Вклад в имущество АО

Энциклопедия решений. Вклады в имущество АО

Вклады в имущество АО

С 15.07.2016 в связи с вступлением в силу Федерального закона от 03.07.2016 N 339-ФЗ допускается возможность внесения вкладов в имущество акционерного общества.

Основания и порядок внесения таких вкладов предусмотрены ст. 32.2 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО).

Акционер АО и общество вправе в любое время заключить договор о внесении в имущество общества безвозмездного вклада в целях финансирования и поддержания деятельности АО. Вклады в имущество АО могут вноситься в денежной или иной форме (п. 1 ст. 32.2 Закона об АО).

Внимание

Вклады в имущество АО не увеличивают уставный капитал общества и не изменяют номинальную стоимость акций (п. 1 ст. 32.2 Закона об АО).

В непубличном АО внесение вклада в имущество общества может быть не только правом, но и обязанностью акционера (п. 3 ст. 32.2 Закона об АО). Обязанность внести вклад в имущество АО может быть возложена на акционеров непубличного АО решением общего собрания акционеров, если такая возможность предусмотрена уставом общества. Устав может предусматривать также порядок, основания и условия внесения вкладов в имущество такого АО.

Договор о внесении вклада в имущество АО является безвозмездным, то есть у общества не возникает никакой встречной обязанности по отношению к акционеру, внесшему такой вклад (п. 2 ст. 423 ГК РФ). При этом закон прямо указывает, что к такому договору не применяются положения ГК РФ о договоре дарения (абз. третий п. 1 ст. 32.2 Закона об АО). Это означает, в частности, что вклад в имущество АО может внести и акционер, являющийся коммерческой организацией, причем без ограничения по сумме вклада. Запрет на дарение в отношениях между коммерческими организациями (пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ) в этом случае не действует.

Закон не ограничивает размер вклада, который акционер вправе внести в имущество АО, в зависимости от категории (типа) акций, принадлежащих такому акционеру, доли его акций в уставном капитале или иных обстоятельств. Однако если АО является непубличным, его уставом могут быть предусмотрены максимальная стоимость вкладов в имущество, вносимых всеми или определенными акционерами, и иные ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество такого АО (п. 2 ст. 32.2 Закона об АО). Закон не устанавливает последствия выхода акционера за пределы таких ограничений. Ответ на вопрос о таких последствиях может дать правоприменительная практика.

Вместе с тем, закон ограничивает виды имущества, которое акционер вправе внести в качестве вклада. Согласно абзацу второму такое имущество Акционеры вправе вносить лишь виды имущества, указанные в п. 1 ст. 66.1 ГК РФ (п. 1 ст. 32.2 Закона об АО):

— денежные средства;

— вещи;

— доли (акции) в уставных (складочных) капиталах других хозяйственных товариществ и обществ;

— государственные и муниципальные облигации.

Поскольку иное не установлено законом, представляется, что вкладом в имущество АО также могут быть иные виды объектов гражданских прав, указанные в п. 1 ст. 66.1 ГК РФ, а именно подлежащие денежной оценке исключительные, иные интеллектуальные права и права по лицензионным договорам.

Специальных требований к содержанию и форме договора о внесении вклада в имущество общества Закон об АО не устанавливает. Следовательно, такой договор должен быть заключен в простой письменной форме, если стороны не договорились о его нотариальном удостоверении (пп. 1 п. 1 ст. 161, пп. 2 п. 2 ст. 163 ГК РФ). Для того чтобы этот договор считался заключенным, стороны должны согласовать его предмет и иные условия, которые они отнесут к существенным (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Предметом договора о внесении вклада в имущество АО является вклад, который вносит акционер. Следовательно, чтобы согласовать условие о предмете, стороны должны указать в договоре состав вклада, вносимого акционером (деньги или иное имущество с обозначением характеристик, позволяющих его индивидуализировать). Если вклад вносится деньгами, в договоре должен быть указан размер такого вклада.

Срок внесения вклада не относится к существенным условиям договора о внесении вклада в имущество АО, он может быть определен по правилам п. 2 ст. 314 ГК РФ.

По общему правилу договор, на основании которого акционером вносится вклад в имущество АО, должен быть предварительно одобрен решением совета директоров (наблюдательного совета) общества (абз. четвертый п. 1 ст. 32.2 Закона об АО). Исключение составляют случаи, когда вклады вносятся на основании решения общего собрания акционеров непубличного АО (п. 3 ст. 32.2 Закона об АО). Если функции совета директоров (наблюдательного совета) в АО осуществляет общее собрание акционеров (абз. второй п. 1 ст. 64 Закона об АО), решение о предварительном одобрении договора должно быть принято общим собранием.

Если договор о внесении вклада в имущество АО заключен без такого одобрения, то при отсутствии последующего одобрения этой сделки уполномоченным органом АО такой договор может быть признан недействительным по иску общества (ст. 157.1, 173.1 ГК РФ).

К внесению вкладов в имущество АО не применяются правила об одобрении сделок с заинтересованностью (абз. восьмой п. 2 ст. 81 Закона об АО).

Вклад в имущество хозяйственного общества. Что необходимо учесть при выборе этого способа финансирования?

В процессе осуществления деятельности хозяйственных обществ иногда возникают ситуации (например, при недостаточности оборотных средств для продолжения ведения бизнеса), когда участникам или акционерам необходимо оперативно профинансировать компанию без наращивания ее обязательств. В подобных случаях для увеличения чистых активов общества часто используется вклад в имущество. Такой вклад по своей сути является безвозмездным, он не увеличивает уставный капитал общества, не изменяет номинальную стоимость акций или долей участников в уставном капитале общества. О нюансах этого способа финансирования корпорации читайте в материале.

Долгое время этот институт оставался прерогативой обществ с ограниченной ответственностью и был предусмотрен только в Федеральном законе от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО). Однако после вступления в силу Федерального закона от 03.07.2016 № 339-ФЗ (далее — Закон № 339-ФЗ) в июле 2016 г. аналогичный инструмент появился в Федеральном законе от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО).

Несмотря на возможность использования данного инструмента как в рамках ООО, так и в рамках АО, иные способы финансирования общества, прежде всего вклад в уставный капитал и займы от участников или акционеров (так называемые акционерные займы) не теряют своей актуальности для ситуаций, когда инвестору важно зафиксировать долг и структурировать сроки и порядок возвратности своих инвестиций.

В каких случаях требуется внесение вкладов в имущество

Как было отмечено, внесение вкладов в имущество хозяйственного общества — это инструмент, к которому прибегают, когда необходимо быстро профинансировать бизнес. При этом внесение вкладов в имущество значительно проще с точки зрения временных и материальных затрат по сравнению с процедурой увеличения уставного капитала.

Такой инструмент финансирования часто применяется для пополнения чистых активов общества, если их стоимость опустилась ниже размера уставного капитала, чтобы избежать принудительной ликвидации компании, а также для своевременного исполнения обязательств компании перед кредиторами, когда возникает риск банкротства.

Внесение вкладов в имущество общества также может быть и обязанностью участников. В ООО такая обязанность возникает лишь в случаях, когда она прямо предусмотрена в уставе общества и когда принято соответствующее решение общего собрания участников о внесении таких вкладов (п. 1 ст. 27 Закона об ООО).

В судебной практике встречается формальный подход, согласно которому устав должен содержать четкую и недвусмысленную формулировку, закрепляющую соответствующую обязанность. Ее отсутствие может повлечь риск признания решения о внесении вкладов недействительным. В качестве примера некорректных формулировок можно привести указание на денежные средства и материальные взносы участников общества как на один из источников формирования имущества общества («источниками формирования имущества общества являются: денежные средства и материальные взносы участников общества»), а также дублирование отдельных положений закона, касающихся размеров соответствующих вкладов («вклады в имущество общества вносятся всеми участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале общества»). Такие положения могут быть квалифицированы судом в качестве информационных, не предусматривающих обязанность участников вносить вклады в имущество (см., например, постановление АС Поволжского округа от 14.06.2016 № Ф06-9149/2016 по делу № А65-21839/2015).

В АО (как публичных, так и непубличных) акционеры могут в любое время по своей инициативе вносить в его имущество безвозмездные вклады. В таком случае внесение вклада оформляется соответствующим договором между акционером и обществом, который подлежит предварительному одобрению советом директоров АО. Такое одобрение носит как информативную функцию (в отношении других акционеров), так и контрольную. При этом контроль может осуществляться как в отношении самих вкладов (например, проверка ликвидности вносимых активов), так и в отношении процедуры их внесения для исключения технических ошибок (например, в части перечисления денежных средств по правильным банковским реквизитам или в части наличия оценки вклада). Закон прямо говорит, что на такие договоры не распространяются положения Гражданского кодекса о запрете дарения между коммерческими организациями (п. 1 ст. 32.2 Закона об АО).

Обязанность по внесению акционерами вкладов на основании решения общего собрания может возникать лишь в непубличных АО, если возможность принятия такого решения предусмотрена уставом.

Обязанность по внесению вклада в имущество возникает с момента принятия соответствующего решения и не зависит от прекращения участия в корпорации

Решение о внесении вклада в имущество общества является основанием для возникновения денежного обязательства акционера (участника) перед обществом. При этом законодательство не предусматривает такого основания прекращения данного обязательства, как утрата акционером (участником) своего корпоративного статуса. Даже выход участника из ООО не освобождает его от обязанности перед обществом по внесению вклада в имущество общества, возникшей до подачи заявления о выходе (п. 4 ст. 26 Закона об ООО).

В отношении вкладов в имущество ООО судебная практика допускает в случае неисполнения обязанности по внесению вклада возможность взыскания процентов по ст. 395 ГК РФ (см. п. 18 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об обществах с ограниченной ответственностью“»). Представляется, что аналогичный подход может применяться и в отношении вкладов в имущество непубличного АО по соответствующему решению общего собрания.

Ограничение вклада в имущество

Ограничение максимальной стоимости вкладов в имущество общества, а также установление дополнительных требований к таким вкладам предусмотрено только для ООО и непубличных АО (п. 2 ст. 27 Закона об ООО и п. 2 ст. 32.2 Закона об АО). Это обусловлено закрытым характером корпоративной структуры непубличных компаний, в рамках которой их члены вправе самостоятельно определить многие правила своих взаимоотношений.

Деятельность публичных акционерных обществ, напротив, затрагивает интересы неограниченного круга акционеров, поэтому регулирование является преимущественно императивным и направленным на то, чтобы сохранялся баланс интересов мажоритарных и миноритарных акционеров. В противном случае мажоритарный акционер мог бы принять решение об установлении дополнительных требований к таким вкладам, которые были бы обременительны или даже неисполнимы для миноритариев.

Финансирование АО акционерами до вступления в силу Закона № 339-ФЗ

До принятия Закона № 339-ФЗ и внесения соответствующих изменений в Закон об АО акционеры так или иначе могли предоставлять финансовую поддержку компании. Материальная помощь обычно предоставлялась в виде займов (беспроцентных или за символическую плату) путем заключения соглашений и/или принятия корпоративных решений, оформляющих безвозмездную передачу имущества. В этих случаях основной риск заключался в возможности признания сделок по безвозмездной передаче имущества недействительными как прикрывающих дарение, что запрещено в отношениях между коммерческими организациями на основании подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.

Данный риск приобретает особую актуальность при рассмотрении споров в отношении финансирования компаний, которое осуществлялось до принятия Закона № 339-ФЗ.

Примечательно, что правоотношения между акционерами и обществом, которые были оформлены различными соглашениями о предоставлении безвозмездной финансовой помощи, зачастую квалифицируются судами как внесение вклада в имущество общества.

До вступления в силу Закона № 339-ФЗ акционерное законодательство не содержало каких-либо норм об основаниях и порядке осуществления акционерами вкладов в имущество АО, не связанных с увеличением номинальной стоимости акций или оплатой дополнительно выпускаемых акций. В такой ситуации суды допускали применение по аналогии (ст. 6 ГК РФ) соответствующих норм Закона об ООО, определяющих режим вкладов в имущество общества (см., например, постановление АС Дальневосточного округа от 19.02.2019 № Ф03-412/2019 по делу № А73-10701/2018).

При этом суд оценивает действительный смысл соответствующих операций. Например, указание в платежных поручениях назначения платежа «предоставление займа» само по себе не является основанием для подтверждения заемных отношений между акционером и обществом, особенно если соответствующий договор между ними не заключался. В таком случае суд, вероятно, применит для квалификации аналогичные нормы Закона об ООО (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 05.07.2018 № Ф04-2110/2018 по делу № А45-1370/2017).

Идея об особенном характере экономических отношений между аффилированными (связанными) субъектами была заложена Президиумом ВАС РФ еще в постановлении от 04.12.2012 № 8989/12 по делу № А28-5775/2011-223/12 применительно к отношениям между основным и дочерним обществами. Президиум ВАС РФ отметил, что экономические отношения между ними могут предполагать не только вложения основного общества в имущество дочернего на стадии его учреждения, но и на любой стадии его деятельности. В постановлении отмечается, что безвозмездность является не единственным признаком договора дарения. Для отнесения сделки к дарению из ее содержания должно явно следовать намерение дарителя передать имущество в качестве дара. При этом отсутствие прямого встречного предоставления при передаче имущества от основного общества дочернему является особенностью взаимоотношений основного и дочернего обществ, представляющих собой с экономической точки зрения единый хозяйствующий субъект.

Заемное и корпоративное финансирование в делах о банкротстве

Как известно, обязательства должника перед своими учредителями (участниками), вытекающие из такого участия, являются корпоративными обязательствами, которые носят внутренний характер и не могут конкурировать с внешними обязательствами, то есть с обязательствами должника как участника имущественного оборота перед другими участниками оборота (см. Определение СКЭС ВС РФ от 15.02.2018 № 305-ЭС17-17208 по делу №А40-10067/2016).

Учредители (участники) должника — юридического лица несут риск отрицательных последствий, связанных с его деятельностью. Следовательно, требования по корпоративным обязательствам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Закон не лишает их права на удовлетворение своих требований, однако это право реализуется после расчетов с другими кредиторами за счет оставшегося имущества должника (п. 1 ст. 148 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», п. 8 ст. 63 ГК РФ).

При этом очередность удовлетворения требований, связанных с должником кредиторов по гражданским обязательствам (не являющимся корпоративными), не понижается. По этой причине многие участники оборота предпочитают заключать договоры займа, которые, по их мнению, обеспечат включение их требований в реестр в случае банкротства соответствующего общества. Зачастую займы выдаются исключительно с целью прикрытия вклада в имущество или уставный капитал общества, поэтому суд при таких обстоятельствах вправе признать за такими требованиями корпоративную природу.

Верховный суд РФ неоднократно отмечал, что сама по себе выдача займа участником должника не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату полученной суммы для целей банкротства. Вместе с тем, исходя из конкретных обстоятельств дела, суд вправе переквалифицировать заемные отношения по правилам о притворных сделках (п. 2 ст. 170 ГК РФ) либо по правилам об обходе закона (п. 1 ст. 10 ГК РФ), признав за спорным требованием статус корпоративного займа (см., например, Определение СКЭС ВС РФ от 12.02.2018 № 305-ЭС15-5734 (4, 5) по делу № А40-140479/2014).

По мнению высшей судебной инстанции, вложение акционером (участником) своих средств через корпоративные процедуры предусматривает публичное раскрытие информации, которая становится доступной кредиторам и иным участникам гражданского оборота. И напротив, вложение средств с использованием заемного механизма публично не раскрывается. При этом оно позволяет завуалировать кризисную ситуацию, создать перед кредиторами и иными третьими лицами иллюзию благополучного положения дел в хозяйственном обществе.

При квалификации требования как обязательственного или корпоративного принимаются во внимание все обстоятельства, связанные с заключением соответствующих договоров между участником (акционером) и обществом. Для переквалификации заемных отношений между должником и его участниками в корпоративные по поводу увеличения имущества или уставного капитала необходимы доказательства нарушения интересов внешних независимых кредиторов.

Так, например, в одном из дел суд отказал в переквалификации требования из договора займа в корпоративное по следующим основаниям (см. постановление АС Уральского округа от 26.07.2018 № Ф09-3237/17 по делу № А60-41395/2015):

  • заемные средства от участников привлекались для целей погашения кредита перед банком;

  • предоставление займов осуществлялось неоднократно на протяжении длительного периода времени, предшествующего банкротству (более семи лет);

  • финансирование происходило под постоянным контролем и с одобрения банка;

  • отсутствовали внешние независимые кредиторы, которым были бы противопоставлены противоправные интересы либо недобросовестные действия участников.

Таким образом, в случаях, когда предоставление займа участниками или акционерами имеет действительную экономическую цель и не направлено на прикрытие вклада в имущество компании, соответствующие гражданско-правовые требования должны включаться в реестр требований кредиторов при банкротстве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *