Цессия физическому лицу налоги

ООО выдало заем предпринимателю, а затем частично переуступило право требования физлицу. Причем ИП-заемщик об этом не знает. Эта информация держится в тайне. ИП продолжает платить старому заемщику, не зная, что новым кредитором фактически является физлицо. ООО передает деньги, полученные от заемщика, новому кредитору – физлицу. Является ли в этой ситуации ИП налоговым агентом по НДФЛ? Может ли эту обязанность выполнять ООО?

Эти вопросы были направлены в Минфин, который ответил на них в письме № 03-04-06/60218 от 23.08.2018.

При уступке прав требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) доход у физлица — нового кредитора возникает при погашении организацией-должником задолженности по договору займа, в том числе задолженности по уплате процентов по займу.

Налог с дохода, выплачиваемого указанной организацией физлицу — новому кредитору, исчисляется и уплачивается указанной организацией, признаваемой на основании пункта 1 статьи 226 НК налоговым агентом.

Исполнение обязанностей налогового агента лицом, на которое такие обязанности не возложены НК, является неправомерным и не имеет правовых последствий в отношении требований к налоговому агенту, предусмотренных НК.

Казалось бы, довольно банальный вопрос: кто будет налоговым агентом при выплате дохода физическому лицу? Кто выплачивает, тот и будет. Вот и Минфин России в письме от 12.11.2018 № 03-04-06/81186 так считает.

А на самом деле, проблема намного – намного глубже. И чиновники об этом прекрасно знают. Но вопреки собственной «торжественной клятве» в письмах ФНС России от 26.11.2013 № ГД-4-3/21097 и Минфина России от 07.11.2013 № 03-01-13/01/47571, упорно отказываются выполнять решения не только ВС РФ, но даже КС РФ!

Итак, в чём же дело? Предположим, что гражданин приобрел у компании – кредитора её право требования к должнику по договору займа. (Для упрощения примера будем считать заём беспроцентным). Потом гражданин получил сумму займа от должника в размере, скажем, 100 000 руб.

Как эту ситуацию рассматривает Минфин?

В соответствии с п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ. При этом согласно ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности её оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая для целей уплаты НДФЛ в соответствии с главой 23 НК РФ.

При уступке прав требования кредитором другому лицу доход у физического лица — нового кредитора возникает при погашении должником задолженности по договору займа, в том числе задолженности по уплате процентов по займу. Налог с дохода, выплачиваемого должником физическому лицу — новому кредитору, исчисляется и уплачивается указанным должником, признаваемым на основании п. 1 ст. 226 НК РФ налоговым агентом.

При получении доходов в денежной форме дата фактического получения дохода определяется в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 223 НК РФ как день выплаты дохода.

При этом ситуация, по мнению Минфина России, выглядит так. Получает гражданин 100 000 руб., должен уплатить 13 000 рублей НДФЛ. А если он заплатил первоначальному кредитору 90 000 рублей за это право требования? Получается, что он ещё и убыток получил в размере 3000 рублей, (100 000 – 13 000 – 90 000)?! Но как же так! Ведь экономическая выгода у гражданина составляет всего 10 000 рублей (100 000 – 90 000).

«Dura lex sed lex» — отвечают чиновники. Учёт произведённых налогоплательщиком расходов при уступке прав требования предусмотрен в гл. 23 НК РФ только в пп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ в отношении договоров участия в долевом строительстве. Возможность учёта физическими лицами при определении налоговой базы расходов по сделке уступки права требования по иным договорам в ст. ст. 218 — 220 НК РФ не предусмотрена. (См., например, письмо Минфина России от 24.03.2016 № 03-04-05/16489).

Конечно, гражданам такая ситуация очень сильно не понравилась. И они начали жаловаться.

И ВС РФ встал на их сторону. В Постановлении Президиума ВС РФ от 22.07.2015 № 8-ПВ15 суд указал, что в связи с отсутствием специальных норм, устанавливающих порядок определения налоговой базы при переуступке права требования по договорам займа, в силу положений ст. 41 НК РФ, налогооблагаемой базой по таким договорам является экономическая выгода. Она определяется в виде разницы между выручкой, полученной по договору уступки права требования, и суммой платежа, на основании которого такое право приобретено. (См., также, письмо ФНС России от 09.02.2016 № БС-4-11/1889@).

Граждане обратились и в КС РФ. В Определении от 27.10.2015 № 2539-О Конституционный Суд рассматривать жалобу отказался. Но знаете почему? Потому что указал, что ВС РФ в приведённом выше постановлении уже всё правильно решил. Экономическая выгода – это разница между суммой погашения долга и суммой расхода на его приобретение. Поэтому менять в законодательстве ничего не нужно; нужно только его правильно трактовать.

И тогда, мы полагаем, вопрос с тем, кто является налоговым агентом, должен решаться совсем иначе.

Кто является налоговым агентом? Да никто! Лицо, погашающее долг, понятия не имеет, за сколько гражданин приобрел право требования. Соответственно, сумму его дохода знать не может. Поэтому гражданин должен уплачивать НДФЛ за себя самостоятельно, задекларировав свой доход.

Письмо Минфина России от 12.11.2018 № 03-04-06/81186

Добрый вечер!
Вот, поковырялась: Цессия с физлица на ООО — НДФЛ?
И вот еще свеженькое:
МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПИСЬМО
от 20 июня 2013 г. N 03-04-05/23160
Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики рассмотрел обращения по вопросу исчисления налога на доходы физических лиц и в соответствии со ст. 34.2 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) разъясняет следующее.
Из обращений следует, что физическое лицо по договору цессии (уступки требования) уступило свое право требования выплаты долга по договору займа с юридическим лицом другому юридическому лицу. Сумма, выплаченная физическому лицу по договору цессии, была определена судом. В связи с обращением в суд физическим лицом была уплачена государственная пошлина, которую в дальнейшем суд присудил возместить юридическому лицу.
Поскольку при заключении договора уступки требования право требования к должнику выплаты основного долга и процентов по договору займа переходит к новому кредитору, отношения по договору займа между физическим лицом и организацией-должником прекращаются и, соответственно, полученная физическим лицом — цедентом по договору уступки прав требования от цессионария сумма не является выплатой ему основного долга и процентов по договору займа, которые подлежат уплате должником новому кредитору.
Вышеуказанная сумма подлежит включению в налоговую базу по налогу на доходы физических лиц в полном объеме.
В отношении налогообложения возмещаемых физическому лицу судебных расходов необходимо учитывать следующее.
Согласно п. 1 ст. 98 ГПК России стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением установленных случаев.
Пунктом 1 ст. 210 Кодекса установлено, что при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной форме.
Пункт 3 ст. 217 Кодекса содержит перечень компенсационных выплат, установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления, не подлежащих обложению налогом на доходы физических лиц.
Суммы возмещения организацией понесенных физическим лицом судебных расходов в вышеуказанный перечень не включены, и, следовательно, такие выплаты подлежат обложению налогом на доходы физических лиц в общеустановленном порядке.
Одновременно обращаем внимание, что в соответствии с п. п. 1 и 3 ст. 34.2 Кодекса Министерство финансов Российской Федерации дает письменные разъяснения по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в пределах своей компетенции в течение двух месяцев со дня поступления соответствующего запроса.
Заместитель директора
Департамента налоговой
и таможенно-тарифной политики
Н.А.КОМОВА
Хотя я очень не согласна…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *