оптимизирует» налоговые платежи и производят неучтенную государством продукцию в том числе и потому, что аналогично поступают некоторые их конкуренты. Законопослушное поведение предпринимателя влияет на уровень конкурентоспособности выпускаемой им продукции и оказываемые услуги.

«Серый» фонд оплаты труда в России

Размер и динамика теневой экономики могут оцениваться с помощью наблюдения за динамикой изменения показателя объема денежной массы в обращении и ее распределения по секторам.

Денежные средства в каждой стране эмитируются центральным банком, и ее величина в наличном обороте отражается в статистических публикациях, соответственно экспертным методом может быть оценена ее доля в теневом секторе.

1 Исследование проводилось в июле 2017 г. в 35 субъектах Российской Федерации. Выборка репрезентировала работников основных видов экономической деятельности на предприятиях различных форм собственности. Опрос проводился методом личного интервью («face to face») по месту работы или жительства респондентов. Данные опроса представлены в сравнении с результатами исследований, проведенных Центром ранее по сопоставимой методике.

В России вследствие глубоких структурных диспропорций, в том числе в уровнях налоговой нагрузки между «белой» и «серой» экономикой, сохраняется тенденция к росту «серого» фонда оплаты труда. По оценкам Росстата, скрытый фонд оплаты труда в стране, в который входят доходы работников в неформальном секторе и серые зарплаты в официальном секторе, с 2011 г. увеличился с 6,3 трлн. руб. (10,6% ВВП) до 10,9 трлн. руб. (13,4% ВВП) в 2015 году. В 2016 г. Минфин оценивал «серый» фонд оплаты труда в 10 трлн. рублей ежегодно. Таким образом на оплату труда и доходы, не наблюдаемые прямыми статистическими методами, приходилось около 25% от всего фонда оплаты труда наемных работников. В 2017 г. этот показатель по данным Минфина увеличился до 12 трлн. рублей, что составляло 40% размера федерального бюджета, и примерно 14% ВВП России.

Согласно социологическому опросу, проведенному ВЦИОМ, в 2016 г. каждый десятый трудящийся признался, что получает зарплату полностью в конверте. Частично «серую» зарплату получали примерно 13% респондентов. При этом примерно для 90% данной категории трудящихся неофициальный заработок являлся основным источником дохода. Чаще всего россияне соглашались на зарплату «в конверте» в кризисные и посткризисные периоды, так было в 1998-1999 г. и в 2008-2009 г.

Следует подчеркнуть, что с этих доходов трудящихся налоги в федеральный бюджет либо не уплачиваются вовсе, либо уплачиваются частично. По оценкам Минфина из-за «серых» зарплат в теневом секторе федеральный бюджет ежегодно недополучал около 1,5 трлн. рублей.

Однако в последние годы наметилась определенная тенденция к некоторому улучшению ситуация с черными и серыми заработками граждан. В частности, по данным социологического опроса, который провел в конце 2017 г. портал по поиску работы «Superjob.ru», россияне стали категоричнее относится к зарплатам «в конвертах» и работе в обход Трудового кодекса. В проведенном опросе 38% соискателей работы заявили, что откажутся от «серого» и «черного» заработка. Количество желающих работать легально и получать «белую» зарплату в 2017 г. оказалось самым высоким за последние 8 лет1.

Для обеления оплаты труда и перевода его в легальную сферу необходимы дополнительные экономические стимулы. Минфин неоднократно предлагал изменить структуру налоговой нагрузки снизив ставки прямых налогов на труд и повысив ставки косвенных налогов. Последние предложения по налоговому маневру были представлены Президенту РФ в конце 2017 г. В частности, предлагалось повысить НДС с 18 до 22%. И, параллельно снизить ставки страховых взносов для работодателей с 30 до 22%. В этих предложениях есть рациональное зерно, но есть и определенные риски. В частности, понижение норматива, или ставки по социально-страховым платежам приведет к снижению поступлений в Пенсионный фонд, что в свою очередь потребует дополнительных средств из Федерального бюджета для компенсации выпадающих доходов фонда.

Теневой фонд заработной платы — это огромный объем неучтенной наличности, которая прямо и косвенно связана с коррупцией. По официальным данным Генеральной прокуратуры России ведомства, которое координирует работу всех правоохранительных органов по противодействию коррупционным проявлениям, за последние три с половиной года за совершение коррупционных преступлений осуждено более 45 тыс. человек. Размер причиненного преступлениями коррупционной направленности материального ущерба с 2015 г. по сентябрь 2017 г. оценивался ведомством в 148 млрд. руб. 2 Очевидно, что теневой сектор экономики выгоден коррупционерам в системе исполнительной

власти и правоохранительных органах, поэтому многие из них препятствуют реальной борьбе с теневым бизнесом3.

* * *

Основными причинами существования теневой экономики обычно называют «провалы рынка» либо избыточное государственное регулирование. В экономике России с начала проведения либеральных экономических реформ эти оба феномены давно и «удачно» сосуществуют.

Возникает вполне резонный вопрос. Можно ли победить теневую экономику? Пока мировая практика указывает на то, что полная и безоговорочная победа над теневой экономикой, также как полное искоренение коррупции, с которой она тесно связана маловероятна4. Самая эффективная система централизованного управления не может ликвидировать теневую экономику, она лишь в силе уменьшить ее масштабы.

При самых минимальных налогах и либеральных методах регулирования все равно какая-то доля налогоплательщиков будет уклоняться от их уплаты. Поэтому речь может идти прежде всего о сокращении теневого сектора экономики России, за счет роста доли формальной «белой» экономики.

В России до сих пор нет комплексной программы борьбы с теневой экономикой. В Стратегии экономической безопасности России на период до 2030 г. эта проблема лишь упоминается как угроза, с которой надо бороться. Конкретных мер не предлагается.

В Минэкономразвитии считают, что для борьбы с теневой экономикой необходимо проводить тонкую настройку налоговой системы, чтобы поддержать «белые» компании, тех, кто инвестирует, тех, кто внедряет инновации, тех, кто экспортирует, тех, кто будет помогать достичь более высоких темпов роста.

1 «Superjob.ru.» — портал по поиску работы.

2 http://genproc.gov.ru — Официальная страница Генеральной прокуратуры. Пресс конференция 8 декабря, накануне Международного дня борьбы с коррупцией.

4 Там же.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Необходимо изменить ситуацию, при которой нарушение законов приносит большую выгоду, чем их соблюдение. При этом очевидно, что одними заградительными мерами, снизить долю теневого сектора будет весьма проблематично.

В мировой практике есть страны, где налоговое бремя не меньше российского, а стоимость рабочей силы еще более высокая, но при этом предприниматели не стремятся уйти в тень. Очевидно, причина не в «жесткости и неотвратимости наказания», а в нахождении оптимального баланса интересов между государством и бизнесом.

Уровень теневой экономики в России можно снизить за счет улучшения качества бюрократии, усиления контроля над коррупцией и увеличения доходов населения.

Среди первоочередных запретительных и стимулирующих мер для снижения уровня «тенизации» российской экономики можно выделить следующие:

• совершенствование законодательства, выработка более унифицированных законодательных норм, в том числе в сфере налогообложения;

• уменьшение налоговой нагрузки на предпринимателей, и прежде всего на малый и средний бизнес;

• обеспечение защиты прав самозанятых граждан, упрощение режима их регистрации и деятельности и др.;

• легализация отдельных секторов теневой экономики и их интеграция в легальную экономику;

• повышение прозрачности и эффективности государственного управления, развитие цифровой экономики и электронного правительства;

• ликвидация нелегального рынка рабочей силы;

• снижение масштабов коррупции в органах исполнительной власти, правоохранительных органах, корпоративном секторе и др.;

• повышение эффективности налогового администрирования, в том числе усиление контроля в сфере уклонения от уплаты налогов крупными корпорациями, малым и среднем бизнесом;

• использование современных технологий для мониторинга используемых населением моделей потребления и выявления незаконной деятельности;

• увеличение числа безналичных транзакций, которые должны осуществляться через электронные платформы;

• деофшоризация экономики и др.

Определенный вклад в борьбу с «теневиками» должен внести Банк России путем санации банковского сектора. Необходимо продолжить ликвидацию финансовых организаций, участвующих в обслуживании «теневой экономики» и сомнительных операций, сокращая объем незаконного обналичивания денежных средств.

Наемные работники, и предприниматели только до определенного предела и под очень сильным давлением исполнительной власти готовы жертвовать своими интересами и в конечном итоге доходами.

Поскольку объем теневой экономики в России остается очень высоким, поэтому к запретным мерам, которые сейчас активно вводятся в отношении налогового администрирования, наличного денежного оборота, обналичивания денежных средств и др. необходимо добавлять и меры стимулирующего характера.

Поэтому сужение теневого сектора без роста ВВП имеет ограниченные возможности. Реальный рост ВВП, рост «белых» доходов населения, улучшение инвестиционного климата будет способствовать снижению доли теневого сектора.

Теневая занятость (или неформальная занятость), в России иногда также называемая «левой работой», — это вид занятости в неформальной экономике, когда факт установления трудовых отношений между работником и работодателем скрывается от официальных властей. Обычно эти отношения скрываются по инициативе работодателя или работника для того, чтобы не платить налоги или обойти тот или иной закон. В этом случае расчёт обычно производится наличными, зачастую работодателя не интересует прошлое работника и его документы.

Неформальную занятость можно определить как «любые виды трудовых отношений, основанные на устной договоренности». Не секрет, что некоторые работодатели в целях экономии и ухода от налоговых и других обязательных платежей, принимая работника, отказывают ему в оформлении трудовых отношений, то есть предлагают ему работать «вчерную». Да и многие работники предпочитают работать без официального оформления.

Почему люди переходят в неформальную занятость? Здесь существует несколько основных причин: низкая правовая культура населения, невозможность устроиться по договорной форме (большая конкуренция, маленькое предложение, нежелание работодателя выплачивать налоги); гибкий график работы; дополнительный доход; пример друзей, нежелание работать под надзором начальства или в коллективе; устройство на работу без высокого уровня образования, квалификации. Молодежь склонна к неформальной занятости, потому что здесь сказываются отсутствие образования, невозможность устроится без опыта работы, также сложность совмещать учебу и иную деятельность. Многие пожилые люди, не имея возможности трудоустройства, начинают заниматься сельским хозяйством на продажу, что увеличивает их благосостояние, но данную деятельность нельзя отнести к зарегистрированной занятости.

Работники неформального сектора, на первый взгляд, получают финансовое преимущество в виде того, что неуплаченные налоги остаются у них, но при этом сталкиваются с ущемлением своих социальных и трудовых прав. Соглашаясь работать неформально, работник рискует:

  • получать заниженную оплату труда
  • не получить заработную плату в случае любого конфликта с работодателем
  • не получить отпускные или вовсе не пойти в отпуск
  • не получить оплату листка нетрудоспособности
  • полностью лишиться социальных гарантий, предусмотренных трудовым договором
  • получить отказ в расследовании несчастного случая на производстве
  • не получить расчет при увольнении
  • получить отказ в выдаче необходимого ему кредита
  • получить отказ в выдаче визы

Кроме того, с его зарплаты не будут осуществляться пенсионные начисления. Неприятность этой ситуации человек почувствует более остро, ближе к старости.

Работникам следует проявлять бдительность и осторожность при вступлении в трудовые отношения, финансовая сторона которых не так «прозрачна», как должна быть.

На уровне предприятия использование неформальной занятости представляется, на первый взгляд, выгодным, так как приводит к снижению издержек и росту прибыли. Однако в случае применения к предприятию санкций (штрафов, запретов на деятельность и прочее) эффект может оказаться и негативным. В каждом конкретном случае работодатель сам соизмеряет выгоду от использования неформалов с риском.

При неформальной занятости государство, а как следствие и общество, теряет часть налогов, которую могли бы платить работники и их работодатели при наличии официального оформления трудовых отношений. Это ведет, например, к недостаточному финансированию бюджетной сферы, ограничивает возможность повышения оплаты труда в бюджетной сфере.

Мы все должны понимать, что неформальная занятость — это, по сути, воровство социальных прав, будущих пенсий. Попробуйте в Германии, например, поработать «вчерную» — соседи сразу сообщат в соответствующие органы. Они просто считают, что если вы не платите налоги, значит, не имеете права на какие-то блага.

Существуют различные методы снижения неформальной занятости. Это и проверки контрольно-надзорных органов, и информационно-разъяснительная работа с работодателями и работниками, и привлечение социальных партнеров, а также заключение коллективных договоров в организациях. Одним из социальных партнеров является объединение работодателей, которое должно обратить внимание на проблему неформальной занятости. Ведь когда одна компания работает в «черной» схеме, а другая в «белой», внутри бизнес — сообщества возникают неравные условия для конкуренции на рынке труда.

Многие потенциальные работники могут просто не знать о расходах, с которыми они столкнутся, работая неофициально, включая отсутствие возможности получить оплату больничного или отпуск по уходу за ребенком. Данная информация необходима для всех категорий трудоспособного населения, но особенно для молодежи, у которых еще есть возможность изменить ситуацию.

Таким образом, «Неформальная занятость – это низкий официальный заработок, нарушение трудовых прав работников в области режима и условий труда, чрезвычайная сложность защиты этих прав. Это низкая пенсия в будущем и невозможность взять кредит в настоящем. Такие работники лишены возможности получать в полном объеме пособие по временной нетрудоспособности, безработице, по уходу за ребенком и выходные пособия в случае увольнения по сокращению штатов».

Дополнительная информация по тел. 40-39-00 (справочно-информационный отдел ГКУ УР ЦЗН г. Ижевска)

Счет на миллионы

Опрос охватил 1600 человек в 35 субъектах РФ, включая регионы ЦФО. Количество работников, получающих «серые» зарплаты, по сравнению с прошлым годом, увеличилось на 4,5 процента.

Масштабы негласной занятости зависят от текущей экономической ситуации, считает директор Центра социально-политического мониторинга Андрей Покида. По его мнению, нестабильность последних лет вызвала снижение доходов населения. Стремление компенсировать потерянное подталкивает к поиску заработка на стороне.

— Растет количество тех, кто не оформляет взаимоотношения с работодателем и получает зарплату в «конвертах», — отметил Андрей Покида. — Доля граждан, вовлеченных в некриминальный «теневой» рынок труда, составляет 44,8 процента занятого населения. Это примерно 33 миллиона человек, которые в течение одного года имели неоформленную работу.

Так, по данным управления ФНС по Брянской области, в регионе проживает 615 тысяч граждан трудоспособного возраста. При этом работодатели представили сведения лишь на 404 тысячи застрахованных сотрудников. На 211 тысяч человек сведения не представлены. Нет их и в списках ИП и безработных. Так кто же они?

— Это граждане, работающие без оформления трудовых отношений, а также те, кто развивает собственное дело, но при этом не платит налоги и сборы в бюджет, — пояснила начальник отдела налогообложения доходов физических лиц УФНС по Брянской области Светлана Колодезная. — Они практически лишены социальной и правовой защиты.

Последнее людей пугает меньше, чем угроза потерять часть заработка из-за официального оформления. Предыдущий опрос показал, что в 2016 году в теневой рынок труда было вовлечено 40,3 процента трудоспособного населения. Рекорд принадлежит 2006 году, когда показатель составил 45,1 процента. Теневой сектор вернулся к объемам десятилетней давности.

— Самозанятые граждане чаще наемных работников трудятся неофициально, — продолжает Андрей Покида. — Более 62 процентов из них не стремятся оформлять отношения. Рост теневого сектора связан с расширением вторичной занятости. За год число граждан, имеющих неофициальную дополнительную работу, возросло с 30,4 до 35,5 процента.

Работодатели вводят внутреннюю систему безналичных бонусов. Проследить движение таких вознаграждений тяжело. Или предлагают работникам приобрести товары и услуги, в том числе собственного предприятия, с большими скидками. Формально это не зарплата, и налог с нее не возьмешь.

Добро пожаловаться

По мнению социологов, органам власти пока не удалось эффективно простимулировать «выход из тени». Принятие законов о самозанятых и патентной системе налогообложения, а также расширение безналичной формы расчета не принесли ожидаемого эффекта. Они коснутся лишь малой части граждан. Кроме того, зачастую люди получают неофициальную работу временно и не думают делиться приработком с государством.

Органам власти пока не удалось эффективно простимулировать «выход из тени»

Однако борьба ведется, причем каждый регион пытается придумать что-то новое. Тон в 2014 году задала Ульяновская область. Там власти издали постановление о денежном вознаграждении граждан, «оказавших содействие в раскрытии фактов налоговых правонарушений и нарушений законодательства о труде». Заявителю положено пять тысяч рублей, если информация подтвердится. Новшество себя не оправдало. Вознаграждение выдают после налоговой проверки в случае, если достигнут экономический эффект. Она может растянуться на год, и желающих столько ждать практически нет.
Куда интереснее опыт Брянской области.

— В налоговых органах и в администрациях муниципальных образований размещены «ящики доверия», — рассказала Светлана Колодезная. — Каждый может анонимно указать работодателя, использующего труд работников без оформления. Информацию мы передаем в госинспекцию труда для проведения проверок.

Летом на Брянщине стартовала акция «Достойный труд — достойная жизнь». Она продлится до октября. Ее цель — привлечь общественное внимание к проблеме «серых» зарплат и объяснить, чем чревата такая работа. Многие отказываются от оформления трудовых отношений, не подозревая, что лишают себя соцгарантий.

— Это и неоплаченные «больничные» и отпуска, и непроизведенный расчет при увольнении, — перечисляет Светлана Колодезная. — Также это полное отсутствие соцгарантий, связанных с рождением ребенка, отказ в получении банковского кредита или визы, угроза привлечения к ответственности за незадекларированные доходы.

Неформально занятый работник может быть уволен по любой причине — и даже по суду не добьется ни восстановления на работе, ни компенсации. Об этом брянцам рассказывают по телефонам «горячей линии». На сайтах муниципалитетов опубликованы памятки, а в бюджетных учреждениях установили информационные стенды.

«Неформалы» уезжают на заработки в другие регионы и ускользают из рук борцов с теневым сектором

— Также в Брянске прошла профсоюзная акция «Скажи «НЕТ» зарплате в конвертах», — говорит председатель областной федерации профсоюзов Ольга Полякова. — Горожане ответили на вопросы анкеты и получили бюллетени, в которых описаны негативные последствия получения зарплаты в «конвертах».
К слову, в текущем году на Брянщине провели 226 заседаний комиссий по легализации зарплаты. На них заслушали 909 директоров фирм и ИП, которые платят сотрудникам меньше среднерегионального уровня оплаты труда. После бесед 269 из них повысили зарплату. За счет этого в бюджет дополнительно поступило 9,9 миллиона рублей налога на доходы физических лиц.

Поговорили по душам

Нетривиальные способы борьбы с зарплатами «в конвертах» ищут и в Орловской области, не стесняясь перенимать опыт соседей. Так, по примеру Брянска в фойе мэрии Орла установили экспериментальный ящик для анонимного сбора информации о недобросовестных работодателях. Организованы «горячие линии». Результат есть: в 2016 году в регионе выявили свыше 21 тысячи неформально занятых граждан, из них более 11,7 тысячи заключили трудовые контракты.

— За первое полугодие было выявлено свыше 6,5 тысячи работников без официального оформления, и трудоустройство большинства из них удалось легализовать, — рассказал зампред правительства Орловской области Игорь Козин. — Благодаря наработанному опыту эффективность такой работы по сравнению с прошлым годом возросла на 11,5 процента.

«Ноу-хау» региона — легализация личных подсобных хозяйств (ЛПХ). Селяне неплохо зарабатывают на наделах и домашних фермах. При этом у них нет официального статуса. Статистика не учитывает их как безработных. Налоги с доходов они не платят. Формально живут за счет натурального хозяйства. В 2016 году чиновники начали переговоры с владельцами самых крупных ЛПХ.

— Практика была опробована в Сосковском районе и доказала свою эффективность, — говорит глава облуправления труда и занятости Анатолий Майоров. — Людям объяснили, что владение площадями более 2,5 гектара, используемыми для получения прибыли, является незаконной предпринимательской деятельностью.

Большинство владельцев крупных ЛПХ зарегистрировались как индивидуальные предприниматели и главы крестьянско-фермерских хозяйств. Легализованные хозяйства обрабатывают 1,5 тысячи гектаров пашни. В прошлом году они произвели свыше 3000 тонн зерна. Соответственно, платят налоги. Все это еще недавно находилось в «тени» и не попадало в статотчеты.

— Кроме того, специалисты райадминистраций совместно с налоговыми инспекторами выезжают на торговые объекты, — продолжает Анатолий Майоров. — Сведения о выявленных там работниках передают в пенсионный фонд для сверки с количеством начисленных страховых выплат.
Если данные не совпадают, информацию направляют в госинспекцию труда, которая проводит свою проверку. В частности, такой опыт успешно опробован в Ливенском, Покровском и Кромском районах. Сейчас его внедряют по всему региону.

Тенденция

По данным минтруда РФ, за последние два года в стране было легализовано 4,5 миллиона работников. Дополнительные сборы страховых взносов превысили 35,6 миллиарда рублей. В текущем году в регионах выявлено более 864 тысяч неформальных работников, из них 810 тысяч уже легализовано. В основном без договоров работают в строительстве, торговле, на транспорте и в сфере оказания услуг.

Это говорит о том, что эффективность борьбы с теневым рынком возрастает. Однако статистика вряд ли в полной мере отражает ситуацию. Пока одних выводят из «тени», в нее попадают другие. Об этом и говорят авторы соцопроса. Они подметили тревожный факт: за последний год доля граждан, выбирающих работу исключительно с официальным оформлением, сократилась с 67,7 до 52,4 процента.

Вместе с тем выросла доля тех, для кого статус не имеет значения, — с 26,7 процента в 2016 году до 36,8 в текущем. В анкетах такие респонденты отметили: главное для них — чтобы платили деньги. А уж «чистыми» или «грязными» — дело второе. Кроме того, «неформалы» уезжают на заработки в другие регионы и ускользают из рук борцов с теневым сектором на своей малой родине.

— Подобная ситуация подтверждает значимость материального фактора при выборе места работы, — констатирует Андрей Покида. — Страх наказания за неуплату налогов или потери соцгарантий для таких работников вторичен. В целом наблюдается тренд на расширение «теневой» занятости. И наиболее заметно это происходит за счет тех, кто ищет дополнительную работу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *