Неустранимые сомнения

Налоговая ставка 0% в соответствии с пп.1 п. 3 ст. 284 Налогового кодекса РФ (в редакции, действовавшей с 01.01.2008) применяется к доходам, полученным российскими организациями в виде дивидендов, если на день принятия решения о выплате дивидендов получающая их организация не менее 365 дней непрерывно владеет на праве собственности как минимум 50% в уставном капитале выплачивающей дивиденды организации, а вклад в уставном капитале выплачивающей дивиденды организации превышает 500 млн руб.

Налоговая инспекция при проверке соблюдения компанией этих условий неожиданно для самой себя выяснила, что если в данном случае применить п. 6 ст. 6.1 НК РФ, в соответствии с которым «срок, определенный днями, исчисляется в рабочих днях, если срок не установлен в календарных днях», то 365 дней — это вовсе не год, а примерно 1,4 года. Таким образом, правовая позиция инспекции в данном споре строилась на том, что именно этот срок законодатель и имел в виду, предусматривая налоговую льготу по дивидендам.

Решением суда первой инстанции требования компании были удовлетворены. Однако апелляционная инстанция это решение суда отменила, в удовлетворении требований отказав, кассационная инстанция оставила постановление без изменения. Не согласившись с принятыми судебными актами, организация обратилась в ВАС РФ с заявлением о пересмотре принятых судебных актов апелляционной и кассационной инстанций и просьбой оставить без изменения первое решение.

Но в передаче дела в президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора было отказано со следующим обоснованием: «Коллегия судей полагает, что суды апелляционной и кассационной инстанций обоснованно исходили из буквального толкования названной нормы кодекса». Таким образом, ВАС признал, что поддержанный им же подход к выработанной Конституционным судом РФ позиции о том, что арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах, перестал вдруг применяться. Хотя практика арбитражных судов демонстрировала единообразие в вопросе недопустимости подобного формального подхода. Как указывал ФАС Московского округа, «в случае сомнений при применении норм законодательства о налогах и сборах арбитражные суды обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств».

Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика

И для правильного разрешения рассматриваемого дела нельзя было пренебречь очевидной истинной волей законодателя, поскольку такое условие для применения налоговой льготы как периода непрерывного владения в 365 дней следует рассматривать как общепринятое восприятие именно календарного года! В данном случае имела место ошибка законодателя, заключающаяся в том, что не были приведены в соответствие вновь вводимые нормы законодательства о налогах и сборах с прежними действующими положениями. И именно как ошибку судам в данном деле следовало бы понимать пп.1 п. 3 ст. 284 НК РФ, а не как необходимость соблюдения условия 365 именно рабочих дней. Тем более что 1 января 2009 года пп. 1 п. 3 ст. 284 кодекса после слов «не менее 365» был дополнен словом «календарных». Что также подтверждает наличие законодательной ошибки, впоследствии исправленной самим законодателем.

Удивительно и то, что ВАС РФ рассматривает дополнение данной нормы словом «календарных» с 1 января 2009 года непосредственно как обоснование «буквального толкования названной нормы кодекса», а не как нормотворческой ошибки. Такая формализация в толковании законодательства приводит не только к искажению истинной воли законодателя, но к забвению таких основных начал законодательства о налогах и сборах, как п. 7 ст. 3 НК, в соответствии с которым все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Этот спор примечателен и тем, что налогоплательщик, получив отказ в передаче дела в президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора, повторно обратился с заявлением о пересмотре, с новыми основаниями. В практике, как правило, подобное не встречается. В повторном заявлении компания выражает свое несогласие с принятыми по делу судебными актами апелляционной и кассационной инстанций в части отказа в признании недействительным решения инспекции по эпизоду, касающемуся правомерности применения ставки 0% при выплате дивидендов единственному участнику АО, указывая на то, что ошибка судов привела к грубому нарушению его права на уважение собственности, гарантированного ст. 1 Протокола N 1 Европейской конвенции, поскольку различные судебные органы пришли к противоречащим друг другу выводам, проявив тем самым отсутствие согласованности и единообразия в решении спорного вопроса.

Однако ВАС в своем повторном определении об отказе в передаче дела в президиум, никаким образом не обосновав, в отличие от налогоплательщика, свою повторность, сухо указал на то, что коллегия судей признала правомерной трактовку положений пп. 1 п. 3 ст. 284 НК, данную судами апелляционной и кассационной инстанций, в связи с чем не установила неправильного применения ими норм права. К большому сожалению, пересмотр ВАС РФ ранее сформированных правовых позиций и подходов в последнее время встречается все чаще. Рассмотренный налоговый спор имеет последствия не только в виде неприменимости отдельной налоговой льготы, но и в виде невозможности налогового планирования при появлении подобных судебных прецедентов.

⇐ ПредыдущаяСтр 35 из 54

Правовая система – это совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных, однородных юридических средств, методов, с помощью которых публичная власть оказывает воздействие на общественные отношения, реализует меры юридической ответственности.

В разных странах существуют различные национальные правовые системы. Национальная правовая система – это конкретно-историческая совокупность законодательства, юридической практики и господствующей правовой идеологии в данном государстве.

Особенности национальной правовой системы определяется конкретным историческим развитием, спецификой культуры, религии, обычаев, традиций, своеобразием юридического содержания конкретной страны. В современном мире насчитывается около 200 государств, следовательно, около 200 национальных правовых систем.

Понятие «правовая система» не тождественно понятию «система права». Система права характеризует внутреннюю структуру права, т.е. соотношение отраслей права, правовых институтов и норм права. Правовая же система – более широкое понятие и включает в себя элементы:

1. Структура (система) права: нормы права, институты права, отрасли права.

2. Юридическая практика.

3. Господствующая правовая идеология. Правовая идеология является одним из элементов правого сознания. Правосознание – это отношение людей к праву, восприятие ими права, основанное на знаниях о праве и чувствах (субъективном восприятии правовых явлений). Правосознание – одна из форм общественного сознания. В общественное сознание входит еще политическое, нравственное, религиозное, научное, национальное, эстетическое и иное сознание.

Структура правосознания включает:

1. Правовая психология — это отношение к праву на эмоциональном уровне, т.е. в виде настроений, переживаний, чувств. Напр., чувство страха перед уголовным наказанием, чувство протеста против беззакония.

2. Правовая идеология (главный элемент в структуре правосознания)– это система идей, правовых взглядов, теорий, выражающих отношение к правовой действительности и оценка ее.

Правовая семья – это совокупность национальных правовых систем, основанная на общности источников, структуры (системы права) и исторических традиций его формирования и реализации. Этим понятием объединяются несколько близких национальных правовых систем, которые обладают общностью:1. Источников права.2. Структуры (системы) права.3. Исторического пути правового развития.

Англосаксонская правовая семья (семья общего права).

Англия, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия.

1. Отсутствие отраслевого законодательства, основанного на кодифицированных нормативных правовых актах, и хотя в последние годы были приняты парламентом акты, консолидирующие (объединяющие) правовые нормы в институты и отрасли (прежде всего гражданское право), тем не менее английское право продолжает оставаться прецедентным по своему характеру.

2. Главным источником права является судебный прецедент – это судебное или административное решение, которые являются образцом для последующих аналогичных дел, рассматриваемых другими судами. (административными органами.

3. Главными творцами права являются судьи, которые, обобщая практику, вырабатывают на этой основе своеобразные юридические принципы – прецеденты, составляющие систему общего права.

4. Своеобразное понимание норм права – они не отделены от судебного решения, поэтому носят казуистический (индивидуальный) характер: от слова «казус» — случай. Каждому новому делу нужна новая норма права, но создавать прецеденты вправе не любые суды, а лишь Верховный суд Англии и палата лордов, выполняющая помимо прочего и судебные функции.

5. Специфика структуры права: нет деления на частное и публичное право, а отрасли права не выражены четко. В структуре английского права выделяют:

а) прецедентное право;

б) право справедливости – представляет собой совокупность норм, сформировавшихся из решений лорда-канцлера, который действовал от имени короля при рассмотрении жалоб на решения обычных королевских судов. Его решения основывались на «королевской справедливости» и восполняли пробел в общем (прецедентном) праве.

В) статутное право – это право парламентского происхождения (законы)

4. Приоритетное значение придается процессуальным нормам, формам судопроизводства, доказательствам, так как они составляют и механизм правообразования, и механизм реализации правовых норм.

6. Большая автономия судебной власти по отношению к другим ветвям власти. Это выражается не только в правотворческих полномочиях судебной власти, но и в отсутствии прокуратуры и административной юстиции.

В семье общего (англосаксонского ) права различают группу английского права Австралия, Канада, Новая Зеландия) и американскую правовую семью. США имеет своим источником права английское право, но отличается большим своеобразием:

1. В отличие от Великобритании в США имеется федеральная Конституция.

2. Дуализм (двойственность) правовой системы: наряду с прецедентным правом действует система законодательства. Но законодательные нормы входят в правовую систему США лишь после их неоднократного применения и истолкования судами, и ссылки делаются на судебные решения.

3. В федеральной системе США штаты обладают существенной самостоятельностью, и суды одного штата необязательно должны ссылаться на судебные решения другого штата, а могут принять иные решения.

4. Кодифицированный характер законодательства: во многих штатах действуют уголовные, гражданские, гражданско-процессуальные кодексы.

5. Наличие судебного контроля за законностью федеральных законов. Верховный суд США имеет право толкования Конституции страны, а высшие судебные органы штатов – конституции своих штатов.

Романо-германская правовая семья.

Франция, Испания, Бельгия, Швеция, Италия, Германия, Австрия, Россия.

Сложилась на основе рецепции (заимствования) римского права:1. Основным источником права служит нормативный правовой акт – закон.

2. Существует единая иерархическая система источников права, среди которых особо выделяется закон, обладающий верховенством по отношению к другим источникам права (подзаконным актам). Основным законом является конституция, обладающая высшей юридической силой.

3. Законодательство носит кодифицированный характер (есть кодексы: гражданский, уголовный, семейный, административный, гражданско-процессуальный, уголовно-процессуальный и др).

4. Существует строгое разделение системы права на отрасли права, на публичное и частное.

6. Большое место отводится судебной практике, обычаям. Судебный прецедент не характерен для этой семьи.Судьи не обязаны следовать ранее принятому решению другого суда, за исключением судебной практики верховного суда. Но и в этом случае высшие судебные инстанции не вправе создавать своими решениями новые нормы, а могут лишь толковать нормы, закрепленные в соответствующих юридических актах. Обычай имеет ограниченное действие, но его применение допускается в сфере частного права, напр. гражданского, и нередко не только в дополнение к закону, но и кроме закона, если закон не регулирует ту или иную ситуацию. 7. Правовая доктрина имеет основную роль в процессе правотворчества ( создания норм права парламентами). При правоприменении (напр. при подготовке судьей судебного решения) она используется лишь при толковании норм права и судьи не могут ссылаться на мнения известных ученых-юристов в обоснование принимаемого решения.

8. Серьезное внимание придается международному праву, нередко провозглашается его приоритет перед внутригосударственным правом (Россия, Германия). В ст.15, п.4. Конституции РФ говориться: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

9. Наличие конституционного контроля в виде специальных конституционных судов (Конституционный суд РФ).

В семье романо-германского права различают группу романского права (Франция, Испания, Бельгия, Швейцария, Италия, право латиноамериканских стран) и группу германского права (Германия, Австрия, Венгрия, скандинавские страны).

Правильный вариант написания слова: неточность

Правило

Употребление мягкого знака или без «Ь»:

Буква «Ь» пишется на конце слова и перед согласными для обозначения мягкости предшествующего согласного: кровь, семь, молотьба, косьба, мальчик, меньше, ходьба.

Морфологический разбор слова неточность

1. Часть речи — имя существительное
2. Морфологические признаки:
Начальная форма слова: неточность (именительный падеж единственного числа);
Постоянные признаки: нарицательное, неодушевлённое, женский род, 3-е склонение;
Непостоянные признаки: именительный падеж, единственное число.

Примеры использования и цитаты

…специального изучения, то нельзя удивляться, если в его заимствованиях оттуда оказывается некоторая неточность или смешение образов и сказаний.

Отелло (Шекспир)

Эта историческая неточность, однако, не меняет дела: сущность событий дается в сказке гораздо отчетливее и правдивее, чем у многих «специальных…

НА ПОБЕДЫ В ИТАЛИИ. Державин. Читать стихотворение…

— Эта дипломатическая неточность или, короче говоря, безвредная ложь, надеюсь, не имеет значения? — спросил Филатр. Затем продолжал писать и читать: «…родственник, Томас Гарвей, вручитель сего письма, нуждается в…

Про водолазов (Бажов)

Похожие слова

вторичную, неточный, выскочка

Главная — Статьи

Пункт 6 ст. 108 НК РФ закрепляет презумпцию невиновности налогоплательщиков. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Из указанных положений можно сделать следующие выводы:

1. Презумпция невиновности — исходное предположение, в соответствии с которым налогоплательщик считается невиновным в совершении того или иного налогового правонарушения, пока налоговым органом не будет доказано обратное. Предполагается, что все действия налогоплательщика законны, а сведения, содержащиеся в первичных документах и налоговой отчетности налогоплательщика, достоверны и правильны. И даже в случае обнаружения налоговым органом каких-либо ошибок, несоответствий, противоречий и т.д. изначально предполагается, что такая «ошибочность» допущена налогоплательщиком без вины (например, вследствие опечатки, арифметической ошибки в подсчетах, противоречивого толкования налогового законодательства и т.п.).

2. Обязанность по доказыванию вины налогоплательщика в совершении конкретного налогового правонарушения возлагается на налоговый орган. Налогоплательщик может быть привлечен к налоговой ответственности только в том случае, если налоговый орган располагает неопровержимыми доказательствами, однозначно свидетельствующими о виновности налогоплательщика в совершении налогового правонарушения. Налогоплательщик не обязан оправдываться и доказывать законность своих действий.

Закрепленная в п. 6 ст. 108 НК РФ презумпция невиновности налогоплательщика корреспондирует с положениями ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ, согласно которым обязанность доказывания в налоговых спорах в арбитражном процессе возложена на налоговый орган.

Пример.

Налоговый орган привлекает налогоплательщика к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ, за непредставление документов, запрошенных налоговым органом в связи с проводимой налоговой проверкой.

Налогоплательщик обжалует решение налогового органа о привлечении к ответственности в арбитражный суд.

В суде налоговый орган не может представить доказательств, подтверждающих получение налогоплательщиком требования о представлении документов либо свидетельствующих об уклонении налогоплательщика от получения данного требования (необходимо отметить, что налоговые органы, как правило, направляют в адрес налогоплательщиков требования о представлении документов простым заказным письмом без уведомления о вручении).

При таких обстоятельствах в условиях отсутствия доказательств, однозначно подтверждающих вину налогоплательщика, суд признает решение налогового органа о привлечении к ответственности недействительным (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 2 марта 2006 года по делу N А55-21519/05-54).

С точки зрения презумпции невиновности налогоплательщика (как, впрочем, и с точки зрения презумпции добросовестности налогоплательщика) интересно рассмотреть вопрос об ответственности налогоплательщика за действия третьих лиц, например контрагентов по договору.

На практике налоговые органы часто отказывают налогоплательщикам в применении налоговых вычетов по НДС или в признании расходов для целей исчисления налога на прибыль в том случае, если выявлена «дефектность» контрагентов налогоплательщика (т.е. поставщиков по договору поставки, исполнителей по договору об оказании услуг, подрядчиков по договору на выполнение работ и т.д.): неисполнение контрагентом обязанностей по уплате налогов в бюджет, отсутствие контрагента по юридическому адресу, неустановление реального места нахождения контрагента.

Должен ли налогоплательщик в этих случаях нести ответственность за действия своих контрагентов и, соответственно, вправе ли налоговый орган доначислять налогоплательщику налоги, начислять пени и штрафы?

По общему правилу — нет. При условии представления налогоплательщиком всех надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих совершение хозяйственной операции, оплату денежных средств, налогоплательщик не несет ответственности за действия своих контрагентов.

На налогоплательщиков не возложена обязанность проверять соблюдение контрагентами по сделкам требований действующего законодательства, контролировать уплату контрагентами налогов в бюджет и т.д.

В соответствии с презумпцией невиновности ответственность налогоплательщика возможна только в том случае, если налоговым органом будет доказана преднамеренность действий налогоплательщика во взаимоотношениях с «дефектными» контрагентами и направленность таких действий на уклонение от уплаты налогов (необоснованное получение налоговой выгоды).

Арбитражная практика в целом восприняла такой подход.

Так, например, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 19 мая 2006 г. по делу N А55-25472/05-39 указал, что при недоказанности налоговым органом обстоятельств, свидетельствующих о совершении налогоплательщиком налогового правонарушения, при отсутствии достоверных фактов, подтверждающих проявленную налогоплательщиком недобросовестность при исполнении своих налоговых обязательств, право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по НДС не может быть поставлено в зависимость от факта уплаты соответствующих сумм НДС в бюджет его поставщиками.

При этом в обоснование своих выводов суд сослался на закрепленную в п. 6 ст. 108 НК РФ презумпцию невиновности налогоплательщика.

Аналогичные выводы, основанные на презумпции невиновности налогоплательщика, содержатся в Постановлениях ФАС Поволжского округа от 14 сентября 2004 г. по делу N А55-17302/03-41, от 28 июня 2007 г. по делу N А55-16421/06, Постановлении ФАС Уральского округа от 7 августа 2003 г. по делу N Ф09-2332/03-АК и др.

Интересный спор рассмотрен ФАС Московского округа в Постановлении от 7 июня 2006 г. по делу N КА-А41/4781-06.

Налоговый орган обратился в суд с заявлением о взыскании штрафа в соответствии с п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление документов, необходимых для осуществления налогового контроля. При этом в ходе судебного разбирательства было установлено, что налогоплательщик представил все необходимые документы, но они были ему возвращены. Налоговый орган в судебном заседании не смог пояснить, какие документы запрашивались у налогоплательщика и какие из них не были представлены налоговому органу.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что имеются неустранимые сомнения в отношении обстоятельств совершения налогового правонарушения, в связи с чем применил презумпцию невиновности налогоплательщика (неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица).

Определение Верховного Суда РФ от 16.06.2017 N 307-КГ16-19781 по делу N А42-7562/2015 Требование: Об оспаривании решения налогового органа в части предложения удержать и перечислить неудержанный НДФЛ или сообщить о невозможности удержать налог. Обстоятельства: По мнению истца, предложение налогового органа удержать НДФЛ противоречит нормам действующего законодательства и нарушает единообразие в применении правовых норм. Решение: Требование удовлетворено, поскольку выплаченные обществом компенсации связаны с увольнением работников, установлены трудовым законодательством и определены в договорном порядке, при выплате этого вида дохода работникам общество правомерно не удерживало НДФЛ.

Положения Налогового кодекса подлежат истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами законодательства о налогах и сборах, закрепленными в статье 3 Налогового кодекса.

Согласно пункту 1 статьи 3 Налогового кодекса законодательство о налогах и сборах основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения. При установлении налогов учитывается фактическая способность налогоплательщика к уплате налога.

Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2017 по делу N 309-КГ17-68, А60-63435/2015 Требование: О признании недействительным решения налогового органа. Обстоятельства: Решением налогового органа предпринимателю начислены НДС и штрафа. Заявитель считает требование об уплате начисленных сумм незаконным. Решение: Требование удовлетворено в части признания недействительным решения по эпизоду доначисления налога на добавленную стоимость, пеней, штрафа, поскольку для лиц, применяющих упрощенную систему налогообложения, предусмотрено их освобождение от уплаты налога на добавленную стоимость.

Учитывая, что в силу пунктов 6 — 7 статьи 3 Налогового кодекса акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить, а все неустранимые сомнения в их истолковании разрешаются в пользу налогоплательщика.

Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2017 N 305-ЭС17-1599 по делу N А40-144047/2015 Требование: О возмещении убытков. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как ответчик знал о фактической реализации имущества должника в конкурсном производстве, формирующей налоговую базу и, как следствие, свидетельствующей о наличии текущих налоговых обязательств. Однако он не предпринял мер, направленных на корректировку налогового периода исходя из особенностей, предусмотренных налоговым законодательством; арбитражный управляющий, не представив в налоговый орган по месту учета налогоплательщика соответствующую налоговую декларацию, распределил конкурсную массу без учета текущих обязательств перед бюджетом и ходатайствовал о завершении процедуры конкурсного производства.

Приведенные положения законодательства направлены на обеспечение уплаты законно установленных налогов и сборов в полном объеме (пункт 1 статьи 3 НК РФ). По смыслу указанных норм права при ликвидации организации до истечения налогового периода руководитель ликвидационной комиссии (для случаев добровольной ликвидации) или конкурсный управляющий (для случаев ликвидации через процедуру конкурсного производства) обязан произвести корректировку налоговых периодов в соответствии с требованиями статьи 55 НК РФ, определить налогооблагаемую базу и принять меры к погашению фискальных обязательств, возникших в период ликвидации, в том числе по последним укороченным налоговым периодам, длящимся до момента завершения ликвидации.

Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2017 N 304-КГ17-5953 по делу N А70-6279/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на добавленную стоимость. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как хозяйственные операции заявителя не имели реальной деловой цели и были направлены исключительно на получение из бюджета необоснованной налоговой выгоды.

Принимая во внимание установленные обстоятельства по сделке общества с ООО «Панорама», а также по договору комиссии, заключенному с ООО «ТрансИнжиниринг», суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 3, 146, 169, 171 Налогового кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», пришли к выводу о том, что хозяйственные операции заявителя не имели реальной деловой цели и были направлены исключительно на получение из бюджета необоснованной налоговой выгоды, в связи с чем у налогового органа имелись правовые основания для вынесения оспариваемого решения.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.05.2017 N 5-АПГ17-30 Об оставлении без изменения решения Московского городского суда от 23.12.2016, которым признан недействующим пункт 4853 Перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, утвержденного постановлением Правительства Москвы от 28.11.2014 N 700-ПП.

Каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы. Налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Налог на имущество организаций относится к региональным налогам (статьи 3 и 14 Налогового кодекса Российской Федерации).

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 27.04.2017 N 86-КГ17-1 Требование: Об оспаривании решения налогового органа. Обстоятельства: Истец ссылается на то, что он необоснованно был привлечен к налоговой ответственности, поскольку представил ответчику налоговую декларацию по налогу на доходы физических лиц, в которой отразил доход, полученный от осуществления предпринимательской деятельности, а также исчислил налог к уплате в бюджет. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку при проверке представленных истцом кассовых чеков и квитанций к приходным кассовым ордерам ни налоговым органом, ни судом не указано, какие именно из обязательных реквизитов отсутствовали в чеках и квитанциях, которые физическое лицо при обычных обстоятельствах могло выявить при расчетах за строительные материалы и работы.

Налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (пункты 3 и 7 статьи 3 НК РФ).

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 304-КГ17-4757 по делу N А67-809/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительными решений. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суды пришли к выводу о том, что полученные в ходе проверки доказательства подтверждают выводы налогового органа о необоснованном получении налогоплательщиком налоговой выгоды.

Отказывая в удовлетворении требований заявителя, суды, руководствуясь положениями статей 3, 32, 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», учитывая правовую позицию Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении N 53, правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определениях от 15.02.2005 N 93-О, от 12.07.2006 N 267-О, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о том, что полученные в ходе проверки доказательства подтверждают выводы налогового органа о необоснованном получении налогоплательщиком налоговой выгоды.

Определение Верховного Суда РФ от 18.05.2017 N 308-КГ17-4604 по делу N А32-30952/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительным решения в части доначисления земельного налога и начисления пени. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суды пришли к выводу о наличии у предпринимателя обязанности по уплате земельного налога за спорный период.

При таких обстоятельствах, судебные инстанции на основании пункта 3 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации исключили площадь земельного участка с кадастровым номером 23:48:0303011:62 из налоговой базы предпринимателя и отменили решение инспекции в части доначисления налога в размере 39 919 рублей 52 копеек, соответствующих сумм пени и штрафа.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 30.03.2017 N 5-АПГ17-25 Об оставлении без изменения решения Московского городского суда от 13.12.2016, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующим пункта 5465 приложения 1 к постановлению Правительства Москвы от 28.11.2014 N 700-ПП «Об определении перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость».

Суд первой инстанции также обоснованно признал несостоятельным утверждение административного истца о противоречии оспариваемого положения пунктам 1 и 3 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, так как включение здания в перечень объектов недвижимого имущества влечет определение налоговой базы как его кадастровой стоимости, при этом конкретный размер налога оспариваемыми положениями не устанавливается.

Определение Верховного Суда РФ от 20.04.2017 N 305-КГ17-3265 по делу N А41-18574/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительными решений. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о том, что действующим законодательством не предусмотрена возможность применения пониженной ставки земельного налога в отношении земельных участков с указанными видами разрешенного использования юридическими лицами (коммерческими организациями).

Довод жалобы об отсутствии оснований для привлечения общества к налоговой ответственности применительно к положениям пунктов 6, 7 статьи 3 Налогового кодекса подлежит отклонению, поскольку неустранимых сомнений, противоречий и неясностей по вопросу применения пониженной ставки земельного налога не имеется.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *