Юсупов мансур равилович

Юсупов Мансур Равилович

Главная » Руководство комитетов » Юсупов Мансур Равилович


Председатель Правления МОО «Национальный комитет общественного контроля», Сопредседатель МАКК при МТПП

  • Родился в 1958 году в Ульяновской области в семье сельского труженика. Образование высшее, кандидат юридических наук, почетный доктор юридических наук РАЕН, почетный ветеран МВД РФ.
  • С 1976 по 1978 г служил в Советской Армии в прокуратуре Таллиннского гарнизона ЭССР. С 1979 по 2007 год служил в системе МВД России. От постового милиционера дослужился до начальника Управления внутренних дел.
  • С 2007 по 2013 год работал в Московской торгово-промышленной палате на должности директора по экономической безопасности и противодействия коррупции. Организатор и инициатор образования общественной организации в 2009 году при Московской ТПП — Московского антикоррупционного комитета (МАКК при МТПП) председателем которой он был избран решением Правления Московской ТПП. Комитет успешно работает при поддержке отдельного распоряжения Правительства Москвы №295 от 27.08.2009 года.
  • Организатор и инициатор создания Межрегиональной общественной организации содействия программ в области противодействия и борьбы с коррупцией «Национальный комитет общественного контроля» (МОО «НКОК») руководителем которой он является. Член Президиума ООО «Офицеры России».
  • Член ОС Прокуратуры Москвы, Межрегиональной транспортной прокуратуры, УФССП РФ по Москве. Эксперт ГД РФ (комитет по безопасности и противодействия коррупции) и Мосгордумы (комиссия по безопасности).
  • Награжден многими государственными и ведомственными наградами, автор учебников и монографии на правовую и антикоррупционную тематику.
  • Профессор кафедры УП Международного юридического института.

Этот человек знает о взятках и коррупции всё. И не из учебников, а на практике. Знакомьтесь – Мансур Равилович ЮСУПОВ, руководитель Дирекции по противодействию коррупции и обеспечению экономической безопасности Московской торгово-промышленной палаты (МТПП), Председатель Московского антикоррупционного комитета при МТПП (МАКК при МТПП). Сегодня М.Р. Юсупов – гость нашей редакции.

– Неужели коррупция достигла таких масштабов, что для противодействия этому явлению потребовалось создавать специальный орган?
– Вот вам последние данные: только на взятки ежегодно расходуется свыше триллиона долларов! И это только на взятки, тогда как коррупция сопровождается рядом других преступлений, прямо запрещённых Уголовным Кодексом РФ. Среди них, например, ст. 291 – Служебный подлог; ст. 285.1 – Нецелевое расходование бюджетных средств; ст. 285 – Злоупотребление должностными полномочиями; ст. 303 – Фальсификация доказательств и другие преступления.

– Почему только сейчас начинается борьба с коррупцией?
– Такая борьба велась всегда, просто само общество сегодня начинает всё более нетерпимо относиться к явлению, представляющему реальную угрозу существованию государства. Это не только чисто российский социальный феномен – против коррупции ведётся серьёзная борьба в США, странах Западной Европы, скандинавских странах, Китае, Индии, Сингапуре… Кстати, самая коррупционная страна в мире – Сомали, а в числе самых благополучных в данном отношении стран – Новая Зеландия, Дания, Норвегия, Швеция и Финляндия.

В конце прошлого года Международная антикоррупционная организация Transparency International выпустила новый доклад по уровню коррупции в 182 странах мира. Россия в индексе восприятия коррупции за год поднялась со 154-го на 143-е место.

Надо сказать, что первые упоминания о взятках относятся ещё к третьему тысячелетию до н.э. Суровое наказание за взяточничество предусматривалось ещё законами Хаммурапи, царя Вавилона (четыре тысячи лет назад). Коррупция (от лат. corruptio – подкуп) в справочной литературе трактуется как подкупность и продажность общественных и политических деятелей, а также государственных чиновников и должностных лиц.

Да и лексика всех народов указывает на крайне негативное восприятие данного явления. Кстати, в древнерусских азбуковниках взятка называлась словом «понос», от слова «нести», откуда и название средневекового коррупционера – несун. Древнейшие слова ярко характеризуют существо явления – это застарелая болезнь органов власти. Если общество теряет иммунитет к разъедающей заразе, государство распадается.

– И как же проявляется эта социальная болезнь?
– Нами разработаны коррупционные модели, учитывающие зарубежную и отечественную специфику. Но сейчас лучше рассказать о наиболее распространённых симптомах. Наиболее типичный – это когда чиновник, обязанный по закону принять определённое решение по отношению к некоторому лицу (скажем, выдать лицензию на какой-либо вид бизнеса), создаёт для этого искусственные незаконные преграды, он тем самым понуждает своего клиента к даче взятки, что часто и происходит.

Практикуется ещё одна типичная схема. Должностное лицо принимает противоправное решение, из которого извлекает выгоду вторая сторона (например, фирма, обеспечивающая себе благодаря этому решению государственный заказ вопреки установленной процедуре), а само должностное лицо получает незаконное вознаграждение от этой стороны, так называемый «откат».

Наконец, практикуются ситуации, когда чиновника вынуждают под давлением, при помощи шантажа и т.д. принять незаконное решение. Обычно это случается с уже затянутыми в преступную деятельность чиновниками, которые, поддаваясь давлению, фактически получают одну простую выгоду – их не разоблачают.

Полезно различать верхушечную и низовую коррупцию. Первая охватывает политиков, высшее и среднее чиновничество и сопряжена с принятием решений, имеющих высокую цену (формулы законов, госзаказы, изменение форм собственности и т.п.). Вторая распространена на среднем и низшем уровнях и связана с постоянным, рутинным взаимодействием чиновников и граждан (штрафы, регистрации и т.п.). Связка этих двух видов особо опасна, поскольку свидетельствует о переходе коррупции из стадии разрозненных актов в стадию укореняющихся организованных форм.

Упомянем о коррупции в негосударственных организациях, наличие которой теперь признаётся специалистами. Сотрудник организации (коммерческой или общественной) также может распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами, он использует возможности незаконного обогащения при помощи действий, нарушающих интересы организации, в пользу второй стороны, получающей от этого свои выгоды. Очевидный пример из российской жизни – кредиты, получаемые за взятки в коммерческих банках под проекты, цель которых – изъять деньги и исчезнуть.

– Другими словами, иные саморегулируемые организации взяли на себя коррупционные функции?
– Повторю, что в анатомии коррупции наши специалисты разбираются достаточно неплохо. К сожалению, утверждённый Градостроительным кодексом новый механизм негосударственного регулирования строительства позволил развиться огромному количеству злоупотреблений. Часть из них мы ещё предсказывали несколько лет назад: торговлю компаниями, злоупотребления в сфере предоставления допусков и многое другое.

Регулированием в строительном комплексе недовольны как сами участники рынка, так и сами власти. Значительная часть нареканий вызвана злоупотреблениями со стороны саморегулируемых организаций: неконкурентные условия для малого и среднего бизнеса, поборы при вступлении в СРО, появление теневого рынка продажи и перепродажи допусков на строительные работы, членства в СРО, формирование нового вида коррупции общественных организаций и т.д.

– Вы можете привести примеры эффективности вашей борьбы с коррупцией?
– Да, практически ни одно из обращений к нам, в Дирекцию по противодействию коррупции и обеспечению экономической безопасности Московской торгово-промышленной палаты, а также в Московский антикоррупционный комитет и его представительства (в столичных округах) не остаётся без ответа и должного реагирования. Мы проводим антикоррупционную экспертизу ситуаций, далее по выявленным фактам вполне действенно работают компетентные правоохранительные органы. Поэтому граждане России, сами предприниматели могут быть вполне уверены: их интересы надёжно защищены. Но, в связи с деликатностью рассматриваемых вопросов, мы стремимся действовать исключительно осторожно, ведь могут пострадать и интересы заявителей, которых коррупционеры пытались затянуть в свои грязные сети. Это же ведь типичная схема!

Да, я хочу сообщить вам о том, что с апреля текущего года начал выходить в свет информационно-аналитический журнал «Вестник Московского антикоррупционного комитета при МТПП», на страницах которого мы публикуем различные материалы, непосредственно связанные с деятельностью нашей Дирекции и Антикоррупционного комитета.

– Ваши слова о развитии коррупции в нашей стране вызывают тревогу. Скажите, Мансур Равилович, вот вы, как давний автор и читатель нашего журнала, замечаете ли признаки коррупции в статьях, интервью и материалах, с которыми выступают на наших страницах руководители предприятий строительного комплекса?
– Сам факт того, что руководитель компании гласно выступает на страницах популярного издания свидетельствует только о том, что он стремится привлечь внимание общества к инновациям, возможностям и ресурсам своей компании.

Гласность, прозрачность – это качества, которые особенно ценятся. Тем более, что руководители компаний наглядно показывают, за счёт чего они добиваются успехов. Могу профессионально сказать, что вероятность коррупции в действиях таких компаний минимальна.

Другая же часть рынка добивается своего «успеха» противоположными способами – келейными, в узком кругу или системах круговой поруки, при покровительстве облечённых властью чиновников, благодаря родственным связям и т.д. Именно это и осуждается гражданским обществом.

– Благодарим вас за содержательную беседу, Мансур Равилович! И напоследок – что нужно делать, когда мы сталкиваемся с проявлениями коррупции?
– Не молчать! Мы будем только рады, если к нам обратятся те, кто даже предполагает о коррупционных проявлениях. Ведь вместе мы сильнее и только вместе рассчитываем победить то социальное зло, которое сейчас разъедает основы нашего государства.

Московская торгово-промышленная палата
тел./факс: 8 (499) 132 0010
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Как и почему МТПП ликвидировала свой антикоррупционный комитет

Московская торгово-промышленная палата ликвидировала антикоррупционный комитет, как одно из своих подразделений. Причина: борцы с коррупцией вышли из-под контроля МТПП и самостоятельно (но с привлечением силовиков) решили «помочь» одному крупному бизнесмену. Это повлекло большие неприятности для торговой палаты. Но что дальше?

Сюжет: Коррупция

На официальном сайте палаты сказано, что деятельность комитета прекращена из-за информации о некорректном поведении руководства этой общественной структуры, распространении недостоверной информации, «выходе за пределы предмета деятельности комитета», нанесении ущерба деловой репутации МТПП.

Однако, по всей видимости, за этими расплывчатыми формулировками скрыто иное – комитет просто вышел из-под контроля палаты. Организация под началом Мансура Юсупова пыталась решить проблемы одного коммерсанта и самостоятельно замахнулась на серьёзную структуру.

От Москвы до самых до окраин

Региональная общественная организация «Московский антикоррупционный комитет» (МАКК) действовала под эгидой Московской торгово-промышленной палаты (МТПП) более десяти лет. Она создана решением правления МТПП, которое было официально одобрено правительством Москвы. За эти годы отношения руководства МТПП и МАКК носили умилительно-трогательный характер. Совместные заседания, круглые столы, конференции, праздники и юбилеи. Руководители вручали друг другу грамоты, дипломы, медали и значки. При этом под эгидой МТПП руководство МАКК «ковало своё маленькое счастье». А именно – организовало бизнес по защите бизнесменов от различных неприятностей.

Дело нехитрое. В комитет обращается предприниматель, которого как-то задели чиновники, силовики или другие предприниматели, чьи интересы тесно переплелись с властными структурами (как правило, речь шла о муниципальном уровне). Обиженный коммерсант передаёт борцам с коррупцией некое вознаграждение, сотрудники МАКК приступают к работе. Деятельность их выглядела масштабной: составлялись антикоррупционные экспертные заключения, направлялись обращения в министерства, комитеты и ведомства высшего эшелона. При необходимости, для усиления эффекта, проводилась ковровая бомбардировка письмами городских, районных и даже сельских органов власти. В общем, МАКК тяжёлой поступью крестоносца шёл на обидчиков своего клиента.

Иногда эти усилия давали результат, иногда – нет. Вне зависимости от этого «аванс» пострадавшему коммерсанту, как правило, не возвращали.

Бизнес по защите бизнесменов развивался неплохо, поэтому в 2012 году его организаторы решили шагнуть за пределы московского региона. На базе МАКК появилась межрегиональная общественная организация «Национальный комитет общественного контроля» (МОО НКОК). Название новое, люди – те же. В сферу интересов НКОК попали Башкирия, Ямал, Калуга и другие периферийные места на карте России. Работать с регионами было просто и приятно: грозное и солидное название «Национального комитета» затуманивало его статус общественной организации, и частенько ввергало в трепет провинциальных чиновников и даже силовиков.

По всей видимости, Московская ТПП не только не препятствовала, но и поощряла деятельность новой структуры. Причина понятна: борьба НКОК с злоупотреблениями на местах увеличивала «вес» МАКК. При этом руководство торгово-промышленной палаты сохраняло контроль над обеими структурами антикоррупционеров. Её руководство хотело знать, против кого намечается «бомбардировка», чтобы при необходимости «корректировать огонь».

Такой порядок установился с момента основания Московского антикоррупционного комитета. Но десять лет спустя «дитя возмужало» и начало своевольничать.

Инстинкт ящерицы

История, ставшая причиной раскола, началась с рядового, казалось бы, обращения в антикоррупционный комитет предпринимателя из Солнечногорского района Московской области. Владелец фирмы, которая торговала строительными материалами, сообщил, что у него вымогают деньги сотрудники одного влиятельного государственного ведомства. Якобы они предложили ему закрыть глаза на нарушения за 600 тыс. долларов.

Понятно, что МАКК сразу же взялся за это дело. Свои действия с руководством МТПП он не согласовал. Комитет привлёк к своей работе правоохранительные органы, которые задержали вымогателей. Однако выяснилось, что задержанные не имеют никакого отношения к ведомству, которое они якобы представляли. Никакой причастности действующих чиновников к этому преступлению силовики не выявили.

Большое и влиятельное ведомство, которое фигурировало в этом деле, пожаловалось на МАКК президенту МТПП Владимиру Платонову. Руководство торговой палаты после этого, понятное дело, не на шутку разволновалось. И нашло единственный выход – откреститься от своего детища и ликвидировать антикоррупционный комитет.

Так и было сделано. Причём, о факте роспуска комитета его члены узнали из средств массовой информации в день публикации отчёта о его деятельности, приуроченного к его десятилетнему юбилею.

По сути, Московская торгово-промышленная палата, как ящерица, сбросила хвост для сохранения жизни. Он ведь снова вырастет! Тем более, что руководство МТПП сразу же заявило, что будет защищать права предпринимателей без какой-либо дополнительной структуры.

Анафема столичному союзу бизнесменов

Руководство МАКК новость о его ликвидации привела в ярость. В адрес предпринимателей из Московской ТПП полились возмущённые упрёки. В обращении комитета к соратникам, президент и вице-президенты МТПП именуются «ликвидаторами», которые принимают необоснованные решения. Другие же бизнесмены, входящие в МТПП, по мнению авторов, «растерялись и решили сдать позиции». «Платонов упорно не принимал за основу аргументы председателя комитета (…), руководство столичной Торгово-промышленной палаты предало свою общественную организацию» и так далее.

Дальше, как это часто бывает при «бракоразводных процессах», начались разоблачения. Судя по тексту обращения, руководство МТПП не только не устраивает «активность и расширение полномочий антикоррупционного комитета при Московской ТПП», но и бизнес-сообщество готовит информационные атаки на борцов с коррупцией, и хочет сорвать расширенное заседание МАКК. Так же публично вскрылось, что президент МТПП Платонов, будучи председателем Мосгордумы, якобы был «уволен за плагиат диссертации».

Отлучённые не сдаются

Казалось бы, вместо того чтобы клеймить Палату за роспуск своего подразделения, комитетчики могли покаяться, взвалить всю вину на своего председателя – полковника МВД в отставке Мансура Юсупова – и остаться под сенью Торгово-промышленной палаты бесконечно долго, продолжая «помогать» коммерсантам. Но, нет. Оправившись от первого шока, отлученцы, судя по их громким заявлениям, готовы продолжать свою деятельность, но уже в автономном режиме от «осторожных руководителей столичной ТПП». Как утверждают борцы за торжество законности, теперь они не ограничены интересами МТПП и могут напрямую, без разрешения, обращаться во властные инстанции и правоохранительные органы различного уровня. Это, по мнению антикоррупционеров, даёт им возможность выйти на более высокий уровень.

И уже сейчас, опять-таки по заявлению членов МАКК, их «поддерживает все прогрессивное общество России». Громко и убедительно! Правда, на просьбу редакции издания «Версия» адресованную председателю Национального антикоррупционного комитета Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Кириллу Кабанову прокомментировать данную ситуацию, был получен ответ: информацией по указанному факту он не владеет.

Обоюдный удар по имиджу

Как говорилось выше, МТПП заявила, что вполне может обойтись без антикоррупционного подразделения. Члены бывшего Комитета также утверждают, что без союза бизнесменов они не пропадут, и на вольных хлебах заживут даже лучше прежнего. Ссора двух субъектов выплеснута через СМИ на публику и, тем самым, в отношениях двух структур пройдена точка невозврата. Но действительно ли раскол команд Платонова и Мансурова не только исключает негативные последствия для обеих организаций, но и упрощает их деятельность? Скорее нет, чем да.

Московская ТПП, изгнав из своей структуры группу партайгеноссе, которые действовали, пусть и далеко не безвозмездно, но зарекомендовали себя, как своего рода «коммандос», потерпела имиджевое фиаско. Десять лет палату всё устраивало, а когда было затронуто влиятельное федеральное ведомство, столичный союз бизнесменов «сдулся» – сразу же отсёк от себя опасный орган. Тем самым он дал понять, что за проступки отдельных личностей в своём секторе, МТПП может покарать целое подразделение.

Нынешней переформатированной РОО «Московский антикоррупционный комитет» ссора с МТПП положительных очков также не добавила. Во-первых, покидая Торгово-промышленную палату, МАКК снижает свой статус – опускается до уровня обычной правозащитной организации, каких в стране много. Соответственно, сужаются возможности и круг «клиентуры». Во-вторых, открытое обращение наполненное негативом в отношении МТПП ставит обиженных оппонентов в разряд злопыхателей и создаёт соответствующую репутацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *