Номинальный директор ответственность

Какая ответственность введена для гражданина, который по документам стал генеральным директором, но не контролирует фирму и не участвует в ее работе? Об этом поговорим в данном материале. Также рассмотрим опасности для фактических руководителей и для компаний, возглавляемых подставным директором.

Зачем нужен номинальный директор

Есть разные причины для привлечения номинального директора (см. таблицу 1). В том числе, законные. Его приглашение всегда рискованно как для гражданина, так и для предприятия. Но риски можно снизить. В частности, с помощью требований к подставному директору.

Таблица 1. Отдельные причины, когда приглашают номинального директора

№ п/п

Причина

Несколько компаний фактически возглавляет один и тот же человек. При официальном руководстве налоговики заявят о взаимозависимости предприятий. Это приводит к спорам с инспекцией. Избегая их, многие «на бумаге» меняют ген. директора для одной из организаций.

Фирма практически прекратила деятельность, но нежелательно ее исключение из госреестра. Скажем, из-за проверки, ожидаемой при исключении. Либо из-за возможного возобновления бизнеса. Тут часто решают сохранить компанию, но сменить руководителя. Причины замены различны. Например, неоправданность отвлечения опытного управленца на неработающую организацию.

Фактический руководитель не может или не желает официально возглавлять предприятие. Это связано с его статусом (госслужащий и пр.), дисквалификацией, иными причинами.

Нужно перевести активы в формально независимую компанию. Или разделить бизнес на несколько фирм.

Надо избежать согласований или иных усложняющих процедур. Это, к примеру, актуально для акционерных обществ. Они обязаны уведомлять членов совета директоров (а иногда и акционеров) о сделках с заинтересованностью. Один из их признаков – близкое родство руководителей предприятий, участвующих в сделке. Если одного из них сменит номинальный директор, то нет причин для согласования.

Требования к номинальному директору и его обязанности

В объявлениях о вакансиях требования зачастую минимальны. Сказано о необходимости быть на связи, пунктуальности, «приличном внешнем виде», отсутствии судимостей и пр. Но объявления нередко размещают посредники, не отвечая за последствия сотрудничества с фиктивным руководителем.

Избегая неприятных последствий, лучше вводить дополнительные требования. Они, в частности, связаны с репутацией номинального директора. Ее можно проверить с помощью сервиса , разработанного ФНС России.

Там в поисковое поле надо внести фамилию, имя и отчество гражданина, его ИНН. Это позволит узнать, не относится ли претендент к тем, кто дисквалифицирован или упомянут в подпункте «ф.» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.01 № 129-ФЗ. Там, в частности, сказано о руководителях компаний, исключенных из госреестра с непогашенными долгами перед бюджетом. Они не могут быть учредителями и ген. директорами новых фирм. Запрет действует три года (с момента исключения должника из госреестра).

Также для подставного директора или учредителя нежелательно включение в перечень массовых. С ним можно ознакомиться в сервисе «Прозрачный бизнес» или в .

Пример

Заявление на госрегистрацию компании подано от имени руководителя и учредителя. Вместе с тем, он уже был генеральным директором в 16 организациях. Причем 10 исключены из ЕГРЮЛ (в том числе из-за непредставления отчетности и отсутствия операций по счету). Остальные шесть названы действующими. Но не доказано, что ими фактически руководит заявитель. Он не получает зарплату в данных фирмах.

Не работая в 16 компаниях, заявитель не будет работать и в семнадцатой. Так решила ИФНС. Она указала – заявление на регистрацию недостоверно (искажены сведения о ген. директоре). Значит, не сдано. Это позволяет отказать в регистрации (подп. «а» п. 1 ст. 23 Закона № 129-ФЗ). Так считает и Арбитражный суд Поволжского округа (постановление от 06.12.18 № Ф06-40213/2018).

Ген. директору не запрещено совмещение. Суд мог бы отменить отказ в регистрации – если доказано, что заявитель фактически руководит новой фирмой.

При регистрации налоговики нередко беседуют с генеральным директором. В частности, предупреждают об ответственности фиктивного директора. Также они спрашивают о ведении учета, возможных поставщиках и т.д. Лучше, если руководитель сможет ответить (хотя бы кратко). Иначе не исключен отказ в госрегистрации. В суде он оспорим (отсутствие пояснений не доказывает фиктивность работы). Это ясно из пункта 1.2 Обзора, высланного письмом ФНС России от 28.12.18 № ГД-4-14/25946. Но судебных тяжб лучше избегать.

Способы защиты бизнеса от подставного директора

Сотрудничество с номинальным директором связано не только с рисками в регистрации. Есть и другие. Например, хозяйственные – если подставной директор приглашен в работающую компанию. Формально у него есть полномочия для управления чужим бизнесом. Поэтому бизнес надо защитить. Способы индивидуальны. Их делят на три группы.

Первая – ограничения для фиктивного руководителя (см. таблицу 2).

Таблица 2. Примеры ограничений для номинального директора

Суть ограничения

Пояснение

Ограничения в доступе

Номиналу редко дают доступ к печати фирмы и к системе «Клиент-банк». У него не стоит хранить документы предприятия. Лучше не создавать ситуаций, когда он может сделать копии с документов.

Дополнительное согласование значимых операций

К таким операциям относят выдачу средств, отпуск товара, передачу материалов. Их выполняют лишь после одобрения фактическим руководителем или уполномоченными лицами. Необходимость письменного одобрения вводят в документах предприятия.

Ограничения, вводимые в уставе (они нужны, когда номинальный директор – один из учредителей)

Ограничения зависят от организационно-правовой формы компании. К примеру, в уставе ООО лучше не прописывать право на продажу доли без уведомления прочих учредителей. Без такой формулировки у других учредителей будет преимущественное право на приобретение доли. Это поможет избежать ее перехода к конкурентам и нежелательным совладельцам. Еще в устав ООО можно внести право компании самой выкупить долю, если она не приобретена другими учредителями.

Во вторую группу входят меры, позволяющие быстро уволить подставного директора и указать на отсутствие у него полномочий. К примеру, получение от него заявления об увольнении, где нет даты. Если номинальный директор одновременно и учредитель, то с ним часто оформляют соглашение о передаче доли. В нем также не ставят дату.

Третья группа мер – подготовка документов, обеспечивающих работу предприятия. Это доверенности и приказы, где закреплены полномочия менеджеров и других специалистов. Их подписывает номинальный директор. Как правило, одна из доверенностей выдается на того, кто фактически организует деятельность компании. И она предусматривает все полномочия, нужные для управления.

Даже полный комплект защитных документов не избавит от всех рисков. Но фиктивного руководителя стоит предупредить об опасности действий, невыгодных фирме. Ее убытки могут быть взысканы с подставного директора. И это не единственный вариант ответственности по законодательству РФ, угрожающей номинальному директору.

Работа компании и уголовная ответственность номинального директора

По документам подставной директор отвечает в целом за организацию. Так что перечень статей, по которым возможна уголовная ответственность номинального директора, обширен. Их можно разделить на две части.

В первую (основную) входят статьи, связанные не с регистрацией, а с деятельностью компании. К примеру, неуплата налогов или мошенничество.

По таким статьям чаще наказывают фактического руководителя. Номинальный же становится свидетелем. Хотя и его могут осудить. В частности, когда подставной директор использован не только для регистрации юрлица.

Пример

Фирма не планировала продавать товар. Но получила аванс и не вернула его. Так руководитель компании завладел чужими средствами «путем обмана или злоупотребления доверием». Это мошенничество (ст. 159 УК РФ) – заявил обвинитель.

Гражданин указал: он лишь номинальный директор. Фактически у него был руководитель (связь с ним потеряна после поступления претензий от контрагентов). Ему переданы все деньги. У подставного директора средства не найдены. Обвиняемый привел и иные доводы. В частности, пояснил, что у него есть основное место работы и нет времени руководить другой организацией.

Только у гражданина нет приказов фактического директора. Нет и расписок о получении средств. Контрагенты ссылаются на переговоры с обвиняемым, который представлялся директором. Получается, что по документам именно он обеспечил спорные операции. Значит, виновен в мошенничестве – решил суд и осудил на три года лишения свободы (приговор от 26.07.18 № 1-199/2018). Также с подсудимого в пользу потерпевших взыскано 1 470 200 рублей.

Передача паспорта и уголовная ответственность номинального директора

Выше мы говорили о статьях, связанных с ответственностью за работу фирмы. Они часто вводят жесткое наказание. Но угрожают не всем подставным руководителям. Обратная ситуация со статьями второй группы – связанными с созданием юрлиц с помощью номинальных директоров.

Это две статьи Уголовного кодекса: 173.2 и 173.1 (см. таблицу 3). Тут преступником могут назвать любого директора-номинала. Ведь он передает паспорт или выписывает доверенность для включения в ЕГРЮЛ сведений о подставном лице. Это преступление, указанное в части 1 статьи 173.2 УК РФ. Она применима и для ответственности номинального учредителя ООО либо другой компании. Ведь если гражданин стал учредителем формально, скрывая фактических собственников, то это также приводит к недостоверности записей в ЕГРЮЛ.

Приговоров, основанных на части 1 статьи 173.2 УК РФ, пока что немного (по сравнению с количеством предприятий, регистрируемых на номинальных директоров). Но их выносят все чаще, а скоро станет еще больше. Ведь ФНС России недавно пообещала активней сообщать о преступлениях, связанных с госрегистрацией (письмо от 11.01.19 № ГД-4-14/157@).

Обвинительный приговор возможен, и когда незначительна роль номинального директора в регистрации и деятельности компании.

Пример

Подсудимый передал паспорт для регистрации юрлица. Он сделал это не по своей инициативе, а по просьбе знакомой. И получил всего 2000 рублей. У гражданина нет зарплаты и иных доходов в новой организации. Нет доступа к активам, он не оформлял платежки, не снимал деньги со счета. Только это не спасло от осуждения по статье 173.2 УК РФ (приговор № 1/189-2018 от 19.06.18, вынесенный Центральным райсудом Челябинска).

Наказание относительно мягкое. Это шесть месяцев исправительных работ (с удержанием 10 процентов от зарплаты в пользу государства). Но учтено множество смягчающих обстоятельств. Это, к примеру, хорошая характеристика с места жительства и участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Еще суд сослался на признание гражданина, помощь в раскрытии преступления. Без таких обстоятельств наказание могло быть строже.

Уголовная ответственность за незаконное создание юрлица

Стремясь уйти от наказания, номинальный директор или учредитель расскажет правоохранителям о тех, кто обеспечивал госрегистрацию (обычно юрист или фактический руководитель). Им угрожает приговор за незаконное создание фирмы (ст. 173.1 УК РФ). Или за информацию, из-за которой в ЕГРЮЛ внесены сведения о подставных лицах.

Пример

Допрошенные директоры-номиналы подтвердили: они передали паспорта подсудимой. От нее же получили вознаграждение.

Контролируя номинальных директоров, подсудимая вместе с ними приходила в ИФНС для регистрации. Это подтверждено работниками инспекции. Значит, доказано незаконное создание предприятий через подставных лиц.

Суд сослался и на смягчающие обстоятельства: наличие малолетних детей, признание вины. И приговорил к лишению свободы на 15 месяцев, но условно (приговор № 1-266/2018 от 20.06.18, вынесенный Мотоволихинским судом г. Перми).

По статье 173.1 могут наказать и номинального директора. Допустим, он сам сдал документы на регистрацию, зная о невозможности управления. Значит, из-за него в ЕГРЮЛ попали данные о подставном лице. Это основание для ответственности, решил Железнодорожный райсуд г. Хабаровска (приговор № 1-397/2018 от 09.07.18). Он также дал условный срок (один год).

Таблица 3. Преступления, связанные с регистрацией с помощью номиналов

Состав преступления

Ответственность

Создание фирмы через подставных или подача данных, из-за которых в ЕГРЮЛ внесены сведения о подставных лицах
(ст. 173.1 УК РФ)

Обычное наказание

Принудительные работы или лишение свободы на срок до трех лет. Либо штраф – от 100 до 300 тыс. руб. (или доход осужденного за 7–12 месяцев).

Преступление группы по предварительному сговору

Лишение свободы на срок до пяти лет. Или бесплатные обязательные работы (срок от 180 до 240 часов). Или штраф: от 300 до 500 тысяч рублей (либо доход осужденного за период от одного года до трех лет).

Передача паспорта или выдача доверенности, если цель – внесение сведений о подставном лице
(ч. 1 ст. 173.2 УК РФ)

Штраф – от 100 до 300 тыс. руб. (или в размере дохода за 7–12 месяцев). Его могут заменить на бесплатные обязательные работы (срок от 180 до 240 часов). Или на исправительные (срок – до двух лет), когда осужденный трудится на прежней работе. Но с него удерживают от 5 до 20% заработка.

Приобретение паспорта или иного удостоверения личности. Или использование незаконно полученных паспортных данных
(ч. 2 ст. 173.2 УК РФ)

Если это сделано для внесения в ЕГРЮЛ сведений о подставном лице, то грозят принудительные работы или лишение свободы на срок до трех лет. Или штраф – от 300 до 500 тыс. руб. (или доход осужденного за период от одного года до трех лет)

Большинство приговоров по указанным статьям не связаны с реальным лишением свободы. Обычно суд ограничивается условным сроком или иными санкциями. Но стоит прибавить различные сложности, возникающие у осужденного (при трудоустройстве, получении кредитов и т.д.). И главное – доходы подставного директора обычно мизерны. Они несопоставимы с возможной ответственностью по законодательству РФ.

Освобождение номинального директора от уголовной ответственности

От наказания избавит окончание срока давности. Он составляет два года – для предоставления паспорта и большинства других преступлений, связанных с регистрацией. Исключение – создание компании через подставных лиц, совершенное группой, по предварительному сговору. Тут срок давности – шесть лет. Его исчисляют с момента преступления (передачи паспорта и пр.) до дня вступления в силу приговора суда.

От ответственности освободит и деятельное раскаяние. Его трудно использовать. Ведь надо доказать, что осужденный помог раскрыть преступление, загладил причиненный вред.

Пример

Номинальный директор осужден за передачу паспорта для регистрации. И решил обжаловать приговор, ссылаясь на деятельное раскаяние. О нем, по мнению осужденного, свидетельствует явка с повинной и показания с признанием вины.

Вместе с тем, гражданин не выслал в ИФНС заявление о недостоверности сведений по зарегистрированной организации. Есть претензии и к показаниям. Там нет «полных данных лица», которому передан паспорт (отметим, что осужденный мог не знать этих данных). Значит, нельзя говорить о деятельном раскаянии – так решил Ленинский райсуд Новосибирска (апелляционное постановление от 14.02.18 № 10-10/2018). И подтвердил законность обвинительного приговора.

Заявление о недостоверности сведений, упомянутое судом, подают по форме № Р34001 (приложение № 3 к приказу ФНС России от 11.02.16 № ММВ-7-14/72@). Подставной директор заинтересован в его отправке налоговикам и может выслать бланк. Так он подведет организацию, которую формально возглавляет. Ведь в госреестре появится запись о недостоверности сведений по компании. С такими предприятиями многие опасаются сотрудничать. Кроме того, фирму могут ликвидировать. Это произойдет, если в течение шести месяцев организация не сменит генерального директора и не обновит запись в ЕГРЮЛ.

Суд может освободить от ответственности и без заявления. Но нужно, чтобы своими показаниями номинальный директор «активно способствовал раскрытию и расследованию преступления» (цитата из апелляционного постановления Няндомского райсуда от 25.07.17 № 10-18/2017). Такие показания становятся основой для обвинительных приговоров тем, кто обеспечивал регистрацию. Это может быть и фактический руководитель.

Административная ответственность номинального директора

Подставной директор формально отвечает за все действия предприятия. И его могут привлечь за множество нарушений. К примеру, оштрафовать на сумму от 10 до 20 тыс. руб. за задержку зарплаты в возглавляемой им организации (ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ). Или наказать за непредставление в суд заявления о банкротстве. Его сдают в ситуациях, предусмотренных статьей 9 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ (невозможность выполнить требования кредиторов и пр.). Подставной директор может не знать о такой ситуации (у него нет сведений о долгах). Но по документам именно он должностное лицо. Поэтому будет оштрафован на сумму от 5 до 10 тыс. руб. (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ).

Наказать могут и при создании компании. Тут в инспекцию передана информация о номинальном директоре как руководителе фирмы. Хотя фактически он ее не возглавлял. Значит, в ИФНС отправлены недостоверные данные. Это повод для штрафа в размере от 5 до 10 тыс. руб. (ч. 4 ст. 14.25 КоАП РФ).

Штраф не возьмут, если гражданин уже привлечен к уголовной ответственности за то же нарушение. Но такая замена не радует. И лучше, если от административного штрафа освободят по другой причине – из-за истечения срока давности. Он зависит от вида нарушения. К примеру, по недостоверным сведениям при госрегистрации – один год.

Номинальный директор и налоговые отношения

В Налоговом кодексе нет санкций для менеджера (даже номинального). Нет и ответственности за работу с подставным директором. Вместе с тем, ИФНС не доверяет фирмам с номинальными директорами. И может усложнить работу таким компаниям. Причем с помощью фиктивного руководителя.

Пример

Получив декларацию по НДС, инспекция часто вызывает ген. директора. Его спрашивают, утверждал ли он отчетность. При этом чиновники указывают на ответственность по законодательству РФ. В том числе на уголовную при намеренном уходе от налогов. Избегая подобных последствий, номинальный директор может отрицать факт подписания декларации. Тогда ИФНС заявляет, что отчетность подписана неустановленным и неуполномоченным лицом. Значит, ее нельзя признать поданной компанией. А несдача декларации – отличный повод для блокировки расчетного счета компании.

Инспекция превышает свои полномочия – она не вправе отказывать в приеме декларации из-за показаний. И в суде можно доказать, что отчетность сдана. Это позволяет отменить блокировку. Но даже временная приостановка по счету приводит к значительным убыткам. И предприятия стараются их избежать (см. таблицу 4).

Таблица 4. Как снизить риск блокировки счета из-за номинального директора

Что делать

При возможности сдайте декларацию заранее. А не перед истечением срока предоставления

Претензии ИФНС лучше устранять, когда не закончена отчетная кампания (и нельзя обвинить в опоздании с декларацией). Для этого надо побыстрее узнать о самих претензиях. О них известно только после предоставления отчетности.

Если из нескольких фирм подставного директора назначают только в одну, то лучше, если она освобождена от НДС

ИФНС чаще опрашивает ген. директоров у плательщиков НДС. Это стоит учесть, когда общий бизнес ведут несколько организаций, работающих на разных налоговых режимах. Если в одну назначают номинального директора, то безопасней, если он числится у «упрощенца».

Получайте информацию от номинального директора

Подставной директор должен знать – о любом вызове в инспекцию надо срочно уведомить компанию. Стоит оповещать и о телефонных звонках, не отвечая сразу на вопросы чиновников.

Лучше оградить подставного директора от единоличного общения с налоговиками

Безопасней, если в общении также участвуют юрист или главный бухгалтер. Это можно объяснить тем, что у ген. директора много обязанностей. И он не помнит обо всех уже решенных задачах. Вот и пришел с помощником.

Иногда стоит оповещать фиктивного директора об основных моментах работы фирмы

Все зависит от отношений с номинальным директором, его вовлеченности в бизнес, множества индивидуальных вопросов. Зная специфику компании, проще доказать реальность руководства и избежать обвинений в номинальности.

ИФНС иногда отказывает в приеме декларации, ссылаясь на саму номинальность руководителя. Этот отказ тоже оспорим. Впрочем, можно обойтись без суда – если ген. директор обратится в инспекцию. Там он подтвердит работу в компании и подписание декларации.

Субсидиарная ответственность номинального директора

Если при банкротстве или иной ликвидации у юрлица недостаточно средств для погашения всех долгов, то возможно взыскание с тех, кто контролирует фирму. В первую очередь, с генерального директора. Он может быть привлечен к субсидиарной ответственности, когда из-за его действий или бездействия не удалось погасить часть требований кредиторов. Взыскание угрожает и подставному директору.

Пример

В суд обратился конкурсный управляющий. Он указал: бывший генеральный директор должника утаил часть документов. Сокрытие информации не позволило выявить имущество должника. И не получилось погасить требования кредиторов. Это, по словам конкурсного управляющего, произошло из-за бездействия прежнего ген. директора. Вдобавок, он не предотвратил сделки, невыгодные для фирмы. Все это – основание для субсидиарной ответственности.

Бывший руководитель не согласен. Ведь он номинальный директор и фактически не управлял предприятием. То есть передал управленческие функции третьему лицу, решили судьи и добавили – не стоит ссылаться на передачу. Она не избавит от обязанности «по обеспечению надлежащей работы». Гражданин, указанный руководителем в ЕГРЮЛ, должен контролировать тех, кто управляет фактически.

Требования судей на практике малоисполнимы. Но это не освободило подставного директора от субсидиарной ответственности.

Номинальный директор должен «осознавать последствия риска». Это цитата из постановления Арбитражного суда Московского округа от 16.07.18 № А40-187875/16. Он рассмотрел ситуацию, когда генеральный директор не обратился в суд с заявлением о банкротстве компании. Оно требовалось из-за предбанкротного состояния. Подставной руководитель не знал о таком состоянии, но это не избавит от субсидиарной ответственности – решил арбитраж. Ответственность номинального директора одобрил и Пленум ВС РФ (п. 6 постановления от 21.12.17 № 53).

Взыскиваемые суммы могут составлять сотни миллионов рублей. Конечно, такие долги редки. Чаще взыскивают намного меньше – сотни тысяч рублей. Но и это немало. Причем задолженность, возникшую из-за субсидиарной ответственности, нельзя списать даже при банкротстве гражданина (в том числе, номинального директора).

Об уменьшении взыскания с подставного директора

Нельзя требовать весь непогашенный долг с номинального директора. Ведь к субсидиарной ответственности привлекают всех контролирующих лиц. Это не только генеральный директор. Отвечают и другие. В частности, фактический руководитель, даже если он официально не возглавляет организацию. Так сказано в пункте 6 Постановления № 53.

Там же Пленум ВС РФ сообщил: долг, требуемый с номинального директора, можно уменьшить. Но надо получить сведения, позволяющие взыскать долги с других. Допустим, выявить реального руководителя либо его активы. Или имущество должника (компании, возглавляемой подставным директором). Причем речь идет об информации, недоступной для большинства. К примеру, о том, кому передано имущество должника (если операция не отражена в учете).

Раскрыв подобные сведения, номинальный директор подведет фактического директора и владельцев бизнеса. Но он заинтересован в смягчении своей ответственности. И не стоит надеяться на его молчание. В критической ситуации подставной директор часто становится противником тех, кто его нанимал. И это надо учитывать бизнесменам (см. таблицу 5).

Таблица 5. Восемь правил для сотрудничества с номинальным директором

Правило

Пояснение

Сотрудничество должно быть необходимо

Подставного директора стоит приглашать, только когда нет других вариантов. Например, если фактическому руководителю нельзя официально возглавлять фирму.

Избегайте возглавляющих несколько фирм

Выбирая номинального директора, проверьте, не отнесен ли он к массовым. Еще желательно, чтобы подставной директор не возглавлял другие компании в том периоде, когда он числится в вашей.

К полномочиям номинального директора, как и его кандидатуре, лучше подходить индивидуально

Одно дело, если подставной директор приглашен в фирму, которая не будет работать. Тут, как правило, не важна кандидатура, опыт и т.д. Другая ситуация с действующим предприятием. Особенно, если номинальный директор решает отдельные управленческие или представительские задачи.

Помните, что подставной директор легко станет вашим врагом

Если фиктивному директору угрожает ответственность, то он даст показания, невыгодные компании и фактическому руководителю. Этим пользуются следователи, налоговики и др. Не надейтесь на неразглашение информации номинальным директором.

Разработайте правила общения с налоговиками

Зачастую лучше просить фиктивного руководителя оповещать о поступающих вызовах в ИФНС, вопросах чиновников и другом внимании со стороны проверяющих. Так проще оценить возможные опасности, обеспечить поддержку номинального директора (при необходимости), избежать невыгодных показаний. Подчеркнем: это правило не всегда применимо. Оно обычно неактуально, если подставной директор привлечен в брошенную организацию. Здесь, наоборот, часто не поддерживают контакты с номиналом.

Защищайте бизнес от номинального директора

Оформите документы, ограничивающие полномочия руководителя. Желательны и документы, позволяющие в любой момент разорвать договор. Например, заявление подставного директора об увольнении, где нет даты.

Не переоценивайте защитную роль номинального директора

Раньше часто наказывали лишь номинального директора. Но ситуация изменилась. Сейчас только при административной ответственности обычно ограничиваются подставным директором. Иная ситуация с уголовной и субсидиарной. К ней стараются привлечь и фактического руководителя или владельца бизнеса. Причем их выявляют с помощью номинала. Правда, с него могут взыскать часть долга компании. И это сократит взыскание с реального руководителя и учредителей – при субсидиарной ответственности.

Если возможно, то просите номинального директора не афишировать свою «номинальность»

Совет актуален для работающих компаний. Тут налоговики и другие госслужащие могут допросить руководителя. Если он признает свою «номинальность», то усложнит работу предприятия. Не исключены и трудности у контрагентов (например, с вычетом НДС). Подобных последствий можно избежать, если ген. директор заявит, что он руководит фирмой. Чиновники могут в этом усомниться из-за отсутствия нужных знаний у опрошенного. Но можно ссылаться на помощь других работников.

В рамках оказания услуги налогового планирования мы тщательно изучаем все условия предстоящих сделок и разрабатываем рекомендации, которые снижают риск привлечения внимания налоговой к конкретной сделке или контрагенту. Все варианты налогового планирования разрабатываются с учетом специфики бизнеса клиента и в полном соответствии с законодательством РФ.

Заказать услугу

Золотой теленок

Часть 2. Два комбинатора

Курсивом
выделены разночтения и фрагменты не вошедшие в последующие
издания романа (или вообще ранее неопубликованные)

Жил на свете частник бедный. Это был довольно богатый человек, владелец галантерейного магазина, расположенного наискось от кино «Капи-талий». Он безмятежно торговал бельем, кружевными прошвами, галстуками, подвязками и другим мелким, но прибыльным товаром. Однажды вечером он вернулся домой с искаженным лицом. Молча он полез в буфет, достал оттуда цельную холодную курицу и, расхаживая по комнате, съел ее всю. Сделав это, он снова открыл буфет, вынул цельное кольцо краковской колбасы весом ровно в полкило, сел на стул и, остекленело глядя в одну точку, медленно сжевал все полкило. Когда он потянулся за крутыми яйцами, лежавшими на столе, жена испуганно спросила:

— Что случилось, Боря?

— Несчастье,— ответил он, запихивая в рот третье резиновое яйцо. — Меня ужасно обложили . Ты даже себе не можешь представить!

— Почему же ты так много ешь?

— Мне надо развлечься, — отвечал частник, — мне страшно.

И всю ночь частник ходил по своим комнатам, где одних шифоньеров было восемь штук, и ел. Он съел все, что было в доме. Ему было страшно.

На другой день он сдал полмагазина под торговлю писчебумажными принадлежностями. Теперь в одном окне магазина помещались галстуки и подтяжки, а в другом висел на двух веревочках огромный желтый карандаш.

Потом настали времена еще более лихие. В магазине появился третий совладелец. Это был часовых дел мастер, потеснивший карандаш в сторону и занявший половину окна бронзовыми часами с фигурой Психеи, но без минутной стрелки. И напротив бедного галантерейщика, который не переставал уже иронически улыбаться, сидел, кроме постылого карандашника, еще и часовщик с воткнутой в глаз черной лупой.

Еще дважды посетило галантерейщика горе-злосчастие. В магазин дополнительно въехали водопроводный мастер, который тотчас же зажег какой-то паяльный примус, и совсем уже странный купец, решивший, что именно в 1930 году от рождества Христова население Черноморска набросится на его товар — крахмальные воротнички.

И когда-то гордая, спокойная вывеска галантерейщика приобрела мерзкий вид:

Торговля галантерейными товарами: ГАЛАНТПРОМ Б.Культуртригер Починка разных часов Павел Буре Глазиус-Шенкер
КАНЦБУМ Все для художника и совслужащего Лев Соколовский
Ремонт труб, раковин и унитазов М. Н . Титанюк Специальность крахмальных воротничков из Ленинграда Карл Укусинен

Покупатели и заказчики со страхом входили в некогда благоухавший магазин. Часовой мастер Глазиус-Шенкер, окруженный колесиками, пенсне и пружинами, сидел под часами, в числе коих были одни башенные. В магазине часто и резко звонили будильники. В глубине помещения толпились школьники, осведомлявшиеся насчет дефицитных тетрадей. Карл Укусинен стриг свои воротнички ножницами, коротая время в ожидании заказчиков. И не успевал обходительный Б.Культуртригер спросить покупательницу: «Что вы хотели?», как водопроводчик Титанюк с грохотом ударял молотком по ржавой трубе, и сажа от паяльной лампы садилась на нежный галантерейный товар.

В конце концов странный комбинат частников развалился, и Карл Укусинен уехал на извозчике во мглу, увозя свой несозвучный эпохе товар. За ним канули ГАЛАНТПРОМ и КАНЦБУМ, за которыми гнались конные фининспектора. Титанюк спился. Глазиус-Шенкер ушел в часовой коллектив «Новое Время». Гофрированные железные шторы со стуком упали. Исчезла и занятная вывеска.

Вскоре, однако, шторы снова поднялись, и над бывшим ковчегом частника появилась небольшая опрятная таблица:

Черноморское отделение Арбатовской конторы
по заготовке рогов и копыт

Праздный черноморец, заглянув в магазин, мог бы заметить, что прилавки и полки исчезли, пол был чисто вымыт, стояли яичные конторские столы, а на стенах висели обыкновенные учрежденские плакаты насчет часов приема и вредности рукопожатий. Новоявленное учреждение уже пересекал барьер, выставленный против посетителей, которых, однако, еще не было. У маленького столика, на котором желтый самовар пускал пары и тоненько жаловался на свою самоварную судьбу, сидел курьер с золотым зубом. Перетирая чайные кружки, он раздраженно напевал: «Что за времена теперь настали, что за времена теперь настали.В бога верить перестали,в бога верить перестали». За барьером бродил рыжий молодец. Он изредка подходил к пишущей машинке, ударяя толстым негнущимся пальцем по клавише, и заливался смехом. В самой глубине конторы, под табличкой «начальник отделения», сидел великий комбинатор, озаренный светом штепсельной лампы.

Гостиница «Карлсбад» была давно покинута. Все антилоповцы, за исключением Козлевича, поселились в «Вороньей слободке» у Васисуалия Лоханкина, чрезвычайно этим скандализованного. Он даже пытался протестовать, указывая на то, что сдавал комнату не трем, а одному — одинокому холостяку. «Мон дье, Васисуалий Андреевич, — отвечал Остап беззаботно, — не мучьте себя.

Ведь интеллигентный-то из всех трех я один, так что условие соблюдено! » На дальнейшие сетования хозяина Бендер рассудительно молвил: «Майн Готт, дорогой Васисуалий! Может быть, именно в этом великая сермяжная правда! » И Лоханкин сразу успокоился, выпросив у Остапа двадцать рублей. Паниковский и Балаганов отлично ужились в «Вороньей слободке», и их голоса уверенно звучали в общем квартирном хоре. Паниковского успели даже обвинить в том, что он по ночам отливает керосин из чужих примусов. Митрич не преминул сделать Остапу какое-то ворчливое замечание, на что великий комбинатор молча толкнул его в грудь.

Контора по заготовке рогов и копыт была открыта по многим причинам.

— Следствие по делу Корейко, — говорил Остап, — может поглотить много времени. Сколько — знает один бог. А так как бога нет, то никто не знает. Ужасное положение!Может быть, год, а может быть, и месяц. Во всяком случае, нам нужна легальность. Нужно смешаться с бодрой массой служащих. Все это дает контора. Меня давно влечет к административной деятельности. В душе я бюрократ и головотяп. Мы будем заготовлять что-нибудь очень смешное, например, чайные ложечки, собачьи номера или шмуклерский товар. Или рога и копыта. Прекрасно! Рога и копыта для нужд гребеночной и мундштучной промышленности!Чем не учреждение? К тому же в моем чемоданчике имеются чудные бланки на все случаи жизни и круглая, так называемая мастичная печать.

Деньги, от которых Корейко отрекся и которые щепетильный Остап счел возможным заприходовать, были положены в банк на текущий счет нового учреждения. Паниковский снова бунтовал и требовал дележки, в наказание за что был назначен на низкооплачиваемую и унизительную для его свободолюбивой натуры должность курьера. Балаганову достался ответственный пост уполномоченного по копытам с окладом в 92 рубля. На базаре была куплена старая пишущая машинка «Адлер», в которой не хватало буквы «е», и ее пришлось заменить буквой «э». Поэтому первое же отношение, отправленное Остапом в магазин канцелярских принадлежностей, звучало так:

» Отпуститэ податэлю сэго курьэру т.Паниковскому для Чэрноморского отдэлэния на 150 рублэй (сто пятьдэсят) канцпринадлежностэй в крэдит за счэт Правлэния в городэ Арбатовэ.

Приложэниэ: бэз приложэний» .

— Вот послал бог дурака уполномоченного по копытам! — сердился Остап. — Ничего поручить нельзя. Купил машинку с турецким акцентом!Значит, я начальник отдэлэния? Свинья вы, Шура, после этого!

Но даже машинка с удивительным прононсом не могла омрачить светлой радости великого комбинатора. Ему очень нравилось новое поприще. Ежечасно он прибегал в контору с покупками. Он приносил такие сложные канцелярские машины и приборы, что курьер и уполномоченный только ахали. Тут были дыропробиватели, копировальные прессы, винтовой табурет и дорогая бронзовая чернильница в виде нескольких избушек для разного цвета чернил. Называлось это произведение «Лицом к деревне» и стоило полтораста рублей (разумеется, в кредит, за счет мифического правления) . Венцом всего был чугунный железнодорожный компостер, вытребованный Остапом с пассажирской станции. Под конец Бендер притащил ветвистые оленьи рога. Паниковский, кряхтя и жалуясь на свою низкую ставку, прибил их над столом начальника. Все шло хорошо и даже превосходно. На планомерной работе сказывалось только непонятное отсутствие автомобиля и его славного водителя Адама Казимировича. Шофер покинул постоялый двор, и следы его пропали.

На третий день существования конторы явился первый посетитель. К общему удивлению, это был почтальон. Он принес восемь пакетов и, покалякав с курьером Паниковским о том,о сем, ушел. В пакетах же оказалось: три повестки, коими представитель конторы срочно вызывался на совещания и заседания, причем все три повестки подчеркивали, что явка обязательна; в остальных бумагах заключались требования незнакомых, но, как видно, бойких учреждений о представлении различного рода сведений, смет и ведомостей во многих экземплярах, и все это тоже в срочном и обязательном порядке.

— Что это такое!— кричал Остап. — Еще три дня тому я был свободный горный орел-стервятник, трещал крыльями где хотел, а теперь пожалуйте — явка обязательна! Оказывается, в этом городе есть множество людей, которым Остап Бендер нужен до зарезу. И потом, кто будет вести всю эту переписку с друзьями? Придется понести расход и пересмотреть штаты. Нужна знающая конторщица. Пусть сидит над делами.

Через два часа стряслась новая беда. Пришел мужик с тяжелым мешком.

— Рога кто будет принимать? — спросил он, сваливая кладь на пол. Великий комбинатор со страхом посмотрел на посетителя и его добро. Это были маленькие кривые грязные рога, и Остап взирал на них с отвращением.

— А товар хороший? — осторожно спросил начальник отделения.

— Да ты посмотри, рожки какие! — загорячился мужик, поднося желтый рог к носу великого комбинатора. — Рожки первый сорт. Согласно кондиций.

Кондиционный товар пришлось купить. Мужик долго потом пил чай с Паниковским и рассказывал о деревенской жизни, вызывая в Остапе существенное раздражение человека, зря потерявшего пятнадцать рублей.

— Если Паниковский пустит еще одного рогоносца, — сказал Остап, дождавшись ухода посетителя, — не служить больше Паниковскому!Уволю без выходного пособия!И вообще хватит с нас государственной деятельности. Пора заняться делом!

Повесив на стеклянную дверь табличку «Перерыв на обед», начальник отделения вынул из шкафа папку, в которой якобы заключалось синее море и белый пароход, и, ударив по ней ладонью, сказал:

— Вот над чем будет работать наша контора. Сейчас в этом «Деле » нет ни одного листка, но мы найдем концы, если для этого придется даже командировать Паниковского и Балаганова в Каракумские пески или куда-нибудь в Кременчуг за следственным материалом.

В эту минуту дверная ручка конторы задергалась. За стеклом топтался старик в штопанной белыми нитками панаме и широком чесучовом пиджаке, из-под которого виднелся пикейный жилет. Старик вытягивал куриную шею и прикладывал к стеклу большое ухо.

— Закрыто, закрыто! — поспешно крикнул Остап. — Заготовка копыт временно прекращена!

Однако старик продолжал делать руками знаки. Он показывал на себя пальцем, снимал и надевал панаму и всячески выказывал нетерпение.

Если бы Остап не впустил сейчас старого беложилетника, то, может быть, магистральная линия романа пошла бы в ином направлении и никогда не произошли бы те удивительные события, в которых пришлось участвовать и великому комбинатору, и его раздражительному курьеру, и уполномоченному по копытам, и еще многим людям, в том числе некоему холодному философу, внучке старого ребусника, знаменитому общественнику, начальнику ГЕРКУЛЕС’а, а также человеку, который боролся с собственной периной.

Но Остап отворил дверь. Старик, скорбно улыбаясь, прошел за барьер и опустился на стул. Он закрыл глаза и молча просидел на стуле минут пять. Слышны были только короткие свистки, которые время от времени подавал его бледный нос. Когда сотрудники конторы решили, что посетитель уже никогда не заговорит, и стали шепотом совещаться, как бы поудобнее вынести его тело на улицу, старик поднял коричневые веки и низким голосом сказал:

— Моя фамилия — Фунт. Фунт.

— И этого, по-вашему, достаточно, чтобы врываться в учреждения, закрытые на обед? — весело сказал Бендер.

— Вот вы смеетесь, — ответил старик, — а моя фамилия — Фунт. Мне девяносто лет.

— Что же вам угодно? — спросил Остап, начиная терять терпение.

Но тут гражданин Фунт снова замолк и молчал довольно продолжительное время.

— У вас контора, — сказал он наконец.

— Да, да, контора, — подбадривал Остап. — Дальше, дальше!

Но старик только поглаживал рукой по колену.

— Вы видите на мне эти брюки? — промолвил он после долгого молчания. — Это пасхальные брюки. Раньше я надевал их только на пасху, а теперь я ношу их каждый день.

И, несмотря на то, что Паниковский шлепнул его по спине, дабы слова выходили без задержки, Фунт снова затих. Слова он произносил быстро, но между фразами делал промежутки, которые простирались иногда до трех минут. Для людей, не привыкших к этой особенности Фунта, разговор с ним был невыносим. Остап уже собирался взять Фунта за крахмальный ошейник и указать ему путь-дорогу, когда старик снова раскрыл рот. В дальнейшем разговор принял такой занятный характер, что Остапу пришлось примириться с фунтовской манерой вести беседу.

— Вам не нужен председатель? — спросил старик.

— Какой председатель? — воскликнул Бендер.

— Официальный. Одним словом, глава учреждения.

— Я сам глава.

— Значит, вы собираетесь отсиживать сами? Так бы сразу сказали!Зачем же вы морочите мне голову уже два часа?

Старик в пасхальных брюках разозлился, но паузы между фразами не уменьшились.

— Я — Фунт, — повторил он с чувством. — Мне девяносто лет. Я всю жизнь сидел за других. Такая моя профессия — страдать за других.

— Ах, вы подставное лицо?

— Да, — сказал старик, с достоинством тряся головой. — Я — зицпредседатель Фунт. Я всегда сидел. При Александре втором — Освободителе, когда Черноморск был еще вольным городом, при Александре третьем — миротворце, при Николае втором — кровавом.

И старик медленно загибал пальцы, считая царей.

— При Керенском я сидел тоже. При военном коммунизме я, правда, совсем не сидел, исчезла чистая коммерция, не было работы. Но зато как я сидел при НЭПе! Как я сидел при НЭПе! Это были лучшие дни моей жизни!За четыре года я провел на свободе не больше трех месяцев. Я выдал замуж внучку, Голконду Евсеевну, и дал за ней концертное фортепьяно, серебряную птичку и восемьдесят рублей золотыми десятками. А теперь я хожу и не узнаю нашего Черноморска. Где это все? Где частный капитал? Где первое общество взаимного кредита? Где, спрашиваю я вас, второе общество взаимного кредита? Где товарищество на вере? Где акционерные компании со смешанным капиталом? Где это все? Безобразье!

Эта короткая речь длилась сравнительно недолго — полчаса. Слушая Фунта, Паниковский растрогался. Он отвел Балаганова в сторону и с уважением зашептал:

— Сразу видно человека с раньшего времени!Таких теперь уже нету и скоро совсем не будет!

И он любезно подал старику кружку сладкого чаю.

Остап перетащил зицпредседателя за свой начальнический стол, велел закрыть контору и принялся терпеливо выспрашивать вечного узника, отдавшего жизнь за други своя. Зицпредседатель говорил с удовольствием. Если бы он не отдыхал так долго между фразами, можно было бы даже сказать, что он трещит без умолку.

— А вы не знаете такого Корейко, Александра Ивановича? — спросил Остап, взглянув на папку с ботиночными тесемками.

— Не знаю, — ответил старик. — Такого я не знаю.

— А с ГЕРКУЛЕС ом у вас были дела? При слове ГЕРКУЛЕС зицпредседатель чуть пошевелился. Этого легкого

движенья Остап даже не заметил, но будь на его месте любой пикейный жилет из кафе «Флорида», знавший Фунта издавна, например, Валиадис, то он подумал бы: «Фунт ужасно разгорячился, он просто вне себя! «

Как Фунт может не знать ГЕРКУЛЕС а, если последние четыре отсидки были связаны непосредственно с этим учреждением! Вокруг ГЕРКУЛЕС а кормилось несколько частных акционерных обществ. Было, например, общество «Интенсивник». Председателем был приглашен Фунт. «Интенсивник» получал от ГЕРКУЛЕС’а большой аванс на заготовку чего-то лесного,зицпредседатель не обязан знать, чего именно. И сейчас же лопнул. Кто-то загреб деньгу, а Фунт сел на полгода. После «Интенсивника» образовалось товарищество на вере «Трудовой кедр»,разумеется, под председательством благообразного Фунта. Разумеется, аванс в ГЕРКУЛЕС’е на поставку выдержанного кедра. Разумеется, неожиданный крах, кто-то разбогател, а Фунт отрабатывает председательскую ставку — сидит. Потом «Пилопомощь» — ГЕРКУЛЕС — аванс — крах — кто-то загреб — отсидка. И снова аванс — «ГЕРКУЛЕС» — «Южный лесорубник&raqu o; — для Фунта отсидка — кому-то куш.

— Кому же? — допытывался Остап, расхаживая вокруг старика. — Кто фактически руководил?

Старик молча сосал чай из кружки и с трудом приподымал тяжелые веки.

— Кто его знает? — сказал он горестно. — От Фунта все скрывали. Я должен только сидеть, в этом моя профессия. Я сидел при Александре втором, и при третьем, и при Николае Александровиче Романове, и при Александре Федоровиче Керенском. И при НЭПе, и до угара НЭПа, и во время угара, и после угара. А сейчас я без работы и должен носить пасхальные брюки.

Остап долго еще продолжал выцеживать из старика словечки. Он действовал как старатель, неустанно промывающий тонны грязи и песка, чтобы найти на дне несколько золотых крупинок. Он подталкивал Фунта плечом, будил его и даже щекотал под мышками. После всех этих ухищрений ему удалось узнать, что, по мнению Фунта, за всеми лопнувшими обществами и товариществами, несомненно, скрывалось какое-то одно лицо. Что же касается ГЕРКУЛЕС’а, то у него выдоили не одну сотню тысяч.

— Во всяком случае, — добавил ветхий зицпредседатель, — во всяком случае этот неизвестный человек — голова!Вы знаете Валиадиса? Валиадис этому человеку пальца в рот не положил бы.

— А Бриану? — спросил Остап,с улыбкой вспомнив собрание пикейных жилетов у бывшего кафе «Флорида». — Положил бы Валиадис палец в рот Бриану? Как вы думаете?

— Ни за что! — ответил Фунт. — Бриан — это голова!Три минуты он беззвучно двигал губами, а потом добавил:

— Гувер — это голова. И Гинденбург — это голова. Гувер и Гинденбург — это две головы.

Остапом овладел испуг. Старейший из пикейных жилетов погружался в трясину высокой политики. С минуты на минуту он мог заговорить о пакте Келлога или об испанском диктаторе Примо-де-Ривера, и тогда никакие силы не смогли бы -отвлечь его от этого почтенного занятия. Уже в глазах его появился идиотический блеск, уже над желтоватым крахмальным воротничком затрясся кадык, предвещая рождение новой фразы, когда Бендер вывинтил электрическую лампочку и бросил ее на пол. Лампочка разбилась с холодным треском винтовочного выстрела. И только это происшествие отвлекло зицпредседателя от международных дел. Остап быстро этим воспользовался.

— Но с кем-нибудь из ГЕРКУЛЕС’а вы все-таки виделись? — спросил он. — По авансовым делам?

— Со мною имел дело только геркулесовский бухгалтер Берлага. Он у них был на жалованьи . А я ничего не знаю. От меня все скрывали. Я нужен людям для сидения . Я сидел при царизме, и при социализме, и при гетмане, и при французской оккупации. Бриан — это голова!

Из старика больше ничего нельзя было выжать. Но и то, что было сказано, давало возможность начать поиск .

«Тут чувствуется лапа Корейко,— думал Остап, — а если даже это и не он, то фигура достаточно емкая» .

Начальник черноморского отделения арбатовской конторы по заготовке рогов и копыт присел за стол и перенес речь зицпредседателя Фунта на бумагу. Рассуждения о взаимоотношениях Валиадиса и Бриана он опустил.

Первый лист подпольного следствия о подпольном миллионере был занумерован, проколот в надлежащих местах и подшит к делу.

— Ну что, будете брать председателя? — спросил старик, надевая свою заштопанную панаму. — Я вижу, что вашей конторе нужен председатель. А беру я недорого: 120 рублей в месяц на свободе и 240 в тюрьме. Сто процентов прибавки за вредность.

— Пожалуй, возьмем, — сказал Остап. — Подайте заявление уполномоченному по копытам. Завтра с утра приходите на работу, только не опаздывайте, у нас строго. Это вам не «Интенсивник» и не «Трудовой кедр».

Кто такие, как привлекают и как избежать

Мы не раз сталкивались с клиентами, которые фактически (или буквально) выполняли роль номинального директора. Финансовые соображения, доброта душевная или «скромное» невежество — мы не копаемся в душах и не выпытываем, как так получилось. Однако чаще к нам приходят, когда уже есть четкий диагноз — субсидиарка четвертой стадии, шансы на выздоровление близятся к нулю.

Эта статья — руководство для тех, кто уже по уши, вот-вот может оказаться или только подумывает стать номинальным директором. В общем, потенциальные, действующие или уже встрявшие номиналы, этот текст для вас. Обращаем внимание, что мы разбираем именно риски субсидиарной ответственности: уголовка и административка — это уже другая степь.

Кстати, раз в месяц мы разбираем вопрос одного нашего подписчика и высылаем ответ на почту. Ответ высылаем только подписчикам рассылки, так что оставьте свою почту на нашем сайте

Откуда берутся номиналы

Номинальный директор (в просторечии: номинал, зиц-председатель, гном) — лицо, являющееся руководителем на бумаге, тогда как реально руководит балом другой человек. Номинал выполняет поручения от лица руководства: подписывает договоры, открывает счета в банках, мелькает на собраниях, регистрирует юр. лица. При этом официально на руках у него не бывает никакой документации дольше, чем нужно на проставление подписи, он не может принимать решения без согласования «хозяина» или распоряжаться «своей» долей в уставном капитале.

Условно это тот же наемный сотрудник, который просто выполняет поручения свыше, только за ним в ЕГРЮЛ держится запись «лицо, имеющее право действовать без доверенности».

Зачем нужны

Номинального директора могут нанимать как на краткосрочной основе: нужно открыть расчетный счет, заключить несколько сделок, так и на постоянной, к примеру, если реальному руководителю никак нельзя быть связанным с конкретным юр. лицом.

Вообще тема с номиналами двоякая. При этом, должность номинального руководителя не всегда означает, что номинал обязательно выполняет роль марионетки, которой попользуются и выкинут. Иногда номинальный директор обладает высокой профессиональной квалификацией и выполняет свои функции на протяжении длительного времени. Чаще всего номиналы нужны для следующих целей:

  1. Много бизнесов. Представим, что у одного собственника несколько компаний. Узнав об этом, ФНС может заподозрить, что компании взаимозависимы. Нельзя, чтобы одно и то же лицо по одной сделке одновременно выступало и покупателем, и продавцом. В таком случае номинальный директор — это возможность вести деятельность, не мозоля глаза налоговикам.
  2. Нельзя светиться. По той или иной причине настоящий руководитель не может светиться в руководстве организации. К примеру, из-за статуса госслужащего, недавнего банкротства или дисквалификации. Руками номинала можно будет вести бизнес, никак не засвечиваясь.
  3. Проживание за границей. Это случай, когда реальный руководитель проживает не на территории РФ, а на месте нужны руки, чтобы подписывать распоряжения, и лицо, которое можно светить в налоговой или на собраниях. Актуально и в тех случаях, когда надо обойти ограничения российского законодательства на участие иностранца в уставном капитале.
  4. Избежать ответственности. Поскольку директор несет ответственность за юр. лицо по всем фронтам, номинальный директор — живой щит от уголовной, административной и субсидиарной ответственности, если что-то пойдет не так. Причем потенциальному номиналу хорошо так заливают, тыкая в законы: «Риски? Какие риски? Сдашь руководителей, и тебе ничего не будет, инфа соточка». Но если бы все было так просто, все бы реальные директора резко становились номинальными при первых же проблемах организации.

За что привлекают

Не нужно быть семи пядей, чтобы понять, что директор, он и в Африке директор, а значит, КДЛ. Именно его имя числится в ЕГРЮЛ, а значит, на него валится вся ответственность за косяки организации. Ранее мы подробно разбирали, по каким именно основаниям могут привлекать гендиров. То же самое и по тем же основаниям светит номинальным директорам — повторяться не будем, читайте .

Само по себе привлечение номинала к ответственности можно рассмотреть с двух сторон. Вроде же человек не виноват, сам не ведал, что творил — с чего бы на него долги вешать? С другой, если номиналов всегда будут отпускать на все четыре стороны — не они же довели компанию до банкротства, за что наказывать — тогда и реальные бенефициары начнут говорить, что они номиналы. Собственно, мы слышали о некоторых товарищах, которые, будучи реальными гендирами, строят из себя номиналов — как раз под дудку, что не они же у руля стояли.

Вот, кстати, и пример грустного опыта из свежей практики, когда номиналу прилетело.

В рамках дела о банкротстве компании конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарке Папченко, Фетисова, Цурупы и ООО «Системы управления». Первому удалось удачно соскочить: он покинул пост директора задолго до банкротства компании, а вот с остальными ситуация была интереснее.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:

Серым кардиналом был Цурупа и его компания ООО «Системы управления». Суд признал их исключительные управленческие полномочия. Фетисов же начинал в компании с должности специалиста, а закончил… гендиром. Номинальным.

Собственно, свою невиновность он отстаивал тем, что был наемным работником, который был лишен возможности руководить организацией, в том числе он не обладал электронно-цифровой подписью (ЭЦП), что подтверждается свидетельскими показаниями главного бухгалтера. Более того, он предпринял меры по раскрытию бенефициара бизнеса, Цурупы, путем передачи соответствующих документов арбитражному управляющему. И помог найти имущество. Да еще и подал заявление на банкротство.

Суд посмотрел на все это дело, поблагодарил Фетисова за содействие и… впаял солидарную субсидиарку на 61 лям.

В принципе, и в «старой» практике подобных кейсов хватало. Вот пример.

Разбор другой практики

Раз с критериями привлечения к субсидиарке все ясно, разберем, как от нее можно защититься.

Начиналось все традиционно: в марте 2017 г. ИстЭнерго обратилась с заявлением о признании банкротом компании Трансмастер и стала единственным конкурсным кредитором.

Имущества Трансмастера не хватило для погашения ее требований, так что нужно было выявить тех, кого можно потянуть за этим кораблем. Таких нашлось двое: Дунаев и Золотов. В июле 2018 оба товарища были привлечены к субсидиарной ответственности, а в феврале 2019 с них солидарно взыскали 51 лям. Пока все банально, не так ли? Едем дальше.

Дунаев был не согласен с таким решением и подал апелляционную жалобу, которая поступила… в октябре 2019 г. Так, ребята из «Игумнов Групп», вы что-то путаете… Какой октябрь? А как же 10-дневный срок на обжалование?

Дело в том, что у Дунаева возникли проблемы со здоровьем, из-за которых он находился на лечении. Несмотря на возражения конкурсного, суд принял жалобу: причина же была уважительная, тем более, что подтверждалась документально.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:

Что же касается сути жалобы, Дунаев сообщил, что директором Трансмастера он был только номинально:

  • вся деятельность, которая привела к банкротству Трансмастера, велась Золотовым без его участия и ведома;
  • никаких сделок и договоров с конкурсным кредитором он не заключал;
  • никогда не встречался с представителями конкурсного кредитора.

Более того, в своей жалобе Дунаев сделал акцент, что еще до привлечения к субсидиарке, он предоставлял информацию о преступных действиях Золотова и в итоге проходил свидетелем по возбужденному уголовному делу. В качестве подтверждения в материалы банкротного дела были представлены протоколы допросов Дунаева от «мая 2016». Таким образом, Дунаев сообщил о действиях Золотова задолго до подачи заявления о признании компании банкротом.

И вишенка на торте: по результатам уголовного дела был вынесен приговор о привлечении к уголовной ответственности Золотова, осуществляющего фактическое управление должником. Обстоятельства, установленные данным судебным актом, имеют преюдициальное значение.

По итогу апелляция удовлетворила жалобу Дунаева частично: 51 лям полностью перевесили на Золотова, а вот расходы на процедуру банкротства (публикации в газете Коммерсант, почтовые расходы и вознаграждение арбитражного управляющего) на сумму 327 тысяч постановили взыскать солидарно с Дунаева и Золотова.

Весьма новаторское решение для нашего суда. А потому это не конец истории: 10 февраля 2020 кассация рассмотрит законность вынесенного судебного акта. И, учитывая его неординарность, не удивлюсь любым результатам.

UPD: 10 февраля кассация оставила жалобу управляющего без удовлетворения, а значит, наш номинал отбил и эту подачу. Посмотрим, будет ли финальная битва в Верхушке.

Как отбиться от субсидиарки

Ситуация усложняется двойственными трактовками норм закона. Так, в законе о банкротстве четко прописано, что номинала можно освободить от субсидиарной ответственности, если он «не оказывал определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществлял функции органа управления номинально)». И тут же Верховный суд разъясняет, что номинал «не освобождается от осуществления обязанностей по выбору представителя и контроля за его действиями (бездействием), а также по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом», а потому может быть привлечен к субсидиарке.

Тем самым, чтобы номиналу отбиться от субсидиарки, важны два условия. Нужно доказать, что:

1) вы реально были не при делах;

2) ткнуть в того, кто на самом деле руководил компанией, или указать, где находится имущество компании.

Вот какие объяснения могут вам в этом помочь:

Не доводил компанию до банкротства. Это касается ситуаций, когда номинал сменил другого номинала на посту задолго до банкротства основного должника. Точнее, больше, чем за 2 года до принятия судом заявления о банкротстве (3 года до момента появления признаков неплатежеспособности — по новой редакции ФЗоБ). Да, детский сад, однако в вышеприведенном кейсе одному из директоров удалось отбиться от субсидиарки как раз потому, что он давно «отошел от дел».

Отсутствие доступа к документации и финансам. Нужно доказать, что у номинального директора не было возможности распоряжаться деньгами компании-должника или принимать за нее решения. К примеру: отсутствовали ЭЦП и доступ к расчетному счету организации, не появлялся в гос. органах и в налоговой его никогда не видели, нет его подписей при заключении сделок, которые привели к банкротству основного должника, да и вообще на этих сделках не присутствовал.

Здесь же помогут не только документы, но и показания свидетелей: сотрудников, контрагентов, даже безопасников на входе в здание. В ту же топку — записи с камер видеонаблюдения.

Другая занятость. Хорошим аргументом в пользу номинальности послужит, если в период восседания на троне гендира, в реальности у номинала была работа в другой организации. Здесь помогут справка с реального места трудоустройства, копия трудовой, 2-НДФЛ за указанный период и выписки с личного банковского счета.

Подтверждение мошенничества. Может оказаться так, что хитроумные бенефициары вообще не заморачивались и от номинала взяли только паспортные данные и подспись, а потом все это дело подделывали. В таком случае может помочь почерковедческая экспертиза. Если в период заключения каких-то сделок вы физически были в другом городе или стране — квитанции и билеты вам в помощь.

Раскрытие информации о бенефициарах бизнеса и их активах. Здесь важно не только пальцем указать, что «вот, Вася виноват», но и подтвердить это документально. В частности, в бой могут пойти переписки, копии заключенных договоров, информация по совершенным сделкам, банковские переводы — в общем, все нужно подкрепить словом и делом.

То же касается и активов, нужно будет предоставить подтверждения, что бенефициар взял деньги «из кассы» должника и потратил их, к примеру, на покупку дома в Ницце или новенького порше. Ну или в отпуск на них слетал.

По итогу всех усилий вам все равно никто не гарантирует успех. Просто потому, что номиналов надо наказывать жестко. Такова политика партии.

Если вы отслеживаете юридические тренды последних 10 лет, то должны были заметить и появление новых статей об уголовной ответственности номиналов, и изменения в законодательстве, позволяющие налоговой дисквалифицировать подозрительных лиц, лишая их права регистрации юр. лиц и управления ими сроком аж на 3 года.

Было бы нелогично, если вот в этой борьбе государство вдруг расслабилось и сказало: «Да пусть они идут на все 4 стороны, они же ни в чем не виноваты”. Так что выиграть суд номиналу — крайне сложная задача. Это мы знаем по собственному опыту, т.к. прямо сейчас ведем с пяток подобных судов. Но тот, кто не борется, обречен на поражение.

Выводы

  1. Номинальный директор — не всегда незаконная тема, но всегда ставит самого номинала под угрозу, что бы там ни обещали.
  2. Привлекают номинала к субсидиарке по тем же основаниям, что и любого гендира.
  3. Есть возможность уменьшить размер субсидиарки. Для этого надо одновременно доказать свою номинальность и указать на реального бенефициара и его активы. Иногда это помогает и полностью отбить требования.
  4. Важно предоставить бумажные доказательства, что вы не могли бы реальным гендиром. Если остались вопросы по теме — вам к этим ребятам.

Информация в статье актуальна на дату публикации на нашем сайте igumnov.group.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

Кондратьева Екатерина, юрист «Игумнов Групп», профи по банкротствам юридических и физических лиц, специалист-схемотехник

Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.

Кстати, если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, оставьте свой e-mail у нас на сайте. Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *