Первое кредитное общество

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ОБЩЕСТВА ВЗАИМНОГО КРЕДИТА В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

(ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ)

Ю.Л. Грузицкий, кандидат исторических наук, доцент кафедры экономической истории и кафедры банковского дела Белорусского государственного экономического университета

Важное место в кредитной системе императорской России занимали общества взаимного кредита (ОВК). В «Уставе кредитном» они классифицировались как «частные кредитные установления, принадлежащие частным лицам и товариществам частных лиц». Сегодня, когда на постсоветском пространстве идет сложный и противоречивый процесс учреждения и становления различных финансово-кредитных учреждений рыночного типа, полезно обратиться к истории и богатому опыту работы таких обществ, проанализировать их деятельность в разные периоды развития капиталистических отношений.

Радикальная реформа банковского дела, начало которой положило образование в 1860 году Государственного банка, вскоре вызвала к жизни акционерные коммерческие банки с широкой сетью отделений и агентств, впоследствии ставшими центральным звеном кредитной системы империи.

Однако появление новых банков не могло решить вопроса кредитования мелких и средних предпринимателей. Получение ссуд в этих кредитных учреждениях было для них весьма сложным процессом. Банки предпочитали иметь дело с солидной клиентурой, старались размещать свои ресурсы в высокоприбыльные, с низкой степенью риска операции. Засевшие в учетно-ссудных комитетах государственного и акционерных банков верхушечные слои купечества неохотно допускали к учету векселя мелких торговцев.

Возникла объективная потребность в кредитных организациях для обслуживания широких мелкобуржуазных слоев. Развитие капиталистичес-

ких отношений в стране после известной реформы 1861 года породило множество торгово-про-мышленных предприятий с небольшим капиталом, незначительными оборотами, постоянно нуждавшимися в финансовой поддержке.

Первое ОВК было учреждено в 1864 году в Петербурге уже на начальном этапе формирования капиталистической кредитной системы. Толчком к его образованию был сильный пожар 1862 года в российской столице, уничтоживший крупнейшие Апраксин и Щукин рынки, нанесший значительный ущерб местным предпринимателям.

Помощь, оказанная пострадавшим от стихии государственным банком, не смогла компенсировать понесенных убытков. Тогда и возникла идея создания в стране взаимного кредита, автором которой был «товарищ» (заместитель) управляющего Государственным банком известный финансист Е.И. Ламанский.

Обратившись к опыту зарубежных кредитных организаций, Е.И. Ламанский предложил тогдашнему министру финансов М.Х. Рейтерну создать в стране взаимный кредит по образцу бельгийского общества «Union du Credit», где круг владельцев и его заемщиков совпадал. В пользу формирования подобных обществ высказались и многие солидные банкиры1.

Уже в 1862 году был подготовлен устав ОВК, в апреле следующего года «высочайше» утвержден, а 17 марта 1864 года общество приступило к

1 Е.И. Ламанский. Воспоминания 1840—1890 гг. Пенза, 1995.

С. 105-106.

проведению операций. Первоначальный состав общества насчитывал около 300 человек. Собственный его капитал был сформирован из взносов учредителей, составлявших от 30 руб. до 5 тыс. руб., в 14 тыс. руб. — весьма незначительная по тем временам сумма2.

Петербургское ОВК долго действовало под покровительством Государственного банка, а до 1871 года даже находилось в его помещении. Председателем правления общества определенный период был сам Е.И. Леманский. «Устройство общества взаимного кредита, — вспоминал впоследствии Ламанский, — можно сказать, сразу изменило значение русской торговли. Не только мелкие торговцы Апраксина и Щукина дворов, но и самый Гостинный двор, где торгуют купцы средней руки, почувствовали на себе влияние самостоятельности и независимости от иностранных банков и экспедиторов. Даже мелкие трактиры начали забирать чай, сахар и другие принадлежности своей торговли, выдавая векселя в 30, 40, 50 руб. сроком на месяц, два, три и т.д. В результате для торговли появилось новое орудие — кредит, и русские купцы почувствовали себя независимыми, спокойными от страха внезапных претензий многочисленных немецких посредников»3.

Таким образом, местное купечество получило возможность широко использовать коммерческий кредит через учет векселей под обеспечение всего общества. Госбанк организовывал неограниченный прием таких векселей.

Так появилось фактически первое частное кредитное учреждение в России для торгово-промыш-ленного класса. Первый акционерный коммерческий банк — Петербургский частный — был учрежден несколько позже, сфера действий существовавших в то время городских общественных банков являлась еще очень узкой. Видный советский исследователь истории российского кредита И.Ф. Гиндин называл Петербургское ОВК первым банком капиталистического кредита в стране4.

До 1872 года Государственный банк широко использовал Петербургское общество для поддержки учредительства железнодорожных обществ и первых акционерных банков, проводя через него операции, которые нельзя было осуществлять по действовавшему тогда уставу главного банка страны. К началу 1875 года общество насчитывало уже

3 Е.И. Ламанский. Указ. соч. С. 107.

4 И.Ф. Гиндин. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861—1892 годы). М., 1960. С. 354.

более 9 000 участников, поэтому на общие собрания стали выбирать уполномоченных5.

Успешная деятельность столичного ОВК вызвала интерес других регионов империи к такому типу кредитных учреждений. В 1866 году аналогичное общество возникло в Харькове, в 1868-м — в Киеве и Одессе, в 1869-м — в Москве, Ростове-на-Дону, Борисоглебске (Тамбовской губернии) и Риге, где было учреждено даже два общества.

Есть основания полагать, что первые учреждения взаимного кредита в известной степени компенсировали только начавшую складываться систему коммерческих банков, которая была пока не в состоянии обеспечить потребности развивавшегося капитализма. Так, среди учредителей Московского купеческого ОВК стояли такие представители крупной торговой и промышленной буржуазии, как Морозовы, Мамонтовы, Милютины, Третьяковы.

Характерно, что ряд образованных в 60-е — первой половине 70-х годов XIX в. обществ к концу столетия обладал собственным капиталом, размерам которого могли бы позавидовать многие акционерные банки. А основные капиталы первого Петербургского общества и Московского купеческого составляли около 4 млн руб.6. В то время для учреждения коммерческого банка требовался минимальный акционерный капитал в 500 тыс. руб.

Таким образом, если в 1868 году действовали 4 ОВК, в 1871 году — 19 с капиталом 13,9 млн руб., в 1872 году — 23 с капиталом 16,4 млн руб., в 1773 году — 46 с капиталом 18,8 млн руб. Привлеченные обществами вклады достигли к началу 1874 года 30 млн руб., текущие счета — 55,7 млн руб.7. В 1875 году насчитывалось уже около 80 ОВК. К этому времени в стране в основном завершился первый этап экстенсивного роста банковской сферы рыночного типа.

В своих действиях общества руководствовались собственными уставами, утверждаемыми непосредственно министром финансов. В 1872 году финансовое ведомство определило, что уставы всех ОВК должны быть составлены «по образцу уставов Пензенского, Новочеркасского, Второго Харьковского и Варшавского обществ взаимного кредита»8. Позже появился «Сводный устав обществ взаимного кредита». Поэтому уставы всех

5 Исторический очерк пятидесятилетия деятельности С.-Пе-тербургского общества взаимного кредита. С. 3.

6 Банки и акционерные торгово-промышленные предприятия, оперирующие в России за последний отчетный год (1899-1900 и 1900/901 годы). Справочная книга. СПб. 1902. С. 12-22.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7 В.Д. Мехряков. История кредитных учреждений и современное состояние банковской системы России. М., 1995. С. 49.

8 Устав кредитный. Т. XI, ч. II. Изд. 1903 г. СПб. С. 192.

этих кредитных учреждений были единообразны, совпадали почти дословно. Различия в них, в первую очередь, касались минимальных размеров основного (собственного) капитала и количества участников, необходимого для начала операций.

Общества организовывали свою деятельность следующим образом: собственный (основной) капитал складывался из вступительных взносов его участников, которые принимали ответственность по своим обязательствам в десятикратной сумме внесенного взноса. Ссуды выдавались только членам общества. «Каждый член, при вступлении своем в общество, обязан внести в кассу общества наличными деньгами 10% с суммы допущенного ему кредита и представить, по установленной форме, обязательство в том, что принимает на себя обязательства в размере как сих 10%, так и остальных 90% означенной суммы»9.

Запасный капитал, предназначенный для покрытия убытков, складывался из 10% отчислений от годовой прибыли, а также процентов и размещался в государственных или гарантированных правительством ценных бумагах.

Согласно Сводному уставу ОВК, они могли начинать свои операции при формировании основного капитала в размере не менее 10 тыс. руб.

Кроме того, открывать свои действия общества могли лишь при достижении определенного количества участников. Как правило, оно должно было составлять не менее 50 человек.

Существенным отличием ОВК от акционерного банка являлось то, что здесь заемщик обязывался быть одновременно и вкладчиком.

По характеру проводимых операций ОВК практически не отличались от акционерных банков. Им разрешался:

• учет представляемых членами общества торговых векселей как минимум с двумя подписями;

• учет соло-векселей, обеспеченных ценными бумагами, товарами, драгоценными металлами;

• предоставление ссуд членам общества на срок не более шести месяцев под залог государственных ценных бумаг, товаров, то-варно-транспортных документов;

• перевод денежных средств по поручению участников общества;

• прием к учету ценных бумаг от всех лиц;

9 Сводный устав обществ взаимного кредита // Банки и банкирские конторы в России. Справочно-статистические сведения о всех оперирующих в России кредитных учреждениях. Сост. 3. Евалин. СПб, 1904. С. 187.

• хранение денежных средств, различных ценностей;

• проведение подписок, разрешенных правительством, на различные займы, паи, закладные листы;

• залог собственных ценных бумаг в других кредитных учреждениях и перезалог ценных бумаг в обеспечение ссуд;

• открытие текущих счетов;

• прием вкладов;

• предоставление ссуд, обеспеченных залогом сельскохозяйственных имений под соло-векселя и др.

Такой широкий круг операций позволяет относить ОВК вместе с городскими общественными банками, также получившими впоследствии широкое развитие, к местным банкам. Известный государственный деятель С.Ю. Витте рассматривал такие кредитные учреждения как разновидность коммерческих банков.

Кредитование своих членов осуществлялось обществами в основном через учет векселей, специальные текущие счета, открываемые их участникам, а также под залог товаров.

В 1875 году в стране произошел первый банковский крах. Начался отлив вкладов из банковских учреждений, резко сократились их операции. Учреждение новых ОВК почти прекратилось, а в период с 1883 до 1894 год создание новых обществ было запрещено министерством финансов. Правительство, приостановив образование новых кредитных учреждений, прилагало огромные усилия к поддержке и спасению уже существовавших банковских организаций.

Оказывая помощь акционерным коммерческим банкам в трудный для них период, правящие круги через Государственный банк предпринимали активные действия по выводу из кризиса и ОВК. Кредитование обществ (без Петербургского ОВК, пользовавшегося особым расположением властных структур) с 8—9 млн руб. в начале 1870 года повысилось до 10—12 млн руб. в 1875—1881 годах. Подобная поддержка охватывала 70—80% всех обществ, что было значительно выше систематически кредитовавшихся акционерных банков. К началу 1884 года задолженность обществ Госбанку достигла 18 млн руб., что составляло около четверти вексельных операций самих ОВК10. Благодаря этому учреждения взаимного кредита сумели выйти из тяже-

10 И.Ф. Гиндин. Государственный банк и экономическая

политика царского правительства. С. 374; Его же. Русские ак-

ционерные банки. Из истории финансового капитала в Рос-

сии. М» 1948. С. 50.

лой для банков полосы 80-х годов XIX в. с наименьшими по сравнению с акционерными и городскими банками потерями.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Правительство не только оказывало поддержку кредитным учреждениям страны, используя ресурсы подчиненного ему Госбанка, но и активно вмешивалось в их действия, строго регламентируя операции банков, постоянно контролируя процесс учредительства, реорганизации, управления и др. Поэтому эволюция ОВК во многом определялась теми или иными законодательными нормами.

В 1882 году было «высочайше» утверждено мнение Государственного совета, согласно которому ОВК разрешалось выдавать краткосрочные ссуды сельским обществам и товариществам из крестьян. Решение мотивировалось тем, что поступление крестьян в общества «затруднительно» из-за необходимости обязательного внесения вступительного взноса и нередким отсутствием необходимого для получения ссуд обеспечения».

Однако анализ балансов ОВК за различные периоды свидетельствует, что ссуды предоставлялись в основном через учет векселей, что, несомненно, существенно ограничивало возможность кредитования главной производительной силы общества того времени — крестьянства. К тому же в «Устав кредитный» эта норма вошла с довольно уклончивой формулировкой: «Министру финансов предоставляется, по ходатайству обществ взаимного кредита, разрешать им выдачу краткосрочных ссуд сельским обществам и товариществам из крестьян, хотя бы они не состояли членами обществ взаимного кредита»12.

В 1884 году, в целях улучшения и упрощения организации деятельности обществ, был изменен порядок проведения общих собраний. В ОВК, где насчитывалось более 300 участников, общие собрания, «по усмотрению министра финансов», могли заменяться собраниями уполномоченных.

Для защиты интересов состоятельных учредителей было определено, что при выборах руководящих органов обществ все их участники делятся на три разряда: 1-й — это те, вступительные 10% взносы которых составляют 1/3 всего оборотного капитала; 2-й — также 1/3; 3-й — все остальные. Затем каждый разряд избирал 1 /3 общего числа уполномоченных .

Правительственными постановлениями 1885 и 1889 годов обществам, как и коммерческим

11 Обзор деятельности Министерства финансов в царствование императора Александра III (1881—1894). СПб., 1902. С. 274.

12 Устав кредитный. С. 192.

13 Там же. С. 205-206.

банкам, разрешалось закладывать и перезакладывать «процентные» (ценные) бумаги и товары в других кредитных учреждениях, что расширяло круг их операций.

Важной мерой по упорядочению деятельности обществ, укреплению в них финансовой дисциплины и ответственности членов было решение Государственного совета, принятое в 1890 году, о запрещении «неисправным» участникам, то есть не выполнившим свои обязательства, допустившим собственные векселя, учтенные в обществе, до протеста и не оплативших их за две недели до общих собраний, участвовать в их работе14.

К середине 90-х годов XIX в. в основном заканчивается запретительная политика министерства финансов в отношении учреждения новых кредитных организаций. Однако на смену ей приходит политика торможения учредительства. Подобный курс затрагивал в первую очередь коммерческие банки. Что касается ОВК, то, несмотря на специфику таких финансово-кредитных учреждений, сдерживание их образования продолжалось почти до конца столетия.

С 1894 по 1898 год в империи было создано лишь 7, а в 1898—1899 годах — 17 обществ, 3 из которых были преобразованы из ссудных касс промышленников. В 1899 году в стране насчитывалось 116 действовавших ОВК: 3 — в Петербурге, одно — в Москве, 56 — в губернских городах и 56 — в уездных, с более чем 74,5 тыс. членов и основным капиталом свыше 26 млн руб.15.

Как видно, пока образование новых обществ шло по губернским и уездным городам пропорционально, хотя важной особенностью этого процесса являлось появление кредитных учреждений подобного типа в российской провинции, местах, где отсутствовали какие-либо финансово-кредитные организации.

Характеризуя эти общества, отметим, что половина из них (58) обладала основным капиталом от 10 до 100 тыс. руб. — то есть представляла собой банковские учреждения с достаточно скромным по тем временам финансовым потенциалом. У 36 обществ этот показатель составлял от 100 до 500 тыс. руб., у 3 ОВК — от 500 тыс. руб. до 1 млн руб., и у 5 обществ он превышал 1 млн руб.16. При этом выделилась группа обществ, не уступавших по своим финансовым возможностям средним

14 Обзор деятельности Министерства финансов в царствование императора Александра III. С. 274-275.

15 Русские банки. Справочные и статистические сведения о всех действующих в России государственных, частных и общественных кредитных учреждениях (год третий) Сост. Голубев А.К. СПб., 1899. С. XIX.

16 Русские банки. СПб., 1899. С. XIX.

акционерным коммерческим банкам: Петербургское, Московское купеческое, Киевское, Варшавское и Тифлисское, которые располагали 50% капиталов всех ОВК.

К исходу XIX века четко определился круг операций, в которые общества размещали свои оборотные средства, а также их удельный вес: учет векселей — 49%; ссуды в форме специального текущего счета (до востребования — «on call») — 29 %; ссуды под соло-векселя — 12%; ссуды под ценные бумаги — 8%; и ссуды под товары — 2% 17. Подобная структура активных операций ОВК сохранилась, в основном, и в дальнейшем.

Конец XIX — начало XX века для Российской империи характеризуются бурно идущим процессом концентрации производства, утверждения монополий, который не обошел стороной и банковское дело. Кризис и депрессия 1900—1908 годов, а также политика правительства, затруднявшая организацию новых банков, усилили консолидацию банковской сферы, проявившуюся в ликвидации целого ряда банковских учреждений, концентрации значительной части средств в крупных банках-монополистах.

В этот период ликвидировалось банков больше, чем возникало, роль провинциальных банков, становившихся простыми отделениями крупных банков, падала.

В таких условиях необходимость удовлетворения потребностей среднего и мелкого торгово-промышленного и аграрного капитала обусловила существенное расширение сети взаимного кредита. Только за 1899—1903 годы появилось 96 обществ, а с 1904 по 1908 год — 114 ОВК. В итоге к 1908 году действовало 309 обществ: 10 — в Петербурге, одно — в Москве, 92 — в губернских и 206 — в уездных, «заштатных городах», местечках, станицах, посадах, и селах с примерно 170 тыс. членов и основным капиталом около 40 млн руб.18.

Как видно, число ОВК за непродолжительный период с 1899 по 1908 год выросло более чем в 2,5 раза, количество участников — в 2,2 раза, а основной капитал — примерно в полтора раза. Характерно, что за это время наибольший рост обществ приходится на уездные города, а также на весьма отдаленные от административных и финансовых центров населенные пункты. Взаим-

17 Там же. С. XX.

18 Русские банки. Справочные и статистические сведения о всех действующих в России государственных, частных и общественных кредитных учреждениях (год четвертый). Сост. Голубев А. К. СПб., 1908. С. XX—XXI; Статистический ежегодник России 1914 г. (год одиннадцатый). Петроград. 1915. С. 78—79. Раздел XII.

ный кредит с успехом компенсирует как отсутствие кредитных учреждений, так и труднодоступ-ность кредитования средней и мелкой буржуазии в государственных и коммерческих банках.

К концу периода экономической депрессии финансовое ведомство постепенно снимает многие ограничения на учредительство новых обществ. Теперь разрешается открытие ОВК с основным капиталом менее 10 тыс. руб., что ранее почти не допускалось. Размеры основного капитала многих вновь создаваемых провинциальных обществ были весьма незначительными. Из 261 общества, действовавшего в 1907 году, 183 — более 70% — располагали основным капиталом менее 100 тыс. руб.19.

Такое существенное увеличение маломощных обществ породило, а впоследствии и обострило проблемы их нормального функционирования. Многие ОВК, не располагавшие достаточным оборотным капиталом, существовали в значительной мере благодаря поддержке акционерных и Государственного банков. При этом кредитование обществ в коммерческих банках имело гораздо более значительные размеры. К середине 1913 года общая задолженность всех ОВК частным банкам составляла 128 млн руб., в то время как Государственному банку — 31 млн руб.20. Характерно, что значительная часть обществ вообще не пользовалась кредитами Госбанка.

С целью координации деятельности и оказания финансовой помощи быстро растущим обществам в 1909 году был образован Центральный банк обществ взаимного кредита с основным капиталом в 2 млн руб. Этот своеобразный банк объединил большинство ОВК в корреспондентский союз, что дало им возможность установить ко-ротношения со многими кредитными учреждениями в рамках империи, снизить ставки по переводным и комиссионным операциям, привлечь новых клиентов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Центральный банк обществ взаимного кредита обслуживал ОВК по двум основным направлениям: посредством переучета векселей для усиления их оборотных средств, который ограничивался размерами членского взноса, и через открытие аккредитивов по корреспондентскому союзу. Услугами по переучету векселей пользовались, главным образом, молодые, с незначительным собственным капиталом общества. Аккредитивы открывались в основном солидным, обладавшим существенным капиталом ОВК, причем

19 Подсчитано по: Русские банки. СПб., 1908. С. XXI.

20 Центральный банк обществ взаимного кредита. Труды реорганизационной комиссии, избранной общим собранием членов Центрального банка в мае 1913 г. Материалы и протоколы комиссии. СПб., 1914. С. 283.

размеры этой операции, в отличие от переучета векселей, почти не ограничивались21.

Однако возможности Центрального банка обществ взаимного кредита по поддержке принятых в свой союз обществ ограничивались недостаточностью собственного капитала, что побуждало его прибегать к заимствованиям у коммерческих банков. Поэтому руководство Центрального банка вынуждено было отказывать в приеме многим ОВК, стучавшимся в его двери.

Годы промышленного подъема (1909—1913) характеризуются ростом учреждений взаимного кредита, повышением их роли в банковской сфере Российской империи. В этот период во всех низовых звеньях национального хозяйства шло широкое развитие капиталистических отношений, что вызвало значительное расширение местных, особенно провинциальных кредитных учреждений — ОВК, а также кредитной кооперации.

Уже в 1908 году наметилась тенденция к дальнейшему существенному расширению сети и операций ОВК, стремительно набиравшая силу в последующие предвоенные годы. Только за 4 года (1908—1911) количество обществ удвоилось — с 304 до 604, число участников выросло более чем в два раза — со 175,6 тыс. до 371,5 тыс., а основной капитал возрос с 41,4 млн руб. до 75,3 млн руб.22.

Гораздо шире практикуется теперь открытие нескольких обществ в одном населенном пункте. В целом ряде городов страны действуют два и более ОВК. По примеру столиц — Петербурга и Москвы, где к 1914 году функционировало 39 таких кредитных учреждений, в Риге — около 20, в Киеве имелось 8, в Ростове-на-Дону — 7, Одессе — 6, Екатеринославе — 5, в Харькове и Полтаве — по 4 ОВК. По 3 общества — в Вильно, Витебске, Виннице, Двинске, Минске, Ковно и ряде других административных центров. В десятках губернских и уездных городов учреждается по второму обществу23.

Получает развитие практика создания организаций взаимного кредитования по отраслевому, ведомственному, профессиональному и даже национальному признаку. К существовавшим еще в XIX веке подразделениям ОВК на «сельскохозяйственные», «земские», «купеческие» добавляются «торгово-промышленные», «коммерческие», «ремесленные», «лесопромышленные», «домовладельческие» и др. В Москве и Петербур-

21 Центральный банк обществ взаимного кредита, с. 212.

23 Статистический ежегодник России 1914 г., с. 78-79. Раздел XII.

23 Свод балансов обществ взаимного кредита, действую-

щих в России на 1 июля 1915 года, с подразделением по

районам и губерниям. Петроград, 1916.

ге практически все общества теперь приобрели какую-либо специализацию. Накануне Первой мировой войны в Таганроге, Тифлисе, Туле, Полтаве и некоторых других городах появились даже «русские» общества.

Касаясь социального состава учреждений взаимного кредита, следует отметить преобладание практически во всех обществах торговцев и промышленников, о чем свидетельствует анализ отчетов ОВК северо-западных губерний. Определенное место занимали так называемые «сельские хозяева» из числа местных помещиков и арендаторов, домовладельцы, служащие, ремесленники.

Расширение удельного веса участников обществ, не связанных непосредственно с хозяйственной деятельностью, способствовало увеличению кредитов, имевших непроизводительный характер, используемых на потребительские нужды. По данным «Вестника Центрального банка» за 1912 и 1913 годы, вексельные операции делились на: а) торгово-вексельные; б) торгово-промышленные с обеспечением; в) торгово-промышленные дружеские; г) потребительские; д) «бронзовые». «Вестник» приводил массу примеров, когда служащие с жалованием в 100 руб. в месяц имели кредиты на 5-6 тыс. руб. и задолженность в 4 тыс. руб.24. В этой связи постоянная переписка векселей приняла систематический характер.

Эта довольно характерная особенность деятельности ОВК не позволяет их отожествлять с коммерческими банками обычного типа. Включение обществами в свой состав массы влиятельных лиц из числа чиновников, домовладельцев и др. заставляло предоставлять немалую часть ссуд, имевших неторговый характер. Особенно широко были развиты потребительские кредиты в уездных и сельских ОВК, возникших в 1908—1914 годах.

В годы предвоенного экономического роста учреждения взаимного кредита продолжали расти как грибы после обильного дождя. К 1914 году действовало уже 1 108 ОВК, причем подавляющая часть — 1 069 — находилась в провинции (172 — в уездных и 897 — в губернских городах, местечках, станицах, посадах, селах). Число участников этих кредитных учреждений превысило 634 тыс., а основной капитал составлял более 126 млн руб.25. Есть все основания говорить о том, что в империи сформировался широко разветвленный кредитный аппарат для низового торгово-промышленного оборота.

24 И.Ф. Гиндин. Русские коммерческие банки. С. 271.

25 Статистический ежегодник России 1914 г. С. 78—79. Раздел XII.

В конечном итоге за 1908—1913 годы число учреждений взаимного кредита выросло в 3,6 раза, учетно-ссудные операции — в 3 раза (с 271 до 844 млн руб.), в том числе учет векселей — в 3,5 раза (со 158 до 563 млн руб.). За этот период удельный вес данной операции возрос с 13,7 до 21,2% по всей кредитной системе страны. Особенно росла роль учета векселей в провинции, где удельный вес этой операции ко всему учету по акционерным банкам, ОВК и городским общественным

банкам с 1908 по 1913 год вырос с 20 до 28% 26.

Таким образом, несмотря на то, что учреждения взаимного кредита являлись второстепенным звеном в банковской системе Российской империи, они сыграли значительную роль в развитии кредитных отношений, становлении и укреплении мелкого предпринимательства в дореволюционный период, особенно в провинции, где система акционерных коммерческих банков не была достаточно представлена.

26 Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. С. 184.

наб. кан. Грибоедова, 13 Оперный дом на Глухой речке

В 1738 году на участок дома №13 по набережной канала Грибоедова (№8 по Малой Конюшенной улице) был перенесён деревянный манеж фаворита императрицы Анны Иоанновны курляндского герцога Бирона. Первоначально это сооружение располагалось на Адмиралтейском лугу. После ссылки Бирона здесь разместили «Комендантский театральный дом для отправления трагедий, опер и комедий». В 1749 году это здание сгорело при пожаре.

Следующий владелец участка купец Иоганн Витнебсен в 1784 году построил здесь свой каменный дом. Судя по сведениям из атласа Н. Цылова в 1849 году эта территория принадлежала кожевенному мастеру Ивану Ивановичу Лундбергу, получившему её по наследству. От него участок достался пасторше Амалии Лундберг.

Следующим владельцем участка стала супруга купца София Дарзанс, урождённая Лундберг, которая получила его также по наследству. После смерти Софии хозяином здесь в 1860 году стал её муж Август Дарзанс. Купец жил в доме №38 по Невскому проспекту, помещения здания на Екатерининском канале сдавались внаём. Квартиру №8 в 1860-х годах занимал мундшенк (заведующий напитками) Высочайшего двора Иван Николаевич Водочкин. В квартире №10 жил служащий Сената титулярный советник Яков Николаевич Зайчевский. Квартиры №3, 4 и 7 являлись меблированными комнатами, которые содержали Дарья Фёдоровна Жукова, Эмилия Фёдоровна Голдин и Аполинария Александровна Караваева.

В мае 1876 года Август Дарзанс подал заявление на кредит, залогом которого выступил этот участок со всеми строениями. Тогда здесь со стороны Малой Конюшенной улицы стоял «каменный четырёхэтажный дом на подвалах с флигелями». Дворовые постройки имели два этажа. Парадных лестниц здесь не было, жители пользовались только чёрными. Эти лестницы были оборудованы шестью отхожими местами «по четыре сидения на этаже». Дом отапливался русскими, голландскими и «унтермарновскими» печами. Последние сейчас более известны как «печи-буржуйки». Всего здесь было 44 квартиры. 12 из них находились в корпусе со стороны Екатерининского канала, 32 — со стороны Малой Конюшенной улицы.

При доме Дарзанса работал трактир купца Гущина (в квартирах №1 и 11) и двор для экипажей. В двухкомнатной квартире №41 работала слесарная мастерская, которая платила за аренду помещений 400 рублей в год. Квартира №26 была занята Даниловой лавкой, хозяин который платил по 800 рублей в год и занимал две комнаты с кухней.

15 декабря 1877 года участок перешёл во владение потомственного почётного гражданина Василия Савиновича Корнилова. Он был совладельцем Корниловского фарфорового завода, который выполнял заказы императорского и великокняжеских дворов, отправлял продукцию на экспорт и получал почётные награды на профильных выставках.

Уже 3 июля 1878 года по завещанию участок перешёл Савве и Ольге Корниловым. Так как они тогда были ещё несовершеннолетними, их опекуном являлась их мать Ольга Николаевна, во втором браке получившая фамилию Эвальд. Она жила в доме №70 по Невскому проспекту, где располагался магазин В. С. Корнилова.

Фасад панорамы на Екатерининском канале

У семьи Корниловых 3 апреля 1880 года территорию выкупил французский мануфактурный советник Феликс Шопен. Спустя три года он полностью перестроил корпус со стороны Малой Конюшенной улицы. Судя по составленной архитектором А. А. Бертельсом описи здесь расположилось новое четырёхэтажное здание. В его правой половине находился двухэтажный магазин. Все квартиры были перепланированы, обновлены лестницы, водопровод и туалеты. В доме появилась парадная лестница, над входом в которую установили чугунный навес. На лицевом фасаде появился крытый балкон. Общие отхожие места ликвидировали. Вместо них жильцы стали пользоваться своими туалетами, раковинами с кранами и медными ванными с печами для подогрева воды. В доме установили всего три камина, выполнявших только декоративные функции.

Дворовые служебные постройки сломали. На их месте появился одноэтажный корпус с конюшней.

В 1880-1881 годах со стороны Екатерининского канала по проекту Л. Ф. Фонтана была построена панорама-выставка, посвящённая русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Это здание представляло собой 40-метровый в диаметре цилиндрический объём — крупнейший в то время в Санкт-Петербурге. Журнал «Неделя строителя» сообщал:

«По примеру Парижа и Берлина, одновременно с Москвой, в Петербурге также имеет открыться колоссальная панорама; на первое время будут показывать публике последнюю битву русских войск с турками под Плевной. Картина, облегающая стены круглого помещения, исполнена мастерски в Брюсселе художником этого рода живописи г. Филиппото» .

Отсутствие опыта в сооружении подобных конструкций привело к тому, что в 1887 году у панорамы обрушилась кровля. Постройку пришлось разобрать.

Новым хозяином этого участка в начале 1887 года стало Общество взаимного кредита. Эта финансовая организация была создана в 1864 году и занималась кредитованием торговых людей Санкт-Петербурга. До 1888 года общество располагалось в здании Ассигнационного банка, в Милютинских рядах. Эти помещения не соответствовали требованиям хранения денег и проведения банковских операций. Правлением общества в лице Е. И. Ламанского было принято решение о строительстве нового капитального собственного здания.

наб. кан. Грибоедова, 13

Закладка здания состоялась 15 августа 1888 года. Это событие было заметным в жизни города. На церемонии присутствовали министр финансов И. А. Вышнеградский, городской голова В. И. Лихачёв, С. П. Елисеев, И. И. Глазунов.

Автором проекта здания Общества взаимного кредита стал архитектор Павел Юльевич Сюзор, являвшийся в то время одним из модных петербургских архитекторов. Главный банковский корпус разместился со стороны Екатерининского канала, тогда как на Малой Конюшенной продолжил существовать доходный дом.

Здание Общества взаимного кредита было введено в строй 9 сентября 1890 года. Некоторые работы внутри него продолжались ещё до 1900-х годов. Покупка и перестройка здания обошлись Обществу взаимного кредита в 686 818 рублей 23 копейки.

Купол здания украшен скульптурной группой: в центре помещена женская фигура Славы России, у её ног — Нептун, Меркурий и фигура Славы. Всё скульптурное оформление здания было создано скульпторами А. М. Опекушиным и Д. И. Иенсеном. Купол выполняет роль декоративного кожуха вытяжной трубы.

Здание полностью выполнено из несгораемых материалов, что являлось новшеством для России. Кирпичные стены облицовывались камнем и штукатурились, при сооружении перекрытий использовались только металлические балки и бетонные стены. Полностью исключено применение деревянных конструкций. Банковское здание обеспечили лифтами, водопроводом, канализацией, электроэнергией, сигнализацией и телефонами.

Зал Общества взаимного кредита

Первый этаж был занят приёмными комнатами и особой гранитной кладовой — первым в России помещением для несгораемых ящиков. Бронированные двери для кладовой изготовила французская фирма «Фише». На второй этаж ведёт парадная лестница. В нише лестничной площадки был установлен бюст основателя Общества Е. И. Ламанского. На уровне второго и третьего этажа расположили операционный зал. На третьем этаже располагалось помещение для деловых собраний и столовая для служащих. В 1914 году к 50-летию Общества взаимного кредита в вестибюле была установлена мемориальная доска с именами главных создателей зданий: Евгения Ивановича Ламанского и Павла Юльевича Сюзора.

В 1917 году в здании Общества взаимного кредита разместились мастерские художников, затем — государственные учреждения. Перед началом Великой Отечественной войны в здании размещался институт «Гипроникель». Пространство операционного зала было разделено перегородками, при этом разрушались полы, лепнина, потолки и мебель. Во время блокады Ленинграда здесь работала областная контора Госбанка. В 1945 году после восстановления денежных кладовых сюда окончательно переехала Областная контора Госбанка.

Обитательницей квартиры №126 дома №8 по Малой Конюшенной улице с 1955 года была Мария Дмитриевна — сестра композитора Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. До 1973 года во время своих приездов из Москвы в Ленинград брат гостил у неё .

В 1990 году здесь начал свою работу коммерческий агропромышленный банк Санкт-Петербурга. В 1993 году он был переименован в «Петроагропромбанк». В 2000-х годах дом №8 был отреставрирован на средства страховой группы «Согаз», которая открыла в нём амбулаторно-поликлиническое отделение Международного медицинского центра с таким же названием «Согаз» .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *