Советский бизнесмен

О Советском Союзе, особенно о сталинском периоде, было создано множество «чёрных мифов», один таких из «чёрных мифов» — это миф о «тотальном огосударствлении экономики» при Сталине. Однако это явная ложь или простое незнание истории. Именно при Сталине существовала возможность заниматься легальным предпринимательством.

Свобода, равенство и братство.

Во времена Сталина при жизни одного поколения наша страна создала уникальную цивилизацию, основанную на принципах свободы, равенства и братства людей.
Благодаря этому Россия дважды буквально восставала из руин и показала всему миру реальную альтернативу капиталистическому миру, основанному на жажде наживы и корысти, эксплуатации низменных пороков людей.
Одним из ключевых элементов новой сталинской экономической модели было развитие внутреннего рынка за счёт развития предпринимательства, которое в форме производственных и промысловых артелей – всячески и всемерно поддерживалось. Уже в первой пятилетке был запланирован рост численности членов артелей в 2,6 раза.
По сути именно Сталин сформировал и вырастил эффективно работающую систему предпринимательства – честного, производственного, а не спекулятивно-ростовщического.
К 1953 году в СССР было 114 000 частных артелей, мастерских и предприятий самых разных направлений – от пищепрома до металлообработки и от ювелирного дела до химической промышленности.
На них работало около 2 миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР. Артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки.
В предпринимательском секторе экономики при Сталине работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и 2 научно-исследовательских института.
В рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система. Артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.
Производственные артели производили как простейшие, наиболее необходимые в быту вещи, так и высокотехнологичные изделия.

Первенцы


До войны артель «Радист» выпустила около 2000 моделей телевизора «17ТН-1».
Первые советские ламповые приёмники (1930 г.), первые в СССР радиолы (1935 г.), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпустила московская артель «Радист».

Телевизор Т1 ленинградской артели «Прогресс-Радио»

Телевизор Т2 ленинградской артели «Прогресс-Радио»

Артель «Фото-Труд»(отделение «фирма ЭФТЭ», позже отдельная артель «Арфо») выпускала первые советские серийные фотоаппараты.

Детекторный приёмник «Комсомолец» артели «РадиоФронт»
Промысловая кооперация Ленинграда и области освоила выпуск десятков видов новых изделий. «Артель имени 10-летия промкооперации» начала изготовлять складные женские зонтики. В сложенном виде такой зонт умещается в портфеле.
Артели «Галантерейщик», «Промпуговица» и «Галалит» выпускали пуговицы, пряжки, брошки из небьющегося стекла, акрилата, производство «бак-гейзеров» (приспособление для механической стирки белья дома).


Артель «Граммофон» сконструировала и производила портативные патефоны.

Колхозные рынки

Особую роль при Сталине играли и колхозные рынки. Они тоже были в ведении местных властей. И сборы за торговлю устанавливались местными советами народных депутатов. Например, в Первоуральске в последние предвоенные месяцы, если человек торговал с оборудованного места (т.е. имелся стол), то с него вообще не брали никакого налога. Не взимался налог, если граждане продавали яйца, молоко, масло и т.п. даже не с оборудованного места, а прямо с телеги.
Причём кустарей и крестьян – единоличников – в стране к началу войны было ещё очень много. Накануне войны в СССР насчитывалось более 3,5 млн. хозяйств единоличников.
Кустари и артели в одном только Первоуральске производили массу самых разнообразных предметов: шили полушубки, катали валенки, ткали платки, изготавливали кровати, столы, квас, овощные консервы, телеги, лыжи, лопаты, скипидар, гвозди, глиняные горшки, напильники, ложки, вилки, пряники, колбасу, холодные копчения и многое другое.

«Помощь на высшем уровне»

В самом начале 1941 года Совнарком и ЦК ВКП(б) специальным постановлением «дали по рукам» ретивым начальникам, вмешивающимся в деятельность артелей, подчеркнули обязательную выборность руководства промкооперацией на всех уровнях, на два года предприятия освобождались от большинства налогов и госконтроля над розничным ценообразованием – единственным и обязательным условием было то, что розничные цены не должны были превышать государственные на аналогичную продукцию больше, чем на 10-13% (и это при том, что госпредприятия находились в более сложных условиях: льгот у них не было).
А чтобы у чиновников соблазна «прижать» артельщиков не было, государство определило и цены, по которым для артелей предоставлялось сырьё, оборудование, места на складах, транспорт, торговые объекты: коррупция была в принципе невозможна.

В Великую Отечественную


Например, артель имени Володарского начала заниматься сборкой ружей из комплектующих производства ТОЗа. Артель «Искра” из стальной проволоки начинает делать воздушные противосамолётные заградительные сети, которые поднимаются аэростатами над Москвой и Ленинградом. Лесозаводцы строят временные деревянные помещения, в них устанавливают станки, поступившие с эвакуированных с Украины лесозаводов. Изготовляют ящики для патронов и снарядов. Когда комсомольцы Шарканского и Воткинского районов призвали на собранные и заработанные средства создать комсомольский противотанковый артдивизион, сарапульские комсомольцы в артели «Гарантия” для него подготовили всю упряжь лошадей, швейники пошили обмундирование, обувщики снабдили добротными сапогами бойцов.
В осаждённом Ленинграде, например, знаменитые автоматы Судаева делались в артелях. А это значит, что артели располагали машинным парком, станками и прессами, сварочным оборудованием, достаточно высокой технологией.

Помощь фронту

В многотомном издании документов НКВД периода Великой Отечественной войны можно найти рапорт старшего майора (было такое звание) НКВД о состоянии дел на заводе, выпускающем артиллерийские снаряды. Рапорт чисто статистический, столько-то тысяч готовых снарядов на складах, столько-то тысяч – в процессе производства, материалов для производства снарядов – столько-то, на такой-то период работы. Всё понятно, рутинно, но неожиданным является то, кому принадлежало производство – производственной артели! А ведь речь шла о выпуске десятков тысяч снарядов, мощном производстве!

От гробов до мебели и радиооборудования

Радиоприемник РИС-35 артели «Радист»
И даже в годы войны для артелей была сохранена половина налоговых льгот, а после войны их было предоставлено больше, чем в 41-м году, особенно артелям инвалидов, которых много стало после войны. В трудные послевоенные годы развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей.
Например, Ленинградская артель «Столяр-строитель», начав в 1923 году с саней, колес, хомутов и гробов, к 1955 году меняет название на «Радист» — у неё уже крупное производство мебели и радиооборудования.
Якутская артель «Металлист», созданная в 1941 году, к середине 50-х располагала мощной заводской производственной базой.
Вологодская артель «Красный партизан», начав производство смолы-живицы в 1934 году, к тому же времени производила её три с половиной тысячи тонн, став крупным производством.
Гатчинская артель «Юпитер», с 1924 года выпускавшая галантерейную мелочь, в 1944 г., сразу после освобождения Гатчины, делала гвозди, замки, фонари, лопаты, к началу 50-х выпускала алюминиевую посуду, стиральные машины, сверлильные станки и прессы.
И таких артельных предприятий было десятки тысяч.

Дефицита нет

Одной из самых заметных черт брежневского социализма был постоянный дефицит товаров широкого потребления. Причина дефицита в брежневские годы общеизвестна: советская промышленность того времени являлась государственной, плановой и гибко реагировать на изменения спроса была не способна. Все промтовары, которые продавались в СССР, были изготовлены либо госпромышленностью СССР, либо ввезены из-за границы.
В сталинский период времени ситуация была совершенно иной. В стране трудились десятки тысячи промкооперативов, сотни тысяч кустарей. Все производственные артели и кустари относились не к государственной, а к так называемой «местной промышленности».
Если в брежневские времена, например, в некоем городке не хватало конфет, то, чтобы удовлетворить спрос, нужно было вносить изменения в пятилетние планы. В сталинском СССР вопрос решался самостоятельно, на местном уровне. Через месяц город бы заполнили торговцы, изготавливающие конфеты кустарным способом, а через два месяца к ним присоединились бы производственные артели.

После войны

Во время послевоенного восстановления страны развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей. Многим руководителям, особенно фронтовикам, поручалось организовывать артели в различных населенных пунктах. В воспоминаниях об отце, руководителе крупной и успешной артели, коммунисте, фронтовике, написано так:
Ему поручили организовать артель в небольшом поселке, где он жил. Он съездил в райцентр, за день решил все оргвопросы и вернулся домой с несколькими листками документов и печатью новорождённой артели. Вот так, без волокиты и проволочек решались при Сталине вопросы создания нового предприятия. Потом начал собирать друзей-знакомых, решать, что и как будут делать. Оказалось, что у одного есть телега с лошадью – он стал «начальником транспортного цеха». Другой раскопал под развалинами сатуратор – устройство для газирования воды – и собственноручно отремонтировал. Третий мог предоставить в распоряжение артели помещение у себя во дворе. Вот так, с миру по нитке, начинали производство лимонада. Обсудили, договорились о производстве, сбыте, распределении паёв – в соответствии со вкладом в общее дело и квалификацией – и приступили к работе. И пошло дело. Через некоторое время леденцы начали делать, потом колбасу, потом консервы научились выпускать – артель росла и развивалась.
А через несколько лет её председатель за ударный труд был награждён орденом и на районной доске почёта красовался – оказывается, при Сталине не делалась разница между теми, кто трудился на государственных и артельных предприятиях, всякий труд был почётен, и в законодательстве о правах, о трудовом стаже и прочем обязательно была формулировка «…или член артели промысловой кооперации».

С горячим сердцем, чистыми руками и светлой головой!

Вот как развивалось предпринимательство при Сталине. Предпринимательство настоящее, производительное, а не спекулятивное. Предпринимательство со светлой головой и трудовыми руками, которое открывало полный простор инициативе и творчеству, и которое делало экономику сильнее, шло на пользу стране и народу. Предпринимательство, которое находилось под опекой и защитой государства – о таких реалиях «демократии», как рэкет, «крышевание», коррупция, в сталинские времена и не слыхал никто.
Сталин и его команда выступали против попыток огосударствления предпринимательского сектора. Во всесоюзной экономической дискуссии в 1951 году Д.Т. Шепилов и А.Н. Косыгин отстаивали и приусадебное хозяйство колхозников, которое достигало размеров 1 га и свободу артельного предпринимательства. Об этом же писал Сталин в своей последней – 1952 года – работе «Экономические проблемы социализма в СССР».

Разгром артельного предпринимательства был жестоким и несправедливым.

В 1956 году Хрущёв постановил к 1960 г. полностью передать государству все артельные предприятия. Исключение составляли только мелкие артели бытового обслуживания, художественных промыслов, и артели инвалидов, причем им запрещалось осуществлять регулярную розничную торговлю своей продукцией.
Упомянутый выше «Радист» стал госзаводом. «Металлист» – Ремонтно-механическим заводом, «Красный партизан» — Канифольным заводом. «Юпитер» превратился в государственный завод «Буревестник». Артельная собственность отчуждалась безвозмездно. Пайщики теряли все взносы, кроме тех, что подлежали возврату по результатам 1956 года. Ссуды, выданные артелями своим членам, зачислялись в доход бюджета. Торговая сеть и предприятия общественного питания в городах отчуждались безвозмездно, а в сельской местности — за символическую плату.
Собственность артелей, созданная и накопленная в советское время, в полном соответствии со справедливыми законами, собственность материальная, трудовая, не бумажные «ваучеры», «акции» и прочие бумажонки, являющиеся средствами и инструментами обмана и присвоения, а собственность в виде станков, машин и помещений, которые зачастую собственноручно строились артельщиками – это собственность честная. Это собственность, которая служит не эксплуатации одного человека другим, а созиданию благ для всех – и её отнимать, как отнял Хрущев, было нельзя.

Причины развития артелей в СССР.

Сталин прекрасно понимал, что в СССР был государственный капитализм, в котором единственным работодателем являлся государственный аппарат, а всем остальным заниматься наймом рабочей силы для производственных целей было запрещено.

Также он прекрасно понимал, что нравственный уровень населения достаточно низок и если дать людям возможность производственной эксплуатации других людей, то всё вернётся на круги своя, как это было до 1917 года (что мы и получили позднее, в 1991 году). По этой же причине приходилось ограничивать зарплаты управленцев всех уровней, чтобы они не стали превышать уровень зарплат рабочих в десятки и даже сотни раз (как это мы видим сейчас).
Также негативным явлением пирамидальных структур управления с бесправными участниками является скрытый саботаж по принципу «Зачем работать, если можно получать деньги и не работать?». В этом случае руководитель превращается в «лайку», который вынужден гонять своих подчинённых, чтобы получить от них необходимый результат.
Ничего приятного в работе «лайкой» нет. Кроме низкой производительности такой работы (а человек «под пинками» плохо работает), растёт отчуждение «низов» от «верхов» и напряжённость их взаимоотношений. Вы, наверно, обратили внимание, что руководители разного уровня фирм и заводов стараются не ходить в общий туалет с рабочими? А потому, что «чисто случайно» там можно и по голове получить. «Страшно далеки они от народа» — эту фразу В.И. Ленина можно смело применить и к управленцам пирамидальных структур.
По этой причине И.В. Сталин требовал на госпредприятиях по максимуму переводить всех, кого только возможно, на сдельщину. В годовых отчётах директора предприятий непременно указывали процент трудящихся, работающих по сдельной системе оплаты труда.
Отличным способом избежать указанных недостатков госпредприятий, а затем постепенно распространить новую нравственность на всё общество было создание структур, в которых нет бесправных участников – артелей.
Фактически этим продолжалась древнейшая производственная традиция Русской цивилизации: ведь производственные артели (общины) были важнейшей часть хозяйственной жизни русского государства с древнейших времён.
Артельный принцип организации труда существовал на Руси ещё при первых Рюриковичах, видимо, был и раньше. Он известен под разными названиями — ватага, братия, братчина, дружина. Суть всегда одна и та же — работа выполняется группой людей равноправных между собой, каждый из которых может поручиться за всех и все за одного, а организационные вопросы решает выбранный сходом атаман, мастер.
Все члены артели выполняют свою работу, активно взаимодействуют друг с другом.
Отсутствует принцип эксплуатации одного члена артели другим. То есть испокон веков преобладал общинный принцип, характерный для русского менталитета.
Иногда целые селения или общины организовывали общую артель.
Таким образом, при Сталине эта древнейшая русская ячейка общества сохраняла своё значение и занимала определённое и важное место в советской цивилизации.
В отличие от жёстких пирамидальных структур управления при капитализме в артели структуры управления создаются и уничтожаются в зависимости от необходимости. В капиталистических предприятиях человек – это ресурс для чужой ему пирамиды, а в артелях пирамида управления – всего лишь инструмент для взаимодействия людей. Чувствуете разницу?
К сожалению, процесс нравственного оздоровления нашего общества был прерван Хрущёвым, но мы продолжим это благое дело.

Вопреки распространенному ныне заблуждению развитое частное предпринимательство появилось в России отнюдь не вследствие политико-экономических преобразований начала девяностых годов минувшего столетия.

Скорее всего, тогда оно прекратило свое существование, а золотые годы российского предпринимательства выпали именно на время, вошедшее в отечественную историю, как эпоха застоя. Стоит отметить, что бизнесмены в советской России были во все времена, причем, всегда были больше, чем просто бизнесмены. Свою предпринимательскую деятельность им волею судеб и Уголовного Кодекса РСФСР приходилось совмещать еще и с основной работой, а также с нелегким опытом партизан-разведчиков, рискующим буквально на каждом шагу. О них и пойдет речь в настоящем материале.

Как все начиналось

Начало расцвета частного бизнеса в Советском Союзе связано с именем Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева. Собственно, деятельность указанного Героя Советского Союза и трижды Героя Социалистического Труда, которая привела к чудовищному дефициту промышленных товаров и продуктов питания, в конечно счете и спровоцировала появление в стране подпольных производств и массовой спекулятивной торговли. Как известно, всякое рыночное предложение рождает наличие спроса, а в условиях острейшего дефицита буквально на все, появление устойчивого спроса почти стопроцентно гарантировано.

📌 Реклама Отключить

Действительно, если попытаться дать более или менее точную характеристику того времени, то получится что-то вроде: «при Хрущеве ничего не было, а при Брежневе вообще ничего не было”. В немалой степени прогрессирующему дефициту в стране способствовали популистские действия самих властей. Все же помнят, как вслед за лозунгом Хрущева «зальем Советский Союз молоком”, в стране перебили большую часть коров, а когда Горбачев пообещал утопить сограждан в виноградном соке, с лица советской земли почти исчезли все виноградники. Больше того, в это время в угоду неизвестно кому на месте столичных регионов начинается строительство «потемкинских деревень”. Сюда начинает свозиться буквально все, что успевают производить национальные производства.

Как результат, если, скажем, в каком-нибудь Энске действовал и выполнял свой двухсотпроцентный план мясокомбинат, автомобильный завод и кондитерская фабрика, то ни мяса, ни автомобилей, ни конфет приобрести в Энске было невозможно. Приходилось ехать в Минск, Москву, Киев, или другой совхоз имени и светлой памяти товарища Потемкина.

📌 Реклама Отключить

При этом приложили свою липкую руку к дефициту и цеховики со спекулянтами, которых в настоящее время почему-то принято считать чуть ли не главными снабженцами рядовых советских граждан. Спекулируя и наживаясь на дефиците, указанные лица постоянно прямо и косвенно заботились о создании условий для поддержания этого самого дефицита.

Так, например, имея в хороших знакомых заведующего хозяйственным или продовольственным магазином, можно было организовать порядок, при котором любой заказанный этим магазином товар широкого потребления вообще не появлялся на прилавках, раскупаясь в объемах целых партий еще на складах. Таким образом, если бы не уголовная статья, предусматривающая наказание за хищение соцсобственности, можно было бы предположить, что государство и спекулянты делали одно общее дело.

С другой стороны, кардинально противоположная ситуация наблюдалась на государственных предприятиях, где ни о каком дефиците не могло быть и речи. Денег и материальных ценностей здесь почти не считали, а в пылу промышленной и военной гонки со странами загнивающего Запада, часто забывали и про ведение простейшего учета образующихся излишков. Само собой, для людей предприимчивых госпредприятия с заваленными сырьем, оборудованием и полуфабрикатами цехами и складскими помещениями представлялись в качестве своего рода El Dorado – сказочным миром без тормозов.

📌 Реклама Отключить

Объяснить такую феноменальную щедрость можно одним простым словом. Слово это – госплан. Помимо всех прочих достоинств и недостатков, применение в экономической сфере государственного планирования диктует и соответствующее отношение производителей к имеющимся в наличии материально-производственным запасам. Данное отношение в свою очередь обуславливается степенью индустриально развитости того или иного государства. Так, в беднейших странах с недоразвитой промышленностью и нищей инфраструктурой госплан, как правило, определяет экономное отношение к ресурсам и их потреблению. В конечном счете, всякое планирование внедряется в целях экономии и рационального использования имеющихся в наличии средств, а формула «экономика должна быть экономной” в развитых странах уже почти не применяется в силу своей труднореализуемости и развития демократического общества.

📌 Реклама Отключить

В тех же странах, чья экономика на определенном этапе исторического развития производственных сил достигает для всех прочих государств результатов (СССР, США, Китай), госплан либо самоликвидируется, либо, как вариант, трансформируется по образу и подобию системы кредитно-финансового участия Китайской Народной Республики. Третий, и последний вариант развития системы жесткого администрирования экономики в промышленно развитых странах – деградация.

Здесь национальная экономика способна деградировать до состояния, определяемого формулой «обогнать – переплюнуть – перепить”. Со своей стороны Советский Союз, движимый мудрым руководством и жаждой революционных пожарищ по всей планете, с легкой руки либерала Никиты Хрущева воспользовался третьим сценарием, который, разумеется, уже не предполагал никакой экономной экономики. С этого в СССР и повелось массовое воровство, а в уголовном законодательстве появилась расстрельная статья за хищение социалистической собственности.

📌 Реклама Отключить

Поэтому, когда рассуждают о феномене советской экономической преступности, то больше лукавят, нежели говорят правду. На деле никакого феномена вовсе не существовало. Цеховики, спекулянты и их клики не появились в СССР на ровном месте. Они попросту завелись в стране, подобно тому, как заводятся в квартире грызуны и насекомые – то есть по попустительству и разгильдяйству самих хозяев жилой площади.

Технология производства

Подпольные советские мануфактуры могли налаживаться как в частных домах и квартирах, так и на самих государственных предприятиях, которые, как оказалось, были способны с успехом работать не только в ударных темпах, но также в несколько производственных линий, рабочих смен и касс. Однако «левые” смены и безучетные производственные линии, возникшие и окрепшие в недрах советских фабрик и заводов, становятся обычным явлением только примерно с середины восьмидесятых, когда теневой бизнес, криминалитет, партийная номенклатура и репрессивный аппарат СССР окончательно поняли свою выгоду, приняли друг друга и начали дружить семьями. На первых же порах подпольщики работали разрозненно и создавали друг другу ощутимую конкуренцию. Сейчас это кажется нонсенсом, но в стране, где над всей экономикой главенствовал административный план, частный бизнес развивался по самым что ни на есть демократичным западным принципам гражданского общежития. Проще говоря, производили и продавали все, что можно было произвести и продать, ну, или украсть.

📌 Реклама Отключить

Более того, даже государственные учреждения, ничего и никогда не производившие, также нередко работали по принципу нескольких бухгалтерий. Сюда можно отнести, в первую очередь, различные контрольно-разрешительные бюро, ЗАГСы, объекты культурно-развлекательной индустрии (санатории, кинотеатры, зоопарки, дома отдыха), а также кладбища. Здесь за конвертную плату какому-нибудь местному олигарху-подпольщику можно было утвердить и заверить любую бумажку, пристроить своего ребенка на время летних отпусков в оздоровительный лагерь, выхлопотать инвалидность, подвинуться в очереди на квартиру и машину, или даже устроить фамильный склеп на муниципальном кладбище.

Отдельного упоминания заслуживает сфера общественного питания, которая во все времена питала, прежде всего, самих поваров и директоров столовых-ресторанов. Вся прелесть работы в общепите состояла в том, что показатели калькуляционных карт на реализуемые блюда были практически непроверяемыми. При этом никаких единых норм выхода готовых блюд с фиксированным учетом потерь при их изготовлении, разогревании, охлаждении и порционировании просто не существовало.

📌 Реклама Отключить

Поэтому, определить, сколько мяса и овощей из заявленных в бухгалтерской документации шло на салат, а сколько мимо этого самого салата в другие блюда, было не просто трудно, а практически невозможно. И если в магазинах и на розничных рынках продуктовый обвес и обсчет в силу их примитивности и несложной доказуемости всегда было принято считать уголовно наказуемым правонарушением, то в системе общественного питания всякое мошенничество и воровство списывалось на секреты кулинарного мастерства и особенности национальной кухни. Неслучайно шеф-повара и заведующие ресторанов и столовых в Советском Союзе почитались по примеру счастливейших алхимиков, которым удалось-таки вычислить формулу изготовления золотых слитков при помощи чугунной сковороды, поварешки и алюминиевой кастрюли.

Одними из самых безопасных с точки зрения возможности угодить под проверку органов БХСС, были цеха, организованные по принципу так называемого «безотходного производства”. Наиболее распространенными здесь были предприятия, занятые на обработке упаковочных материалов, или проще говоря – «обертки”, которая, в принципе, должна была идти, либо на утилизацию, либо попросту уничтожаться. Из такой обертки могло изготавливаться все, что угодно – вплоть до сборных гаражей и дачных построек. Кстати, «серые” цеха, работающие по такой технологии, наряду с государственными учреждениями, работающими на две кассы, приносили своим владельцам одни из самых высоких прибылей, на которые коммерсантам можно было рассчитывать в то время. Дело в том, что мебель во всех страхах мира изготавливается из ДСП, а патронные ящики всегда делались из высококачественной древесины.

📌 Реклама Отключить

Другие цеха могли использовать в своей деятельности заводской брак, или, скажем, уничтожаемые излишки производственного процесса. Так, в конце 80-х годов минувшего столетия, в Москве, Суздале, Перми, Саратове, Ульяновске и Махачкале были осуждены руководители (свыше 10) и участники (свыше 70) незаконных производственных объединений, регулярный доход которых по версии следствия составлял от 20 до 35 миллионов рублей. Все они были заняты изготовлением и реализацией обыкновенных бетонных блоков, используемых в малоэтажном строительстве. Естественно, сам бетон шел с государственных строек. Как правило, инициаторами организации подпольных цехов выступали либо замдиректора заводов ЖБИ, либо прорабы, работавшие там же.

Когда один из расхитителей, некто простой советский миллионер Данилов Вячеслав Юрьевич, давал показания, то выяснилось, что до такой жизни его довели постоянные жалобы подчиненных сотрудников – водителей, которых не устраивал ни план работы ЖБИ, ни график работы заказчиков.

📌 Реклама Отключить

Выходило, что последние несколько рейсов с гружеными бетоном самосвалами оказывались вообще никому ненужными. Так, несмотря на то, что официально графики работы ЖБИ и строительных объектов примерно совпадали, строителям необходимо было время для выработки материала, подвезенного в предыдущие рейсы. Учитывая же скоропортящийся характер материала и его дороговизну, стройки отправляли водителей, прибывших в конце рабочего дня, куда подальше. Поэтому, бетон развозился по лесам и полям, где и обретал свое вечное пристанище. При этом ситуация изменилась только тогда, когда предприимчивым служащим госпредприятий надоело выбрасывать бюджетные деньги мимо своего кармана.

Зачастую «левые” рынки могли появляться с молчаливого согласия партийного руководства, уставшего хранить свои миллиардные сбережения от объективов фотокамер и завистливых глаз своих западных единомышленников. К примеру, в годы правления нобелевского лауреата Михаила Горбачева на фоне продуктового дефицита, наблюдаемого в магазинах по всей стране, многократно выросли обороты черного рынка продуктов питания. В частности, доклад ОБХСС конца восьмидесятых гласил о том, что число пресеченных спекуляций на этом рынке по сравнению с показателями 1984 года в целом увеличилось в 32 раза. Что касается красной икры, то тут показатели выглядели еще более впечатляюще – число переваливало за полторы тысячи раз. Каким образом рядовые советские спекулянты могли снабжать страну продуктами питания в промышленных, госплановских масштабах догадаться несложно. С водителями и бульдозеристами, уничтожавшими на свалках по чьему-то неведомому указанию мясо, водку, икру и сигареты договориться не составляло особого труда.

📌 Реклама Отключить

Как боролись с нелегалами

Как в любом другом развитом в политико-правовом отношении государстве, экономические преступления в СССР воспринимались, как плевок в лицо всего конституционного строя и карались самым строгим образом. Еще 7 августа 1932 года ЦИК и СНК СССР приняли постановление об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной собственности, в котором расхищение госимущества рассматривалось как политическое преступление.

При отягчающих обстоятельствах постановление предусматривало применение высшей меры наказания, а при смягчающих расстрел заменялся 10 годами лагерей. 22 августа 1932 года ЦИК и СНК СССР также приняли постановление о борьбе со спекуляцией, которое в качестве минимального наказания за это преступление предусматривало лишение свободы на 5 лет с конфискацией имущества.

📌 Реклама Отключить

Некоторая либерализация в этой сфере произошла после окончания Великой Отечественной войны, однако, начиная с 6 июля 1961 года, по личному указанию самого Хрущева к осужденным по экономической статье лицам вновь могла применяться высшая мера наказания, то есть смертная казнь.

Более того, в период с 1960 по 1960 год принимается ряд сомнительных с точки зрения соответствия их нормам Конституции СССР и Уголовно-Процессуального Кодекса РСФСР актов, которые к середине 1962 года окончательно оформили административный порядок изъятия нетрудовых доходов граждан без доказательства вины последних. С этого времени практически любой гражданин мог лишиться своего личного автомобиля, дачи, и даже мебели по решению местной администрации – исполкома.

Наводить страх и ужас на представителей экономического подполья были призваны сотрудники ОБХСС Главного управления милиции СССР- отдела по борьбе с хищением социалистической собственности и спекуляцией, созданного в 1937 году в целях выявления и расследования экономических преступлений в организациях и учреждениях государственной торговли, потребительской, промысловой и индивидуальной кооперации. При этом, несмотря на то, что ряды следователей и дознавателей ОБХСС во все времена составляли лучшие кадры НКВД, а впоследствии и МВД СССР, работа в части ликвидации экономической преступности шла с переменным успехом, причем перевес всегда был явно не в пользу правоохранителей.

📌 Реклама Отключить

Объяснялось это, в первую очередь, тем, что преступления в этой сфере почти всегда носили скрытый, кулуарный характер, то есть негативные последствия от их совершения были неочевидны и могли проходить без огласки практически бесследно. Директора заводов и старшие экономисты, вынужденные в лучших традициях дикого запада кровью и потом столбить себе место под солнцем, выбивая из государственных резервов сырье, финансы и людей, в конечном счете считали свои предприятия полноправными хозяевами всего, что находилось на их территории. По этой самой причине сор из избы выносился нечасто, с недовольством и, за редким исключением, с прямыми и неотвратимыми последствиями для высшего руководства предприятий. На мелкие материальные недостачи и огрехи руководителей среднего звена здесь предпочитали вовсе закрывать глаза, нежели давать ход скандальным и беспощадным проверкам ОБХСС.

📌 Реклама Отключить

Поэтому оперативникам приходилось искать другие методы выявления краж и злоупотреблений. Как правило, ход расследования в этой сфере шел в обратном порядке, то есть сначала выявлялись нетрудовые доходы, а затем уже и те обстоятельства, при которых они были присвоены. Всячески помогали в этом нелегком деле рядовые граждане и частые подельники цеховиков – спекулянты.
Представители малого предпринимательства – они же, выражаясь языком правоприменительной практики советского репрессивного аппарата, спекулянты, толкачи и барыги, как сейчас, так и в то время мало кого интересовали. Разумеется, в целях выполнения плана по раскрываемости экономических преступлений, отделы БХСС ежемесячно давали ход 10-15 делам в отношении спекулянтов-одиночек, однако, основная их масса пребывала в состоянии пожизненной разработки. Проще говоря, спекулянты «стучали”.

📌 Реклама Отключить

На поставщиков, на руководство, на коллег, на постоянных покупателей, на зажиточных родственников, друзей, близких и так далее. Гораздо больший интерес правоохранителей представляли организаторы подпольных цехов.

Надо понимать, что утечка информации в среде цеховиков по причине сплоченности и высокой организованности последних была довольно редким явлением. Деловые и административные связи здесь строились на личной финансовой заинтересованности и общей пользе, которую мог принести подполью конкретный человек, а коммерческая тайна обеспечивалась авторитетом системы пенитенциарных учреждений самого Советского Союза. Поэтому посторонних людей здесь не было и быть не могло. Если, по какой-либо причине, человек переставал быть полезен подпольному цеху, его старались не отпускать на вольные хлеба, назначая некоторое подобие пенсионного обеспечения, полагающееся за прошлые заслуги и молчание, или же назначали на новую должность – ту, что попроще.

📌 Реклама Отключить

Чаще всего цеховики, сами того не желая, хоронили себя самостоятельно, без чьего-либо деятельного вмешательства. Для этого достаточно было пустякового анонимного доноса соседей, которым представилась возможность наблюдать за растущим благосостоянием советских подпольных миллионеров. К слову, нередко интерес соседей к постороннему кошельку был совсем небезосновательным. В действительности, имея по четыре автомобиля на семью, личных докторов, эстрадных клоунов и земельные участки по всему Советскому Союзу трудно не привлечь к себе внимание, по крайней мере, завистливых соседей, которые всегда хотели точно так же, но так и не смогли. Вдобавок ко всему прочему, стиль жизни на нетрудовые доходы диктовался и корпоративной культурой, существовавшей в среде подпольных предпринимателей и подразумевавшей наличие отношений круговой поруки. По примеру криминального мира цеховики были крепко накрепко повязаны друг с другом.

📌 Реклама Отключить

Правда, основой для таких тесных взаимоотношений здесь служили автомобили, дачи, обеды в дорогих ресторанах и другая атрибутика роскоши. При этом теневики часто забывали одну простую истину о том, что, получая из государственной кассы ежемесячную заработную плату в 250 рублей, нельзя позволять себе месячное проживание на 250 тысяч рублей.

На самом же деле покончить с частным бизнесом в Советском Союзе оказалось проще простого. Сейчас невозможно определить степень участия цеховиков и прочих воротил подпольного капитала в уничтожении советского государства, однако то время, когда партийная номенклатура решила похоронить СССР, оказалось роковым, в том числе, и для многих тысяч организаторов частновладельческих промышленных производств. При этом всего-то и дел требовалось, что разворовать, обанкротить и позакрывать государственные предприятия.

Богатые колхозы в СССР были. Но уже в 70-х годах, когда вместо трудодней стали платить живые деньги, и то не везде. И были они в основном на Кубани, Дону и в Крыму после постройки Северо-Крымского канала имени Ленинского комсомола Украины, который строили всем СССР. Тогда по комсомольским путёвкам в Крым прибыло 10 тысяч молодых строителей. Оборудование для строительства приходило из Архангельска, Биробиджана, Таллина, ГДР, Болгарии, Югославии и Чехословакии.

Тётка моя с мужем тогда переехала с такой колхоз на берегу этого канала. Там сразу на семью выделялся отдельный дом с участком. Колхоз специализировался на садовых (персики, абрикосы, другие фрукты) и на огородных культурах. За колхозом было постоянно закреплено 4-6 вагонов-рефрижераторов. И продукция гоняли по всей стране. Заработки были очень приличные. Колхоз строил для своих работников 2-3 этажные многоквартирные дома для желающих (роскошь по тем временам невиданная), асфальтировал и бетонировал улицы и тротуары, имел свой комбинат бытового обслуживания, несколько магазинов и даже конюшню элитных лошадей.

А вот в Калининской (ныне Тверской) области, где она жила раньше картина была другая. Копеечные трудодни до войны и после. Мужики погибшие на фронте в каждой семье. Разбегающаяся молодёжь по городам. По сути дела русская деревня и была основой СССР во всём. Она кормила города почти бесплатно, она давала молодёжь на стройки и на войну, она терпела и страдала. А её предали и бросили.

Конечно сегодня (с сегодняшними ценами) те старые колхозы (с тем трудолюбивым и ответственным населением) стали бы миллионерами. Но только поздно уже. Да ещё и Ельцин их запретил, как самую большую опасность для своей воровской власти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *