Ответственность учредителя банка

Уровень удовлетворения требований кредиторов обанкротившихся кредитных организаций в России традиционно низок. При этом основной задачей кредитора должника (или контрагента) нередко становится не только получение удовлетворения собственных требований, но и защита сделок с должником от оспаривания по правилам главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Законом предусмотрено, что оспариванию подлежат подозрительные сделки (ст. 61.2), которые уменьшают конкурсную массу. При этом указанной статьей выделяются два вида подозрительных сделок — совершенные при неравноценном встречном исполнении обязательств стороной сделки (п. 1 ст. 61.2) и направленные на причинение вреда кредиторам (п. 2 ст. 61.2).

Оспаривание сделок по правилам главы III.1 Закона о банкротстве нередко становилось предметом исследования в различных статьях, а потому остановимся именно на специфике этого института при банкротстве кредитных организаций. Статус кредитных организаций налагает свой отпечаток и на процедуры их банкротства. О том, как складывается судебная практика по таким делам, обсуждалось на семинаре, организованном под эгидой Ассоциации выпускников РШЧП в январе текущего года. Из всего многообразия тем, касающихся взаимоотношений кредиторов и кредитных организаций, затронутых на семинаре «Особенности оспаривания сделок при банкротстве кредитных организаций», выделим две главных.

Это — типичные проблемы сделок с преимущественным удовлетворением при банкротстве банка (в первую очередь оформление платежей внутрибанковскими проводками и сложности с правильным определением предмета оспаривания) и доказывание при оспаривании сделок кредитной организации признаков обычной хозяйственной деятельности.

ВС РФ сказал веское слово

Если говорить о наиболее важных правовых позициях прошлого года Верховного суда РФ применительно к конкурсному оспариванию, то можно отметить две правовые позиции, которые были озвучены в различных определениях высшей судебной инстанции.

В 2019 г. ВС РФ впервые обозначил, что та презумпция недобросовестности, которая есть в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, все-таки опровержима. Это следует из так называемого дела Русского международного банка. Здесь мы впервые услышали тезис о заведомом осознании неравноценности денежного предоставления.

Цитируем документ

…При квалификации спорного соглашения об уступке на предмет действительности необходимо учитывать следующее. Поскольку деньги сами по себе являются универсальной мерой стоимости (то есть эквивалентность денежного предоставления определяется исходя из номинала), объективно произошедшая трансформация денег в права требования не влечет признания сделки неравноценной (пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве), если у клиента банка сохранялись основания полагаться на платежную способность записей по банковским счетам. В таком случае отсутствует признак заведомого осознания неравноценности денежного предоставления, а произошедшая трансформация находится вне воли лица, намеренного исполнить свое обязательство средствами на счете.

Однако если клиент банка знал или должен был знать о том, что деньги как средство платежа утратили свое назначение, то соглашение об уступке, внешне построенное по модели купли-продажи имущественного права <…> изначально не предполагало оплаты, не являлось куплей-продажей, а значит, подлежит оценке исходя из равноценности переданных другу друг прав.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 20.05.2019 № 305-ЭС18-5703 (6) по делу № А40-185433/2017

Вторую важную правовую позицию, которая серьезнейшим образом повлияет на судебную практику, ВС РФ сформулировал в Определении ВС РФ от 21.10.2019 № 310-ЭС19-9963 по делу № А84-1909/2017 (дело ООО «Бетон-Крым»).

Цитируем документ

Согласно пункту 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут быть оспорены не только сами сделки, но и действия, направленные на их исполнение, в том числе действия должника по уплате контрагенту денег, передаче ему вещей по гражданско-правовым обязательствам.

По смыслу приведенных норм процессуального права, положений пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве и разъяснений, данных в абз. 4 пункта 9.1 постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»», если при обращении в суд конкурсный управляющий заявил требование о признании недействительным договора, а приведенные им в заявлении об оспаривании сделки фактические обстоятельства (основания заявления) и представленные управляющим доказательства свидетельствуют о наличии признаков недействительности действий по исполнению этого договора, суд переходит к проверке данных действий на предмет недействительности и может признать их таковыми в соответствии с надлежащей нормой права (статьей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве).

Определение ВС РФ от 21.10.2019 № 310-ЭС19-9963

То есть если, несмотря на то что конкурсным управляющим — истцом по делу заявлено требование о признании недействительной сделки, суд приходит выводу, что фактические обстоятельства говорят о недействительности действий по исполнению этой сделки, при том что это не заявлено истцом, суд признает действия недействительными. Насколько эта правовая позиция является бесспорной?

Радик Лотфуллин, к.ю.н., советник «Saveliev, Batanov & Partners», хоть и несколько опасаясь столь смелого подхода, прокомментировал логику судей. Из чего делает вывод ВС РФ? Он ссылается на возможность правовой квалификации, на постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»» (далее — Постановление № 63), в котором прямо указано, что суд сам определяет правовые нормы, применимые к делу.

Когда конкурсный управляющий обращается с иском о признании договора недействительным — какую он преследует цель? Он хочет вернуть имущество в конкурсную массу. По сути, когда мы признаем действие недействительным, конкурсная масса по факту возвращается. Это своего рода способ защиты: не констатация именем Российской Федерации того факта, что сделка недействительна, а именно возврат в конкурсную массу того, что было незаконно отчуждено. Поэтому, когда мы признаем действие недействительным, мы восстанавливаем имущественное состояние должника, мы восстанавливаем то право, которое было нарушено. И неважно, оспаривается ли договор или действие, суд должен вернуть имущество.

Типичные проблемы типичных сделок

О типичных проблемах сделок с преимущественным удовлетворением при банкротстве банка рассказал Александр Мличковский, старший юрист ООО «АНП ЗЕНИТ». Его выступление было посвящено двум вопросам: оформлению платежей внутрибанковскими проводками и связанному с ним вопросу правильного определения предмета доказывания. Прежде всего эксперт обратил внимание на абз. 4 п. 9.1 Постановления № 63. Он гласит, что если, исходя из доводов лица, которое оспаривает сделки, суд найдет какое-то другое правовое основание помимо того, на которое ссылается заявитель, то на основании определенных норм АПК РФ суд должен самостоятельно определить, какой же характер этого спорного правоотношения и какие нормы подлежат применению. Как суды применяют данное разъяснение? Обратимся к практике ВС РФ.

Заявителем по одному из дел, рассмотренных высшей судебной инстанцией, выступал банк ВТБ, должником — совместное предприятие «Аркаим». В рамках дела о банкротстве совместного предприятия его конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве договоров аренды и применении последствий их недействительности.

Суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, разрешая спор, исходил из отсутствия доказательств наличия у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделок. Однако ВС РФ в Определении от 21.06.2018 № 303-ЭС14-4717 по делу № А73-822/2013 указал: исследованию подлежали обстоятельства, связанные с неравноценностью встречного исполнения (несоответствие размера арендной платы рыночным условиям) по спорным договорам в соответствии с правилами п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, что судами не было сделано.

В другом деле о банкротстве кредитной организации суды указали следующее: в один день был заключен договор цессии и совершен платеж по нему в размере 2,5 млн руб. в счет оплаты по данному договору. Конкурсный управляющий должника посчитал, что договор цессии и банковская операция отвечают признакам недействительности по основаниям, предусмотренным ст. 61.3 Закона о банкротстве и ст. 10 ГК РФ.

Суд первой инстанции удовлетворил указанное заявление конкурсного управляющего должника, найдя основания, предусмотренные п. 1, 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, для признания оспариваемых сделок недействительными.Суд апелляционной инстанции, отменяя судебный акт первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, пришел к выводу о том, что, напротив, конкурсным управляющим не представлено достаточных доказательств наличия таковых оснований. Однако АС Московского округа указал, что договор цессии не может быть оспорен по ст. 61.3 Закона о банкротстве, поскольку не подразумевает преимущественного удовлетворения. Однако в деле имелись еще и основания исследовать доказательства по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, поскольку стороны были осведомлены о том, что оплата по договору об уступке права требования не будет реальной. Здесь надо отметить один важный вывод суда. Он указал на следующее.

Цитируем документ

В условиях, когда банк является фактически неплатежеспособным, остатки на счетах в самом банке перестают быть реальными деньгами, а становятся лишь записями на счетах, обозначающими размер обязательств банка, возникающих из договора банковского счета. В кредитной организации технически могут совершаться любые операции, однако они не влекут ни экономических, ни правовых последствий. Следовательно, перечисление денежных средств со счета клиента, совершенное внутри неплатежеспособного банка, не приводит к фактической передаче денежных средств от плательщика к получателю, несмотря на существующую техническую возможность осуществления расчетных операций с помощью внутренних проводок.

Постановление АС Московского округа от 02.07.2018 по делу № А40-135644/2016

Нижестоящие суды указали, что сам по себе договор цессии не приводит к преимущественному удовлетворению, но в случае, когда о нем достоверно знает другая сторона, нужно исследовать доказательства по п. 1 и 3 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Позиции ВС РФ многих удивят

Еще ряд определений ВС РФ подкрепляют важную позицию, о которой мы говорили в начале статьи и согласно которой, если конкурсный управляющий заявляет требование признать недействительным договор, но тем не менее и доказательства, которые он приводит, и фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что на самом деле он хочет оспорить исполнение по этому договору, и все его действия направлены на это, суд должен перейти к проверке именно указанных действий по исполнению сделки.

Рассмотрим дело о банкротстве КБ «Финансовый капитал».

Суть дела: заключен договор купли-продажи между банком и клиентом Ф., оплата произведена путем внутрибанковской проводки при неплатежеспособности банка в условиях наличия в картотеке неисполненных платежей. При этом конкурсный управляющий (АСВ) заявляет требование о признании договора купли-продажи недействительным по признаку предпочтительности. Нижестоящие суды указали, что в результате совершения продажи погашения обязательств банка не произошло, поэтому никакого предпочтения здесь нет.

Направляя дело на новое рассмотрение, ВС РФ указал, что, разрешая вопрос о наличии признаков предпочтительности, судам следовало проверить как минимум обстоятельства, на которые ссылался конкурсный управляющий. В частности, наличие неисполненных распоряжений иных клиентов по перечислению денежных средств с их счетов в банке до того, как были погашены требования Ф. При этом остались неопровергнутыми доводы АСВ о том, что требования этих клиентов банк не погасил и впоследствии они были включены в реестр третьей очереди кредиторов. При доказанности этих обстоятельств сделка банка с Ф. имеет признаки предпочтительности (Определение ВС РФ от 02.09.2019 № 307-ЭС19-6974 (2)).

И второе дело, где, по мнению Александра Мличковского, ВС РФ сделал еще более прогрессивные выводы. Практически такая же фабула: договор цессии с клиентом, оплата путем внутрибанковской проводки и картотека неисполненных платежей. Причем в данном случае истец заявлял о признании недействительным как договора, так и платежа, который по этому договору был проведен.

Суды, рассматривающие дело, пришли к следующим выводам. Поскольку деньги сами по себе являются универсальной мерой стоимости (то есть эквивалентность денежного предоставления определяется исходя из номинала), объективно произошедшая трансформация денег в права требования не влечет признания сделки неравноценной (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве), если у клиента банка сохранялись основания полагаться на платежную способность записей по банковским счетам. Однако если клиент банка знал или должен был знать о том, что деньги как средство платежа утратили свое назначение, то соглашение об уступке, внешне построенное по модели купли-продажи имущественного права, изначально не предполагало оплаты, не являлось куплей-продажей, а значит, подлежит оценке исходя из равноценности переданных другу друг прав.

Договор цессии и операция по его оплате совершены с целью прикрыть другую сделку — отступное, опосредующее прекращение обязательств банка перед клиентом М. по депозитным договорам при наличии признаков неплатежеспособности кредитной организации. Единственной целью всех оспариваемых действий являлось обеспечение возможности для М. распорядиться ее денежными средствами, находящимися в банке.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в Определении от 20.05.2019 № 305-ЭС18-5703 (6) по делу № А40-185433/2017 резюмировала следующее:

  • оспариваемое соглашение об уступке фактически являлось заведомо неравноценным (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве);

  • операция по его оплате — совершенной с предпочтением (п. 1 и 2 ст. 61.3 данного Закона).

Суды перепутали правовую природу норм. Распутывать ли?

Подытоживая свое выступление, эксперт вновь обратил внимание собравшихся на п. 9.1 Постановления № 63 и его широкое толкование правовых оснований недействительности сделки и норм права, которые подлежат применению. Он задался вопросом: если мы говорим о том, что суд может и должен самостоятельно определять нормы права, то может ли или должен ли он переходить к рассмотрению совсем другого требования, которое не заявлялось?

Развернулась дискуссия.

Андрей Егоров, к.ю.н., руководитель образовательных программ портала Lextorium, признался, что его до сих пор смущает разъяснение, содержащееся в этом пункте. По его мнению, для разных норм можно было оставить разную правовую природу: по п. 1 ст. 61.2 оценивать неравноценность сделок, а по п. 2 ст. 61.2 проверять участников сделки на недобросовестность. Суды же после разъяснений Пленума ВАС множество раз обращались к подобным делам и фактически перемешали эти нормы очень плотно. И теперь ключевой вопрос стоит таким образом: либо стоит начать «размешивать» и признать, что это было неправильное направление в судебной практике, либо окончательно смешать «все в одну кучу», и тогда у нас, по сути, неравноценности не будет, она всегда будет «де-факто» свидетельствовать об умысле.

Олег Зайцев, доцент кафедры общих проблем гражданского права РШЧП, настаивает на том, что объективного оспаривания в России нет. Более того, объективного оспаривания и не должно быть, и об этом нам, в частности, напомнил Европейский суд по правам человека в деле Биджиева против Болгарии. А пока еще, напомнил О. Зайцев, у нас решения международных органов обязательны для Российской Федерации. Что касается п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, то это всего лишь процессуальное упрощение доказывания. Если в пределах года до возбуждения дела совершена заведомо неравноценная сделка, то, соответственно, доказывание таких субъективных элементов, как цель причинить вред и знание о ней, упрощается. Сами по себе временная близость к возбуждению дела и заведомая неравноценность являются достаточными, и бремя доказывания переходит на ответчика. Более того, в Постановлении № 63 есть очень важная, хоть и простая идея, которая заключается в том, что кредиторское оспаривание — это единый институт материального права. Причем неважно, осуществляется он в процессуальной форме внеконкурсного или конкурсного оспаривания. И пункт 1 ст. 61.2, и п. 2 ст. 61.2 2, и ст. 61.3 — это три текста, но не три нормы. Материально правовая норма одна: если сделка совершена с целью причинить вред кредиторам и контрагент знал об этой цели, то если этот вред действительно наступил, правопорядок ее отрицает.

Владимир Белявцев, юрист МОКА «Правовой Альянс», магистр частного права РШЧП, рассматривая толкование судами п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве в контексте практического применения, заявил, что, по его мнению, в подобного рода делах необходимо оспаривать сам спорный платеж. Позиция, по которой мы не оспариваем платеж, исходя из того, что в период неплатежеспособности требование к банку ничего не стоит, поэтому действия кредитной организации-банкрота нужно оспаривать по неравноценности, неправильная. Такая позиция имеет давние истоки. В 2001 г. Конституционным судом РФ было разъяснено, что в период неплатежеспособности в банке записи по вкладам становятся техническими проводками (Определение Конституционного суда РФ от 25.07.2001 № 138-О). Тогда-то и началась практика оспаривания по неравноценности. На самом деле сейчас эта позиция не столь актуальна, потому что не всегда требования к банку в период неплатежеспособности не стоят ничего. Напротив, мы потому и оспариваем эти сделки и потому они оспоримы, что они чего-нибудь да стоят.

По поводу «стоимости» требований В. Белявцеву тут же возразил О. Зайцев. Он считает, что дело обстоит ровно наоборот и оспаривание происходит именно из-за того, что по требованию, которое ничего не стоит, кредитор получил реальные деньги. В этом-то и заключается неравноценность. И по поводу того, что якобы всегда нужно оспаривать платеж, а не, допустим, куплю, которая создала основание для зачета, О. Зайцев тоже не согласился с предыдущим докладчиком. Если мы видим, что в реальности воля была направлена на то, чтобы произвести отступное, правильно оспаривать именно предоставление отступного.

Необычная хозяйственная деятельность: что говорят суды?

Вторая часть семинара была посвящена проблеме доказывания при оспаривании сделок кредитной организации признаков обычной хозяйственной деятельности.

Институт оспаривания сделок достаточно развит. Судебной практики более чем достаточно. И в отношении банкротства оспаривание работает лучше всего, поскольку это чуть ли не единственный способ вернуть в конкурсную массу хоть что-нибудь.

Один из самых важных аспектов таких споров для ответчиков — доказать наличие в их действиях тех или иных признаков обычной хозяйственной деятельности. Ибо от этого зависит победа или проигрыш в суде. А статья 61.3 Закона о банкротстве очень хорошо известна российским судьям. О чем и рассказал Владимир Белявцев.

Что можно признать обычной хозяйственной деятельностью? Ответ мы находим в Законе о банкротстве:

сделки по передаче имущества, принятию обязательств или обязанностей (п. 2 ст. 61.4);

банковские операции: погашение, перечисление, выдача денежных средств (п. 4 ст. 189.40).

Отступное можно признавать обычной хозяйственной деятельностью, хотя в Постановлении № 63 прямо написано, что по общему правилу оно выходит за рамки общехозяйственной деятельности, но в исключительных случаях его можно признать таковой.

Цитируем документ

Согласно пункту 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 или статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.

Пункт 14 Постановления № 63

Факторами, свидетельствующими о необычной хозяйственной деятельности, согласно п. 35.3 Постановления № 63, являются следующие:

  • на момент совершения оспариваемой сделки у кредитной организации имелась картотека неоплаченных платежных документов клиентов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете;

  • оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли получить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие кредитные организации;

  • на момент совершения оспариваемой сделки в отношении кредитной организации регулятором был введен запрет на осуществление соответствующих банковских операций;

  • клиент ввиду аффилированности с сотрудниками кредитной организации располагал недоступной другим информацией о делах кредитной организации и в момент совершения оспариваемого платежа знал о вероятном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве (аннулировании) у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций;

  • клиент перевел средства со вклада досрочно до истечения его срока с потерей значительной суммы процентов при отсутствии разумных экономических причин;

  • оспариваемым платежом клиент исполнил договор поручительства, заключенный незадолго до платежа в обеспечение возникшего существенно ранее долга другого лица перед кредитной организацией;

  • неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок.

По видам сделок:

  • платеж со значительной просрочкой (п. 14 Постановления № 63);

  • отступное (п. 14 Постановления № 63);

  • экономически необоснованный досрочный возврат кредита (п. 14 Постановления № 63).

Судебная практика добавляет нам и другие основания считать, что сделка была нехарактерной для того или иного банка или контрагента: это могут быть публикации в СМИ (постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 722/11), об этом может сигнализировать нулевой остаток на счете по результатам совершения оспариваемой операции (Определение ВС РФ от 23.11.2015 № 305-ЭС15-5815 (8)).

Владимир Белявцев отметил, что отсутствие картотеки неоплаченных платежных документов не обязательно свидетельствует о том, что оспариваемая сделка была произведена в рамках обычной хозяйственной деятельности. Отсутствие картотеки не является основанием для того, чтобы признать сделку недействительной по ст. 61.3 Закона о банкротстве. Картотека — лишь один из критериев, по которым суд может судить о наличии необычной хозяйственной деятельности. О чем говорит и ВС РФ.

Цитируем документ

При оспаривании сделки на основании абзаца 5 пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве выяснение того, имел ли должник (Банк) в момент исполнения спорных поручений клиента достаточное количество денежных средств для удовлетворения иных требований других кредиторов с наступившим сроком исполнения, предъявленных последними Банку в тот же период, не входит в предмет доказывания по настоящему обособленному спору.

Определение ВС РФ от 24.09.2014 № 305-ЭС14-1204

Открывая новый бизнес, все планируют получать прибыль, не рассчитывая на банкротство, но не всегда все идет гладко. Поэтому знать о степени ответственности учредителей компании за результаты деятельности директора нужно обязательно.

Кто такой учредитель

Деятельность ООО в РФ подчиняется требованиям закона №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.98. В действующей редакции указано, что учредителем называют человека:

  • ратифицирующего устав организации;
  • вносящего средства в уставной капитал;
  • выбирающего руководство и назначающего проверки его деятельности;
  • имеющего определяющее право голоса при принятии решений о деятельности компании.

Учредителем может выступать юридическое либо физическое лицо. Гражданство РФ иметь не обязательно, организовать ООО может нерезидент. Не разрешается становиться организаторами ООО депутатам, военнослужащим и ряду должностных лиц.

Понятие ограниченной ответственности

Многие новички в бизнесе регистрируют ООО с целью уйти от личной ответственности при возникновении финансовых обязательств. Действительно, в 56 статье Гражданского кодекса указано, что участник, внесший долю в уставной капитал, не отвечает по долгам организации. Но и компания не несет ответственности по личным долгам владельца. Поэтому большинство бизнесменов уверенно отвечает, что в случае возникновения долговых обязательств отвечать нужно будет в пределах внесенной доли.

Это правило действует, если компания нормально работает и исправно выполняет взятые на себя финансовые обязательства. При таком стечении обстоятельств учредителя невозможно привлечь к оплате счетов фирмы. ООО выступает как полностью самостоятельное лицо, несущее обязательства перед кредиторами. Это и создает ложное впечатление, что финансовые риски для организатора нулевые.

Но все меняется, когда ООО перестает существовать, объявляя себя банкротом. В этом случае участников могут привлечь к выполнению финансовых обязательств. Но для этого кредиторам нужно доказать, что к разорению компании привели действия учредителей или нанятых ими лиц.

В 3 статье закона N14-ФЗ сказано: в случае несостоятельности компании учредители будут отвечать, если имущества фирмы недостаточно, чтобы выполнить финансовые обязательства.

Виды ответственности

Законодательством предусмотрены разные варианты ответственности организаторов предприятия:

  • за действия нанятого директора;
  • за собственные действия.

Обязательства руководителя

В первом случае управление компании передается третьему лицу, которое осуществляет руководство за плату. Оно несет определенные юридические и финансовые обязательства перед владельцем компании.

Нанятый директор должен следить за состоянием текущих дел, вовремя представлять финансовую отчетность, нести обязательства перед законом за свои решения. Согласно ст. 44 закона N14-ФЗ директор отвечает перед собственником за убытки, возникшие в результате его ошибочных действий или его бездействия.

Отвечать директору придется за:

  • заключение заведомо убыточных сделок;
  • утаивание важной коммерческой информации от других учредителей;
  • неоправданные риски при заключении контрактов и договоров;
  • отсутствие проверок благонадежности партнеров;
  • намеренное приведение в негодность финансовых и юридических документов, характеризующих деятельность компании.

Однако если директор докажет, что его действия были прямым выполнением распоряжений организаторов бизнеса и они привели к ликвидации и банкротству предприятия, то финансовое бремя будут нести учредители.

1:07 – Фиктивное банкротство и санкции за него в арбитражном процессе?
3:12 – Как можно вывести активы из компании с долгами?
7:04 – Учредитель отрицает, что знал о заключении договора, что делать?
10:13 – Действия директора привели к образованию задолженности, что делать?
16:26 – Ответственность генерального директора в ООО?
16:49 – Что значит ограниченная ответственность ООО?
17:21 – Могут ли оштрафовать учредителя за деятельность ООО за ошибки в бухгалтерии?
18:05 – При согласии с долгами организации, несут ли ответственность старые учредители?
19:11 – Как привлечь к солидарной ответственности учредителя ООО?
20:20 – Если учредителем является юридическое лицо, почему ООО попадает в зону риска?

Если учредитель сам руководит компанией

Если в качестве управляющего выступает сам учредитель, то переложить ответственность на наемного работника не получится. При наличии непогашенных задолженностей ему придется принимать все возможные меры к их погашению. И если имущества компании недостаточно, учредителю придется гасить долги из личных средств. Учредитель-руководитель привлекается к ответственности, если он:

  • безграмотно осуществлял руководство;
  • допускал рост задолженности по налогам и другим направлениям бухгалтерской отчетности;
  • нерационально использовал кредитные средства;
  • выбирал для работы непроверенные компании.

Пример из судебной практики:

Учредитель-директор руководил компанией, которая оказывала услуги по тепло- и водоснабжению. При проведении тендера на обслуживание объектов городской собственности он заявил новую компанию с точно таким же названием. Результатом этого действия стало то, что прежнее ООО лишилось возможность оказывать услуги и не смогло погасить полученный ранее заем.

В Арбитражном суде признали, что неплатежеспособность ООО вызвана неправомерными действиями директора, и обязали его выплатить ущерб. Размер ущерба составил 4,5 млн. рублей, и директору-учредителю пришлось гасить долг, используя личные средства.

Долги по налогам

Ответственность учредителей ООО перед государством прописана в законе. Поэтому в интересах учредителей следить за действиями директора, чтобы не накопить долги по налогам. В 49 статье Налогового кодекса указано, что при нехватке денежных средств ликвидируемой организации для погашения долгов по налогам, включая штрафы и пени, задолженность взыскивается с учредителей.

В зону риска организация попадает, если размер долга по налогам достигает отметки 300 тысяч. Если выплатить их нет возможности, необходимо срочно объявлять о банкротстве. Иначе это сделает налоговый комитет, но уже с требованием признать виновными директора и/или учредителей.

Не стоит пытаться вывести активы компании, чтобы не платить по долгам. Это приведет к тому, что учредителей обяжут выполнить свои обязательства, используя личные средства.

Многие считают, что привлечь учредителя ООО к ответственности сложно. Однако с 2015 года НК в некоторых случаях может использовать еще один инструмент – возбуждение уголовного дела по статье 199 УК. В результате учредители не только будут вынуждены погасить задолженность, но и приобретут судимость, что может негативно отразиться на их дальнейшей деятельности.

По каким долгам придется отвечать личными средствами

Организатор фирмы будет отвечать в пределах своей доли в уставном капитале в том случае, если не доказано, что банкротство было вызвано его действиями. В противном случае по некоторым видам обязательств придется выполнять обязательства лично. Это:

  1. Недоимки по налогам и страховым платежам в бюджет. При банкротстве все долги по налогам должны быть закрыты. Если доли в УК учредителя не хватает, то ему придется рассчитываться личным имуществом.
  2. Долги перед кредиторами. Гасить долги придется, если будет доказано, что банкротство вызвано действиями руководства. Очередность погашения устанавливается в суде.
  3. При незаконном банкротстве. Если учредители или руководство злонамеренно привели компанию к банкротству для получения личной выгоды, то их ожидает наказание.

Наказание при злонамеренном банкротстве может быть административным, финансовым или уголовным.

Солидарная ответственность

Солидарная ответственность определяется долей уставного капитала. Все полученные убытки делятся между учредителями по размеру доли. В том случае, если кто-то из участников внес деньги не полностью, то отвечать он будет в полном размере своей доли, а не только оплаченной частью.

Решением совета учредителей в некоторых случаях на одного или нескольких участников могут быть наложены дополнительные обязательства.

Субсидиарная ответственность

Субсидиарной ответственностью называют обязанность третьего лица возместить остаток задолженности основного должника. В отношениях участвует три стороны:

  • кредитор;
  • основной должник;
  • дополнительный (субсидиарный) должник.

Субсидиарные обязательства наступают в том случае, если исчерпаны все меры по взысканию долга с основного должника. Обстоятельства, при которых учредители предприятия несут субсидиарную ответственность за его деятельность и за действия его директора, определяются законодательством. При этом варианте не имеет значения размер доли, внесенной в уставной капитал.

Поправки в законе о банкротстве и ООО

ФЗ № 488 от 28.12.16 г. внес существенные поправки в действующий закон об ООО и закон о признании банкротства. Эти поправки сильно осложнили жизнь тем бизнесменам, которые создавали и намеренно банкротили свои компании. Согласно принятым поправкам, субсидиарная ответственность сохраняется на протяжении трех лет с момента объявления о ликвидации компании.

Данный закон направлен на защиту интересов кредиторов. Он расширяет полномочия по взыскиванию долгов с руководства и учредителей, а также с лиц, которые фактически контролировали работу компании.

Схема работы с назначением «зицпредседателя» действует и в современных реалиях. Директор может выполнять указания собственника, который официально не имеет к деятельности компании отношения. В законе определили статус таких «подпольных руководителей», назвав их КДЛ (контролирующим должника лицом). На них распространили обязательства нести ответственность за деятельность директора, которая привела к образованию долгов. Для установления роли КДЛ достаточно свидетельских показаний в суде.

Когда возлагается субсидиарная ответственность?

Если активы фирмы позволяют рассчитаться со всеми обязательствами, то речи о привлечении дополнительных должников не идет. Пока юридическое лицо не ликвидировано, учредители отвечают лишь долей в УК и ничем больше.

А вот после признания финансовой несостоятельности юрлица возникает возможность привлечения личных средств должников. Для возложения субсидиарных обязательств необходимо соблюдение ряда условий:

  • завершенная процедура банкротства либо получение судом заявления от должника о финансовой несостоятельности;
  • установленный круг лиц, в реальности контролирующих деятельность ООО;
  • наличие доказательной базы связи действий руководства и разорения компании.

В качестве привлеченных лиц могут выступать:

  • нанятый директор;
  • учредители компании;
  • любые лица, осуществляющие фактический контроль деятельности (КДЛ).

В случае привлечения к субсидиарной ответственности руководителей предприятия и КДЛ понятие презумпции невиновности на них не распространяется. То есть при желании доказать свою непричастность это нужно будет делать самостоятельно.

Учредители общества с ограниченной ответственностью будут отвечать своим имуществом по долгам компании даже в том случае, если проведена процедура личного банкротства. Если организатор вышел из ООО, то на него может быть возложена обязанность погашения долгов, возникших в период его участия. Возможность привлечения бывшего учредителя сохраняется на протяжении двух лет после его выхода из ООО.

Основные изменения в законе

Учредители должны ознакомиться с изменениями, внесенными в закон об ответственности за деятельность директора ООО:

  1. Был расширен круг лиц, которых можно привлечь к погашению долгов. Помимо директора и учредителей, в него вошли КДЛ, лица, фактически контролирующие деятельность предприятия. КДЛ могут быть признаны крупные акционеры, финансовый или технический директор и любые другие субъекты, оказывающие значительное влияние на деятельность компании.
  2. В статье 3 ФЗ за № 14 «Об ООО» появилось положение, позволяющее кредитору взыскать долги с директора или учредителей, если он докажет недобросовестность или неграмотность их действий. Ранее взыскание было возможно только после банкротства.
  3. Кредиторы могут предъявлять требования к контролирующим лицам даже в том случае, если ООО было исключено из реестра ЕГРЮЛ.

Эти поправки существенно повысили возможности кредиторов по возвращению задолженностей.

Процедура привлечения к ответственности

Ответственность учредителя за деятельность директора появляется в процессе банкротства. Если ООО просто прекратит свое существование, честно расплатившись по всем долгам, то никаких претензий ни к руководству, ни к организаторам не возникнет.

Если же долги погасить не удается, вступает в силу закон от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Этот закон подробно описывает процедуру и обозначает условия привлечения к ответственности всех причастных лиц – руководителей, собственников и КДЛ.

Если руководство компании не подаст своевременно заявление о признании ООО банкротом, то за него это сделают налоговые органы.

При рассмотрении дела о финансовой несостоятельности компании к судебному процессу привлекаются директор предприятия, учредители, а также лица, признанные выгодополучателями.

Если в суде будет признана связь между действием (или бездействием) этих лиц и невозможностью предприятия оплачивать свои долги, то взыскания в размере требований кредиторов налагается как на имущество компании, так и на личное имущество причастных лиц.

Как может повлиять самобанкротство?

Владелец бизнеса может попасть под субсидиарную ответственность за деятельность директора или собственные ошибки, даже если начнет процедуру банкротства самостоятельно. Особенно в том случае, если сроки были пропущены.

Если долги невозможно погасить, то лучше самому начинать процедуру признания банкротства, не дожидаясь, когда это сделают налоговые органы. Преимущества самобанкротства:

  • самостоятельное представление документов без осуществления выемок;
  • назначение арбитражного управляющего по своему выбору;
  • возможность законно блокировать требования кредиторов.

Однако даже своевременно объявленное самобанкротство не гарантирует того, что не придется отвечать по долгам личным имуществом. Если активов компании недостаточно, привлечение к субсидиарной ответственности директора и владельцев компании практически неизбежно.

Но будет намного хуже, если процедуру банкротства инициирует Налоговый комитет. Налоговики используют все возможности для изыскания средств на погашения долга, вплоть до ареста личного имущества и личных счетов.

Обстоятельства, при которых вина собственника признается по умолчанию

В законе предусмотрены обстоятельства, при возникновении которых ответственность за деятельность директора по умолчанию возлагается на собственника бизнеса. Это такие события:

  • заключение сделки по прямому указанию либо по одобрению или настоянию собственника, при условии, что данная сделка привела к возникновению убытков и привела к банкротству;
  • порча, утрата или повреждение бухгалтерской документации, за которую отвечал владелец предприятия;
  • действия, которые могут быть расценены как преднамеренное банкротство.

Дополнительно причиной может стать неразумная кредитная политика, проводимая собственником, и другие ошибки, приводящие к нарушению имущественных прав кредиторов.

Варианты защиты лиц, контролирующих должника

Принятые поправки достаточно жестко относятся к КДЛ, отказывая им в презумпции невиновности. Однако есть ситуации, при которых у КДЛ есть возможность максимально снизить размер своих финансовых обязательств по долгам предприятия или вообще избежать ее. Для этого необходимо доказать, что:

  • лицо, признанное контролирующим должника, фактически им не являлось, но нужно предоставить суду информацию о настоящем выгодоприобретателе;
  • КДЛ действовало максимально разумно и добросовестно, его действия были направлены на то, чтобы избежать еще больших убытков;
  • размер ущерба, возникшего по вине КДЛ, существенно ниже предъявляемых к нему финансовых обязательств.

Эти возможности для КДЛ зафиксированы в статье 61.11 закона № 127-ФЗ в пунктах 9,10 и 11.

Выводы

Из всего изложенного выше можно сделать следующие выводы:

  1. Обязательства организаторов ООО не ограничивается размером их доли в УК. При возникновении долгов, которые не могут быть погашены имуществом компании, собственникам бизнеса придется отвечать личными средствами. По этой причине нет смысла организовывать ООО только из-за возможности избежать личных финансовых рисков.
  2. Привлечь владельца ООО к выполнению финансовых обязательств несколько сложнее, чем ИП. Но в настоящее время количество таких дел исчисляется тысячами.
  3. Если предприятием руководит наемный директор, владельцам не стоит полностью отстраняться от ведения дел. Необходимо ввести систему контроля, позволяющую видеть реальную картину. В противном случае за неграмотные или недобросовестные действия директора придется нести личную ответственность.
  4. Важно следить за состоянием бухгалтерской отчетности. Искажение документов или их порча могут стать доказательствами факта намеренного банкротства и, соответственно, наступления субсидиарных обязательств.
  5. Кредиторы имеют право потребовать возврата долгов не только с предприятия, но и с его собственника, если компания находится в процессе банкротства.
  6. Кредиторам необходимо доказать, что причиной разорения компании стали неправильные действия или бездействие руководства, но в большинстве случаев предусмотрена презумпция вины, и доказывать лицам, требующим возврата долгов, ничего не нужно.
  7. Попытка выведения активов компании незадолго до объявления банкротства – это повод для возбуждения уголовного дела против владельцев. Поэтому попытка скрыть часть имущества может обернуться наличием уголовной судимости.
  8. При невозможности выполнять финансовые обязательства процедуру банкротства лучше инициировать самому владельцу, не дожидаясь, пока это сделает Налоговый комитет или другие компетентные органы.

Начинать процедуру банкротства рекомендуется с привлечением узкопрофильных юристов, имеющих положительный опыт в ведении подобных дел. Только в этом случае можно рассчитывать на благополучное завершение процесса.

В связи с изменениями в Федеральном законодательстве РФ, вступившими в силу в июне 2017 года (№488-ФЗ) у многих руководящих лиц возникает необходимость в защите от субсидиарной ответственности. Действующий проект расширил рамки «контролирующих должника лиц», соответственно, в правовое поле попадают сотрудники, которые ранее могли «отойти от дел», не попадая под пристальное внимание инспекторов.

К сожалению, юридические отделы компаний не всегда готовы быстро ответить на вопрос «Как избежать субсидиарной ответственности?». Причин несколько: частые нововведения в законах, требования сразу нескольких кредиторов о персональном имущественном наказании. Чтобы повестка в суд, штрафные санкции и возможное заключение под стражу не стало неожиданностью, имеет смысл обратиться за консультацией к опытным специалистам, которые работают в нашей компании.

Первичная консультация, в ходе которой заинтересованное лицо излагает суть проблемы и получает ответы на первоочередные вопросы, возможна по телефону и проводится бесплатно. Общение с юристом, специализирующимся в сфере освобождения от субсидиарной ответственности, проводится в офисе и стоит 4000 рублей. Сохранение конфиденциальности данных и прозрачность услуг гарантируем. Звоните +7 (812) 961-07-17

Кто попадает в группу риска?

Прежде чем выяснять, что значит нести субсидиарную ответственность, давайте разберемся, кто под нее попадает и в чем этот процесс состоит. Итак, под такую статью попадают финансовые правонарушения – невыплаты по долгам вследствие:

  1. Неполного погашения или невозможности погасить задолженности перед кредиторами или другими уполномоченными лицами по причине бездействия руководителя/контролирующего лица компании (в действие вступает ст. 61.11 №127-ФЗ).
  2. Несвоевременной подачи или отсутствии заявления/акта о финансовой или имущественной несостоятельности банкрота (согласно ст. 61.12 №127-ФЗ).
  3. За преднамеренное или непреднамеренное (по незнанию) нарушение закона о несостоятельности (применяется ст. 61.13 №127-ФЗ).

Естественно, долги должны быть взысканы, отсюда возникает вопрос: «А кто именно назначается ответственным за невыплаченные средства и неисполненные обязательства?» Согласно новым законам к дополнительной субсидиарной ответственности вправе привлечь:

  • владельцев и учредителей бизнеса;
  • руководителей и менеджеров топ-звена;
  • начальника бухгалтерии или финансового отдела;
  • других сотрудников, имеющих право принятия решений, значительных для деятельности организации;
  • лиц, действующих от имени компании-банкрота (посредников);
  • сотрудников комиссии по ликвидации (актуально, при официально зафиксированном банкротстве и «чистоте» сотрудников, его зафиксировавших);
  • мажоритарных акционеров;
  • лиц, находящихся в родстве с владельцами или руководителями;
  • контрагентов, при доказанных тесных финансовых связях между компанией-должником и ними.

Практика показывает, что в первую очередь под пристальное внимание попадают должностные лица на ключевых позициях. Именно поэтому тема: «Как уйти от субсидиарной ответственности при банкротстве?», – чаще всего касается гендиректора, финдиректора, главного бухгалтера.

Важно знать! Поскольку «группа ответственных» достаточно немаленькая, то при возникновении у организации-должника проблемы непогашенных долгов и невозможности их выплат кредиторам за счет средств/имущества фирмы или личных сбережений, без грамотной консультации юриста и знаний о последствиях привлечения к субсидиарной ответственности, лица, попадающие под данную юрисдикцию чувствовать себя в безопасности проблематично.

Субсидиарная ответственность: условия последствия

Привлечение к принудительным взысканиям проводится не автоматически, а при наличии определенных условий. Для представителей руководящего звена, а также владельцев/учредителей бизнеса такими факторами являются:

  • заведомое нарушение закона при исполнении должностных обязанностей, а также прав третьих лиц;
  • юридически доказанная вина (причинение ущерба компании, нецелевой расход бюджетных средств и пр.);
  • наличие убытков или вредоносных действий, допущенных по халатности или незнанию;
  • очевидная связь между банкротством предприятия и действиями подответного лица.

В зависимости от степени выявленных нарушений, размера задолженностей перед кредиторами и умышленности/неумышленности действий последствиями субсидиарной ответственности могут стать такие проблемы:

  • штраф размером от 5 до 30 тысяч рублей;
  • дисквалификация – невозможность заниматься руководящей деятельностью в течение 3-х лет.

Привлечение к материальной ответственности – наиболее распространенное наказание для руководителей. При выявленных преднамеренных действиях, приведших к банкротству компании или «ложное» разорение с целью укрыть нарушения, речь может идти об административной и уголовной ответственности.

Временные границы

Если решение о банкротстве уже принято, очевидные задолженности погашены, компанию исключили из реестра юрлиц и вроде бы нет причин волноваться, расслабляться не стоит. Защита директора и других руководящих лиц от субсидиарной ответственности может понадобиться на протяжении трех лет. Точка отсчета – момент, когда фирма признана банкротом. По истечении трех лет претензии признаются неправомочными.

Как взыскивают субсидиарную ответственность

Прежде чем назначить «ответственное лицо» и «повесить» на него ответственность следует установить, кто конкретно отвечает за банкротство и нарушение порядка его признания. Согласно гл. 3 ФЗ-127 от 26.10.2010 № 127-ФЗ для определения такого материально ответственного лица назначается комиссия (уполномоченный орган или контролирующее лицо), в полномочиях которой:

  • давать указания;
  • влиять на действия должника, в том числе и накладывая запрет на сделки.

Вне зависимости от выявленных правонарушений и должности матответственного лица, в обязательном порядке назначается судебное рассмотрение. Именно в суде рассматривается точная степень вины ответчика и определяется конкретный размер финансовой компенсации.

Поскольку привлечение к судебному разбирательству – длительный и «многоходовой» процесс, целесообразно обратиться к компетентному юристу за консультацией по субсидиарной ответственности и доверить ему ведение дела: так ответчик сэкономит время, деньги и сохранит нервную систему.

Как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве

Есть несколько условий, при которых привлечение к ответственности невозможно. Например, руководитель или владелец не являются виновными, если ликвидация юрлица проводилась не по причине банкротства. Также судебное разбирательство не применяется, если отсутствуют виновно совершаемые действия.

Среди превентивных мер, предпринимаемых в качестве защиты директора от субсидиарной ответственности (снижения рисков):

  • исключить продажу активов по сниженной стоимости;
  • избегать заключения невыгодных или неправомочных сделок с «подставными» лицами;
  • при потере любых финансовых/бухгалтерских или налоговых документов восстановить их как можно быстрее;
  • при выборе и сотрудничестве с контрагентами проявлять повышенную осторожность;
  • все задолженности отслеживать, при наличии просроченных – принимать активные меры по погашению.

Важно! Выполнение вышеперечисленных пунктов увеличивает шансы на оспаривание субсидиарной ответственности в суде, поскольку доказывает компетентность и законопослушность руководящего лица.

Действия при привлечении к субсидиарной ответственности

Увы, но в российском законодательстве присутствует такой факт как «презумпция вины», соответственно директор (существующий или бывший), учредители, финдиректор, бухгалтер и пр. считаются виновными, пока не докажут обратное. Для доказательной базы необходимо удостоверить суд в:

  • отсутствии собственной вины в убытках, которые понесла компания-должник;
  • разумности, компетентности и соответствии действующим параграфам законов в принятии решений;
  • отсутствии связи между причиной и следствием (между убытками и действиями руководства), как вариант – доказать, что действия направлялись на минимизацию или исключение еще большего убытка.

Привлечен к субсидиарной ответственности: что делать?

Если дело уже отправлено на рассмотрение в судебные органы следует оперативно собрать документацию на опровержение. В качестве опровержительных документов могут быть использованы:

  • экспертное заключение, подтверждающее невиновность или бездоказательность вины ответчика;
  • аудиторская оценка, предоставленная компанией с хорошей репутацией;
  • доказательная база, что на момент совершения сделки условия соответствовали законодательству, например, цены были ниже.

Важно! Если вина за банкротство предприятия и, как следствие, невозможность выплат кредиторам, лежит на контрагенте, оказавшемся ненадежным, обязательно предоставить сведения о том, как ответчик его выбирал и проверял благонадежность и состоятельность. Для этого возможно понадобятся; выписка из госреестра физлиц (регистрация компании-контрагента), рекомендации партнеров (письменные), оценка репутации на момент совершения сделки и пр.

Еще один способ освобождения от субсидиарной ответственности – доказать, что де-факто важные решения принимало не руководство (директор, владелец, главный бухгалтер), а другое лицо, которому были переданы полномочия. Правда «на слово» суд не поверит, а сбор доказательной базы достаточно долгий и трудоемкий.

Субсидиарная ответственность: чем поможет консультация адвоката

Защита права при субсидиарной ответственности – неотъемлемая привилегия каждого человека. Чтобы не стать «отпущенцем» и защитить свои права целесообразно не пытаться разобраться в хитросплетении законов самостоятельно, а довериться опытному правоведу.

По статистике, сегодняшняя судебная практика удовлетворяет около 20-25 процентов исков против бывших руководителей. Для сравнения: в 2016-начале 2017 года таких решений было не более 5%. Поэтому проблема, чем грозит субсидиарная ответственность и как ее избежать, более чем актуальна.

Чем поможет обращение в нашу юридическую компанию

Наши юристы специализируются в защите от субсидиарной ответственности, используют эффективные методы, что в большинстве случаев приводит к освобождению истца от материального взыскания или значительного снижения суммы долговой компенсации.

Знающий тонкости правовой системы адвокат:

  • даст реальную оценку текущей ситуации;
  • выявит и определит факторы, которые стали причиной привлечения к субсидиарной ответственности директора или другого представителя руководящего звена;
  • даст оценку нанесенного компании убытка;
  • поможет разыскать доказательства невиновности ответчика и оформить их нормативным образом для предоставления в суд;
  • представит в суде, гарантировав право на юридическую поддержку.

Даже при установленной вине снизить ответственность возможно. Главное обратиться за правовой помощью немедленно, не затягивая сроком и тогда даже «безнадежное» дело можно постараться выполнить в пользу клиента.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *