Судебная практика по лизингу

Предпринимательская деятельность диктует свои правила для игроков: работа на опережение, мобильность, продуманность и новизна решений. Конфликты в этих условиях неизбежны. Такова природа бизнес-отношений: каждый ищет свою выгоду и видит свою правду. Поэтому только малая часть споров разрешается в претензионном порядке, как правило, основные баталии происходят в арбитражном суде.

Сегодня поговорим о конфликте интересов, возникающих в рамках договора лизинга с примерами из реальной судебной практики.

Особенности лизинговых отношений

Договор лизинга по своей сути – это соглашение «три в одном»:

  • Договор купли-продажи, по которому одно сторона приобретает товар и передает его во владение другой стороне, а последняя имеет право выкупить его по условленной цене.
  • Аренда, по условиям которой получатель имущества уплачивает определенные платежи за пользование предметом.
  • Кредитный договор, когда одна сторона вкладывает деньги в имущество, которым пользуется другая сторона. При этом право собственности на предмет лизинга выступает в качестве обеспечения по кредиту.*

На практике данное положение влечет дополнительные риски: в случае банкротства лизинговой компании может быть обращено взыскание на все имущество, собственником которого она является, в том числе на предмет лизинга, купленный для конкретного клиента.

Такое наслоение норм правового регулирования не только вносит смуту в договорные отношения сторон, но и приводит к различному толкованию судами.

Возможность и условия перехода права собственности на имущество к лизингополучателю может быть предусмотрено договором лизинга либо отдельным договором купли-продажи. Причем при уклонении лизингодателя от передачи прав, он может быть понужден к заключению такого соглашения по требованию другой стороны.

То есть потенциальная конфликтность отношений налицо. Если составить классификацию «слабых» мест при исполнении лизинговых договоров, то получается примерно такой список.

  1. Лизинговые платежи.

Самая популярная категория – это арбитражные споры, связанные с просрочкой внесения платежей. Совсем необязательно это следствие злонамеренности и непорядочности лизингополучателя. Очень часто причиной нарушения сроков оплаты становится снижение роста деловой активности и нехватка оборотных средств, ввиду отсутствия заказов и необходимого объема работ. При существенных нарушениях графика оплаты, лизингодатель вправе предъявить требование о проведении досрочных платежей.

Еще одним вариантом конфликта может стать оспаривание лизингополучателем размера суммы платежей (в сторону снижения) по причине неудовлетворительного качества предмета лизинга. Причем судебная практика склоняется к следующему: если в процессе использования оборудование достигло состояния, при котором его дальнейшая эксплуатация нецелесообразна, это не освобождает лизингополучателя от обязательств по выплате предусмотренных соглашением сумм. Исключение – гибель (утрата) имущества при обстоятельствах, за которые ни одна сторона не ответственна, что расценивается как невозможность исполнения обязательств.

В последнее время распространена практика, при расторжении договора требовать у лизингодателя вернуть аванс в размере уплаченной выкупной цены, входящей в состав периодических платежей (части стоимости имущества). Факт включения выкупной цены в состав лизинговых платежей подлежит выяснению путем толкования волеизъявления сторон. При этом недопустимо путать выкупную цену имущества с его стоимостью.

Немного теории.

Долгое время суды при рассмотрении споров оценивали лизинговые отношения по аналогии с арендными: при просрочке платежей предмет договора подлежал изъятию у лизингополучателя как недобросовестной стороны. Выплаченные суммы, соответственно, не возвращались, хотя включали в себя платежи в счет выкупа имущества. В 2011 году Президиум ВАС внес свою лепту в судебную практику, отметив право клиента лизинговой компании вернуть часть уплаченных денежных средств.

  1. Досрочное расторжение или изменение условий договора

Поводом для арбитражных споров могут стать кабальные условия соглашения, когда одна из сторон поверхностно ознакомилась с предложенными документами, а затем на себе ощутила все прелести «абзацев мелким шрифтом». Это может коснуться дополнительных условий по кредитным и страховым соглашениям, например.

Право расторгнуть договор раньше срока предоставлено законом каждой стороне сделки. Обстоятельства весьма разнообразны:

  • не представление в пользование предмета сделки;
  • создание препятствий в пользовании имуществом;
  • непригодность техники и оборудования для использования ввиду неудовлетворительного качества или несоответствия оговоренным условиям;
  • уклонение от согласованного проведения капитального ремонта собственником имущества;
  • несвоевременная оплата;
  • утрата или порча имущества;
  • иное.

Требование о расторжении договора, как правило, не подлежит удовлетворению, если к моменту рассмотрения иска в суде нарушения, послужившие основанием для обращения, устранены ответчиком.

Непредоставление предмета лизинга по вине продавца не является достаточным основанием для расторжения договора финансовой аренды, если продавца выбирал сам лизингодатель. В отличие от ситуации, когда лизингодатель нарушает оговоренный порядок передачи имущества, что расценивается как ненадлежащее исполнение обязательства.

Отдельной строкой идут споры, связанные с признанием договоров финансовой аренды недействительным или незаключенными ввиду недостижения согласия по существенным условиям. Возьмем, например, вопрос согласования предмета лизинга. Суды исходят из следующих соображений: если в договоре не прописаны идентифицирующие признаки имущества, но оно приобреталось по указанию лизингополучателя и фактически было принято им, то отсутствие определенности относительно предмета не свидетельствует о незаключенности договора.

Судебные арбитражные тяжбы: кто прав и виноват

Особенность рассмотрения подобных споров в арбитражном суде – абсолютная убежденность сторон в своей правоте и нежелание идти на компромиссы. Иначе многие конфликты были бы разрешены еще на досудебной стадии. Дают о себе знать и личные амбиции, и обиды и непонимание некоторых юридических тонкостей. Иногда сложности в бизнесе: снижение доходности, налоговая нагрузка, предпринимательские риски. А встречаются случаи откровенного мошенничества, когда получатель лизингового имущества пытается вернуть испорченное оборудование (технику) с параллельным взысканием уплаченных средств.

Без опытного арбитражного юриста не обойтись. Потребуется провести всестороннюю экспертизу документов и ситуации в целом, разработать эффективную правовую позицию и защитить интересы в суде.

Учитывая, что львиная доля судебных споров касается взыскания денежных средств (долгов, убытков, пеней и других штрафных санкций), то этап исполнительного производства также нельзя пускать на самотек. Решение, вынесенное в Вашу пользу, к сожалению, не гарантирует получение реально присужденных средств: выведенные активы, пустые банковские счета, «брошенные» фирмы… Правда, и на эти случаи есть свои хитрости и ловушки. Но это, как говорится, совсем другая история для иной статьи.

Анонс

Как вернуть до 100 % лизинговых платежей при расторжении договоров

ПОРЯДОК ВОЗВРАТА ЛИЗИНГОВЫХ ПЛАТЕЖЕЙ ПРИ РАСТОРЖЕНИИ

ДОГОВОРОВ

Законодательные нюансы расторжения договоров лизинга при просрочках платежей

Практическая деятельность по приобретению оборудования и транспортных средств при помощи лизинга помогает отечественным предприятиям разрешать вопросы финансирования обновлений основных фондов. При правоприменении соответствующих законов возникают проблемы рисков лизингополучателей и лизингодателей. Одной из них является возвращение лизинговых платежей при расторжениях договоров.

Действия при просрочках лизинговых платежей

Если расторжения договоров лизинга обошлись большими размерами выплат лизинговым компаниям и возвратом им оборудования, то следует запомнить — в случае грамотного решения проблемы возможно возвращение лизинговых платежей в полном объёме.

Федеральным законом №164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (в дальнейшем – Законом о лизинге) предполагается, что предметом лизинга считается имущество лизингодателей. Лизингодатели, следовательно, имеют возможности распоряжения своей собственностью, в т. ч. и изъятия её у лизингополучателей в случаях, если условия договоров нарушаются.

Так как договоры лизинга являются двусторонними, то правам лизингополучателей на получение для пользования оборудования и транспортных средств противостоят обязанности регулярного внесения лизинговых платежей. При нарушениях графиков выплат лизинговые компании могут досрочно расторгнуть договоры и потребовать возвратить имущество, которое, в соответствии с законом, является их собственностью.

Обычно случаи, когда предусматривается право лизингодателей на расторжение договоренностей и на требование возвратить имущество, прописываются в самих договорах. В этих случаях действия выполняются во внесудебном порядке.

Когда предметы лизинга изымаются лизингодателями, возникает еще одна проблема: установление границ между суммами финансирования, которые уже выплачены, итоговыми суммами, которые должны были быть выплачены для окончательного перехода прав собственности и стоимостью оборудования.

В случае изъятия оборудования, оплаченного лизингополучателями в большем размере, чем его цена, лизингодатели ставятся в лучшую имущественную ситуацию, чем при выполнении договоров в соответствии с их условиями.

Лизингодатели также могут понести убытки в случаях, если лизингополучатели будут освобождены от необходимости возвратить оборудование, а также выплатить суммы, которые оговорены договорами или законом.

Следовательно, сальдо встречных обязательств, то есть разницу между расходами обоих участников договоров, нужно решить так, чтобы не пострадала ни одна из сторон.

Законодательная и судебная практика расчета сальдо встречных обязательств

Для справедливого решения данной проблемы в Постановлении Пленума Высшего арбитражного суда РФ №17 от 14.03.2014 г. оговариваются главные моменты, которые помогают определить обязанности сторон при расторжениях договоров лизинга из-за просрочек платежей. В п. 3.2 и п. 3.3 данного документа прямо указано на необходимость четко определить:

-суммы произведённых платежей, за исключением авансовых платежей по договорам лизинга, с учётом стоимости предметов лизинга, подлежащих возвращению;

-суммы финансирования, которые потрачены лизингодателями, их вложения;

-общие суммы оплат за финансирование приобретения предметов лизинга;

-стоимость прочих санкций, предусмотренных в рамках конкретных договоров или вообще законов Российской Федерации.

При подсчетах могут возникнуть 3 случая:

-отрицательная разница, дающая права лизингодателям на получение денежных компенсаций;

-положительная разница, обязывающая лизингодателей возвратить часть полученных денег лизингополучателям по фактам изъятий предметов лизинга;

-в полном объёме равное сальдо обязательств.

Последний из случаев встречается очень редко, но первые два очень часто имеют место. К сожалению, очень редко получается достижение консенсуса. В этих случаях пострадавшие стороны имеют право на обращение в судебные органы в соответствии со статьёй 1102 Гражданского кодекса РФ.

В данных случаях следует привлечь профессионалов, которые смогут помочь учесть все принципиальные моменты, подсчитать размер сумм, необходимых к оплате, учесть все процессуальные тонкости при составлениях исковых заявлений.

Порядок расчёта сумм возврата лизинговых платежей

Расчёт сумм для возвращения лизинговых платежей проводится при учёте нижеследующих обстоятельств:

1. Стоимость оборудования, которое подлежит возврату лизингополучателями, определяется при помощи документов о продаже имущества лизинговыми компаниями или актов оценки стоимости при помощи оценщиков. При этом следует учитывать, что преимущество в судах имеют договора купли-продажи, так как именно они являются прямым доказательством реальной цены предметов лизинга.

В случаях, если лизинговые компании ведут себя некорректно, лизингополучатели могут защитить собственные права, предоставив доказательства. Данную проблему самостоятельно решить очень сложно, в связи с этим стоит использовать помощь специалистов. К примеру, для защиты интересов лизингополучателей принято Постановление Арбитражного суда Московского округа по делу №А 40-158015/2015 от 11.08.2016 г. о взыскании неправомерных обогащений лизинговых компаний. В судебной практике лизинг и его тонкости рассматривается как гражданско-правовая сделка. Исходя из вышесказанного, в Постановлении было решено, что в случаях, когда налицо недобросовестное и неправомерное поведение лизинговых компаний, следует учесть фактическую ситуацию. К примеру, если были предприняты попытки производить расчеты по завышенной цене оценщиков, в тот момент, когда фактическая реализация оборудования выявила другую стоимость, судами принимаются во внимание цены, по которым оборудование было реализовано.

2. Размеры финансирований представляют из себя закупочные цены предметов лизинга за минусом авансов по договорам лизинга, а также расходов по обслуживанию и доставке. Формулы для расчетов предложены в Постановлении №17.

Несмотря на то обстоятельство, что авансовые платежи по договорам лизинга не возвращаются, они включаются в расходы для закупки оборудования, и, следовательно, – вычитаются из сумм финансовых расходов лизинговых компаний.

3. Платы за финансирование приобретения предметов лизинга рассчитываются при помощи ставки рефинансирования в процентах на величину финансовых вложений. Процедуры расчета взаимных обязательств строго регламентированы. При этом в них находятся неконкретные существенные обстоятельства, которые позволяют решать вопросы различно. Очень важным является не давать возможностей лизингодателям преувеличивать собственные расходы, тем самым увеличив свои доходы при расторжениях договоров.

Возможно ли расторжение лизинговых договоров при компенсациях просрочек?

В данных случаях ситуации рассматриваются лизинговыми компаниями самостоятельно. При этом в статье 665 Гражданского кодекса РФ говорится, что договоры финансовой аренды, то есть лизинга, предполагают, что лизинговые компании не несут ответственности за выбор предметов аренды, а пунктом 1 статьи 614 Гражданского кодекса РФ арендаторы обязываются своевременно выплачивать стоимость использования арендуемого имущества.

Следовательно, если лизингополучатели допустили просрочки 2-х и более платежей, то лизинговые компании имеют права (но не обязанности!) на расторжение действующих договоров в одностороннем порядке. Это значит, что они имеют право требовать возврата предметов лизинга, даже в тех случаях, когда имели место выплаты в размере 70 % платежей, а долги погашены.

Законодательство, регулирующее взаимоотношения лизинга, устанавливает, что лизингодатели имеют права на распоряжение оборудованием до того времени, пока оно не перейдет в собственность лизингополучателей в соответствии с законом о лизинге. Как собственники, они имеют право на распоряжение собственным имуществом.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 619 Гражданского кодекса РФ договоры аренды могут быть расторгнуты досрочно, если два и более раза были допущены просрочки арендных платежей.

В Определении Верховного суда РФ №305-ЭС 15-11126 от 03.09.2015 г. по делу №А 40-97791/2014 указывается, что компании, предоставляющие лизинг, имеют право требовать расторжения договоров, если имели место две и более подряд просрочки платежей, даже в случаях, если уплачено свыше половины стоимости оборудования.

Исходя из вышесказанного, изъятие предметов лизинга является правомерным. При этом за возврат денежных средств, которые были переплачены при оплате лизинговых платежей, следует побороться.

Эффективная защита прав лизингополучателей

Для того, чтобы расторжение договоров лизинга не было убыточным, следует привлечь профессиональных юристов. Судебная практика по проблемам лизинга говорит о том, что получить справедливые возвраты сумм, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации, являются неосновательными обогащениями, возможно.

Главной сложностью в подобных делах считается установление размеров действительных выкупных цен оборудования, в связи с тем, что они включаются частично в размеры лизинговых платежей, а в договорах оговариваются символические цены, в несколько раз ниже рыночных. По причине отсутствия нормативных порядков для определений этих сумм, вопросы их подсчетов и приведения аргументов полностью ложатся на юристов, успешность которых находится в зависимости от профессионального опыта.

Следовательно, при расторжениях договоров лизинга возвраты лизинговых платежей могут составить до 100 %.

Фото: TaxAdvisor

В настоящий момент споры лизинговых компаний относительно размера выкупной цены являются наиболее актуальными для рынка лизинга. Юридическая компания Taxadvisor подготовила краткий обзор судебной практики по таким спорам. Данный обзор содержит сведение о решениях ВАС.

В одном из споров о возврате лизинговых платежей суд, отказывая лизингополучателю во взыскании неосновательного обогащения, которое возникло, по мнению лизингополучателя, из-за уплаты им части выкупной цены по договору, который был расторгнут, отметил, что выкупная цена предмета лизинга в данном случае в состав лизинговых платежей не вошла, так как она была определена сторонами в виде отдельного графика, являющегося специальным приложением к договору, и лизингополучателем фактически не вносилась. (Определение ВАС РФ от 05.09.2011 г. N ВАС-10707/11 по делу N А40—66118/10-157-566).

Выкупная стоимость не входит в состав лизинговых платежей — такое решение вынес ФАС Московского округа (Постановление ФАС Московского округа от 12.09.2011 г. по делу N А40—89842/10-155-765). Суд отказал лизингополучателю во взыскании суммы выкупной цены в связи с расторжением договора лизинга, так как выкупная цена не входила в состав лизинговых платежей, стороны отдельно установили выкупную цену предмета лизинга в размере 937,36 долларов, а лизингополучатель выкупную цену предмета лизинга не уплатил.

Условие о «символической» выкупной стоимости не учитывается при расторжении договора, согласно Постановлению ФАС Поволжского округа от 06.09.2011 г. по делу N А65—21430/2010. В связи с расторжением договора лизинга суд признал право лизингодателя на получение от лизингополучателя лизинговых платежей за минусом выкупной стоимости предмета лизинга. Согласно условиям договора, выкупная стоимость имущества была согласована в размере 570 рублей. Суд посчитал, что в состав лизинговых платежей включается и выкупная цена предмета лизинга, предполагавшая по окончании срока лизинга переход к лизингополучателю права собственности на него, имеющее рыночную стоимость, отличную от указанной в договоре, и именно внесение оплаты выкупной цены обуславливает переход права собственности к лизингополучателю.

В договоре предусмотрено применение ускоренной амортизации с использованием к основной норме амортизации в отношении предмета лизинга повышающего коэффициента 3, а срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга по договору, истечение которого не влечет за собой износ оборудования и снижение его рыночной стоимости до обусловленной договором цены 570 рублей. Несмотря на условие об использовании повышенного коэффициента амортизации, указанное обстоятельство не может свидетельствовать о повышенном износе механизмов в процессе их эксплуатации лизингополучателем и, соответственно, о более существенном снижении рыночной стоимости предмета лизинга (на момент расторжения договора).

«Символическая выкупная цена прикрывает включение реальной цены в лизинговые платежи». Такое решение вынес ФАС Поволжского округа в Постановлении от 01.09.2011 г. по делу N А12—5523/2010. На основе анализа условий договора лизинга, согласно которым размер выкупной цены по договору составляет 1000 рублей, стоимость предмета лизинга — 176 000 рублей, общая сумма лизинговых платежей — 251 079 рублей, суд посчитал, что установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой. В связи с этим должны оцениваться действия сторон по согласованию заниженной выкупной цены предмета лизинга с точки зрения добросовестности лизингодателя по установлению такой цены за предмет лизинга.

ФАС Уральского округа подверг сомнению «символическую» выкупную стоимость (Постановление ФАС Уральского округа от 31.10.2011 г. N Ф09—6273/11 по делу N А60—41829/10). Окружной суд, передавая дело о «символической» выкупной цене на новое рассмотрение, отметил, что передача лизингополучателю права собственности на предмет лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования предмета лизинга. По спорному договору срок полезного использования предмета лизинга превышал срок лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влекло за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.

При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, может означать, что действительная выкупная цена вошла в состав периодических лизинговых платежей. Добровольное установление сторонами выкупной цены предмета лизинга в 200 рублей не свидетельствует о реальности данной цены, так как отсутствует документальное обоснование расчета.

Размер выкупной цены должен зависеть от срока лизинга — так определил ФАС Поволжского округа в Постановлении от 01.09.2011 г. по делу N А12—5523/2010. Передача техники в лизинг на срок меньшей продолжительности, нежели срок полезного использования, может свидетельствовать о включении выкупной цены в состав лизинговых платежей.

Согласно Определению ВАС РФ от 28.09.2011 г. N ВАС-12368/11 по делу N А65—21836/2010, лизингодатель должен доказать расчетами обоснованность взыскиваемой суммы. Договор лизинга был расторгнут. Лизингодатель обратился в суд с взысканием задолженности по лизинговым платежам. Суды установили, что во взыскиваемую сумму вошла сумма выкупной стоимости, которая не подлежит взысканию в связи с невозможностью перехода к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга. К такому выводу суды пришли, принимая во внимание, что в договоре выкупная цена была определена в незначительном размере (5 900 рублей за все десять единиц техники), а срок полезного использования автомашин значительно превысил срок лизинга (судами была учтена правовая позиция, изложенная в Постановлении от 12.07.2011 г. № 17389/10). Поскольку лизингодатель не предоставил расчетов по взыскиваемой сумме, не вычленил выкупную цену предметов лизинга из общей величины периодических платежей, суд полностью отказал во взыскании заявленной лизингодателем суммы.

В другом споре о выкупной стоимости суд признал, что она компенсирует остаточную стоимость предмета лизинга (Постановление Девятнадцатого Арбитражного Апелляционного Суда от 08.12.2011 г. по делу N А14—734/2011). В договоре лизинга был согласован размер выкупной стоимости предмета лизинга в размере 1 000 рублей, не входящем в состав лизинговых платежей. Лизингополучатель в связи с расторжением договора лизинга посчитал, что данное условие является недействительным (притворным), а выкупная стоимость, которая фактически была включена в состав лизинговых платежей, подлежит возврату.

Суд с учетом позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 12.07.2011 г.№ 17389/10 поддержал лизингополучателя, при этом рассчитав действительную выкупную стоимость. Суд исходил из того, что выкупная цена призвана компенсировать действительную (остаточную) стоимость имущества.

Остаточная стоимость была определена в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым приказом Министерства финансов РФ от 30.03.2001 г. № 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01″, с учетом амортизации техники линейным способом. Поскольку остаточная стоимость значительно отличалась от установленной в договоре выкупной стоимости, суд указал, что установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость (1 000 рублей), прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой.

С проблемой возврата выкупной стоимости было связано дело «КамАЗа». Лизингополучатель обратился с взысканием части уплаченной им выкупной стоимости имущества по договору лизинга, который был расторгнут. Судом для разрешения вопроса о том, включалась ли выкупная стоимость в сумму лизинговых платежей, была назначена экспертиза.

Судебная экспертиза установила сумму начисленной амортизации на основании карточки счета 02 «Амортизация основных средств» на дату изъятия лизинга (без применения коэффициента ускоренной амортизации). Суд, сопоставив сумму начисленной амортизации и сумму, уплаченную лизингодателем поставщику за предмет лизинга, указал, что первая сумма превышает вторую. На основании чего суд пришел к выводу, что в составе лизинговых платежей величина выкупной стоимости с учетом износа равна нулю. Суд отметил, что заключение судебной экспертизы соответствует правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.07.2011 г. по делу № 17389/10.

Лизингополучателю было отказано в удовлетворении его требования. (Решение Арбитражного Суда Республики Татарстан от 09.12.2011 г. по делу N А65—6469/2011).

Лизингополучатель имеет право на возврат действительной выкупной цены в случае расторжения договора. Такое решение вынес ФАС Поволжского округа (Постановление от 30.11.2011 г. по делу N А49—2684/2010). Лизингодатель расторг договор лизинга в связи с нарушением сроков оплаты, изъял предмет лизинга и после этого взыскал все лизинговые платежи, причитающиеся по договору.

Лизингополучатель обратился в суд с иском о взыскании действительной стоимости предмета лизинга, вошедшей, по его мнению, в лизинговые платежи. Суд удовлетворил требование лизингополучателя.

Стоимость предмета лизинга была определена при помощи судебной экспертизы на дату фактической оплаты последнего платежа. Привлеченный судебный эксперт, определил стоимость предмета лизинга с учетом износа в размере 1 303 894 рублей, это составило 50% от общей суммы договора лизинга установленной в 2 767 590 рублей. Также, из материалов дела следует, что уведомление о расторжении было направлено 20.04.2009 г., а срок договора лизинга истек 01.04.2009 г.

Споры между лизингополучателями и лизингодателями возникают также в связи с возвратом авансового платежа. Так, лизингополучатель обратился в суд с иском о возврате авансового платежа. По его мнению, авансовый платеж составляет часть выкупной цены, и так как договор расторгнут и предмет лизинга изъят, авансовый платеж подлежит возврату. По мнению лизингодателя, аванс не подлежит возврату, поскольку этот аванс был уплачен как первый и самостоятельный лизинговый платеж, он не является выкупной ценой спорного имущества, а его удержание не влечет неосновательного обогащения. Согласно графику платежей, авансовый платеж (465 000 рублей) был помещен в столбец «Лизинговая плата» перед лизинговыми платежами.

Суды удовлетворили требование лизингополучателя в полном объеме и взыскали аванс уплаченный лизингополучателем. Суды пришли к выводу, что для правильной квалификации аванса не имеет значения, в каком месте таблицы (графика платежей), она размещается. Относительно доводов лизингодателя Окружной суд указал: «если следовать логике кассационной жалобы и признать, что названная сумма (465 000 рублей) является первым самостоятельным лизинговым платежом, то в таком случае неясен правовой статус суммы 50 409,8 рубля, которая значится в таблице как первый лизинговый платеж». (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.02.2012 г. по делу N А43—8236/2011).

В деле о взыскании упущенной выгоды суд вынес решение о том, что лизингодатель для взыскания убытков должен доказать отрицательную разницу между тем, на что он рассчитывал, и суммами, которые он получил (Постановление ФАС Московского округа от 03.02.2012 г. по делу N А40—152874/10-109-1185). Лизингодатель расторг договор лизинга, изъял предмет лизинга и обратился с иском о взыскании упущенной выгоды в виде оставшихся лизинговых платежей по договору лизинга.

Лизингополучатель иск не признал, сославшись на то обстоятельство, что размер заявленного требования рассчитан исходя из сумм, содержащих и выкупную цену предмета лизинга, и это в случае удовлетворения требования приведет к неосновательному обогащению лизингодателя. Суд согласился с доводами лизингополучателя и отказал в удовлетворении иска. Суд указал, что взыскание оставшейся суммы лизинговых платежей наряду с возвратом имущества лизингодателю привело бы к неосновательному обогащению лизингодателя, поскольку он, обогатился бы дважды, возвратив имущество и получив сумму неоплаченных лизинговых платежей.

ФАС оставил принятые судебные акты в силе, отметив, что лизингодатель в нарушение требований ст. 65 АПК РФ не представил доказательств того, что стоимость возвращенного ему предмета лизинга и полученных им по договору лизинга денежных средств менее того, на что лизингодатель рассчитывал при заключении договора, то есть не доказал наличие отрицательной разницы подлежащей компенсации в качестве возмещения убытков.

В деле о размере выкупной цены суд определил размер этой цены по остаточной стоимости, цену реальной продажи суд не принял во внимание (Решение Арбитражного Суда г. Москвы от 16.022012 г. по делу N А40—110956/11-114-972). Лизингополучатель обратился с иском о возврате выкупной цены. Лизингодатель, возражая против иска, указывал, что в состав лизинговых платежей не входит выкупная стоимость предмета лизинга, т. к. она была определена отдельно в размере 3 570 рублей. Определение остаточной стоимости предмета лизинга в таком размере он обосновывал тем, что при принятии предмета лизинга к бухгалтерскому учету лизингодатель установил срок полезного использования предмета лизинга, равный сроку действия договора лизинга (3 года).

Также в возражениях лизингодатель указывал на то, что предмет лизинга был продан им по цене 590 000 рублей и в случае удовлетворения иска расчет размера исковых требований должен производиться исходя из реальной рыночной цены предмета лизинга и не может ее превышать.

Суд отклонил доводы лизингодателя и удовлетворил требование лизингополучателя. Выкупную цену суд рассчитал следующим образом. Срок полезного использования предмета лизинга составляет 9 лет, по истечении срока лизинга, 36 месяцев, его остаточная стоимость составляет 2 016 949 рублей. Указанная сумма и является выкупной ценой предмета лизинга. Поскольку лизингополучатель уплатил 20 платежей, то в их состав входит 1 120 527 рублей 36 копеек выкупных платежей (2 016 949 рублей: 36 х 20).

В другом деле о выкупной стоимости суд решил, что она может быть равна нулю, если срок использования равен сроку договора лизинга (Решение Арбитражного Суда Республики Татарстан от 28.02.2012 г. по делу N А65—19539/2011). Лизингополучатель обратился с иском о возврате выкупной цены уплаченной в лизинговых платежах. По ходатайству лизингодателя была назначена экспертиза. Перед экспертом были поставлены вопросы: наличие в лизинговых платежах выкупной стоимости и размер выкупной стоимости, включенной в лизинговые платежи с учетом износа.

Эксперт установил, что договором было предусмотрено, что выкупная стоимость предмета лизинга составляет 12 390 рублей, срок полезного использования равен сроку договора лизинга, в обоснование правомерности такого условия эксперт указал. Согласно Положению по бухгалтерскому учету сроком полезного использования является период, в течение которого использование объекта основных средств приносит экономические выгоды (доход) организации.

Срок полезного использования определяется организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету, в частности, исходя из нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта (например, срока аренды). Лизингодатель в учетной политике определил, что срок полезного использования имущества, являющегося объектом финансовой аренды, равен сроку договора лизинга. Учитывая это, эксперт указал, что выкупная стоимость на момент окончания договора вполне может быть установлена в размере 12 390 рублей. На вопрос относительно размера выкупной стоимости, включенной в лизинговые платежи, эксперт ответил, что поскольку выкупная цена установлена в договоре отдельно в размере 12 390 рублей, этот размер равен нулю. Суд полностью согласился с выводами судебной экспертизы и отказал лизингополучателю в удовлетворении иска.

В другом споре о возвратной стоимости для установления наличия в составе лизинговых платежей выкупной стоимости была назначена экспертиза, перед экспертом были поставлены следующие вопросы: каков срок полезного использования транспортных средств, предоставленных по договорам лизинга; какой размер естественного износа был бы накоплен транспортными средствами на момент истечения срока договора лизинга; какую рыночную цену могли бы иметь транспортные средства на этот момент.

Экспертиза установила, что срок договоров лизинга совпадал со сроком полезного использования предметов лизинга, а на момент прекращения договоров лизинга, который наступил бы при надлежащем исполнении ответчиком спорных сделок, величина естественного (физического) износа предметов лизинга равнялась 100%.

Суд с учетом заключения эксперта указал, что в уплаченных платежах признаков выкупной цены не имеется, поскольку при заключении договоров лизинга стороны исходили из накопления предметами лизинга на день прекращения спорных сделок (при их надлежащем исполнении) полного естественного (физического) износа с падением текущей рыночной цены до нулевой величины, в связи с чем не предусмотрели в графиках лизинговых платежей каких-либо элементов, относящихся к выкупу седельных тягачей и полуприцепов к ним. (Постановление Тринадцатого Арбитражного Апелляционного Суда от 05.03.2012 г. по делу N А56—85197/2009.

Выкупная цена может быть определена путем вычисления разницы между уплаченными лизинговыми платежами и стоимостью аренды аналогичного имущества. Так решил ФАС Московского округа в Постановлении от 30.03.2012 г. по делу N А40—39212/11-114-339. Лизингополучатель после расторжения договора лизинга обратился с иском о возврате выкупной цены. Согласно договору, выкупная стоимость автомобиля подлежала оплате по частям ежемесячно в составе общей суммы лизингового платежа в соответствии с графиком платежей. Общая сумма по договору составила 547 600,67 долларов, в том числе выкупная стоимость автомобиля 450 275,31 долларов, и вознаграждение 97 325,36 долларов. По мнению лизингополучателя, поскольку договор лизинга расторгнут, лизингодатель должен возвратить 82,3% уплаченной истцом суммы, расчет произведен лизингополучателем путем вычисления соотношения общей суммы договора и выкупной цены закрепленной в договоре (450 275,31: 547 600,67).

Суд удовлетворил требования частично. Выкупную цену, подлежащую взысканию, суд определил с помощью произведенного оценщиком расчета стоимости аренды аналогичного имущества, путем вычисления разницы между уплаченными лизинговыми платежами и стоимостью аренды аналогичного имущества за период действия договора (стоимость аренды составила 450 тыс. в месяц). Выкупная цена, определенная таким образом, составила 50% от уплаченных лизинговых платежей (3 591 419 рублей: 7 096 828 рублей).

В другом споре суд решил, что выкупная цена подлежит возврату из суммы, уплаченной в качестве страхового возмещения (Постановление Третьего Арбитражного Апелляционного суда от 27.03.2012 г. по делу N А74—3462/2011). Вследствие гибели предмета лизинга лизингодатель получил страховое возмещение. Договор лизинга прекращен невозможностью исполнения. Лизингополучатель, считающий, что выкупная цена, уплаченная в составе лизинговых платежей, подлежит возврату, обратился с иском о возврате неосновательного обогащения.

Выкупную цену лизингополучатель рассчитал путем вычисления разницы между общей суммой перечисленных лизинговых платежей и расходами лизинговой компании. В расходы лизинговой компании вошли: вознаграждение лизинговой компании, налог на имущество, НДС на лизинговый доход, рассчитанные за 9 месяцев действия договора лизинга, и возмещение банковских процентов за 11 месяцев (с момента заключения договора до момента выплаты страхового возмещения ответчику). Выкупная цена, определенная таким образом и взысканная с лизингодателя составила 31% от уплаченных лизинговых платежей (818 620 рублей: 2 634 889 рублей).

Пункт договора лизинга, возлагающий на лизингополучателя, в случае гибели предмета лизинга после получения лизингодателем всей суммы страхового возмещения, выплатить лизингодателю единовременное возмещение в размере разницы оставшейся невыплаченной суммы лизинговых платежей и суммы полученного страхового возмещения, даже при отсутствии вины лизингополучателя, признан судом недействительным, как противоречащий закону, а именно ст. 454 ГК РФ существу договора купли-продажи и ст. 26 Закона о лизинге.

Согласно Решению Арбитражного Суда г. Москвы от 27.03.2012 г. по делу N А40—5802/12, срок полезного использования предмета лизинга равен сроку договора лизинга. Лизингополучатель обратился с иском о возврате выкупной цены. В приложении к договору лизинга содержался расчет общей суммы лизингового платежа за срок лизинга, который включал в себя: амортизационные отчисления; сумму процентов по кредиту; вознаграждение лизингодателя; налог на добавленную стоимость. В графике лизинговых платежей, указанном в другом приложении к договору, выкупная цена также не была указана.

Проанализировав данные пункты, суд сделал вывод, что в состав лизинговых платежей по договору лизинга не входит выкупная цена предмета лизинга, в связи с чем довод лизингополучателя о том, что действительная выкупная цена вошла в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей не соответствует действительности. Доводы истца о том, что срок полезного использования предмета лизинга равен 9 годам, что значительно превышает срок лизинга, в связи с чем, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа техники, суд признал несостоятельными по следующим основаниям.

Суд указал, что срок полезного использования определяется организацией при принятии объекта основных средств к бухгалтерскому учету. Согласно Положению об учетной политике для целей бухгалтерского учета, лизингодатель при принятии предмета лизинга к бухгалтерскому учету установил срок полезного использования предмета лизинга, равный сроку действия договора лизинга — 3 годам. В удовлетворении иска отказано полностью.

В одном из дел о выкупной стоимости ее размер был определен расчетным методом. Суд удовлетворил требование лизингополучателя о возврате выкупной цены. Подлежащую возврату сумму выкупной цены лизингополучатель рассчитал следующим образом.

Стоимость оборудования составила 1 806 000 евро, спецификацией к договору срок полезного использования оборудования определен в 61 месяц, срок лизинга — 48 месяцев. Согласно расчету, сумма выкупной цены к моменту окончания договора (остаточная стоимость) составила 503 311,47 евро. ((1 806 000-(1 806 000/61*48) = 503 311,47 евро)). На каждый лизинговый платеж выкупная стоимость имущества относится в размере 10 485,66 евро. ((501 311,48/44=10 485,66 евро.)) Уплачено всего 7 лизинговых платежей, соответственно, возврату подлежит 77 288,89 евро.

Кроме того, на сумму неосновательного обогащения начислены и взысканы проценты по 395 ГК РФ, с даты расторжения договора. (Постановление Девятого Арбитражного Апелляционного Суда № 09АП-3210/2012-ГК от 16.01.2012 г. по делу N А40—88623/11-109-458.

По остаточной стоимости была определена выкупная стоимость в другом споре. В связи с расторжением договора лизинга и изъятием предметов лизинга суд взыскал в пользу лизингополучателя неосновательное обогащение в виде выкупной цены, уплаченной в составе лизинговых платежей.

Со ссылкой на Постановление Президиума ВАС Российской Федерации от 12.07.2011 г. № 17389/10 суд пересмотрел выкупную цену, установленную договором в 1000 рублей, и определил ее размер на основании представленного лизингополучателем расчета, как первоначальную стоимость предмета лизинга за вычетом амортизационной стоимости, исчисленной линейным способом. Взысканная выкупная цена составила 73% от общей цены договора, (5 290 642 рублей: 7 207 202 рублей), за 4 месяца лизинга лизингополучателем уплачено 3 675 444 рублей.

Кроме того, судом удовлетворено требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленными на сумму неосновательного обогащения. Неосновательное обогащение рассчитано с даты возврата предметов лизинга. (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29.02.2012 г. по делу N А46—5094/2011; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29.02.2012 г. по делу N А46—5093/2011).

Для взыскания выкупной цены необходимо доказать мнимость цены, установленной договором. Лизингополучатель обратился с иском о возврате неосновательного обогащения в виде выкупной цены предмета лизинга. По его мнению, установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга (118 евро), не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой. В связи с этим пункт договора относительно выкупной цены является ничтожным по мотиву притворности.

Поскольку предмет лизинга не был передан лизингополучателю в собственность, то заявитель полагает, что отпали основания для удержания лизингодателем полученных денежных средств по договору лизинга в размере 2 184 694 рублей 24 коп., которые являются неосновательным обогащением, этот размер лизингополучатель подтверждал бухгалтерской справкой.

Суды отказали в удовлетворении требования, указав, что лизингополучатель не доказал размер неосновательного обогащения, обосновывающего расчета именно выкупной стоимости, уплаченной в составе лизинговых платежей, не представил ходатайства о назначении экспертизы по определению фактической стоимости предмета лизинга. То есть, в нарушение требований ст. 65 АПК РФ не доказал обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований и возражений и, соответственно, заявленный иск не подлежит удовлетворению. (Постановление ФАС Московского округа от 30.03.2012 по делу N А40—61529/11-161-274).

В одном из споров суд отказал в иске о возврате «действительной» выкупной цены, если лизингополучатель не доказал, что срок полезного использования превышает срок лизинга. Суд отказал, указав, что согласно Постановлению Президиума ВАС от 12.07.2011 г. по делу № 17389/10, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга возможна по остаточной стоимости, приближенной к нулевой цене, в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования предмета лизинга.

Суд указал, что лизингополучателем — истцом по делу, в нарушение ст. 65 АПК РФ не представлены доказательства того, что срок полезного использования предмета лизинга — автобуса — значительно превышает срок лизинга (36 месяцев). Поэтому данных о том, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей у суда не имеется.

Кроме того, арбитражный суд отметил, что истец, обращаясь с иском о возмещении убытков, всю сумму уплаченных лизинговых платежей относит на убытки в виде выкупной стоимости. Однако, в нарушение ст. 65 АПК РФ, истцом не представлен расчет и обоснование того, какая часть выкупной стоимости содержится, по его мнению, в данных платежах. В удовлетворении иска отказано. (Решение Арбитражного Суда Челябинской области от 13.03.2012 г. по делу N А76—21369/2011.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *