Теория поведения

Поведение организации

Организационное поведение является систематическим, научным анализом индивидов, групп и организаций. Его основная цель заключается в предсказании и усовершенствовании индивидуального исполнение и работы организации.

Замечание 1

Изучение особенностей организационного поведения является довольно важным сотрудников, которые ведут свою деятельность на каждом уровне организации, так как это помогает им качественно оценивать происходящие на работе ситуации и понимать, как необходимо вести себя для того, чтобы достичь поставленных целей. Примером является продвижение по службе или получение наиболее высокого дохода.

Сфера исследования организационного поведения относится к изучению индивидуальных и групповых показателей поведения человека в организации.

Традиционно, принято выделять три основных уровня поведения организации, это:

  • Личностный;
  • Групповой;
  • Организационный.

Личностный уровень является уровнем индивида. Он включает в себя принимаемые решения и их специфику. Другими словами, сюда входят мотивы, способности, характер, мораль, темперамент, нормы.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Функции поведения в организации 430 руб.
  • Реферат Функции поведения в организации 260 руб.
  • Контрольная работа Функции поведения в организации 210 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Групповой уровень является анализом особенностей группы. Сюда относятся возраст, пол, образование, профессиональная подготовка, переподготовка, стаж работы, умение принимать различные решения, межличностные отношения, конфликтные ситуации и многое другое.

Уровень организации включает в себя различные организационные стандарты, цели которых должен быть известными работникам. Помимо этого, сюда относятся различные требования к принимаемому решению, содержащиеся в области организационной культуры.

Функции поведения в организации

На сегодняшний день , при помощи изучение основ организационного поведения появляется возможность решать следующие основные задачи:

  • Детальное изучение перспектив персонала организации и осуществление выбора направлений усовершенствования работы организации, применяя для этого современные технологии;
  • Разработка определенных организационных систем, которые бы соответствовали показателям, находящимся в центр человека и его потребности;
  • Выявление стратегии профессионального вмешательства, при помощи которых можно исключать существующий консерватизм в организации труда;
  • Преодоление традиционных и минималистических подходов, направленных на информационные технологии.

Функции поведения в организации довольно разнообразны. Их реализация происходит при помощи поведения работника.

К основным функциям относятся:

  • Ориентирующая. Данная функция осуществляется в ситуации, когда мотив направляет поведение работника в положение выбора различных вариантов поведения;
  • Смысло образующая. В ситуации, когда мотив определяет собой субъективную роль определенного поведения работника, при этом определяя его личностный смысл;
  • Опосредствующа. В случае, когда мотив возникает на основании внешних и внутренних побудителей;
  • Мобилизирующая. В ситуации, когда мотив направляет силы организма работника на исполнение наиболее важных видов деятельности;
  • Оправдательная. В случае, когда в мотиве находится отношение индивида к нормируемому извне образу поведения.

Замечание 2

Помимо вышесказанных функций поведения организации, иногда выделяют и следующие функции:

  • Предоставление сведений о задачах организации, о том, как исполнять работу;
  • Мотивация работников организации различными способами и методами;
  • Контроль и координация усилий различных сотрудников, например, уменьшение трудовой пассивности.

Рубрики : Культура, Последние статьи

Нужно носить в себе ещё хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду.

Фридрих Ницше

Вы когда-нибудь задумывались, сколько много противоречивых мыслей приходит к вам в голову за день? Сколько раз эти самые мысли противоречили вашим поступкам и действиям? Как часто чувства не совпадали с вашими собственными принципами и желаниями? В большинстве случаев мы сами не замечаем в себе таких парадоксов — намного легче наблюдать подобные расхождения в других. Но вы полны противоречий так же, как и я. Мы, люди, сотканные из противоречий, уживаемся мирно, иногда болезненно, с нашими антагонистическими сущностями. Точно подметил эту особенность американский поэт Уолт Уитмен в своей поэме «Песнь о себе»:

По-твоему, я противоречу себе?

Ну что же, значит, я противоречу себе.

(Я широк, я вмещаю в себе множество разных людей.)

Возьмите тех, кто покупает технические новинки, в то же время выступая против детского труда и отходов, наносящих вред экологии, или тех, кто осуждает воровство, но незаконно загружает музыку и фильмы из Интернета, кто разглагольствует об уважении личного пространства, при этом через мгновение выкладывает личные фотографии в Facebook. Есть экологи, использующие те же транспортные средства, священники, проповедующие веру, но собственнолично потерявшие её. Себастьян Маррокин помнит своего отца, с нежностью напевающего ему колыбельные перед сном, учитывая тот факт, что Себастьян был сыном известного наркобарона Пабло Эскобара, одного из самых влиятельных криминальных авторитетов в истории Колумбии. Прожить противоречивую жизнь — это так по-человечески.

Американский историк Джоан Уоллак Скотт уверяет, что главное качество, характеризующее критического мыслителя, — это способность «указывать пальцем на противоречия», хотя сами критические мыслители также не могут избежать противоречий. В своей книге «Гений лжи» французский философ Франсуа Нодельман описывает Мишеля Фуко, призывающего к мужеству говорить правду, но скрывающего при этом свою фатальную болезнь, и Жана-Поля Сартра, интеллектуала, сыгравшего довольно двусмысленную роль в период Вишистской Франции ⓘРежима Виши — коллаборационистский режим в Южной Франции, установившийся после поражения в начале Второй мировой войны.

Возможно, противоречия — необходимый компонент для толчка к интеллектуальному творчеству. В то время как многие люди пытаются добиться чувства психологического единства, противоречия создают дестабилизирующие бреши внутри нас. На сознательном или бессознательном уровне эти надломы только способствуют вдохновению, которое можно интерпретировать как способ решения и сублимирования внутренних разногласий. Это можно сказать обо всех областях творческой деятельности. Возможно, искусство, литература, наука и философия были бы невозможны без внутренних противоречий и стремления найти пути их решения.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Сарказм делает нас более творческими». Да неужели?

Есть ли те, кто живет по стоическим принципам Плутарха, — в «идеальном согласии между своими нравственными высказываниями и поведением»? Возможно, нет, но это не всегда приводит к кризису. Мы разделяем по полочкам наши знания, навыки и эмоции. В определённых жизненных ситуациях некоторые поступки приемлемы, а в других — нет. В частности, ложь может быть представлена как героический и самоотверженный шаг, совершённый для защиты жертв под гнётом жестокости, но в дружеских отношениях такие выходки невозможны. В лабораториях ученые могут проводить исследования в рамках своей профессиональной деятельности, основанные на рациональности, трезвости и здравомыслии, после этого идти домой и участвовать в религиозных молебнах, основанных на вере в существование сверхъестественных и невидимых сил.

Люди вполне миролюбиво уживаются со своими противоречиями благодаря своей способности проводить грани. И когда противоречивые действия, поступки или эмоции выходят за пределы контекста, мы прекрасно находим им оправдания, способные смягчить когнитивный диссонанс. Один из моих друзей-защитников природы, которому я указал на то, что курение причиняет вред окружающему миру, ответил: «Я знаю, но я курю самокрутки», как будто они менее токсичны, чем промышленные, и не являются частью губительной табачной индустрии, которую он, к слову, яростно осуждал.

Противоречия вездесущи в нашей внутренней жизни, и они особенно заметны, когда проявляются наши сильные убеждения, такие как вера, мораль, воинственность и стойкость. В Гвинее и Лаосе, где я проводил этнографическое исследование, большинство жителей полностью уверены в существовании сверхъестественных существ, духов, которые способны трансформироваться в различных животных, растения и невидимые нами объекты, несмотря на всю парадоксальность таких верований. Даже наша современная поп-культура переполнена одновременно полумёртвыми и полуживыми зомби, а роботы могут выражать эмоции и чувства, подобные человеческим. На самом деле, наши сознания наполнены противоречивыми сущностями, которые бросают вызов «принципу непротиворечивости». Сами того не замечая, люди обожают объекты с противоречивыми свойствами. Как показали психологи-когнитивисты, подобные нестыковки особенно привлекательны для человеческого сознания. Они бросают вызов онтологическим ожиданиям, которые у нас есть относительно животных, предметов и людей. Как следствие, они несут в себе важный познавательный потенциал и лучше запоминаются.

Всё становится намного сложнее, когда человек выходит за рамки собственной личности и начинает взаимодействовать с другими людьми. Человеческое общение состоит из тонких манёвров между противоречиями, которые могут быть выражены, например, тем, что говорится, и тем, что выражается жестами и тоном. Так, личность упорно стремится к толкованию несовпадающих сообщений наших собеседников и декодированию непоследовательного поведения, которое она наблюдает в общественной жизни (Английский антрополог Грегори Бейтсон и его коллеги по группе Пало Альто в Калифорнии доходчиво объяснили особенности таких явлений в своих трудах).

В жизни часто возникают ситуации, в которых люди становятся жертвами парадоксальных предписаний, например, когда учителя внезапно озвучивают задачу «Будьте спонтанными!». Наихудший сценарий развивается тогда, когда включается «двойная обязанность», из-за которой дети зажаты эмоциональными требованиями родителей. Однако антропологами описаны и другие, «непатологические установки», такие как ритуалы, где противоречия представляются и оцениваются как вполне привычные способы коммуникации. Взять ту же еврейскую традицию «пощёчины», которая связана с половым созреванием у девочек. Среди восточно-европейских евреев в прошлом было заведено следующее: когда девушка говорила матери о своём созревании, та в ответ давала своей дочери оплеуху и в то же время восклицала «Mazel Tov!» («Поздравляем!»). Здесь противоречивый характер сообщения является основой ритуала и необходимой составляющей его эффективности.

Опираясь на мысли поэта Джона Китса, психоаналитик Адам Филлипс в своём труде «Обещания, обещания» описывает три «негативных возможности», незаменимых для формирования настоящей взрослой личности: стать для кого-то помехой, испытать опыт потерянности и опыт беспомощности. Мне хотелось бы добавить в этот список ещё одну значимую черту: умение находить и принимать наши противоречия, даже если порой это трудно сделать.

Свои промахи мы склонны интерпретировать
как вынужденные, а успехи и достижения — как
естественное следствие наших достоинств.

Удачи других людей скорее расцениваются нами как
следствие «везения», чьего-то покровительства,
зато промахи и неудачи — как следствие негативных
личностных особенностей.

КАУЗАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ (от лат. causa — причина + attribuo — придаю, наделяю) — феномен социального восприятия, интерпретация человеком причин поведения другого человека, а также своего собственного.

Или иначе: суть каузальной атрибуции можно определить как отнесение, приписывание причин того или иного действия другого человека определенным источникам мотивации — внешним или внутренним (он этого хотел, он того-то добивался, он из-за этого так поступил и проч.).

Так, если один человек ударил другого, причина этого может видеться нам в том, что сам он по натуре своей человек злой и агрессивный (то есть действие продиктовано его внутренними качествами, внутренняя мотивация), либо в том, что вынужден защищаться или отстаивать таким способом свои интересы (то есть обстоятельства вынудили его пойти на этот шаг, внешняя мотивация).

Такого рода суждения не всегда опираются на логику или на объективно наблюдаемую действительность, они скорее продиктованы нашей склонностью трактовать источники поведения. Такие трактовки во многом индивидуальны, но имеют и общие особенности.

Исследователи каузальной атрибуции исходили из следующих положений:
1) люди в процессе межличностного восприятия и познания не ограничиваются получением внешне наблюдаемых сведений, но стремятся к выяснению причин поведения и выводам, касающимся соответствующих личностных качеств наблюдаемого человека;
2) поскольку информация о человеке, получаемая в результате наблюдения, чаще всего недостаточна для надежных выводов, наблюдатель находит вероятные причины поведения, соответствующие черты личности и приписывает их наблюдаемому человеку;
3.) такая причинная интерпретация существенно влияет на поведение наблюдателя.

Теории атрибуции были разработаны на основе обобщения фактов социальной перцепции (межличностного восприятия), однако их авторы в дальнейшем стали распространять свои объяснительные принципы и терминологию на другие области, например, мотивацию.

В чем сущность теорий атрибуции? «Атрибутивные теории в широком смысле этого термина, — пишет Л.Д.Росс, — рассматривают попытки рядового человека понять причины и следствия событий, свидетелем которых он является; иначе говоря, изучают наивную психологию «человека с улицы» — как он интерпретирует свое поведение и поведение других». Такие широкие цели изучения явились следствием иного представления о человеке, чем это имело место в бихевиоризме или фрейдизме.

Исследователями каузальной атрибуции каждый человек рассматривается как интуитивный психолог, равный по статусу психологу-исследователю. Цель профессионального психолога — познать способы восприятия и понимания событий и людей, которые использует интуитивный психолог. Эти способы, как выяснилось, страдают рядом недостатков, связанных с:
1) ошибками при кодировании, воспроизведении, анализе интерпретируемых данных;
2) хроническим дефицитом времени, требуемого для оценивания;
3) действием отвлекающей мотивации.

Основоположником исследований атрибутивных процессов считается Ф. Хайдер. Суть предложенной им концепции такова. Человек стремится к формированию непротиворечивой и связной картины мира. В этом процессе у него вырабатывается, по выражению Хайдера, «житейская психология» как результат попыток объяснить для себя причины поведения другого человека и прежде всего вызвавшие его мотивы. Хайдер подчеркивает важность того, объясняем ли мы то или иное явление факторами, локализованными внутри человека или вне его, например, мы можем объяснить ошибку человека его низкими способностями (внутренняя причина) либо трудностью задачи (внешняя причина).
Характер объяснения в каждом отдельном случае определяется не только уровнем развития субъекта, его собственными побуждениями, но также необходимостью сохранить когнитивный баланс (прим. Китаева — получается что мы «понимаем» поступки другого человека исходя из своего личного «сценария»). Например, если человек считает, что другой человек относится к нему хорошо, то любой негативный его акт будет «выпадать» из общей картины, в действие вступят психологические силы, стремящиеся восстановить равновесие.(прим. Китаева — так мы можем влюбиться в человека, который нас не ценит и не уважает).

Многие положения концепции Хайдера были проверены и подтверждены экспериментально. Сам Хайдер ссылается на эксперимент М.Циллига, проведенный еще в 1928 г. В этом эксперименте две группы детей — популярных и непопулярных — выступали перед своими одноклассниками с гимнастическими упражнениями. Хотя «популярные» специально делали ошибки, а «непопулярные» выступали безошибочно, зрители впоследствии говорили об обратном. Хайдер указывает на этот факт как на пример приписывания (атрибуции) «плохих» качеств «плохим» людям.

В своих исследованиях того, как мы интерпретируем окружающий мир, социальные психологи обнаружили обобщенную тенденцию, которую назвали фундаментальной ошибкой атрибуции. Она состоит в преувеличении значения личностных (диспозиционных) факторов в ущерб ситуативным, или «средовым» влияниям.

Как наблюдатели мы часто упускаем из виду тот факт, что каждый человек играет множество социальных ролей, а мы часто являемся свидетелями лишь одной из них. Поэтому влияние социальных ролей при объяснении человеческого поведения легко упустить из виду. Это, в частности, хорошо иллюстрирует остроумный эксперимент Л.Росса, Т.Амбайл и Д.Стейнмец. Эксперимент проводился в форме викторины — наподобие популярных телевизионных конкурсов эрудитов. Испытуемым поручалось исполнить одну из двух ролей — ведущего, в задачу которого входит задавать трудные вопросы, и участника викторины, которому нужно было на них отвечать; распределение ролей производилось в случайном порядке.

Наблюдатель, информированный о порядке организации викторины, смотрел на это разыгранное шоу, а затем оценивал общую эрудицию ведущего и участника, отвечавшего на вопросы. Любому из нас легко представить себя в роли такого наблюдателя, припомнив, какие чувства мы испытываем при виде того, как на телеэкране ведущие испытывают эрудицию «человека с улицы», жаждущего денежного приза. Впечатление в большинстве случаев таково: перед нами предстает с одной стороны человек умный, искушенный, много знающий, с другой — человек неловкий и недалекий.

Всего лишь задавая хитрые вопросы, ведущий производит впечатление умницы, а участник викторины сталкивается с необходимостью отвечать на них (и наверняка перед многими пасует), поэтому выглядит глуповато. Именно это и обнаружили Росс и его коллеги: наблюдателям ведущие кажутся гораздо более знающими, чем участники.

Хотя на самом деле в высшей степени маловероятно, чтобы ведущие были более эрудированными, чем участники, так как каждый получил свою роль благодаря случайному распределению. И что самое интересное: это было известно и наблюдателям! И все равно, вынося свои суждения об исполнителях разыгранной викторины, наблюдатели оказались не в состоянии учесть влияния социальных ролей и попали в ловушку, приписав увиденное личностным качествам.

Если бы фундаментальная ошибка атрибуции была ограничена суждениями в подобных игровых ситуациях, ей вряд ли следовало бы уделять внимание. Однако ее последствия простираются чрезвычайно широко. Э.Аронсон в своей известной книге «Общественное животное» приводит пример, типичный для Америки, а с недавних пор хорошо понятный и нам. Наблюдая человека, который, скажем, подбирает на улице пустые бутылки, мы скорее всего брезгливо поморщимся: «Ничтожество! Бездельник! Если б он в самом деле захотел найти достойную работу, то давно нашел бы!» Такая оценка в каком-то случае может точно соответствовать действительности, но не исключено и то, что оно представляет собой проявление фундаментальной ошибки атрибуции. Известно ли нам, какие обстоятельства вынудили человека так пасть? Вряд ли! А характеристика ему уже готова.

Один из существенных результатов экспериментального исследования каузальной атрибуции заключается в установлении систематических различий в объяснении человеком своего поведения и поведения других людей. Собственные промахи и даже недостойные поступки мы склонны интерпретировать как вынужденные, продиктованные неблагоприятными обстоятельствами, тогда как успехи и достижения скорее истолкуем как естественное следствие наших высоких достоинств.

В отношении других людей чаще действует обратная закономерность — их удачи скорее расцениваются как следствие «везения», благоприятного стечения обстоятельств, чьего-то покровительства и т.п., зато промахи и неловкости скорее расцениваются как следствие негативных личностных особенностей. Самооправдание типа «А что еще мне остается делать — жизнь нынче такая!», завистливое «Везет же некоторым!» (в смысле — явно незаслуженно), брезгливое «А чего еще ждать от такого никчемного человека?!» — все это повседневные примеры данной закономерности. Стоит задуматься, не слишком ли часто и всегда ли оправданно прибегаем мы к этим формулам…

Важная закономерность, обнаруженная во многих экспериментах, состоит в преувеличении человеком собственной роли в той ситуации, в которую он оказался вовлечен — пускай даже в пассивной роли. Сам факт участия в каком-то событии заставляет нас почувствовать (часто безосновательно) свою способность влиять на его ход и результаты. Э.Лэнджер в несложном эксперименте продемонстрировала такую «иллюзию контроля». Исследование состояло в том, что испытуемые покупали лотерейные билеты.

Важным моментом было то, что некоторые из них получали право выбрать, какой билет им купить, тогда как другие должны были брать тот билет, который им предлагал экспериментатор. После этого испытуемым была предложена возможность продать свой билет обратно экспериментатору. Лэнджер обнаружила следующую закономерность: те испытуемые, которые сами выбирали билеты, заламывали за них цену, иногда вчетверо превышавшую цену, назначенную испытуемыми, которым билеты достались по разнарядке.

Видимо, у испытуемых возникла иллюзия, что их действия по выбору билета могли повлиять на результат, они считали тот билет, который выбрали сами, «более счастливым», хотя совершенно очевидно, что выигрыш определялся случайностью и ни у одного из билетов не было большей вероятности оказаться выигрышным. Однако иллюзия контроля, порожденная эгоцентрическим мышлением, очень сильна. Поэтому неудивительно, что во многих ситуациях, предопределяемых либо простой случайностью, либо чьим-то не зависящим от нас выбором, нам любезно предоставляется иллюзорная возможность самим «вытянуть счастливый билетик».

Очень важно, что знание закономерностей и ошибок каузальной атрибуции помогает сделать ее более эффективным орудием для налаживания взаимодействия. Так, знание о существовании «фундаментальной ошибки атрибуции» может направить наше восприятие по более правильному пути учета различных ситуационных воздействий на человека. Очень важно и осознание собственного стиля атрибуции, который присутствует в любом общении. Очень полезно ответить себе на вопрос: кто я — «ситуационист», пытающийся все всегда выводить из обстоятельств, или субъективист, объясняющий все усилиями и желаниями человека? Опыт психологов, занимающихся «атрибутивной психотерапией», показывает, что во многих ситуациях осознание и смена стиля приписывания причин приводят к увеличению успешности общения.

Психологическая энциклопедия

⇐ ПредыдущаяСтр 4 из 8

Поведение человека на этом этапе жизни определяется многими факторами, среди которых наиболее важными являются: снижение психофизических возможностей, пол, индивидуальные особенности (тип личности), так называемое «разобществление», материальное благосостояние, утрата близких и одиночество, а также, конечно, сознание приближающегося конца жизни.

Снижение психофизических возможностей

При рассмотрении психофизических возможностей подчеркивается, что у пожилых людей мышечная и нервно-психическая деятельность неуклонно снижается. Основными характеристиками возрастных изменений, происходящих в функциональных системах организма в старости, являются снижение силы и подвижности человека, а также ослабление общего тонуса. Причем процесс этот имеет поступательный характер, а представление о периодах длительного сохранения функциональных показателей на одном уровне — не более чем миф (Шахматов Н. Ф., 1996).

У людей в этом возрасте ухудшаются: зрение — к 60 годам, слух — к 50—55, мышечная сила и эластичность кожи — к 60, вкус — к 80 годам (там же). Эти изменения заметны настолько, что они оказывают влияние на поведение. Вследствие уменьшения мышечной массы снижается физическая сила, подвижность и выносливость. Ухудшается тонкая моторика и увеличивается время реакции (Александрова М. Д., 1974; Крайг Г., 2000).

Снижение психофизических возможностей в пожилом возрасте бывает обусловлено не только самим по себе процессом старения, но и болезнями и депрессивными переживаниями, связанными с утратой близких людей.

Половые особенности

Поведение человека в пожилом возрасте оказывается связанным также с полом. В частности, женщины склонны к активному расширению межличностных контактов, в то время как контакты мужчин смещаются в сферу семьи (Панина Н. В., Сачук Н. Н., 1985).


Женщины легче переносят утрату и одиночество, легче мирятся с проживанием взрослых детей отдельно, они легче устанавливают новые знакомства и дружеские отношения (Шахматов Н. Ф., 1996).

Вследствие смертности среди мужчин в более раннем возрасте, чем у женщин, а также по ряду других причин женщины в возрасте около 70 лет чаще, чем мужчины, ведут одинокий образ жизни — 31,3% женщин против 17% мужчин (Потанина Ю. А., 1999).

Индивидуальные особенности человека и тип личности

Образ жизни и поведение человека в позднем зрелом возрасте, несомненно, связаны с индивидуальными особенностями и типом личности.

Тип личности включается в ряд важнейших факторов, определяющих успешность адаптации к новому образу жизни после ухода на пенсию (Панина Н. В., Сачук Н. Н., 1985). Здравый смысл подсказывает, а научные исследования подтверждают то, что гипертим, психастеник, эпилептоид, «нарцисс» и другие типы по-разному и готовят себя к старости, и встречают ее, и адаптируются к разнообразным изменениям в жизни, сопровождающим ее.

Гипертим — личность гипертимного типа. Центральными свойствами личности данного типа являются: оптимизм, повышенный фон настроения, активность, общительность, инициативность, авантюристичность, социальная гибкость и легкость в общении, некоторая поверхностность в межличностных отношениях, необязательность, легкое отношение к вопросам морали. Тяжело переносят одиночество, дисциплину и ограничение их активности.

Психастеник — личность психастенического типа. Ведущими свойствами личности являются: повышенная тревожность, робость, неуверенность в себе, склонность к тяжелым сомнениям и колебаниям при принятии решений, чрезмерно развитое чувство долга и ответственности, исполнительность, но в то же время боязнь ответственности, беспокойная суетливость при исполнении порученного им дела, склонность тщательно продумывать свое поведение в предстоящих ситуациях, склонность к суждениям и умозаключениям магического типа (склонность к «загадываниям», чувствительность к приметам). Жизненный стиль во многом обусловлен боязнью неудачи.

Эпилептоид— личность эпилептоидного типа. Ведущими свойствами являются: ригидность (негибкость, «вязкость»), проявляющаяся в эмоциональной сфере (медленное однонаправленное формирование эмоциональной реакции с последующим ее разрешением в форме взрыва, «злопамятность», устойчивость чувств), в мышлении (фиксация на теме, обстоятельность), в поведении (упорство, настойчивость); концентрация интересов на материальном благополучии, собственном здоровье; аккуратность, бережливость, расчетливость, склонность к накопительству; напряженность и сила влечений; дифференцированное отношение к людям по вертикали власти: по отношению к вышестоящим — угодливость, исполнительность, к нижестоящим — жесткость, вплоть до жестокости; вместе с тем — приступы сентиментальности.

«Нарцисс» — личность нарциссического типа. Определяющими свойствами являются: эгоизм, самолюбование, крайне высокая осознанная самооценка, стремление к личной выгоде и благополучию любой ценой, стремление эксплуатировать людей в личных целях, в связи с этим — гипертрофированная способность к вытеснению из сознания порочащих его качеств личности и совершаемых поступков, гедонизм, любовь к комфорту, высокомерное либо равнодушное отношение к другим, непереносимость более блестящих людей, завистливость, стремление принизить достоинства других, неискренность в отношениях: лесть и заискивание перед человеком, от которого зависит достижение личной цели, и игнорирование этого же человека по миновании нужды в нем, склонность к самовосхвалению, приданию своей персоне высокой значимости, нередко путем упоминания о связи с выдающимися или известными людьми.

Тип личности определяет и тип общей индивидуальной установки, связанной со старостью. Одна из типологий таких установок предложена А. Зых:

· страх перед старостью;

· бунт против процесса старения;

· эмоциональная и социальная изоляция;

· адекватно-рациональное восприятие старости;

· рефлексия по поводу пройденных жизненных этапов (цит. По: Краснова О. В., 1997, с. 10).

На индивидуальный способ старения и скорость этого процесса, по мнению Б. Каминьски, решающее влияние оказывают также следующие социально-психологические характеристики личности:

• профессиональная активность, ее интенсивность и соразмерность возможностям личности;

• интересы за пределами трудовой деятельности (искусство, прикладное творчество);

• физическая активность, соответствующая состоянию здоровья;

• условия и образ жизни (там же).

Теория «разобществления»

Мощнейшим фактором, оказывающим влияние на установки и поведение человека в пожилом возрасте, является процесс его ухода из активной общественной жизни, вынужденное или добровольное ограничение как социальных, так и семейных контактов. В 60-х гг. Американские ученые Р. Хевигхерст, Б. Ньюгартен, Дж. Розен, В. Генри и другие предложили и поддержали теорию разобществления. Она утверждает, что в результате прекращения человеком трудовой деятельности и связанного с этим ухудшения его материального состояния, падения социального престижа, а также в результате потери родных и близких, ухода из семьи взрослых детей нарушается динамический жизненный стереотип личности, изменяется ее мировоззрение и поведение — снижается коммуникабельность, и личность замыкается на своем внутреннем мире (Александрова М. Д., 1974, с. 33).

В связи с осознанием последствий, связанных с уходом человека из активной профессиональной и общественной жизни, «период принятия решения завершить общественную и трудовую деятельность и сам выход на пенсию оказывается наиболее трудным для стареющего человека» ( Teusch L ., 1984; Sussman N ., 1987; цит. По: Шахматов Н. Ф., 1996, с. 52).

В этой ситуации для всех пожилых людей в большей или меньшей степени типичны нерешительность, тревожность и амбивалентность, а при принудительном или неожиданном уходе на пенсию с большой вероятностью развиваются невротические расстройства и иные формы неадекватного поведения (автор тот же).

Материальное благосостояние

Воспринимается ли выход человека на пенсию как его ущемление или же освобождение, зависит от многих факторов, например от индивидуальных особенностей человека. Однако одним из наиболее значимых является материальный фактор — владение собственностью и доход.

В нашей стране только очень небольшой процент пожилых людей обладает достаточными материальными средствами для того, чтобы устраивать свою жизнь по своему желанию и усмотрению. К сожалению, размер пенсии у подавляющего большинства пенсионеров ниже прожиточного минимума (Российский статистический ежегодник). В связи с этим многие пенсионеры вместо «заслуженного отдыха» вынуждены работать, заниматься «бизнесом», работать в саду-огороде.

Число работающих пенсионеров в разных возрастных группах, конечно, различно, но достаточно велико: в возрасте 50—59 лет работает 53,8% пенсионеров, в 60-64 года —28%, в 65-69 лет —17,2%. 63,2% неработающих пенсионеров оценили свою материальную обеспеченность как «плохую» и только 1% — как «хорошую» (Патрушев В. Д., 1998). При этом дети и родственники материально помогают только 14,7% пожилых людей (Краснова О. В., 1998).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Поведение личности– это внешне наблюдаемые поступки, действия индивидов, их определенная последовательность, так или иначе затрагивающая интересы других людей, их групп, всего общества.

Человеческое поведение приобретает социальный смысл, становится личностным, когда оно включено в общение с другими людьми. Речь идет, прежде всего, об осмысленном поведении, о реализации в действиях и поступках таких связей и взаимоотношений, в которых субъект поведения участвует как разумное существо, осознанно относящееся к своим действиям.

Поведение человека принципиально отличается от поведения животного тем, что животное своей активностью непосредственно удовлетворяет природные потребности, тогда как поведение людей многократно опосредствовано:

· орудийной деятельностью (изготовление орудий труда),

· использованием языка как средства общения,

· реализацией ближайших целей для достижения более отдаленных.

К тому же, сами потребности человека постоянно развиваются. Следовательно, любое проявление человеческого поведения является в своей основе социальным.

Социальное поведение – внешнее проявление деятельности, в которой выявляется конкретная позиция человека, его установка. Это форма превращения деятельности в реальные действия по отношению к социально значимым объектам. В качестве механизмов саморегуляции социального поведения личности выступают социальные установки (диспозиции), формирующиеся в результате взаимодействия стимулов и мотивов в конкретных условиях внешней среды.

Установка представляет собой готовность, предрасположенность человека к определенной активности и действиям по отношению к какому-либо объекту.

Социальная установка– это ценностное отношение к социальному объекту, психологически выражающееся в готовности к положительной или отрицательной реакции на него.

По мнению американского социолога Дж. Герберта, социальная установка включает в себя все, что нам нравится, нашу приязнь или неприязнь по отношению к самим себе и окружающим. Она возникает из способности видеть мир и самих себя так, как его видят другие, и так, как это принято в данной социальной общности.

В 1934 году американский исследователь Лапьер провел эксперимент, результаты которого впоследствии стали известны под названием «парадокс Лапьера». Лапьер путешествовал по США с двумя студентами-китайцами. Они посетили 252 отеля и во всех случаях (за исключением одного) встретили радушный прием. После завершения путешествия Лапьер обратился к владельцам 251 отеля с письмами, в которых сообщал, что снова намерен посетить эти места, и просил ответить, может ли он надеяться на их гостеприимство. Ответ был получен из 128 отелей, причем, только в одном случае было согласие, а в других письмах – отказ или уклончивые формулировки. Лапьер решил, что между реальным поведением хозяев и их отношением к китайцам есть расхождение.

Причина «парадоксального» поведения заключалась в том, что у каждого человека не одна, а несколько социальных установок разных уровней, которые срабатывают в зависимости от ситуации. Как известно, человеческие потребности определенным образом структурированы и находятся в иерархической зависимости. При удовлетворении потребностей низшего уровня актуализируются потребности высшего уровня. Каждому уровню потребностей соответствует определенный уровень социальных установок.

В данном случае, когда гости прибыли в отель, сработала элементарная фиксированная установка. В результате – хороший прием. В дальнейшем в действие вступили ценностные ориентации и соответствующие им установки. Как следствие этого действия – отказ.

Мы постоянно меняем свои социальные установки в зависимости от установок других людей. Но вопрос состоит в том, кто эти другие? Во-первых, это те, кто нам нравится, к кому мы испытываем симпатии. Во-вторых, это те, кто рядом с нами, но немного выше нас по престижу. Сила влияния на наши установки обратно пропорциональна социальной дистанции, под которой понимается восприятие различия социального статуса участниками социального взаимодействия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *