The export import bank of china

На 5 Российско-Китайском экономическом форуме, проходящем в рамках пятнадцатой регулярной встречи глав правительств России и Китая, «Сбербанк России» и Экспортно-Импортный Банк Китая (The Export-Import Bank of China) подписали рамочное соглашение о кредитных линиях в размере 2 млрд долларов США.

Соглашение является самым крупным кредитным договором между российскими и китайскими банками и предоставляет широкие возможности финансирования как классических внешнеторговых контрактов между нашими странами, так и долгосрочных инвестиционных и инфраструктурных проектов на территории Российской Федерации. Особо отмечается, что данное соглашение предусматривает возможность привлечения финансирования не только в свободно конвертируемой валюте, но и в китайских юанях.

Президент, председатель правления Экспортно-Импортного Банка Китая Ли Жогу сказал: «Данное соглашение является важным этапом в развитии отношений между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией. Предоставленная кредитная линия будет использована для финансирования крупных совместных экономических проектов, в том числе в национальных валютах».

Телеканал «Россия 24»,
ИНТЕРВЬЮ,
26.08.2015, 06:36

ВЕДУЩИЙ: Внешэкономбанк поддерживает все инициативы, которые будут реализовываться в рамках проекта «Новый шелковый путь». В каких именно проектах заинтересован ВЭБ, нам рассказал Петр Фрадков, Первый заместитель Председателя Внешэкономбанка – член Правления.

КОРР.: Петр Михайлович, во-первых, большое спасибо, что нашли время дать нам интервью. Тему давайте сформулируем следующим образом: новый «Шелковый путь» — идея, которая в основном сейчас продвигается китайцами, ну и поддерживается целым рядом других стран, — Вы как оцениваете ее перспективы, и какие дивиденды может получить в первую очередь, конечно же, Россия?

Петр ФРАДКОВ, Первый заместитель Председателя Внешэкономбанка – член Правления:

— Я максимально позитивно смотрю на этот проект. И мы во Внешэкономбанке поддерживаем все те инициативы, которые в рамках этого проекта реализовываются. Считаем, что знаковые проекты в рамках Шелкового пути будут реализовываться, будь то строительство новых объектов инфраструктуры, будь то портовые мощности, логистические терминалы. Это принципиально важный, скажем так, практический инструментарий как раз расширения торгово-экономических связей. Потому что, конечно, мы можем говорить о финансовых инструментах, каких-то нефинансовых мерах сотрудничества, но нужна инфраструктура, нужны каналы, нужна сеть для прохождения товаров. Увеличение торгового оборота — это тот конечный результат, на который мы все смотрим, ориентируемся. С одной стороны, это, конечно, благоприятно повлияет на сальдо торгового баланса, благоприятно повлияет на доходы бюджета, рабочие места С другой стороны, это даст практическую возможность в том числе российским товарам попадать на рынки азиатских стран. Это очень нужная задача, потому что то, что мы четко видим, что поддержка экспорта, в том числе Внешэкономбанк этим занимается достаточно активно, — это не только вопросы, скажем, глобальной конкурентоспособности, это еще вопросы логистики. В том числе мощности портов, мощности перевалочных терминалов, складские помещения. И мы считаем, что это та задача, которую надо совместно решать.

КОРР.: Но если говорить о том, что зачастую китайцы получают достаточно неплохие доли в наших компаниях. Не попадем ли мы в слишком сильную зависимость от Поднебесной?

Петр ФРАДКОВ: Мне кажется, еще очень преждевременно говорить такими категориями, потому что если посмотреть на последние годы, все-таки доля и участие китайских партнеров в проектах не такая большая. Все-таки мы ориентировались больше на сотрудничество (и это получалось каким-то естественным образом) с западными компаниями. И в принципе сейчас рано говорить о том, что у нас есть какая-то зависимость. Наоборот, мне кажется, реализация этого проекта, сбалансирует наш интерес, сбалансирует в какой-то части нашу вовлеченность вот в эту цепочку добавленной стоимости, которая, наверное, в большей степени пока, ну скажем так, на стороне западных партнеров. А сейчас мы можем говорить о том, что это будет некий такой хороший баланс с точки зрения как раз сотрудничества и партнерства — с глобальной точки зрения.

КОРР.: Вы упомянули торговлю, сальдо торгового баланса и так далее. Но сейчас все-таки мы продолжаем взаимодействовать в рамках такого, так сказать, долларового обмена. То есть, все-таки между нашими странами все еще ходит доллар. С вашей точки зрения, перспективы перехода на юань, наверное, в первую очередь, ну и, может быть, на рубль в расчетах?

Петр ФРАДКОВ: Тема не новая. Вы совершенно правы, это одна из ключевых тем в российско-китайской повестке с точки зрения именно развития торговых связей. Внешэкономбанк, мне кажется, один из пионеров в переходе по-настоящему на сотрудничество в паре рубль-юань, потому что мы были одними из первых, кто заключил с китайским банком соответствующие кредитные соглашения, они работают. И у нас достаточно большой опыт привлечения в том числе ресурсов в юанях и в последующем, может быть, использования рубля в расчетах. Есть пока, может быть, некоторые ограничения. Сегодня рынок этой пары, рубль-юань, не такой большой, с одной стороны. С другой стороны, к сожалению, пока не разработан полноценный механизм хеджирования валютных рисков. И это тоже одна из проблем. Сейчас заключено соглашение между центральными банками соответственно России и Китая в части такого валютного свопа. Но он, к сожалению, краткосрочный, он работает до одного года и только на торговые операции. Мы, конечно, выступаем за то, чтобы этот своп между национальными банками был расширен, в том числе на инвестиционные операции на более длительный срок: на три, а может быть, и пять лет. В принципе, некоторые китайские партнеры выступают и за десять лет. Это по-настоящему стимулирует инвестиционное сотрудничество. Ну и объем, конечно, операций. Потому что пока этот своп ограничивается цифрой в 150 миллиардов юаней — это не много.

КОРР.: Если мы говорим о России и Китае, практически одномоментно на ум приходит аббревиатура БРИКС, Новый банк развития БРИКС. Внешэкономбанк в нем принимает самое активное участие. И говорят, что уже весной 2016 года, то есть, в принципе, совсем скоро могут быть рассмотрены первые проекты. И команда для отбора этих проектов будет в том числе сформирована из профессионалов из ВЭБа. В каких проектах вы заинтересованы больше всего? Как они будут отбираться, и могут ли туда как раз-таки попасть проекты по направлению «Новый шелковый путь»?

Петр ФРАДКОВ: Еще рано говорить о функционировании Нового банка развития – Банка БРИКС как финансового института. Он больше сейчас, наверное, занимается становлением своих внутренних процедур, скажем так, подготовкой бизнес-процессов. Но мы уже активно работаем с командой Нового банка развития. Вы совершенно правы — наши коллеги из Внешэкономбанка будут принимать участие непосредственно в работе этого банка как сотрудники. И мы воспринимаем этот банк нашим партнером. Президент банка БРИКС господин Каматх, который, в общем, неоднократно бывал и у нас, и мы встречались с ним неоднократно, проводили уже различные переговоры, — мы знаем, что у него есть такая цель: выдать первый кредит банка уже в 2016 году. Я исхожу из того, что пока они структурируют свою работу, определяют приоритетные направления деятельности. Это, конечно, будут объекты инфраструктуры, это «зеленая экономика», это проекты, связанные с социально-экономическим развитием, с одной стороны. С другой стороны, Новый банк развития – это все-таки многосторонний финансовый институт и он должен поддерживать проекты, где есть заинтересованность больше чем одной страны, как минимум две, а может быть, еще больше. И очень важно в в работе Банка БРИКС софинансирование. Чтобы национальные институты развития участвовали непосредственно в содержательно работе совместно с этим банком. И в развитие этого тезиса в рамках саммита, который состоялся в России в Уфе не так давно, саммита БРИКС, был подписан соответствующий меморандум между Новым банком развития БРИКС и межбанковским объединением БРИКС, которое существует уже некоторое время. Внешэкономбанк является представителем от России этого межбанковского объединения. Тем самым мы как бы зафиксировали, что для банка БРИКС, для нового банка развития национальные институты развития являются естественными партнерами. И мы, конечно, сейчас в рамках этого меморандума, работаем над теми проектами, которые мы бы готовы были бы передать банку БРИКС, как еще пока опять-таки новому банку. У нас такой портфель достаточно подготовленных и структурированных проектов уже существует.

КОРР.: Если говорить о других проектах. Не так давно ВЭБ и Государственный банк развития Китая подписали рамочное соглашение о совместной поддержке освоения Дальнего Востока. Там тоже объем инвестиций колоссальный — 8 миллиардов. Как продвигается ваше общение с китайской стороной в этом вопросе?

Петр ФРАДКОВ: Я хотел бы сразу отметить, что Госбанк развития Китая — это наш многолетний партнер. Мы с ним работаем уже очень много лет. Начиная с 2005 года у Внешэкономбанка существует история хороших отношений с ГБРК и хороший объем совместно реализованных проектов. Правда, не хотел бы, может быть, совсем открывать все тайны, но это очень, очень приличный объем, и он, наверное, составляет большую часть вообще того риска, который Госбанк развития Китая держит на Россию, в принципе. И мы, конечно же, в развитие уже новой логики сотрудничества с ними оперативно подготовили и заключили соглашение по проектам на Дальнем Востоке. 8 миллиардов — это долларовый эквивалент. В юанях это, конечно, совсем другая сумма. С точки зрения получения финансирования мы исходим из того, что большая часть опять-таки будут юани. Для того, чтобы и китайские инвесторы, и компании могли с большим интересом принимать участие в проектах на Дальнем Востоке. Должен отметить, что соглашение было подписано только в мае, поэтому еще таких реализованных сделок нет. Но мы провели не так давно такое вот Road show, что называется, в Китае. Мы подключили нашу дочернюю организацию «Фонд развития Дальнего Востока». Очень большой интерес, очень большой отклик. И исхожу из того, что может быть, даже на предстоящем Дальневосточном экономическом форуме уже могут быть подписаны какие-то первые, скажем так, инициативы по использованию вот этих ресурсов.

КОРР.: Были даже названы какие-то сферы, отрасли: коммуникационные технологии, агропромышленный комплекс…

Петр ФРАДКОВ: Совершенно верно.

КОРР.: То есть, вот этот настрой, он остается.

Петр ФРАДКОВ: Наверное, то, что сейчас является приоритетом для региона в целом. Мы координируем нашу работу с институтами развития, которые в том числе заинтересованы в развитии Дальнего Востока. Это ОПК, это опять-таки инфраструктура, и это коммуникации.

КОРР.: Если можно так сказать, заканчивая наш разговор про ваше сотрудничество с китайскими банками, есть еще Экспортно-импортный банк Китая. И здесь вы впервые привлекали кредитные средства опять-таки в национальной китайской валюте для реализации проекта в России. Вот расскажите чуть-чуть подробнее именно об этом направлении.

Петр ФРАДКОВ: Наверное, это и был самый первый, пилотный проект, который мы реализовали совместно с Эксимбанком Китая. Это второй, наверное, наш такой визави в Китае. Это тоже государственный банк со своим мандатом, со своей совершенно понятной логикой и интересом. Эксимбанк Китая в том числе призван развивать сотрудничество между китайскими компаниями и остальным миром, в частности, с российским бизнесом. Мы заключили с ним соглашение. Я пока не хотел раскрывать подробности, потому что пока еще использование не началось в силу определенного перечня отлагательных причин. Но это первое вообще в России долгосрочное кредитное соглашение. Подчеркиваю, это больше семи лет использование юаней в финансировании конкретного проекта в России в области, скажем так, использования, разработки горнорудных месторождений.

КОРР.: Все-таки, подытоживая наш сегодняшний разговор: новый «Шелковый путь», насколько реальна реализация столь глобального проекта?

Петр ФРАДКОВ: Я считаю, что это вполне реально, имея в виду общую заинтересованность в реализации этого проекта. Пока, мне кажется, заинтересованность всех сторон в нем есть.

КОРР.: Петр Михайлович, большое вам спасибо за интервью.

Петр ФРАДКОВ: Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *