Прокофьев Виктор Васильевич Тула

Арсенал инфо — Город Тула

Виктор Прокофьев:

Работать в угрозыске может не каждый

5 октября России отметила День работников уголовного розыска. Не стоит говорить, что люди этой профессии особенные. Именно от них зависит, будет ли раскрыто преступление, будет ли пойман преступник. Зачастую о сотрудниках угрозыска мы узнаем из сериалов. И герои эти не всегда положительные.

Все о работе в уголовном розыске не понаслышке знает полковник милиции в отставке, заслуженный работник МВД, кандидат юридических наук, профессор Виктор ПРОКОФЬЕВ.

Мечта детства

Виктор Васильевич, когда вы пошли работать в милицию?

Я служил в танковых войсках в Германии. Демобилизовался младшим лейтенантом. В органах милиции начинал работать с младшего сержанта. Это был 1969 год, было мне 22 года.

Где и кем вы начинали?

Первым моим местом работы был РОВД Киреевского района, а начинал я участковым. Моей «территорией» было село Дедилово, или, по-старинному, Дедославль. Кстати, в летописях оно упоминалось раньше Москвы и Тулы. В Дедилово участковым я проработал три с половиной года. А потом пошел работать в уголовный розыск.

А почему вообще решили пойти в милицию?

Об этом я мечтал еще со школы. Хотел бороться за справедливость (Смеется. – Ред.). Когда я в армии служил, мне дали направление и характеристики для поступления на работу. С ними я пришел к Фоканову Георгию Михайловичу, тогдашнему начальнику милиции Киреевского района. Сказал ему, что хочу работать в уголовном розыске или, в крайнем случае, в ОБХСС – хочу, мол, раскрывать преступления. А он мне говорит: «Давай-ка ты участковым сначала поработаешь: и с людьми пообщаешься, и преступления будешь раскрывать».

Как дальше шла ваша карьера?

Проработав три с половиной года участковым, я стал начальником угрозыска района, был самым молодым начальником отдела уголовного розыска в области! Параллельно закончил спецшколу МВД и Академию МВД. А в 1982 году меня направили в ту же Академию МВД, только на очный факультет. После окончания академии работал в Ленинском РОВД начальником милиции. Там я отработал шесть лет, построил новое здание райотдела, потом меня перевели в областное УВД. Шесть лет возглавлял уголовный розыск в области. После этого меня забрали в Министерство внутренних дел страны. Там в течение трех лет я возглавлял отдел по раскрытию убийств главного управления уголовного розыска МВД России. Потом меня перевели обратно в Тулу первым замом начальника УВД, начальником криминальной милиции Тульской области. В моем подчинении находились все оперативные службы УВД: уголовный розыск, отдел по борьбе с экономическими преступлениями, незаконным оборотом наркотических средств, подразделение «Р» интерпол и т. д. Но тяготел я к уголовному розыску – это ведь служба на передовой. Помню, вызвал меня тогда первый замминистра МВД РФ генерал-полковник милиции Колесников и говорит: «Есть мнение руководства министерства вернуть вас обратно в Тульскую область». – Спрашиваю: «Кем?» – «Первым замом».

Если вернуться немного назад… Вы ведь поначалу хотели работать в угрозыске, а попали в участковые. Не было ли разочарования, мысли вроде «Куда я попал?»

Есть такое дело. Понимаете, одно дело – армия, где все понятно. Но там «железки», а тут люди. Служба в армии и в милиции – это большая разница. Но ничего – привык, опыта набрался. Участковый – это своего рода начальник милиции на своем участке. Это и охрана общественного порядка, и раскрытие преступлений, и еще сотня различных обязанностей.

Дебютное раскрытие

Итак, вы работали участковым. Помните свое первое раскрытое преступление?

Конечно. Оно было чисто деревенским – кража мотоцикла. Злоумышленниками, кстати, оказались мои одноклассники! Помню, пришел к ним, а у них гулянка. Я говорю им: «Ребята, собирайтесь…» (Смеется. – Ред.) А потом начались обычные трудовые будни. Территория у меня большая была. Только за мелкое хулиганство в год 100-120 человек привлекал.

А как люди к вам относились? Наверное, думали: пришел молодой паренек, зеленый совсем…

Помню хорошо внештатного участкового, участника ВОВ Марию Григорьевну Юрчикову. Она два месяца до 60-летия Победы не дожила. Так она такого мне понарассказывала, что у меня уши свернулись в трубочку, потом, правда, развернулись. А позже все устаканилось: с председателями сельсоветов, колхозов общий язык нашел. Вообще с людьми общий язык находил. А уметь слушать – это дело не простое.

Наверное, для будущей карьеры работа участковым хорошей школой оказалась?

Вы правы. У меня к тому же очень хорошие наставники были. Участники войны. И, может быть, у них было не так много классов образования, но это были уникальные люди. Многие служили в СМЕРШе, авторитет у них был большой. О них я в своих книгах пишу, а всего я издал 24 книги. Это Хрущев Виктор Алексеевич, Боклин Василий Андреевич и др.

Расскажите о начале вашей работы в угрозыске.

Скажу честно, это не было для меня новым, ведь отдел участковых тогда входил в структуру уголовного розыска. Мы по работе пересекались, и я видел, чем они занимались. Никаких разочарований у меня не было, хотелось работать на оперативной работе. Неочевидное преступление (ни очевидцев, ни свидетелей), и вдруг через какое-то время преступников находят. Как это происходит? Вот это и хотелось узнать, этим и хотелось заниматься.

Жена – надежный тыл

Работали, наверное, днем и ночью?

В среднем рабочий день длился 12-14 часов. И так 35 лет с хвостиком. Есть такое выражение – «настоящий милиционер работает столько, сколько может, а потом еще столько, сколько надо». Но мне опять-таки повезло: я родился в семье военных и знаю, что такое служба, и супруга моя воспитывалась в таких же условиях. Вообще семейный тыл для милиционера очень важен. Когда жена «пилит» задержавшегося на службе сотрудника – это плохо, а когда все понимает – хорошо. У меня тылы надежнейшие. Мы с моей женой вместе уже 42 года.

Получается, вы с ней познакомились, когда уже работали в органах. Как она на вашу трудовую деятельность отреагировала?

Нормально. У нее ведь старшая сестра следователем в милиции работала. Общий стаж у нее 30 лет. Тесть Абрамов Иван Егорович – так тот три войны прошел! У нас сейчас восемь племянников погоны носят: половина – в МВД, половина – в Министерстве обороны. Супруга только всегда просила позвонить, если задерживаюсь. Причем «задержаться» означало прийти позже 10-ти вечера. Она у меня умница, заслуженный учитель РФ.

Какой период работы вам больше всего запомнился?

Последние 13 лет. Я выезжал на большое количество убийств, а это кровь, семейные трагедии, искалеченные судьбы людей. Особенно запомнилась работа в Министерстве, где я возглавлял отдел по раскрытию убийств.

В СССР в среднем в год совершалось 17 тысяч убийств, а в 1995-1998 году, когда я возглавлял отдел по раскрытию убийств, было 30-32 тысячи! И это в России. Очень много ездил по стране – от Приморского края до Калининграда и от Мурманска до Северного Кавказа. Не знаешь, где ты сегодня окажешься. Помню, когда убили вице-губернатора Санкт-Петербурга, нам сообщили об этом сразу. Через несколько часов мы были на месте. Я проработал там четыре месяца вместе с начальником ГУУР МВД РФ генерал-лейтенантом милиции Храмовым Иваном Даниловичем.

Есть преступления, которые особенно запомнились?

Много чего было. Например, в 1994 году был расстрел в Чернском районе в деревне Долматово. Там остановили автобус с челночниками, которые из Орла ехали в Москву, несколько человек убили. Забрали по тем деньгам 20 миллионов рублей. Преступники оказались из Орла. Примерно полгода по этому делу работали. Нашли.

Другая группировка убила семь человек, и на их счету было порядка 50-ти краж и разбоев. Орудовали они в Тульской и соседних областях. Помню, интересно мы их вычисляли. Это даже в учебное пособие для сотрудников вошло. Помню и резонансное убийство на окраине Новомосковска. Там была убита женщина и трое ее детей. Оказалось, что соседка заказала! Запутанное было дело, но раскрыли за четыре дня. Я тогда опергруппу по этому делу возглавлял.

Трудная работа

А было ли такое, когда казалось, что преступление не раскроете?

Это как раз и называется «неочевидное преступление». Здесь надо учитывать специфику нашей работы. Например, появилась у нас оперативная информация, а реализовать ее трудно, потому что можно «засветиться», «подставить» своих людей. Но все равно выкручивались как-то. В итоге злодеи оказывались пойманными. Все это лишь вопрос времени.

Ваш конек – это «заказные убийства»…

Правильнее сказать «убийства по найму». Были они и в советское время. Но в наше время более изощренными стали. Я возглавлял отдел в ГУУРС МВД РФ по раскрытию таких преступлений. О том, сколько преступлений было, говорит хотя бы то, что в моем отделе работали 30 сотрудников…

Часто у людей о полиции складывается не очень хорошее мнение…

Когда говорят, что в полиции работают такие-сякие, дураки – это далеко не так. К сожалению, ложка дегтя, как правило, бочку меда портит. Тот же Евсюков – это инородное тело. Сейчас, на мой взгляд, полицейским работается труднее, чем нам.

Как считаете, в угрозыске может работать каждый?

Нет. Но это не значит, что человек, который не смог работать именно в угрозыске, не сможет работать в органах внутренних дел в целом. У угрозыска есть своя специфика. Достаточно 2-3 месяцев, чтобы понять, годен ли человек для этой работы, да он и сам это поймет.

Подарок от преступника

Лично вам легче было раскрывать «бытовые» убийства или же «заказные»?

Бытовые убийства, как правило, раскрываются легче. Бывает, приезжаешь на место и сразу понимаешь: это преступление мы раскроем. Другой пример: недавнее убийство пяти человек в Туле. Такие преступления, как правило, тоже раскрываются. Аналогичное преступление было, например, в Туле в 1994 году. А иногда бывает по-другому: думаешь, что раскроешь, все вроде бы все понятно – а в итоге тупик…

А как к вам преступники относились?

Нормально. Мне даже один осужденный после того, как отсидел почти 10 лет, позвонил и спросил, можно ли он ко мне приедет. Я сказал, что можно. Приехал и подарил мне две статуи львов! Я живу в частном доме, и они у меня на крыльце стоят. Человек осознал, что совершил преступление и должен был за это ответить.

Совершались ли на вас покушения?

Покушений как таковых не было. Но стрелять в меня стреляли. Это был сентябрь 1994 года. На проспекте Ленина – в здании, где находится сейчас ЗАГС, – мы задерживали группу бандитов, которая убила двух людей и намеревалась убить еще двух. Жертв они вывозили в Щегловскую засеку, заставляли копать себе могилы, а потом убивали. Так вот при задержании преступники начали отстреливаться. В меня выстрелили дважды, я – в ответ. Все же мы их задержали. При себе у преступников было оружие, много боеприпасов…

Приключения после свадьбы

Приходилось ли вам внедряться в банду?

Это было, когда я еще работал участковым в Киреевском районе. В Туле была банда, совершавшая серию краж из магазинов. А нужен был сотрудник, которого преступники не знали в лицо. Вот меня и взяли. Я только женился, а потом на две недели пропал! Хорошо, что жене все объяснила сестра, работающая следователем, она относилась к этому с пониманием. Кстати, оперативное мероприятие «внедрение» – это высший пилотаж. Тут и легенду надо придумывать, и чтобы человека не знали…

Современные сериалы про милиционеров смотрите?

Стараюсь не смотреть. Правда, понравился сериал «Убойная сила». Понравился тем, что у героев доброжелательные отношения друг с другом и прокурорскими работниками. А так в сериалах куча ляпов! Ну, например, применил сериальный сотрудник табельное оружие, пускай и закономерно. А на следующий день пришел как ни в чем не бывало на работу. Такого не бывает. После этого происходит масса служебных проверок и зачастую на время сотрудник отстраняется от работы.

Вы сейчас преподаете в институте. Студентам, наверное, рассказываете истории из своей практики?

Конечно. Да они и сами просят. Рад, что им это интересно.

Многие, наверное, хотят пойти и по вашим стопам. Не отговариваете?

Нет. Я только «за» и всегда таким импонирую. Некоторые, кстати, уже работают.

Чем вы увлекаетесь?

Я пишу книги об истории милиции, о сотрудниках. Люблю и сам читать, у меня большая библиотека. Люблю охоту, рыбалку, постругать, попилить. Также собираю монеты, увлекаюсь подводным плаванием. В настоящее время являюсь членом Совета ветеранов ГУУР МВД РФ и председателем первичной организации ветеранов уголовного розыска УМВД по Тульской области.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *