Расчет сальдо встречных обязательств по договору лизинга

Порой на практике лизинговая компания и лизингополучатель заключают отдельный договор на каждый предмет лизинга, но в случае неоплаты расторгаются все эти соглашения одновременно. Как в такой ситуации считать, кто кому остался должен – по всем договорам вместе или отдельно по каждому, разбирался Верховный суд.

В 2012-2013 годах ООО «Агротранзит» (далее – лизингополучатель) заключило с ООО «Балтийский лизинг» (далее – лизинговая компания) девять договоров лизинга автомобилей. Лизингополучатель платил с задержками, поэтому весной 2014 года лизинговая компания все договоры расторгла, а машины изъяла. После этого «Балтийский лизинг» продал их на вторичном рынке.

Летом 2014 года «Агротранзит» признали банкротом, а его конкурсным управляющим назначили Александра Железинского (дело № А57-8033/2014). Он обратился в Арбитражный суд Саратовской области с иском о взыскании с лизинговой компании 16 млн руб. неосновательного обогащения по всем 9 договорам (дело № А57-8579/2015).

Пленум ВАС от 14 марта 2014 года №7 при расторжении договора лизинга требует соотнести взаимные предоставления по договору (сальдо встречных обязательств), то есть посчитать, кто сколько при лизинге потратил и получил. Суд первой инстанции рассчитал сальдо по каждому из договоров лизинга в отдельности. По четырем из них расчет показал неосновательное обогащение в размере 620 000 руб. на стороне лизинговой компании. Суд взыскал его в пользу «Агротранзита». 12-й ААС признал расчет суда первой инстанции правильным.

Однако Арбитражный суд Поволжского округа с таким подходом не согласился. Кассация полагала, что считать сальдо нужно по всем договорам вместе, а не отдельно по каждому. При таком расчете неосновательное обогащение отсутствовало – наоборот, сальдо оказалось существенно в пользу лизинговой компании (1,8 млн руб. на стороне лизинговой компании – против 620 000 руб. на стороне лизингополучателя). Поэтому первая кассация отменила акты нижестоящих инстанций и отказала «Агротранзиту» в иске.

«Агротранзит» с выводом окружного суда не согласился и обжаловал его в Верховный суд. В жалобе лизингополучатель настаивал, что требования по каждому из договоров должны рассматриваться как самостоятельные, даже если они рассматриваются в рамках одного судебного дела.

Экономколлегия признала незаконной позицию АС Поволжского округа и засилила решение первой инстанции.

Как правило, договор выкупного лизинга прекращает действие в связи с надлежащим исполнением сторонами своих обязательств (ст. 408 ГК РФ). В частности, лизингополучатель вносит все платежи, установленные договором, а лизингодатель передает право собственности на лизинговое имущество (п. 2, абз. 5 п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»; далее – постановление № 17).

Однако нередки случаи, когда договор прекращается в связи с его расторжением (по соглашению сторон, по требованию лизингодателя или лизингополучателя, вследствие одностороннего отказа лизингодателя или лизингополучателя). В итоге лизингодатель сохраняет за собой право собственности на лизинговое имущество, а у лизингополучателя возникает обязанность возвратить это имущество лизингодателю (ст. 622 ГК РФ, абз. 4 п. 5 ст. 15, п. 4 ст. 17 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»).

При этом независимо от оснований расторжения договора сторонам нужно:

  • соотнести взаимные предоставления по договору, совершенные до момента его расторжения (т. е. рассчитать сальдо встречных обязательств), и
  • определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.

В пункте 3.1 постановления № 17 Пленум ВАС РФ разъяснил, что расторжение договора выкупного лизинга (в т. ч. по причине просрочки внесения лизинговых платежей) не должно приводить к тому, чтобы лизингодатель оказывался в лучшем имущественном положении по сравнению с тем, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями. Этот вывод основан на толковании пунктов 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса РФ.

В то же время расторжение договора не должно освобождать лизингополучателя от обязанности:

  • возвратить лизингодателю полученное финансирование;
  • внести плату за финансирование;
  • возместить причиненные лизингодателю убытки;
  • понести ответственность по иным основаниям, предусмотренным в законе или договоре.

Вопрос: Обязан ли лизингодатель рассчитывать сальдо встречных обязательств?

Ответ: Нет, не обязан, но целесообразно это сделать.

Закон не предусматривает для сторон договора выкупного лизинга обязанность соотносить взаимные предоставления, совершенные до момента расторжения договора. Необходимость, о которой идет речь в абзаце 3 пункта 3.1 постановления № 17, предусмотрена лишь в отношении судов, рассматривающих споры о последствиях расторжения договора выкупного лизинга.

Однако сальдо встречных обязательств сторонам лучше все же рассчитать самостоятельно.

Это позволит определить, у какой из сторон возникла задолженность в результате расторжения договора и, следовательно, какая сторона вправе предъявить требование.

В итоге у лизингодателя будет больше шансов совершить одно или несколько из следующих действий:

1) принять правильное решение о том, стоит ли инициировать спор с лизингополучателем (например, требовать взыскать убытки);

Ничто не мешает предъявить требование к лизингополучателю еще до того момента, как стороны рассчитают сальдо встречных обязательств.

Вместе с тем, надо понимать, что при рассмотрении спора суд, вероятнее всего, учтет правила пункта 3.1 постановления № 17 и будет исходить из соотношения взаимных предоставлений сторон. В итоге может оказаться, что лизингодатель не только не вправе предъявить требование к лизингополучателю, но и сам должен погасить образовавшуюся задолженность.

Чтобы заранее оценить последствия спора с лизингополучателем, нужно рассчитать сальдо встречных обязательств.

2) убедить лизингополучателя не предъявлять требования к лизингодателю;

Если сальдо встречных обязательств будет свидетельствовать о том, что задолженность образовалась у лизингополучателя (даже несмотря на наличие нарушений со стороны лизингодателя), лизингополучатель может отказаться инициировать спор с лизингодателем.

3) разрешить спор без обращения в суд.

Если каждая из сторон согласится с правильностью расчета сальдо встречных обязательств, необходимость обращаться в суд может отпасть. Так, сторона, у которой образовалась задолженность, может добровольно перечислить другой стороне денежную сумму в размере рассчитанного сальдо.

Как рассчитать сальдо встречных обязательств

Чтобы определить, у какой из сторон образовалась задолженность при расторжении договора выкупного лизинга, нужно соотнести следующие показатели (т. е. суммы взаимных предоставлений).

Предоставления со стороны лизингодателя Предоставления со стороны лизингополучателя
1) сумма финансирования, предоставленного лизингополучателю; 2) плата за финансирование до фактического его возврата лизингодателю; 3) сумма убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором 1) сумма всех платежей, внесенных по договору, за минусом суммы авансового платежа (если лизингополучатель выплатил аванс); 2) стоимость лизингового имущества, возвращенного лизингодателю

Таким образом, сальдо встречных обязательств (разница между показателями) рассчитывается по формуле:

сальдо встречных обязательств = сумма финансирования + плата за финансирование + сумма убытков и санкций (стоимость возвращенного имущества + сумма внесенных платежей – авансовый платеж)

Если сумма предоставлений лизингодателя превышает сумму встречных предоставлений (т. е. сальдо положительное), лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя образовавшуюся разницу между суммами (п. 3.2 постановления № 17). В противоположной ситуации (сумма предоставлений лизингополучателя больше суммы предоставлений лизингодателя) право на взыскание разницы появляется у лизингополучателя (п. 3.3 постановления № 17).

Если суммы взаимных предоставлений равны, считается, что ни у одной из сторон задолженность не возникла. Это означает, что стороны не вправе предъявить требования друг к другу.

Внимание! Лизингополучатель может попытаться включить в общую сумму своих предоставлений дополнительные показатели.

Это приведет к тому, что сальдо встречных обязательств изменится в пользу лизингополучателя.

Чтобы не допустить этого, важно проследить за тем, какие именно показатели лизингополучатель учел при расчете сальдо. К примеру, если в общую сумму предоставлений со стороны лизингополучателя вошла сумма авансового платежа, лизингодателю нужно настоять на ее исключении.

В то же время бывают ситуации, когда лизингополучатель вправе учитывать дополнительные показатели. В частности, таким показателем считается сумма страхового возмещения, полученная лизингодателем от страховой организации (страховщика по договору страхования предмета лизинга) в связи с гибелью или повреждением лизингового имущества (п. 7 постановления № 17).

Кроме того, лизингополучатель может попытаться включить в общую сумму своих предоставлений по договору сумму неустойки или иной санкции, полученной лизингодателем от продавца лизингового имущества. Лизингодателю имеет смысл согласиться с таким предложением лишь в случае, если на момент получения суммы от продавца одновременно выполнялись три условия:

  • продавец выплатил сумму неустойки (иной санкции) в связи с тем, что нарушил срок передачи товара (предмета лизинга);
  • риск неисполнения продавцом своих обязательств лежал на лизингополучателе;
  • лизингополучатель вносил лизинговые платежи независимо от того, получил он предмет лизинга во владение или нет.

В пункте 6 постановления № 17 Пленум ВАС РФ разъясняет, что при рассмотрении споров о правах лизингодателя по договору купли-продажи лизингового имущества (а также по иным договорам, связанным с предметом лизинга) суд должен:

  • исходить из принципа добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК РФ);
  • принимать во внимание правомерное ожидание лизингополучателя в отношении того, что в будущем он приобретет право собственности на предмет лизинга.

В связи с этим Пленум ВАС РФ приводит пример ситуации, когда лизингополучатель вправе предъявить к продавцу лизингового имущества требования относительно неустойки и иных санкций за просрочку передачи имущества. Такое право принадлежит лизингополучателю, если он:

  • несет риск неисполнения продавцом своих обязательств;
  • обязан вносить лизинговые платежи независимо от того, получил предмет лизинга во владение или нет.

На практике приведенная ситуация встречается довольно редко.

В то же время эта ситуация описана как частный случай (используется формулировка «в частности»). После такого описания Пленум ВАС РФ делает важный вывод, который, вероятно, распространяется на другие ситуации, когда лизингодатель по договору выкупного лизинга получил сумму неустойки или иной санкции от продавца: «Таким образом, в случае, когда неустойка (иная санкция) за нарушение договора купли-продажи была получена лизингодателем, при расчете сальдо взаимных обязательств она идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю».

Как именно суды будут толковать данный вывод (относится ли он к любой ситуации, при которой лизингодатель получил неустойку от продавца), вопрос времени. Вместе с тем, при расчете сальдо встречных обязательств лизингодателю имеет смысл расценивать сумму полученной неустойки в качестве предоставления лизингополучателя только тогда, когда имеет место конкретный случай, рассмотренный Пленумом ВАС РФ.

Таким образом, может сложиться ситуация, когда общая сумма предоставлений лизингополучателя будет рассчитываться по формуле:

предоставления со стороны лизингополучателя = стоимость возвращенного имущества + сумма внесенных платежей – авансовый платеж + сумма неустойки (иной санкции), полученная лизингодателем от продавца + сумма страхового возмещения, полученная лизингодателем от страховщика

Как определить показатели, необходимые для расчета сальдо встречных обязательств

В постановлении № 17 приведены правила, по которым надо рассчитывать следующие показатели:

  • сумму (размер) финансирования, предоставленного лизингополучателю (п. 3.4 постановления № 17);
  • плату за предоставленное финансирование (п. 3.5 постановления № 17);
  • убытки лизингодателя (п. 3.6 постановления № 17);
  • стоимость лизингового имущества, возвращенного лизингодателю (п. 4 постановления № 17).

Сумма финансирования

Определяется как закупочная цена предмета лизинга (т. е. цена, по которой лизингодатель приобрел лизинговое имущество) в совокупности с расходами на его доставку, ремонт, передачу лизингополучателю и другими затратами лизингодателя. Такую сумму необходимо уменьшить на сумму авансового платежа, если в процессе исполнения договора лизингополучатель выплатил аванс.

сумма финансирования = закупочная цена лизингового имущества + расходы лизингодателя авансовый платеж

Плата за финансирование

Определяется в процентах годовых на размер финансирования.

Если стороны установили такую плату (процентную ставку) в договоре лизинга, при расчете сальдо встречных обязательств нужно использовать именно ее.

Если договор лизинга не предусматривал плату за финансирование, ее определяют по следующей формуле:

плата за финансирование (в процентах годовых) = сумма всех платежей по договору – авансовый платеж – сумма финансирования ÷ сумма финансирования × срок договора лизинга в днях × 365 × 100

Убытки лизингодателя

Определяются по общим правилам закона (ст. 15 ГК РФ).

В частности, к реальному ущербу лизингодателя могут относиться:

  • затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию лизингового имущества;
  • плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга.

Стоимость возвращенного лизингового имущества

Определяется по состоянию имущества на момент, когда к лизингодателю перешел риск случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга. По общему правилу (т. е. если договор не предусматривал иное) такой риск переходит при фактическом возврате имущества лизингодателю.

Стоимость необходимо определить одним из двух способов:

1) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в срок, который предусмотрели лизингодатель и лизингополучатель (например, при подписании соглашения о расторжении договора). Если такой срок не установлен, стоимость определяется исходя из суммы, которую лизингодатель получил при продаже лизингового имущества в разумный срок;

2) на основании отчета оценщика (если он был составлен при возврате предмета лизинга). При этом в случае спора между сторонами суд будет учитывать недостатки, указанные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю.

При выборе способа лизингодателю имеет смысл придерживаться следующего правила: чем ниже будет стоимость возвращенного имущества, тем лучше (см. формулу расчета сальдо).

Внимание! Лизингополучатель полагает, что стоимость возвращенного лизингового имущества оказалась занижена, поскольку лизингодатель, продавший имущество, при определении его цены действовал недобросовестно или неразумно. В связи с этим лизингополучатель предлагает определить стоимость имущества на основании отчета оценщика. Стоит ли соглашаться с таким предложением?

Это зависит от конкретной ситуации.

Если лизингодатель считает, что он продал имущество по рыночной (а не по заниженной) цене, то можно смело отстаивать свою позицию: стоимость возвращенного предмета лизинга равна цене при его реализации. Однако нужно понимать: если в случае спора суд согласится с аргументацией лизингополучателя и сочтет стоимость заниженной, то она будет определяться исходя из отчета оценщика (абз. 2 п. 4 постановления № 17). Если стоимость окажется больше, увеличится и общая сумма предоставлений со стороны лизингополучателя. В итоге сальдо встречных обязательств (разница между суммами предоставлений) изменится в пользу лизингополучателя, что нарушит интересы лизингодателя.

Если аргументация лизингополучателя кажется лизингодателю достаточно обоснованной (например, если лизингодатель действительно продал имущество по гораздо более низкой цене, чем рыночная), то с предложением лизингополучателя стоит согласиться. В этом случае снизится риск последующих судебных разбирательств. А если судебный спор по какой-либо причине все же возникнет, суд вряд ли посчитает стоимость возвращенного имущества заниженной, а выбранный способ ее определения ненадлежащим.

Когда и в каком порядке нужно рассчитать сальдо встречных обязательств

Приступить к расчету сальдо встречных обязательств стоит как можно раньше после того, как договор выкупного лизинга прекратил действие (например, на следующий день после получения уведомления об одностороннем отказе лизингополучателя от исполнения договора).

Однако на завершение такого расчета может уйти несколько дней или даже недель.

Некоторые показатели, необходимые для расчета сальдо встречных обязательств, можно определить спустя лишь некоторое время с момента расторжения договора.

Так, один из способов, которым определяют стоимость возвращенного лизингового имущества, сводится к тому, что эта стоимость представляет собой сумму, вырученную лизингодателем от продажи имущества в предусмотренный либо разумный срок. Следовательно, при выборе такого способа стоимость удастся установить только после реализации предмета лизинга.

Кроме того, лизингодателю может понадобиться время на то, чтобы определить сумму убытков, которые должен возместить лизингополучатель.

При этом не будет лишним взаимодействовать с сотрудниками организации-лизингополучателя.

Оптимальный вариант – выбрать следующий порядок действий:

  • как можно раньше определить суммы всех показателей и рассчитать сальдо встречных обязательств;
  • уведомить о своих расчетах лизингополучателя;
  • получить вариант сальдо встречных обязательств, предложенный лизингополучателем (если лизингополучатель не согласится с расчетами лизингодателя). Сравнить показатели, которые рассчитал лизингополучатель, с показателями, определенными лизингодателем;
  • составить единый документ, отражающий соотношение взаимных предоставлений по договору и содержащий вывод о том, у какой из сторон образовалась задолженность. Если обе стороны согласятся со сделанным выводом и подпишут документ, дальнейших судебных разбирательств, вероятнее всего, удастся избежать.

Лизингополучатель отказывается взаимодействовать с лизингодателем при расчете сальдо встречных обязательств. Что имеет смысл сделать лизингодателю

Это зависит от конкретной ситуации.

Ситуация 1. Лизингодатель намерен предъявить требования к лизингополучателю (например, взыскать убытки).

Стоит попытаться убедить лизингополучателя принять участие в расчете сальдо встречных обязательств. Не будет лишним направить в адрес лизингополучателя пояснение (письмо) о том, что взаимодействие с лизингодателем отвечает интересам обеих сторон. В частности, при таком взаимодействии у лизингополучателя появится шанс доказать, что на его стороне задолженность не возникла.

Данное пояснение можно включить и в текст направляемой претензии (например, претензии о возмещении убытков). Другими словами, лизингодатель может направить претензию, не дожидаясь варианта сальдо от лизингополучателя, но при этом предложить лизингополучателю урегулировать спор в досудебном порядке, а именно:

  • принять участие в разработке единого документа, отражающего сальдо встречных обязательств;
  • погасить образовавшуюся задолженность.

В то же время можно и вовсе обойтись без расчета сальдо встречных обязательств. Однако нужно понимать, что в этом случае при рассмотрении спора в суде могут возникнуть неожиданные для лизингодателя последствия.

Ситуация 2. Лизингодатель опасается претензий со стороны лизингополучателя (например, предполагает, что лизингополучатель попытается взыскать неосновательное обогащение).

В такой ситуации возможны несколько вариантов поведения. Рассмотрим два наиболее вероятных.

1. Настоять на расчете сальдо встречных обязательств и убедить лизингополучателя подписать единый документ. Это избавит лизингодателя от неопределенности в отношении того, возникла у него задолженность перед лизингополучателем или нет. Возможно, при соотношении взаимных предоставлений по договору лизингополучатель придет к выводу о том, что предъявлять требования к лизингодателю бессмысленно.

2. Прекратить взаимодействие с «молчащим» лизингополучателем в надежде на то, что тот не станет предъявлять какие-либо требования.

В случае если лизингополучатель все-таки направит претензию, лизингодатель может попытаться настоять на совместном расчете сальдо встречных обязательств. Такой расчет может показать, что на самом деле у лизингодателя задолженность не возникла.

Если лизингополучатель обратится непосредственно в суд, соотношение взаимных предоставлений по договору станет задачей суда.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

Москва №17 14 марта 2014 г.

Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразия в разрешении споров, связанных с применением законодательства о финансовой аренде (лизинге), Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам (далее — суды) следующие разъяснения:

1. В настоящем постановлении под договором выкупного лизинга понимается договор лизинга, который в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон о лизинге) содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором.

Вместе с тем правовые позиции, содержащиеся в данном постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической.

2. Судам необходимо учитывать, что по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя — в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

По смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том числе в случаях, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо он уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов.

3. При разрешении споров, возникающих между сторонами договора выкупного лизинга, об имущественных последствиях расторжения этого договора судам надлежит исходить из следующего.

3.1. Расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ).

В то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

3.2. Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу.

3.3. Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

3.4. Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т. п.

3.5. Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора .

3.6. Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

В частности, к реальному ущербу лизингодателя могут относиться затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга, плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга.

4. Указанная в пунктах 3.2 и 3.3 настоящего постановления стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 ГК РФ — при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика.

5. В силу пункта 2 статьи 22 Закона о лизинге риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Названная норма, возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков, связанных с ненадлежащей поставкой предмета лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном получении и использовании предмета лизинга.

Наличие в Законе о лизинге специальных правил о распределении рисков само по себе не препятствует применению общих положений главы 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств с учетом особенностей договора лизинга.

Так, если продавца выбрал лизингополучатель, но лизингодатель умышленно или по неосторожности (то есть с нарушением стандарта поведения разумного и осмотрительного коммерсанта) содействовал увеличению размера убытков, вызванных ненадлежащей поставкой предмета лизинга, либо не принял разумных мер к их уменьшению, это согласно пункту 1 статьи 404 ГК РФ является основанием для уменьшения размера ответственности лизингополучателя.

6. Рассматривая споры о том, какие права по договору купли-продажи предмета лизинга имеет лизингодатель или каким образом он должен осуществлять свои права по иным договорам, связанным с предметом лизинга (например, договорам страхования), судам следует исходить из принципа добросовестности (пункт 3 статьи 1 ГК РФ) и принимать во внимание правомерное ожидание лизингополучателя в отношении приобретения права собственности на предмет лизинга в будущем. В частности, в случае просрочки передачи продавцом предмета лизинга, если риск неисполнения обязательств продавцом несет лизингополучатель, который обязан вносить лизинговые платежи независимо от получения предмета лизинга во владение, право требования в отношении неустойки и иных санкций за нарушение договора купли-продажи принадлежит лизингополучателю. Таким образом, в случае, когда неустойка (иная санкция) за нарушение договора купли-продажи была получена лизингодателем, при расчете сальдо взаимных обязательств она идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю.

7. Если погибший или поврежденный предмет лизинга был застрахован в пользу лизингодателя, он обязан предпринять разумные усилия для получения страхового возмещения. При этом сумма полученного лизингодателем страхового возмещения идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей (если договор лизинга не был расторгнут) или при расчете сальдо встречных обязательств (если договор лизинга был расторгнут).

В случае если лизингодатель отказывается (уклоняется) от совершения действий, необходимых для получения страхового возмещения, лизингополучатель, поскольку на нем лежит риск случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга, вправе требовать от лизингодателя уступить ему право требования выплаты страхового возмещения, а в случае отказа лизингодателя от такой уступки вправе приостановить внесение лизинговых платежей (статья 328 ГК РФ).

8. В случае гибели (утраты) незастрахованного предмета лизинга лизингополучатель не освобождается от обязанности компенсировать лизингодателю затраты на приобретение предмета лизинга и плату за финансирование до момента фактического возмещения указанных затрат.

9. При рассмотрении споров, вытекающих из договоров сублизинга, судам необходимо учитывать следующее. В том случае, если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.

Указанные риски не возлагаются на лизингодателя в том случае, если он докажет, что сублизингодатель и сублизингополучатель действовали согласованно либо изначально были юридически или экономически взаимосвязаны между собой, чем может быть обосновано возложение на сублизингополучателя риска недобросовестных действий сублизингодателя.

10. В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга.

Названное положение Закона о лизинге означает, что при залоге предмета лизинга подлежат учету также правомерные интересы лизингополучателя, заключающиеся в приобретении права собственности на предмет лизинга, свободный от прав третьих лиц, после исполнения им обязательств по договору лизинга.

Если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предмет залога является одновременно предметом договора лизинга (например, в силу того, что залогодателем является юридическое лицо, основной вид деятельности которого — совершение лизинговых операций), то суды, разрешая споры между лизингополучателем и залогодержателем, должны учитывать следующее.

По смыслу подпункта 3 пункта 1 статьи 352 ГК РФ залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает прекращение договора лизинга в связи с надлежащим исполнением его сторонами своих обязательств (статья 408 ГК РФ), вследствие чего залог предмета лизинга прекращается применительно к пункту 2 статьи 354 ГК РФ, при этом положения статьи 353 ГК РФ к отношениям сторон применению не подлежат.

До момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей.

Вместе с тем статьей 23 Закона о лизинге установлено, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения на него взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга, в частности обязанность передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю.

Если же залогодержатель докажет, что он не знал и не должен был знать о том, что предмет залога является предметом лизинга либо будет передан в лизинг, то к отношениям залогодержателя, залогодателя и лизингополучателя подлежат применению положения ГК РФ о залоге имущества без учета особенностей залога предмета лизинга, указанных в этом пункте.

11. В целях соблюдения принципа правовой определенности и во избежание нарушения разумных ожиданий участников гражданского оборота разъяснения, содержащиеся в пункте 9 настоящего постановления, подлежат применению к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования данного постановления на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Плата за финансирование (в процентах годовых) определяется по следующей формуле:

(П — А) — Ф ПФ = ———— x 365 x 100 , Ф x С/ДН

где ПФ — плата за финансирование (в процентах годовых),

П — общий размер платежей по договору лизинга,

А — сумма аванса по договору лизинга,

Ф — размер финансирования,

С/ДН — срок договора лизинга в днях.

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.А. Иванов

И.о. секретаря Пленума
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.Г. Першутов

Графический образ документа

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *