Правила безопасности в декрете часть 1

Недавно многодетная мама Елена Кучеренко ответила на мой материал «Каминг-аут карьеристки» и написала свою колонку про обратную сторону материнства. И если в моей статье многодетность казалась спасением от бессмысленности жизни, то из материала Елены выходит, что совсем оно не спасение. И что занятие детьми приводит женщину к коммуникативному голоду, дефициту и личного пространства, и личных достижений, и сенсорному голоду, отчего можно буквально сойти с ума. Елена, конечно, не жалеет о своем выборе, и я услышала из ее колонки предупреждение о неких правилах безопасности, которые все же нужно в декрете соблюдать. Вот об этих правилах безопасности, чтобы избежать эмоционального выгорания мамы — мой новый материал. Потому что я, Елена, через это тоже прошла. И пройду еще много раз – с каждым новым ребенком.

Я думаю, что для многих молодых матерей эта тема является запретной. Они не готовы признать, что за красивыми фотками в слингах в соцсетях, за уверенностью в любви и желанности по отношению к своим детям могут прийти жуткие психозы. Они уверены, что истории, когда мать выкидывала детей из окна и выбрасывалась вслед за ними, или истории, как мать, желая успокоить ребенка, как обезумевшая трясет его и обеспечивает ему смертельное кровоизлияние в мозг – никогда не станут их историями. Дай Бог, чтобы эти истории были про каких-нибудь алкоголичек, а не про нас с вами. Но, к сожалению, кроме бедности и алкоголизма, есть третий фактор риска, который делает с нами ужасную вещь: подавляет материнский инстинкт, отключает разум и внезапно погружает в желание причинить вред своему любимому ребенку. Этот фактор – эмоциональное выгорание мамы, которая находится одна в квартире с детьми младше 3-х лет более нескольких часов.

У каждой мамы будет разный запас прочности, зависящий и от опыта проживания стрессовых ситуаций, и от опыта материнства, и от возраста ребенка. Кто-то может выдержать и несколько суток (например, когда муж в командировке). Но рано или поздно накроет всех. Сначала вы почувствуете, что не способны больше проявлять эмоции нежности и «сюсюкаетесь» через силу. Это первый «звоночек»: у вас пропадает способность проявлять эмоции по отношению к ребенку и отвечать на его эмоции. И если вы живете в квартире с родственниками – в этот момент вы отдаете ребенка на руки кому-то другому. Так и делали женщины веками. Никогда, слышите – никогда не было в истории такого «счастья», как отдельная квартира. Ни дети, ни мамы к этому не приспособлены. И если вы живете в квартире с любящей бабушкой – можете дальше этот текст не читать. А вот если вам повезло жить в отдельной квартире – вы клиент эмоционального выгорания. Вы проигнорируете первый его признак (дефицит эмпатии к ребенку) и дальше с вами произойдет вот что.

Ребенок отсутствие эмпатии тут же чувствует и воспринимает это как угрозу своему состоянию. Ему бы помолчать, поспать, дать вам отдохнуть. Но этого – не будет. Он будет орать – именно сейчас, когда вам так необходим перерыв – он зайдется ором и не успокоится даже у груди, потому что из вашего молока так и сочится адреналин – гормон борьбы или бегства. Дальше вы попадаете в замкнутый круг: он орет – вы не можете успокоить – он орет сильнее – вы не хотите успокаивать, потому что его голос уже кажется вам противным.

Наступает момент, когда кора головного мозга просто проиграет более древней части вашей головы – лимбической системе, которая решит, что вам грозит опасность. Вы не ели, не пили, не писали, не спали много часов подряд, и вашему мозгу будет наплевать, что ребенок живой и желанный, что он не виноват. Мозг сыграет с вами злую шутку: он воспримет ребенка как агрессора, который немедленно нужно устранить. Мягкое проявление этого состояния – желание остаться одной. Жесткое – желание агрессии по отношению к ребенку.

Конечно, почти все из нас не пойдут за этим едва осознаваемым, страшным, стыдным желанием. У вас будут способы вернуть контроль себе и перестать быть животным. Прежде всего, наша защита – окситоцин, гормон привязанности кормящих матерей. Этого гормона гораздо меньше у пап. Это сыграло злую шутку со швейцарским альпинистом Эрхардом Лоретаном, который, оставшись на Рождество в одиночестве с любимым грудным сыном, исчерпал разумные способы его успокоить и в исступлении встряхнул кричащего младенца, и тот заснул уже насмерть. На суде папа плакал и раскаивался, и судья, будучи уведомлен о шейк-синдроме (синдром встряхивания младенца), который поражает в одинаковой мере как детей неблагополучных алкоголиков, так и детей любящих и правильных родителей, освободил отца от тюремного срока, сказав, что тот достаточно себя наказал. Так что папы в зоне риска больше, чем мы.

Но отец, который остается с ребенком более, чем на 3 часа в одиночестве, это все-таки редкость. А для матери быть с ребенком одной с утра до позднего вечера и делать все домашние дела – это сегодня общественная норма. Но норма ли это для нашей физиологии и психологии? Наш мозг говорит, что это – патология, что этого нужно избежать всеми силами. Вы не знаете, какая бомба в вас заложена и когда прозвенит звонок. Давайте признаем: периодическое наличие желания причинить вред ребенку – это не стыдно, более того, для многих из нас, живущих в отдельных квартирах, это — неизбежно, и эти эмоции нужно научиться безопасно проживать.

Мой лимит с первым ребенком был 10 часов одиночества. В 9 утра муж уходил на работу до 21 часа, но меня накрывало к 19-ти. Если к 19 часам я устраивала себе каким-то образом «перерыв» от младенца (путем визита бабушки, подруги или хотя бы дневного сна) – день проходил нормально. Но я не сразу угадала свой «час X». Однажды муж пришел с работы, а я выбежала из комнаты, некрасивая, заплаканная с возгласом «Я придушу ее!». Муж едва скинул ботинки и метнулся к младенческой кровати. Конечно, никого я не придушила и не собиралась. Из кроватки вопило нечто сопливое и красное, но вполне здоровое. Даром что вопило уже часа два. Минуту назад я вновь и вновь делала попытку успокоить ее грудью, только это были уже холодные объятия очень усталой мамы, которая рыдала в этот момент сама. Наутро я рыдала уже от раскаяния и просила прощение у мужа, что сказала такие страшные слова – «придушу». Я провожала его на работу со словами:

— Пожалуйста, приходи с работы пораньше. Мне кажется, что иначе я могу причинить ей вред.

И он приходил.

Но однажды он уехал в командировку.

Накануне я говорила: «Пожалуйста, не оставляй меня одну, давай вызовем такси, и я уеду к родителям». Я знала свою «бомбу». Но муж – не понимал меня. Он думал, что сутки я смогу потерпеть:

— Конечно, уедешь, но давай я сам отвезу тебя и помогу собраться. Подожди, пока я приеду через день.

— Нет, ты не понимаешь, я не могу подождать!

Он действительно не понял и обиделся. Он приводил кучу разумных доводов, что я сама не вынесу тяжелые вещи, что не хочет, чтобы меня вез чужой человек в другой город. А я стояла как в тумане. Он не понял меня, и я его не винила: когда муж дома, я адекватна и весела, мой ребенок смеется и радует нас. Он не мог понять, как страшен вечер в одиночестве с ребенком, когда ты уже не можешь выйти на улицу «разбавить» взгляд елочками, качельками и другими людьми, и сенсорный голод откликается ночными кошмарами, и некуда бежать.

Наступил вечер. Наступило эмоциональное отупение. 9 раз я успокаивала девочку любя, но на десятый меня надо было успокоить саму. Вот он, десятый. Я почти физически чувствую этот «приход», как сквозь ор я теряю себя, и в мутном взгляде рушится комната.

Я отстегиваю орущую девочку с детского стульчика и почти швыряю ее в кроватку – там она будет в безопасности от себя и от меня. Я убегаю в туалет.

Сколько времени я там провела – я не знаю. Через некоторое время я обнаружила себя сидящей на унитазе и тупо раздирающей кусочки туалетной бумаги. Я смотрела на белую стену, и по ней мелькали какие-то цветные мушки. Из комнаты доносились вопли младенца.

«Надо выходить». Я почти заставила себя выйти.

Дочь была вся в соплях. Противная.

Я стала молиться. Ор не замолкал. Потом я била боксерскую грушу мужа. Ор не замолкал. Наконец я поняла, что сама дочь не замолчит и надо что-то сделать. Надо ЗАСТАВИТЬ СЕБЯ ДАТЬ ЕЙ ГРУДЬ.

Я рывком, со злобой взяла дочь из кроватки и рывком же швырнула ее на диван. Силой всунула грудь в рот. Мне хотелось агрессии, пусть даже такой минимальной. По-максимуму старалась контролировать себя. По крайней мере, мне так казалось. Да, я резко с ней обошлась, но ровно настолько, чтобы ей было не больно. Пока еще я чувствовала эту грань.

Мы обе отключились и спали несколько часов. Вокруг был разгром и немытая посуда.

На утро я вызвала такси, собрала за полчаса три сумки, незнамо как – откуда только силы взялись – вынесла во двор тяжеленный упакованный манеж и все остальное барахло и уехала к родителям. Там я отоспалась и отъелась. Миновало. Я снова могла любить своего ребенка. Я с ужасом воображаю, что брось я в тот вечер Машу на кровать чуть посильнее или будь она чуть помладше – я могла бы обеспечить ей «синдром встряхнутого младенца» (шейк-синдром). Я действительно себя контролировала или думала, что контролирую?

Я подумала и о том, что другой маме в силу каких-то факторов риска может захотеться этой «агрессии» чуть больше – достаточно для того, чтобы причинить вред ребенку. Просто у нее будет меньше сдерживающих факторов. Она может быть младше меня, она может не кормить грудью и не иметь окситоцина в таком количестве в крови, она может просто не уметь успокаивать ребенка. Мы должны перестать винить таких матерей и сделать все, чтобы проинформировать каждую молодую маму еще в роддоме: «Дорогая, в тебе заложена бомба. Вот список рекомендаций, чтобы избежать взрыва».

Эмоциональное выгорание не проходит с окончанием младенческого периода – оно актуально и для мамы двух-трехлетки, потому что истерик у детей меньше не становится. И они так же остро чувствуют момент наступления отсутствия эмоционального отклика у мамы. И так же, как и в младенчестве, включают издевательскую сирену «Спасите меня от моей холодной матери».

Моя соседка – мама тоже почти трехлетней тоже Маши. Вот она шлет мне СМС с отчаянным возгласом: «Она орет уже полчаса. Я не знаю, как это можно пережить». И я отвечаю ей: «Ты одна? В одиночку это пережить нельзя». И мы приходим друг к другу «поплакаться» по очереди.

В следующей колонке я напишу способы предотвратить эмоциональное выгорание и сенсорный голод мамы. Пока правило № 1: не оставайтесь одни в квартире с детьми младше 3-х лет более нескольких часов подряд. Это опасно для жизни ребенка! Проинформируйте об этом мужа. Обзаведитесь подругами, которые были бы не в другом районе и не в социальной сети, а рядом, которых вы можете звать к себе в середине дня, чтобы «отпустило». Просите о помощи. «Скидывайте» ребенка на другие любящие руки, даже если бабушка будет кутать его в жуткие розовые шмотки, а дедушка халтурно подмоет попу. Однако помните о том, что «любящие руки» тоже рано или поздно испытают эмоциональное выгорание, и «час X» у них придет гораздо раньше, чем у вас.

Возвращение на работу: порядок действий

Что именно надо сделать, чтобы выйти на занимаемую прежде должность? Никаких сложных действий для этого не требуется. Когда вы уходили в декрет, то предоставляли работодателю листок, подтверждающий вашу временную нетрудоспособность, и писали заявление. После этого отделом кадров был оформлен приказ об отпуске на определенный период, который был вами подписан. Обычно на работу выходят после 1,5 лет либо после 3 лет, считая от рождения ребенка. Теперь, когда закончился обозначенный в приказе срок, вы имеете право занять свою должность, и заявление о приступлении к работе здесь не понадобится.

Многие женщины задаются вопросом: возможно ли, что работодатель предпочтет оставить сотрудника, временно заменяющего основную работницу, а не ее саму? Ответ — нет. В обязанности работодателя включено сохранение должности за женщиной, пребывающей в декрете, до его окончания. Пока мамочка находится в отпуске по уходу за малышом, ее должность не подлежит сокращению, а женщина не может быть уволена, ее место не имеет права занять другой постоянного работника. Это отражено в ст. 256 Трудового кодекса. На время отпуска нанимается работник, с которым заключается срочный трудовой контракт, где не указывается конечная дата. Вместо этого в контракте пишется: «до момента выхода основного работника». Поэтому, лишь только вы начнете работать, временный сотрудник должен быть уволен либо переведен на другую свободную должность, если пожелает.

Досрочный выход из декретного отпуска

Если вы решились приступить к выполнению профессиональных обязанностей раньше указанного в приказе срока, то возникает необходимость в создании заявления о выходе на работу. С этой целью вам нужно прийти к своему работодателю, предупредив о своем намерении, договориться о предположительной дате выхода на работу. После этого можете писать заявление на имя директора организации, где следует указать дату возвращения на рабочее место.
На основании созданного заявления будет издан приказ либо распоряжение о досрочном выходе сотрудника из декретного отпуска. После его подписания вы сможете приступить к своим прежним рабочим функциям (дождавшись, конечно, даты выхода на работу, указанного в заявлении, приказе).

Досрочный выход из декрета на неполный рабочий день

В Трудовом кодексе предусмотрены весьма удобные условия для мам, которые хотят выйти из декрета пораньше, оставив при этом часть времени на малыша. В статье 256 сказано, что женщина, находясь в отпуске по уходу за ребенком, может выйти на неполный рабочий день либо осуществлять деятельность на дому.
Как выходить из декрета досрочно на режим неполного дня? Для начала придите к работодателю с просьбой подписать соглашение.

В этом дополнительном к трудовому контракту соглашении необходимо отразить такие моменты:

  1. режим труда и отдыха;
  2. длительность рабочей недели;
  3. продолжительность рабочего времени (в сутки);
  4. размер заработной платы.

По поводу размера зарплаты — этот момент отражен в ТК РФ, поэтому о произволе со стороны работодателя можно не беспокоиться. Согласно статье 93 заработная плата определяется исходя из отработанного времени либо пропорционально объему выполненной работы.

Еще один приятный бонус: при досрочном выходе на неполный (!)день пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет сохранится.

Выход из первого декрета во второй

Как быть, если вы, будучи в отпуске по уходу за первым малышом, забеременели? Можем вас поздравить — оформляйте второй отпуск по беременности и родам и готовьте документы для соответствующего пособия.
Очевидно, вам необходимо будет посетить руководителя своей организации. Там вы предоставите больничный листок, напишете заявление с просьбой досрочно прекратить текущий отпуск по уходу за ребенком и предоставить отпуск по беременности и родам.

Имейте в виду: есть возможность сохранить пособие на первого ребенка. Текущий отпуск по уходу за ним может быть оформлен на отца, дедушку либо бабушку. Социальный статус их может быть любым, вплоть до студента или нетрудоустроенного лица. Таким образом, по факту вы будете получать оба пособия — и на первого ребеночка, и по уходу за вторым до 1,5 лет (после родов). Право на былую должность, конечно, за вами, остается. После второго декрета вы сможете выйти на работу, приступить к своим функциям. Даже после 6 лет совокупного отпуска по уходу за малышом руководитель обязан принять сотрудницу на ее законную должность.

Что делать, если вам отказали в принятии на работу после декрета

Столкнувшись с ситуацией, когда работодатель не берет вас на прежнюю должность, пусть даже и объясняя это какими-либо причинами, знайте — он нарушает закон. О том, сколько сохраняется место работы за женщиной, которое она занимала до родов, мы уже говорили: весь период декретного отпуска. И это правило неизменно.

Но как вернуться туда, где тебя, как оказывается, не ждут?

  1. обратиться с жалобой в Трудовую инспекцию. Работодателя обязуют принять вас на работу согласно трудовому контракту даже после долгого декрета;
  2. уволиться по соглашению сторон либо по сокращению, и устроиться в другую организацию.

Вариант 1 восстановит справедливость, однако насколько комфортно будет вам работать в этой организации после такого инцидента? Скорее всего, отношения с начальством будут испорчены, и о нормальных условиях работы и тем более о повышении речи идти больше не будет. Однако решать, конечно, вам. Взвесьте все «за» и «против».
Вариант 2 делает акцент на том, что уволиться с работы после декрета в случае отказа работодателя принять вас на работу нужно не по собственному желанию, а именно по причине сокращения или соглашения сторон. Причина увольнения прямо влияет на величину пособия по безработице на то время, когда вы будете делать попытки устройства на новую работу, будучи на учете в Центре занятости.

Если вам предлагают другое место, это также не соответствует закону. Однако подумайте: какой выход для вас наиболее предпочтителен? Возможно, новая должность даже более привлекательна, чем прежняя? Или настало время радикальной смены работы?

Так или иначе, выходя в декретный отпуск, изучите свое положение досконально. Вы должны знать о своих правах, уметь их отстаивать. Надеемся, что ваш выход на работу после декретного отпуска будет сопровождаться только положительными эмоциями. Удачи!

Мне нравится 4 Похожие посты

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *