Российский менталитет

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Особенности формирования и функционирования менталитета русского народа»

Актуальность темы исследования

К числу факторов .обусловливающих особенности развития России I относится менталитет русского народа. Сущностью современного глобального кризиса, поразившего человечество, является все возрастающая зависимость человека от общества и государства, утрата все большим количеством индивидов смысла собственной жизни. На уровне индивидуальной жизнедеятельности и индивидуальной ментальности апелляции к смыслу жизни предполагают поиск главной идеи человеческого существования, а на уровне социума таким смыслообразующим ментальным эквивалентом является национальная идея. Содержательный смысл «русской идеи» разрабатывался лучшими представителями отечественной философской мысли. Однако и сегодня философские исследования отражают обеспокоенность разных слоев российского социума фактическим отсутствием четких ориентиров и целей общественного развития. Попытка обретения ориентиров и целей общественного развития для русского народа в целом представляет попытку самоидентифицироваться, определить свою ментальность. В основе национально-государственного кризиса, охватившего

Россию на рубеже ХХ-ХХ1 вв., находятся не только социальноэкономические и политические причины, но и кризис духовности, кризис самосознания. Обращение к особенностям формирования менталитета русского народа дает возможность более глубокого проникновения в смысл отечественной истории, понимания истоков российской государственности, осознания силы и слабости русского народа, что, в свою очередь, должно способствовать формированию нового ценностно-смыслового ядра русского менталитета, определяющего социально-психологические и нравственные установки народа.

Сама категория «менталитет», необходимые Достаточные и структурно-функциональные условия, обусловливающие его возникновение и особенности функционирования и изменения, необходимы для оптимального поиска путей выхода из тисков социально-экономического и политического кризиса, охватившего на рубеже ХХ-ХХ1 веков российское общество. Знание условий формирования, а, следовательно, и изменения российского менталитета, необходимо для определения оптимальных путей дальнейшего развития российского социума. В связи с этим комплекс понятий, характеризующих русский менталитет, требует уточнения смысла и более аутентичной экспликации. Этим, как нам представляется, обусловливается актуальность данного диссертационного исследования.

Автор диссертации выделяет понятие генезиса менталитета, к котором подчеркивает, что его формирование происходит под влиянием комплекса факторов: / геоклиматических (географическое положение, рельеф, климат местности);

2). этноисторических (общность исторических изменений (образ жизни славян в лесах, занятие переложным земледелием и всем тем, что связано с этим процессом));

3). социально-экономических изменений (длительное господство в системе земельных отношений России общины, как определенного социального института);

4). религиозных факторов (формирование спектра нравственных ценностей русского народа на основе православной ветви христианской религии).

Формирование особенностей менталитета русского народа происходит, во-первых, под влиянием всего комплекса необходимых условий, причем необходимые условия здесь выступают достаточными.

По нашему мнению понятие «необходимые условия» не совпадают с понятиями «обстоятельства», «среда», «обстановка». Во-первых, эти понятия отражают полную совокупность объектов, составляющих окружение в данном случае «особенностей русского менталитета». Во-вторых, эти понятия отражают лишь те обстоятельства, которые являются внешними по отношению к «русскому менталитету», тогда как в тело «условий» входят и внутренние характеристики самого объекта (менталитет русского народа), на которые мы указывали выше. Особое значение приобретает выделение типов условий, влияющих на формирование особенностей менталитета русского народа, это:

1). структурные условия (природные, социальные, духовные);

2). функциональные, играющие определенную роль в деятельности по формированию особенностей российского менталитета (длительная консервация общины в России приводила к формированию целого ряда особенностей русской ментальности: таких особенностей поведения русских, как коллективизм, взаимопомощь и взаимовыручка в труде; формирование специфических нравственных качеств людей, таких как сострадательность, сочувствие чужому горю, высокоразвитое понятие общественного долга и

Нам представляется, что только под влиянием всего комплекса условий возможно формирование особенностей российского менталитета. Эти условия начинают действовать разновременно: вначале включаются природные факторы Восточноевропейской равнины, затем особенности жизни и занятий сельским хозяйством населения, а отсюда уже особенности формирования менталитета русской нации.

Для менталитета характерны подсознательный характер реагирования и высокая устойчивость, неподатливость населения воздействию со стороны государства и социальных институтов при попытках коренного изменения его образа жизни, социальных и культурных условий. Анализ необходимых условий реализовался, так получилось исторически, как каузальных условий, то есть как обстоятельств, при которых осуществлялось «причинение». Поэтому разработка категории «условия» велась отечественными философами, в основном, в сопоставлении с категориями «причина» и «следствие». Анализ причинноследственных связей необходим в процессах объяснения и предсказания, а это имеет особую актуальность в современных условиях. Крупные социальные изменения уклада жизни русского народа не могут быть произведены без учета особенностей российского менталитета. Этим обусловлена актуальность данного исследования.

Состояние изученности проблемы Проблема особенностей формирования русского менталитета получила достаточно широкое освещение в отечественной философской литературе. Однако в ней не учтены те новые изменения, которые произошли в развитии отечественного социума на рубеже 80х-90х г.г. XX века, анализ которых ставит много интересных вопросов, без разрешения которых невозможно определение оптимальных путей дальнейшего развития России. Формирование менталитета русского народа происходило под мощным влиянием природных условий, особенностей социально-политической жизни и религиозной веры. Роль природных, геополитических, этнических фактором раскрывается в работах A.C. Хомякова, П.Я. Чаадаева, С. Соловьева, В.О. Ключевского, Г.В. Плеханова, O.A. Платонова, Д.С. Лихачева, Р. Пайпса, П.Н. Савицкого, Н.С. Трубецкого. Влияние особенностей социальной жизни, связанное прежде всего с авторитарным устройством государственный власти и общинным образом жизни, показано Ключевским В.О., Киреевским А.И., Кавелиным К.Д., Герценом А.И., Бердяевым H.A. О религиозно-духовных основах российского социума рассуждали в своих работах Лосский Н.О., Тихомиров Л.А., Соловьев С.М., Милюков П.Н., Ильин И.А., Франк С.Л., Федотов Г.П., Булгаков С.Н.,

Проблема истоков менталитета и его сущностных характеристик не перестает быть предметом интереса ученых-обществоведов. Необыкновенной многомерностью, информационной насыщенностью, высоким уровнем концентрации идей отличается книга Ахиезера A.C. «Россия: критика исторического опыта». История народа, считает автор, определяется наличием постоянных противоречий между социальными отношениями и культурой социальных субъектов. Российское общество рассматривается сквозь призму присущего ему культурного конфликта, как включающее в себя социальные группы, имеющие не только различные, но порой и взаимопротиворечащие ценностные ориентации. Раскол, внутрикультурные противоречия трактуются Ахиезером как однозначно болезненные явления. С нашей точки зрения аналогичным образом следует анализировать любое общество. «Расколотой» является отнюдь не только русская, но и любая жизнеспособная культура. Исходной точкой изучения русской истории Ахиезера является понятие «вечевого нравственного идеала», который, как он полагает, лежит в основании жизни славянского общества, является абсолютно доминирующим в догосударственную эпоху и существенно сказывается на жизни русского общества и после возникновения российской государственности. Вся история России это борьба общинного начала и начала авторитарно-государственного. Интенция народа направлена то в сторону утверждения примата общинности, локальности и самоуправления, то в сторону признания над собой жесткой власти «первого лица». Не случайно Ахиезер подразумевает под менталитетом «особый, крайне устойчивый способ организации, структуры освоения, осмысления через призму дуальных оппозиций и ценностей».1 Автор данного исследования солидаризируется с точкой зрения Ахиезера, что русское православие не смогло стать идеально ценностным планом, который бы на протяжении истории объединял различные слои русского общества.

Интересную оценку генотипическим чертам русского человека и соотношению их с культурой дает Касьянова К. в своей работе «О русском национальном характере». По мнению Касьяновой, именно эпилептоидные черты определили русский генотип. Культура, взаимодействуя с генотипом, адаптирует его к общественным формам жизни, смягчая его «шероховатости». Сплав генотипических черт и ценностных ориентаций образует социальный характер. «Его-то мы и наблюдаем перед собой эмпирически и в человеке, в и нации», — утверждает автор книги. Практика последних десяти лет показала, что многие прогнозы Касьяновой К. подтвердились: распад культуры привел к невиданному росту эгоизма и акультурного поведения, особенно среди молодежи. Однако тезис о том, что «материальное благосостояние — это ценность для нас ложная» оказался во многом несоответствующим действительности. Очень многие современные россияне представление о счастье и благополучии связывают с материальным благосостоянием, диктуемым логикой рыночных отношений. К проблеме менталитета в связи с природными факторами обращается Л.В. Милов в статье «Природно-климатический фактор и менталитет русского крестьянства». Он пишет, что именно природно-климатический фактор способствовал формированию в огромной массе русского крестьянства

1 Ахиезер A.C. Россия: критика исторического опыта. — М.: Изд-во ФО СССР, 1991, т. 3, с. 190. отнюдь не однозначных психологических поведенческих стереотипов. Глубину подхода и разнообразие точек зрения на проблему российской ментальности демонстрирует сборник «Менталитет и аграрное развитие России (Х1Х-ХХ вв)». В сборнике рассматривается целый ряд аспектов, раскрывающих различные проявления российской ментальности. Помимо историографических подходов это, прежде всего, анализ своего рода систематизирующих факторов менталитета российского крестьянства. Это влияние природно-географического фактора, влияние общинных структур и различных форм их трансформации, воздействие на менталитет специфических проявлений власти и государства, влияние религии. Целый ряд работ, затрагивающих проблему формирования русского менталитете, принадлежит Кантору В.К. Кантор обращается к целому комплексу проблем, соотнесенных с российской ментальностью. Придерживаясь либеральных взглядов, исследователь скептически относится к славянофильству и неославянофильству, абсолютизирующих роль общинности, соборности и православной веры в жизни русского народа. Кантор считает, что российская цивилизация, имея общий корень с западноевропейской цивилизацией, стала жертвой монголо-татарского нашествия. Монголо-татарское иго во многом определило специфику социально-политической организации русского народа, отличающуюся крайним деспотизмом и бюрократизацией. Констатируя, что менталитет современных россиян формируется в изменяющихся экономических, политических, социальных условиях, Кантор оставляет вопрос о его устойчивости и изменчивости открытым. Автор книги «Наглядные образы в менталитете общества» В.В. Егоров проявляет особый интерес к рождению, воспроизводству менталитета советской эпохи и роли в этом процессе наглядных образов, предприняв попытку найти недостающее звено детерминации произошедшего и происходящего в современной России. В книге И.А. Джидарьяна «Представление о счастье в российском менталитете» проблема счастья рассматривается через призму российской ментальности, сделана попытка раскрыть русскую «бытийность» счастья в связи с духовными традициями и национально-психологическими особенностями русского народа, самобытности его судьбы. «Менталистская» ориентация данного исследования обусловлена, как считает сам автор, глубокой озабоченностью драматической ситуацией, в которой оказалось российское общество, погрузившись в стихию «дикого рынка». Стремясь к объективности и научной достоверности, автору, как нам представляется, не удалось полностью избежать некоторой идеализации ценностного мира русского самосознания и его представлений о счастье. Книга А. Гудзенко «Русский менталитет» является не научным, а скорее художественно-публицистическим исследованием русского менталитета со времени появления термина «Русь» в летописях. Автором рассмотрены государственные, нравственные, общественные, национальные и политические процессы, повлиявшие на его становление и развитие. Выявлены желательные направления в изменении менталитета русского народа для улучшения уровня жизни в России, а также для сохранения и упрочения влияния России на мировой прогресс в новых условиях существования планетарного сообщества. Работа Гудзенко пропитана острым критицизмом и, на первый взгляд, велико искушение обвинить автора в очернении образа народа-страстотерпца. Между тем, окружающая действительность почти не оставляет надежд для оппонирования автору. Безусловно, заслуживает внимания работа Трофимова В.К. «Генезис и сущность русского национального менталитета». В данном социально-философском исследовании, отличающемся глубиной и широтой охвата, проводится теоретический анализ феномена национального менталитета и обосновывается оригинальная концепция происхождения, сущности и социально-культурных проявлений этого феномена. Несмотря на очевидные достоинства данного научного изыскания, мы не согласны с автором в оценке некоторых аспектов православной веры и общинности. Так, по нашему мнению, обрядовая религиозность не является основанием для того, чтобы считать весь народ глубоко проникнувшимся православным вероучением. Не согласны мы и с идеализацией общинных порядков, торпедировавших развитие индивидуально-личностного начала в человеке. В своей работе мы неоднократно обращаемся к исследованию B.C. Барулина «Российский человек в XX веке. Потери и обретения себя». Автор монографии считает, что ментальность российского человека складывавшаяся веками, оказывает как созидательно-позитивное, так и разрушительно-деструктивное воздействие на судьбу народа. Особенно ярко, по мнению Барулина, разрушительно-деструктивное действие ментальных черт российского человека проявилось в выборе 1917 года. Партийно-государственный абсолютизм развил комплекс долготерпеливости, комплекс харизматического лидера и силовой комплекс в менталитете россиян, тем самым, закрепив в их смыслоценностном самоутверждении приоритетность не индивидуально-самореализационного, а социально-идентификационного начала. Появление монографии Г.Г. Сильницкого «Россия в поисках смысла» явилось результатом озабоченности автора деструктивными процессами, которые протекают в различных сферах жизни российского социума. Знание духовных основ предшествующих поколений, утверждает Сильницкий, поможет современным россиянам разобраться в новых, резко изменившихся жизненных условиях и сделать осознанный, осмысленный выбор в новой, неведомой предкам исторической ситуации. Автор книги подробно освещает природно-географические, социально-исторические, культурологические, психологические, религиозные факторы, оказавшие решающее влияние на формирование русского менталитета сопоставительно с западноевропейским.

Категория «менталитет» относится к числу наиболее многозначных понятий, получивших в научной литературе десятки дефиниций. Однако несмотря на обилие публикаций проблема менталитета еще недостаточно разработана и на теоретическом и на прикладном уровнях. Сущность менталитета, способы его изучения и прогнозирования и, тем более, формирования и преобразования остаются дискуссионными. «Даже серьезные попытки разобраться в данном понятии, обращение к его родоначальникам приводит современных авторов работ или даже разных разделов в одних и тех же изданиях к противоположным выводам.»1 Понятие «менталитет» введено представителями историко-психологического и культуроантропологического направления Л.Леви-Брюлем, Л. Февром, Л. Блоком и другими. Первоначально это понятие означало наличие у представителей того или иного общества, понимаемого как национально-этническая и социокультурная общность, некоего умственного инструментария, дающего возможность людям по-своему воспринимать и осознавать окружающих и самих себя. В работах зарубежных авторов менталитет трактуется неоднозначно: как совокупность представлений, способов поведения, реакций, которые носят бессознательный и неотрефлектированный характер; как групповые представления и способы поведения; как этические и познавательные коды, способы мышления и чувствования; как структуры коллективного объяснения действительности; как способы поведения и восприятия, определяющие внутри сообществ о действия , ощущения и мышление людей. Советским обществоведением менталитет как понятие и отражаемая им реальность практически не был востребован. Исключение составляют работы Гуревича А.Я., определившего ментальность как не сформулированные эксплицитно, в культуре не вполне осознанные умственные установки, привычки сознания. Лишь с середины 90-х годов XX века этот феномен попадает в фокус внимания отечественных исследователей, которые в большинстве своем приступили к осмыслению понятия «менталитет», руководствуясь традициями русской социальной и

1 Егоров В.В. Наглядные образы в менталитете общества. Екатеринбург. Изд-во Уральского гос. эконом. Университета, 2000. С. 64

2 Гетц Г.В. Изучение ментальности: взгляд из Германии // Споры о главном: Дискуссия и настоящем и будущем исторической науки вокруг Французской школы «Анналов». Отв. ред. Ю.Л. Бессмертный. — М.: Наука, 1993. С. 58-64. философской мысли XIX- начала XX вв. Пантин И.К. определяет менталитет как «своеобразную память народа о прошлом». Кантор В.К. считает менталитет «умственным и духовным строем народа». Автор социально-философского исследования, отличающегося глубиной и широтой охвата, Трофимов В.К. убежден, что термин «менталитет» и близкое ему по значению понятие «ментальность» по своей сути есть фактически ни что иное, как более современный научный эквивалент категории «социальный характер», а слову «национальный характер» соответствует понятие «национальный менталитет». На содержательную близость понятий «национальный менталитет» и национальный характер» обращают внимание Е.А. Ануфриев и Л.В. Лесная. Оригинальную трактовку менталитета предлагает Гачев Г.Д., подразумевая под ним «национальный космопсихологос». Максимально рационализированную структуру менталитета находим у Усенко О.Г., который главными компонентами менталитета считает «картину мира», «стиль мышления» и «кодекс поведения».1 Бутенко А.П. считает, что менталитет — это определенное социально-психологическое состояние субъекта — нации, народности, народа, его граждан, запечатлевшее в себе результаты длительного и устойчивого воздействия этнических, естественно-географических и социально-экономических условий проживания субъекта менталитета.

Модернизационные процессы, происходящие в современной России и поиск путей ее выхода из системного кризиса, как представляется, делают нашу попытку осмысления особенностей формирования и функционирования менталитета русского народа вполне обоснованной.

Цель и основные задачи исследования

Объектом настоящего исследования является духовная сфера жизни русского этноса.

1 Усенко О.Г. К определению понятия «менталитет». Русская история: проблема менталитета. Тезисы докладов научной конференции 4-8 октября 1994.

Предметом настоящего исследования являются: русский менталитет, общие и особенные условия его формирования и функционирования.

Цель нашего исследования — социально-философское осмысление природы менталитета русского народа, играющего неоднозначную роль в поиске оптимальных путей развития современной России.

Задачи настоящего исследования:

• дать определение дефиниций общих и особенных условий формирования менталитета русского народа и самого менталитета;

• выявить состав и иерархию факторов, под влиянием которых происходит формирование русской ментальности;

• рассмотреть конкретные факторы действия материальных и духовных условий на формирование менталитета русского народа;

• выявить стагнирующее влияние русского менталитета на процессы реформирования российского общества в современных условиях.

Методологические основания исследования

В современной гуманитарной науке сегодня не выработана единая научно-философская методология, которая позволила бы при исследовании феномена «менталитет» учитывать все аспекты этой проблемы. В нашем исследовании мы ориентируемся на марксистскую методологию, обогащенную исследованиями неомарксистов, применивших категории и принципы марксизма к исследованию процессов коллективного и индивидуального бессознательного, что не только обогатило марксистскую методологию, но и позволило рационально исследовать бессознательные процессы. А поскольку менталитет, наряду с вполне осознаваемыми мыслительными и поведенческими установками, продиктованными реалиями окружающей действительности, включает в себя неосознаваемые компоненты ценностных ориентаций, а также характеристики неосознаваемых нравственных и поведенческих установок, то методология неомарксизма используется в настоящей диссертации. О роли бессознательного в истории пишет сам Ф. Энгельс в письме к Иозефу Блоху: «.история делается таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновения множества отдельных воль. Этот результат можно опять-таки рассматривать как продукт одной силы, действующей как целое, бессознательно и безвольно».1

Научную новизну исследования составляют: В настоящей работе проведено сравнение условий формирования менталитета русского этноса с условиями формирования менталитета других народов и обозначена ментальная составляющая истории. Выявлен состав и иерархия факторов, под влиянием которых происходило становление русской ментальности. Осуществлено раскрытие сущностного смысла понятия «менталитет». Менталитет — это сложное, относительно устойчивое, синтетическое образование духовно-исторического порядка, организующим ядром которого является смысло-ценностная составляющая, а «цитоплазмой» — социально-психологические и нравственные установки, определяющие способ мировосприятия, который опредмечивает себя в разнохарактерных проявлениях жизни социальных групп и общества в целом. Показано взаимообратное влияние менталитета русского народа, сформировавшегося под воздействием разнохарактерных детерминант, и социально-экономических, политических процессов.

Положения, выносимые на защиту: 1. Сложное переплетение разнохарактерных детерминант, как структурных (природные, социальные, духовные), так и функциональных (сакрализация носителей власти, правовой нигилизм, бюрократизированность, длительная консервация общины, крайний

1 Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3. -М.: Политиздат, 1981. С. 238-239. цезорепапизм, особый характер религии, обусловившей амбивалентность мировосприятия и т.п.), стало продуцирующим основанием для воспроизводства из века в век отчужденных форм социального бытия, определяющих во многом качественные характеристики русского менталитета.

2. Катастрофизм развития России дает нам основание утверждать, что амбивалентность, утопизм, гражданственно-индивидуальная неразвитость, явившись результатом суммарного воздействия разнообразных условий, сами во многом определяют характер процессов в экономической, социально-политической, духовной сферах жизни российского социума.

3. Понимание особенностей формирования и функционирования русского менталитета как амбивалентного явления способствует поиску адекватных способов формирования нового ценностно-смыслового ядра русского менталитета, что в целом должно способствовать выходу России из системного кризиса.

Научно-практическая значимость работы заключается в том, что:

• Результаты данного исследования могут быть использованы для создания и практической реализации новой, более полной и глубокой концепции менталитета.

• Результаты данной работы можно использовать для дальнейшего изучения динамики действия русского менталитета и выработки действенных программ по его купированию и оптимизации в зависимости от потребностей развития общества.

• Материалы диссертационного исследования можно использовать при подготовке лекционных курсов и проведения практических занятий по социальной философии.

• Материалы диссертации могут быть применены для дальнейшего более глубокого и содержательного исследования понятий общих и особенных условий формирования русского менталитета и их воздействия на духовную ситуацию в России, созданную усилиями разных социальных групп, активно действующих в стране в последнее время.

Апробация исследования

Результаты исследования изложены в шести научных публикациях:

1). Цигвинцева Г.Л. Проблемы формирования демократического менталитета у молодежи // Сборник материалов V региональной научно-практической конференции «Формирование гуманитарной среды и внеучебная работа в вузе, техникуме, школе». В 2-х т.; т. 2. Пермь, 2002.

2). Цигвинцева Г.Л. Роль образования в формировании менталитета // Сборник материалов III научно-практической конференции в Чайковском филиале Пермского государственного технического университета. -Чайковский, 2003.

3). Цигвинцева Г.Л. К проблеме устойчивости и изменчивости российского менталитета // Сборник материалов Всероссийской научно-прктической конференции «Гуманитарное образование в информационном обществе». Екатеринбург, 2003.

4). Цигвинцева Г.Л. К вопросу религиозности россиян // Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Нравственность и религия». Пенза, 2004.

5). Цигвинцева Г.Л. Образование и гражданственно-индивидуальная неразвитость как черта российского менталитета // Сборник статей IV Международной научно-практической конференции «Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве». Пенза, 2004.

Основные аспекты исследования апробированы на заседаниях кафедры философии Пермского государственного технического университета, на научных конференциях (см. публикации), а также обсуждены на заседаниях кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин в Чайковском филиале Пермского государственного технического университета, в течение 2002-2004 г.г.

Структура диссертации

Диссертация включает в себя:

-Введение;

Особенности российского менталитета
и отражение их в произведениях Н.С. Лескова
«Для русского верить – значит жить».
«Русская душа ушиблена ширью, она не видит границ…»
Н.А. Бердяев
«Менталитет – это обобщённое социально-психологическое состояние народа, сложившееся в результате исторически длительного и достаточно устойчивого воздействия естественно-географических, этнических, социально-политических и культурных условий проживания на народ, возникающее на основе органической связи прошлого с настоящим. Складываясь и формируясь, вырабатываясь исторически и генетически, менталитет представляет собой устойчивую совокупность социально-психологических черт, их органическую целостность, определяющих многие стороны жизнедеятельности данной общности людей, проявляясь в их духовной и материальной жизни, в специфике их государственности и различных общественных отношениях.» — так, скучно слетало с моих губ сухое определение менталитета из какого-то словаря… Эх! Как это непонятно, вот кажется, все четко и ясно, но на самом деле – ни о чем не говорит это определение. Менталитет вообще и русский менталитет в частности явления гораздо более тонкие и изучать, и познавать эту материю из книг значит — не узнать самого главного — истока, а остаться в узких рамках стандартов и штампов.
«Нет! Я пойду по другому пути!» — сказала я себе и захлопнула толстый энциклопедический словарь. Вот он МЕНТАЛИТЕТ вокруг меня, стоит только выйти и оглянуться. Гулять, так гулять! Я вышла из уютной квартиры в море солнечного света и таких разных и загадочных лиц… А вот вам и «менталитет»: гулять, так гулять. Ведь это качество присуще только русскому человеку – в этом наша суть, наш смысл. В психологию народа вошли и безграничность русского государства, и безграничность русских полей. Ах, как прекрасна наша необъятная Родина. Всё время откуда-то из самой глубины души исходит желание перейти границу, размахнуться, развернуться, нарушить какие-то правила. Такое стремление к размаху, незнание меры проявляется почти во всём. Это стремление заложено в нас изначально бескрайними российскими просторами, широтой и неограниченностью пространств. Даже улица, по которой я иду, так и зовет, так и манит дорога, так и хочется взять и забыть все, и бросится в бесконечно уводящую куда-то даль.
«Мы такую вечеринку закатим! Все обзавидуются!!! Для такого случая никаких денег не жалко!…» — долетел до моих ушей обрывок фразы из разговора проходящей мимо пары. Знаете, это как цепная реакция – вот услышал что-то и это вызывает ряд ассоциаций. В моей голове, где-то в подсознании выстроился этот ряд, и я вспомнила рассказ «Чертогон» Николая Семеновича Лескова. Там был замечательный персонаж Илья Федосеевич, с которым всего за один день случилось столько событий очень метко характеризующих его, и так ярко сейчас возник этот образ в моей голове; а ведь он может стать замечательной иллюстрацией нашей широкой русской души.
В образе Ильи Федосеевича представлена та русская удаль, тот русский размах, который выражается пословицей: гулять, так гулять. Он едет к ресторану (где является всегда постоянным желанным гостем), и по его велению из ресторана выгоняют всех посетителей и начинают готовить все до единого блюда, указанные в меню, на сто особ, заказывают два оркестра и приглашают всех самых именитых особ Москвы. О том, что Илья Федосеевич иногда забывает о мере и может погрузиться в кутеж, автор даёт знать читателю, приставив своему герою «полуседого массивного великана» Рябыку, который «находился при особой должности» — для охраны дяди, для того, чтобы было кому расплатиться. Гулянье весь вечер шло полным ходом. Была здесь и рубка лесов: дядя рубил экзотические деревья, выставленные в ресторане, так как за ними прятались цыганки из хора. «Брали в плен» цыганок: летела посуда, слышался грохот и треск деревьев. «Наконец твердыня была взята: цыганки схвачены, обняты, расцелованы, каждый – каждой сунул по сторублёвой за «корсаж», и дело кончено…»
Илья Федосеевич и все гости не скупились на деньги, так как бросались друг в друга дорогой посудой и приплачивали по сторублёвой то там, то тут. «Для такого случая никаких денег не жалко!…» — мысленно вернулась я к мимолетом услышанному разговору. Ничего не меняется! Русский народ всегда гулял на широкую ногу, и так будет всегда. Даже отсутствие порой денег, не останавливает нас. Менталитет не позволяет обидеть гостей, оставить их без «хлеба и зрелищ»! Пожалуй, от широты и доброты души нашей мы так гостеприимны и щедры… По окончании вечера Рябыка расплатиться за весь этот кутёж вместо дяди огромным количеством денег — целыми семнадцатью тысячами, а дядя лишь без всякого беспокойства, «с успокоившейся и нагулявшейся душой» сказал платить. Налицо вся широта русской души, готовой прожигать жизнь насквозь и ни в чём не ограничиваться: к примеру, требование смазывать колёса мёдом, который «в рот любопытнее».
Мягкие, еще не окрепшие весенние лучики весеннего солнца согревают мое лицо. Я вышла на широкий проспект в центре города… Многолюдно, шумно. Я вливаюсь в быстротечное движение человеческих мыслей и желаний и внимательно вслушиваюсь в голоса… «Авось жизнь наладится… Прости Господи мои слова!… Пусть милует нас…» — эти обрывки фраз глубоко запечатлелись в моей голове. Наше стремление к размаху не дает нам свободы, оно порабощает наши души. Русский человек понимает, что дойти до наивысшей ступени не может, но и остановиться ему очень трудно. Поэтому он по какой-то внутренней инерции растворяется в пространстве. Не имеющий контроля и самодисциплины, русский народ бушует в хаосе и хаос бушует в нём.
Углубление в ту или иную область, желание познать и прочувствовать приводят к тому, что зачастую русский человек уходит в духовный мир, его нет на поверхности жизни, он всё время где-то внутри жизненных явлений. Русский народ даже подвержен некоторой опасности из-за со своей несостоятельности в жизни мирской. А защиту народ ищет в вере, он всё-таки продолжает верить в жизнь с непробиваемой русской напористостью, которую, собственно, трудно определить, как жизненное явление – что такое русская вера?
Идеал русского — святость, у него недостаточно сильно осознание того, что честность обязательна для каждого человека. Наша вера никогда не просила у нас строгой нравственной дисциплины, в ней мы ценим ее огромную нравственную снисходительность. Главное было не придерживаться высоких нравственных принципов, а быть смиренным. В сознании прочно укоренилась «установка» на смирение, а не на отказ от греха — искупление греха в будущем смирении и покаянии. Поэтому русский человек решил, что он лучше будет «смиренно грешить», чем «гордо совершенствоваться» (Н.А. Бердяев «Судьба России»). Мы осознаем свое преступление! Россия свята в том смысле, что считает долгом поклоняться святым и святому и получать прощение, заступничество. Во все времена в глубине души русский человек поклоняется не потому, что благоговеет перед святым, а потому, что в тайне ждёт прощения, если он согрешит.
Я снова мысленно вернулась к Илье Федосеевичу из рассказа Лескова «Чертогон». Гулял он так, как последний раз, ни в чём не отказывая, и ни в чём себя не ограничивая. И потом он послал взять коляску ко Всепетой(!) – захотел «пасть перед Всепетой и о грехах поплакать». И в своём покаянии русский не знает меры – молится так, что его будто бы за вихор рука божья поднимает. Илья Федосеевич одновременно и от бога, и от беса: «он духом к небу горит, а ножками-то ещё в аду перебирает»… Что такое вера?!
Солнце клонилось к закату, легкий, но уже прохладный вечерний ветерок аккуратно, словно бы боясь повредить молодые листочки, обнимал хрупкие ветви березок. Укромное местечко в парке отдыха привлекло мое внимание. Скамеечка, чуть больше отдаленная, чем остальные от дорожки через парк, вечернее время, тишина и покой…
«Отдыхаешь?!» — прервал мои, далеко улетевшие мысли, ласковый и милый сердцу голос подруги. Легкий и знакомый силуэт приблизился и словно перышко опустился на скамейку. Как давно мы не виделись и сколько нужно сказать друг другу… Моя подруга самое нежное и ранимое существо на земле, ее постоянно хочется оберегать. Она очень симпатичная и очень умная молодая особа. Но пути Господни не исповедимы… «Знаешь, — заговорила она, — мне сейчас так трудно, я чувствую себя и подавлено, и приподнято… Я совсем запуталась! Не знаю, что мне делать! Я так привязалась к Игорю, но его любовь, скорее тяготит меня, но уже не согревает. Олечка! Ты бы знала, — с упоением прошептала Надюша, — ты бы знала! Какого милого и доброго человека я повстречала. Олечка, со мною с такой нежностью еще никто и никогда не обращался; — она закрыла глаза и с жадностью втянула в себя весеннюю прохладу, — я… не хочу обижать Игоря… я…я пойду на ВСЕ, чтобы быть счастливой! Я этого достойна!! – на мгновение ее лицо побледнело и озарилось неистовой и страшной улыбкой, она резко повернулась ко мне и сказала: Оля! Я пойду на все ради своего счастья!»…
«На ВСЕ…» — крутилось в моей голове. Как часто мы повторяем эту фразу! Русская женщина с безумной страстью и беззаветной преданностью любимому, пойдет за ним на край света. Мои мысли снова унесли меня в другую эпоху и моим глазам предстал образ Катерины Львовны из повести Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Молодая (двадцати трех лет) жена богатого купца Зиновия Борисовича Измайлова. В портрете Кати выражены привлекательность и чувственность героини: «по наружности женщина очень приятная. <…> Росту она была невысокого, но стройная, шея точно из мрамора выточенная, плечи круглые, грудь крепкая, носик прямой, тоненький, глаза черные, живые, белый высокий лоб и черные, аж досиня черные волосы». Страстно полюбившая работника Сергея, Катерина, боясь разоблачения и разлуки с любимым, убивает с его помощью свекра и мужа, а затем лишает жизни малолетнего родственника мужа, Федю Лямина. Ее характер невероятно силен. Поражает ее готовность ради своих целей переступить через все нравственные нормы. При ее привлекательности и хрупкости она являет нам дикую бесчеловечность — ожидающая ребенка от Сергея, хладнокровно душит маленького Федю, совершая убийство в канун великого христианского праздника Введение во храм Пресвятой Богородицы.
Но страшное возмездие ждет ее — она теряет самое дорогое в жизни — любовь Сергея, который на каторжном этапе сходится с другой осужденной, Сонеткой. На переправе Катя сбрасывает в реку Сонетку, топит ее и тонет сама. У героини Лескова значимое имя. Имя «Екатерина» по-гречески означает «всегда чистая» и как бы олицетворяет жертвенное начало в любви героини Лескова. Отчество Кати подчеркивает твердость и мужскую силу ее характера. Фамилия Измайлова свидетельствует о черных, демонических истоках страсти героини: «измаильтянами» в древнерусской словесности назывались восточные народы, исповедовавшие ислам. …Даже любовь – такое светлое и чистое чувство, мы склонны превратить в самое болезненное и трагическое. Вот он наш менталитет – во всей красе! …
Домой я вернулась, когда уже стемнело. Все мое существо наполняли самые разные чувства. Меня буквально разрывали мысли и эмоции, полученные от сегодняшней прогулки.
Горячий кофе, мурлыкающий кот на коленях, только я и мои мысли. «А «хорошо» это, или «плохо» — русский менталитет?!» — спрашивала я саму себя. За нашей сутью всегда стоит что-то стихийное, хаотическое, дикое, пьяное, однако, одновременно русский народ совершенно искренне ищет защиты у Бога и других святых. А простят ли нам наши грехи?!! Мы люди стихии, минута господствует над нашей жизнью, увлекая за собой и раскрывая перед нами две какие-нибудь бездны. Мы непременно бросаемся в крайности, восторг и падение, разврат и благородные порывы и низкие поступки поочерёдно, а то и вместе врываются в нашу жизнь. И все это перемежается со страстной жаждой жить и верить.
Передо мною снова пронеслись образы героев Лескова и герои нашей современной жизни. Их объединяют какие-то общие черты, проявляющиеся то там, то здесь: широта, размах, безудержное желание заглянуть в пропасть, упасть в неё и стремление души к свету, к божественному, в храм, только покинула она шумное гуляние, непреклонность и желание любой ценой добиться счастья.
Прожив сегодняшний день, я могу с уверенностью вписать новое, «живое» определение в тот словарь – менталитет русского человека есть целостное, единое стремление народа отдать свою жизнь другому и кинуться в бездну грешной, мирской жизни, чтобы познать ее самые страшные грехи, и потом искупить их до последней капли крови и познать покаяние, смирение и прощение.
Как дальновидны и как пророчественно правы были наши классики! «Умом Россию не понять «…» В Россию можно только верить…». Так было, так есть и так будет всегда…
11.05.2006

Вообще, менталитет — это преобладающие схемы, стереотипы и шаблоны мышления. Россияне — не обязательно русские. Отдельный человек может гордиться тем, что он «казак», «башкир» или «еврей» в пределах России, но за ее пределами всех россиян (бывших и настоящих) по традиции называют (независимо от происхождения) русскими. Для этого есть основания: как правило, все они имеют сходство в своей ментальности и стереотипах поведения.

Фото: Svetlana Alyuk /

Россиянам есть чем гордиться, у нас огромная и сильная страна, у нас талантливые люди и глубокая литература, при этом мы сами знаем и свои слабые стороны. Если мы хотим становиться лучше — мы обязаны их знать.

Итак, давайте посмотрим на себя со стороны, а именно со стороны строго научных исследований. Что отмечают исследователи культуры как специфические черты российского менталитета?

1. Соборность, примат общего над личным: «мы все свои», у нас все общее и «а что люди скажут». Соборность оборачивается отсутствием понятия приватности и возможностью любой соседской бабушке вмешаться и высказать вам все, что она думает по поводу вашей одежды, манер и воспитания ваших детей.

Из той же оперы понятия «общественность», «коллектив», отсутствующие на Западе. «Мнение коллектива», «не отделяться от коллектива», «а что люди скажут?» — соборность в чистом виде. С другой стороны, вам скажут, если у вас торчит ярлычок, развязался шнурок, забрызганы брюки или порван пакет с продуктами. А также — помигают фарами на дороге, чтобы предупредить о ГИБДД и спасти от штрафа.

2. Стремление жить по правде. Термин «правда», часто встречающийся в древнерусских источниках, означает правовые нормы, на основании которых вершился суд (отсюда выражения «судить право» или «судить в правду», то есть объективно, справедливо). Источники кодификации — нормы обычного права, княжеская судебная практика, а также заимствованные нормы из авторитетных источников — прежде всего Священного Писания.

За пределами российской культуры чаще говорится о законопослушности, правилах приличия или следовании религиозным заповедям. В восточном менталитете о Правде не говорится, в Китае важно жить по заветам, оставленным Конфуцием.

3. В выборе между разумом и чувством русские выбирают чувство: искренность и душевность. В российском менталитете «целесообразность» практически синоним корыстного, эгоистичного поведения и не в чести, как что-то «американское». Среднему российскому обывателю трудно представить, что можно разумно и осознанно действовать не только ради себя, но и ради кого-то, поэтому действия бескорыстные отождествляются с действиями «от сердца», на основе чувств, без головы.

Российское — нелюбовь к дисциплине и методичности, жизнь по душе и настроению, смена настроения от миролюбия, всепрощения и смирения к беспощадному бунту на полное уничтожение — и обратно. Русский менталитет живет скорее по женской модели: чувство, мягкость, всепрощение, реагируя плачем и яростью на последствия такой жизненной стратегии.

4. Определенный негативизм: большинство россиян чаще видят в себе недостатки, а не достоинства. За рубежом, если человек на улице случайно задел другого человека, шаблонная реакция практически любого: «Sorry», извинение и улыбка. Они так воспитаны. Печально, что в России такие шаблоны — более негативные, тут можно услышать и «Ну ты, куда смотришь?», и нечто более резкое. Россияне хорошо понимают, что такое тоска, при том что это слово непереводимо на другие европейские языки. На улицах у нас не принято улыбаться, смотреть в лица окружающим, неприлично знакомиться и просто заговаривать.

5. Улыбка в русском общении не является обязательным атрибутом вежливости. На Западе чем больше улыбается человек, тем он больше проявляет вежливости. В традиционно русском общении приоритет — требованию искренности. Улыбка у русских демонстрирует личное расположение к другому человеку, которое, естественно, не распространяется на всех. Поэтому если человек улыбается не от души, это вызывает неприятие.

Можно обратиться за помощью — скорее всего помогут. Нормально попрошайничать — и сигаретку, и деньги. Человек с постоянно хорошим настроением вызывает подозрение — то ли больной, то ли неискренний. Тот, кто обычно приветливо улыбается другим — если не иностранец, то, конечно, подхалим. Конечно, неискренний. Говорит «Да», соглашается — лицемер. Потому что искренний российский человек обязательно не согласится и возразит. И вообще самая настоящая искренность — это когда матом! Вот тогда — человеку веришь!

6. Любовь к спорам. В русском общении традиционно большое место занимают споры. Русский человек любит спорить по самым различным вопросам, как частным, так и общим. Любовь к спорам по глобальным, философским вопросам — яркая черта русского коммуникативного поведения.

Русского человека часто интересует спор не как средство нахождения истины, а как умственное упражнение, как форма эмоционального, искреннего общения друг с другом. Именно поэтому в русской коммуникативной культуре спорящие столь часто теряют нить спора, легко отходят от первоначальной темы.

При этом совершенно нехарактерно стремление к компромиссу или к тому, чтобы дать собеседнику сохранить лицо. Бескомпромиссность, конфликтность проявляется очень ярко: нашему человеку некомфортно, если он не доспорил, не смог доказать свою правоту. «Как сформулировал это качество английский учитель: «Русский всегда спорит на победу». И наоборот, характеристика «бесконфликтный», скорее, носит неодобрительный оттенок, как «бесхребетный», «непринципиальный».

7. Русский человек живет верой в добро, которое когда-то спустится с небес (или просто сверху) на многострадальную русскую землю: «Добро обязательно победит зло, но потом, когда-нибудь». При этом его личная позиция — безответственная: «Нам принесет правду кто-то, но не я лично. Я сам ничего сделать не могу и делать не буду». Главным врагом русского человека на протяжении уже нескольких столетий считается государство в образе служило-карательного сословия.

8. Принцип «не высовывайся». В русском менталитете пренебрежительное отношение к политике и демократии как форме политического устройства, при котором источником и контролером деятельности власти выступает народ. Характерна убежденность в том, что реально люди нигде ничего не решают и демократия — это ложь и лицемерие. В то же время терпимость и привычка ко лжи и лицемерию своей власти по причине убежденности, что иначе нельзя.

9. Привычка к воровству, мздоимству и обману. Убежденность в том, что воруют везде и все, а честным путем заработать большие деньги невозможно. Принцип — «не украдешь — не проживешь». Александр I: «В России такое воровство, что я боюсь идти к дантисту — сяду в кресло, и украдут челюсть…» Даль: «Русский человек не боится креста, а боится песта».

При этом для россиян характерно протестное отношение к наказаниям: наказывать за мелкие нарушения — нехорошо, как-то мелочно, нужно — «прощать!», а когда на этом фоне люди привыкают законы не уважать и от мелких нарушений переходят к крупным — тут российский человек будет долго вздыхать, пока не разозлится и не устроит погром.

10. Вытекающая из предыдущего пункта характерная черта российского менталитета — любовь к халяве. Фильмы нужно скачивать через торрент, платить за лицензионные программы — западло, мечтою является радость Лени Голубкова в МММ-пирамиде. Наши сказки рисуют героев, которые лежат на печи и в итоге получают царство и сексапильную королеву. Иван-Дурак силен не трудолюбием, а сообразительностью, когда за него все сделают Щуки, Сивки-Бурки, Коньки-Горбунки и прочие волки, рыбы и жар-птицы.

11. Забота о здоровье ценностью не является, спорт — странно, болеть — нормально, но категорически не допускается бросать убогих, в том числе считается нравственно недопустимым уходить от тех, кто не заботился о своем здоровье и в результате стал по факту беспомощным инвалидом. Женщины ищут богатых и успешных, а любят убогих и больных. «Как же он без меня?» — отсюда созависимость как норма жизни.

12. Место гуманизма у нас занимает жалость. Если гуманизм приветствует заботу о человеке, ставя на пьедестал свободного, развитого, сильного человека, то жалость направляет заботу на несчастных и больных. По статистике Mail.ru и ВЦИОМ, помощь взрослым по популярности стоит на пятом месте после помощи детям, старикам, животным и помощи экологическим проблемам. Людям больше жалко собак, чем людей, а из людей из чувства жалости важнее поддержать нежизнеспособных детей, а не взрослых, которые еще могли бы жить и работать.

В комментариях к статье кто-то соглашается с подобным портретом, кто-то обвиняет автора в русофобии. Нет, автор любит Россию и верит в нее, уже которое десятилетие занимаясь просветительской и образовательной деятельностью для своей страны. Здесь врагов нет и не нужно здесь их искать, наша задача в другом: а именно, думать, как нам поднимать нашу страну и воспитывать детей — наших новых граждан.

Об авторе: Николай Иванович Козлов, доктор психологических наук, профессор, ректор Университета практической психологии, основатель сайта «Психологос».

Читайте также: 10 неожиданных вопросов о русских с сайта Quora

Менталитет и ментальность: определения

Менталитет — это совокупность умственных, эмоциональных, культурных особенностей и ценностных ориентиров, которые присущи той или иной общественной или этнической (национальной) группе. В словаре Ожегова менталитет трактуется как мировосприятие, умонастроение.

Менталитет предполагает наличие установок сознания, которые включают представления человека о себе самом, своем месте в природе и обществе, понимание окружающего мира. При этом все они не подвергаются логическому осмыслению. Природа менталитета в большей степени связана с подсознанием, определяющим поведение человека.

Сам термин изначально существовал в исторической науке, но сейчас он чаще используется в психологии и социологии.

Менталитет — это часть индивидуальной психики человека, которая формируется в процессе его приобщения к культуре. То есть люди усваивают менталитет своего народа еще в детском возрасте, когда овладевают национальным языком, слушают сказки и колыбельные, адаптируются к бытовым условиям жизни.

Поэтому менталитет можно определить как стереотипы и привычки сознания, заложенные воспитанием и культурными традициями, присущие социально-культурной общности или сословию.

«Менталитет» следует отличать от «ментальности», которая представляет собой совокупность осознанных и неосознанных психологических установок действовать, мыслить и воспринимать мир. Культуролог Андрей Флиер определяет ментальность как «душевный склад, духовный облик, типичный для людей данной культуры, психологические особенности, лежащие в основе обычаев и нравов».

Формирование менталитета

Обычно выделяют четыре фактора, которые влияют на само возникновение менталитета:

  • природно-географические причины

  • социально-исторические аспекты

  • вероисповедание

  • образование

Особое мировоззрение нации формируется на протяжении всей ее истории. Менталитет нельзя относить к внешнему признаку народности.

Что касается формирования определенного типа менталитета у конкретной личности, принято обозначать такие факторы:

  • индивидуальная эволюция

  • мировоззрение родителей

  • биологические причины

  • влияние отдельных личностей: учителей, тренеров, друзей

  • социальные учреждения

  • литературные произведения, кинокартины, иные разновидности искусства

  • СМИ

  • политика государства

Национальный менталитет

Окончательно и вопрос о соотношении менталитета и национального характера до сих пор не решен. Истори Леонид Милов фактически отождествлял поведенческие стереотипы и менталитет, ментальность и национальный характер.

Менталитет народа – это глубинные структуры его сознания, постоянные, стабильные, объединяющие разные исторические эпохи. Общие для всех народов основные общечеловеческие ценности в культуре разных народов приобретают разный смысл, разные акценты, связанные с ментальностью этих народов. Менталитет нации проявляется в ее культуре, языке, придавая ей национальное своеобразие.

Русский менталитет

Русский национальный характер сформировался под влиянием ряда причин:

  • принятия православного христианства от Византии

  • татаро-монгольского ига, следы которого глубоко врезались в память русского народа

  • расположение России между цивилизациями Запада и Востока — это стало глубинной основой ее двойственности

Историк Василий Ключевский отмечал противоречие между трудолюбием и ленью русского нарорда. Он заметил, что русские привыкли к чрезмерному кратковременному напряжению сил, они могут какое-то время работать на пределе возможностей, но после этого наступает довольно продолжительный отдых. К слову, русский менталитет предполагает и описанную писателем Иваном Гончаровым «обломовщину» – лень, инертность, стремление к максимальному спокойствию.

Татьяна Шишмарева. Обломов на диване. 1954

Особое место в жизни и истории русского народа занимает православие, которое оказало влияние на жизненную философию счастья русских — важнейшее значение в ней имеет компонент страдания. Как раз внимание к страданию нашло отражение почти во всей классической литературе XIX века.

В большей степени это проявилось в произведениях Федора Достоевского, который считал страдания ценными, потому что они очищают и возвышают человека. Страдать просто необходимо, чтобы стать личностью. После страдания человек становится душевно более тонким, способным сочувствовать и сострадать другим.

Эту же мысль мы находим в трудах выдающегося русского философа Владимира Соловьева. Он пишет о сострадании как жалости. Жалость состоит в том, что человек «…соответственным образом ощущает чужое страдание или потребность, т.е. отзывается на них более или менее болезненно, проявляя таким образом в большей или меньшей степени свою солидарность с другими».

Среди важнейших характеристик русской ментальности принято выделять также преобладание морального сознания над правовым и политическим. С таких позиций русский человек обычно оценивает и любые действия власти.

Русский философ Николай Лосский обратил внимание, что менталитет русских людей обычно строится на борьбе противоположностей. Прежде всего он отмечал религиозность, которая сочетается с воинствующим атеизмом. По его мысли, русские хотят действовать во имя чего-то абсолютного, но при этом если они начинают сомневаться в идеале, то способны перейти от сильной богобоязненности и послушания к необузданному бунту.

Среди других противоречивых особенностей русских людей он, как и Ключевский, отмечает страстную силу воли и максимализм, сочетающиеся с леностью и пассивностью. Кроме того, русскому народу присуща свобода духа, искание высших ценностей и склонность к анархии, нигилизму и хулиганству. Также происходит столкновение исконной доброты с необузданной жестокостью. Помимо этого, в русском менталитете есть место даровитости, сатирическому складу ума, склонности к самоуязвлению, отсутствию самодисциплины и чувства меры.

Лосский также выделял «слабости» русского характера, которые обычно бросаются в глаза иностранцам. Это небрежность в работе, беспечность, критиканство и отсутствие действия, пьянство, своеволие и попустительство, склонность к абсурдным поступкам и увлечение самобичеванием.

Менталитет других национальностей

Американцы

Среди особенностей американского менталитета обычно выделяют их особенность ведения беседы: идеальный разговор для американца — это обмен мыслями, а не монолог. Они ценят в собеседнике искренность, заинтересованность в теме и умение просто и ясно излагать свои мысли и эмоции.

Американскому менталитету свойственно стремление к личному успеху, который является результатом целенаправленных усилий человека. Уверенность в необходимости действовать основана на идее, что человек должен рассчитывать только на себя.

Еще одна нацио­нальная особенность — готовность действовать. Когда перед американцем появляются различные трудности, он старается безотлагательно предпринять усилия для их разрешения. Зачастую это наносит ущерб анализу самой проблемы, потому что, в отличие от решительности, созерцательность не свойственна американскому менталитету.

Говоря об американцах, чаще всего вспоминают об их стремлении к победе. Американская журналистка Стефани Фол пи­сала об этом: «Победа — основа американской психологии… Любое событие в жизни американца, от выпускного вечера до женитьбы или покупки автомобиля, ор­ганизовано таким образом, чтобы кто-нибудь мог победить или, по крайней мере, обскакать всех остальных».

Кроме того, американской культуре, как и европейской, свойственно линейное восприятие времени: американцы больше сконцентрированы на будущем, а не на прошлом. Один из представителей американского романтизма писатель Герман Мелвилл отмечал, что «прошлое мертво, и ему не суждено вос­креснуть; но будущее наделено такой жизнью, что оно живо для нас далее в его предвкушении».

Испанцы

Иностранцы в первую очередь отмечают, что испанцы превыше всего ценят собственное удовольствие, поэтому для них любое действие, которое не приносит радости, становится почти бессмысленным. Свою энергию и силы они предпочитают тратить на отдых и веселье, а на работе они, наоборот, никто никуда не торопятся. К тому же в испанской культуре есть такое явление как сиеста — послеобеденный двухчасовой перерыв на сон. Для испанцев этот закон незыблемый.

Определяющей чертой испанского менталитета называют особенность ставить свои интересы выше других. Вместе с тем среди испанцев редко встречается зависть, а люди не склонны к рефлексии и «самокопанию».

Немцы

Немецкому менталитету свойственно четкое разграничение частного и общественного. Немцы ощущают себя в первую очередь индивидуумами и только после этого — членами какой-либо группы.

Им также свойственно стремление все упорядочить. Поэтому не вызывают сомнений такие черты немецкого менталитета, как дисциплинированность и работоспособность.

К тому же немецкой нации свойственна законопослушность. Философ Иммануил Кант в числе прочих достоинств его народа отмечал способность легче других подчиняться правительству, под властью которого он живет. По его словам, немец не размышляет над уже установленным порядком и не пытается придумать новый.

Немцы легко переселяются, им не свойственна страстная привязанность к родине. В то же время за пределами страны они объединяются в группы, которые отличаются чистоплотностью и бережливостью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *